Статья:
5 июля, 2016 11:53
21

Майкл Бом: Конкуренция России и Америки никуда не денется

Она будет с нами многие годы, но хотя бы экономические связи надо развивать, считает журналист

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Здравствуйте. Сегодня к нам пришёл Майкл Бом, журналист.

М. БОМ: Здравствуйте, и с праздником Вас.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Да. Во-первых, Вас с праздником.

М. БОМ: Лучшего способа встретить День независимости США, чем с Вами и радиослушателями, я не придумаю.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Не жалеете, что находитесь сейчас не в Америке?

М. БОМ: Нет. Я почти каждый День независимости США в России. Так получается.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: А в Америке сегодня что-то масштабное планируется, грандиозное?

М. БОМ: Обычный праздник. Я думаю, без пафоса. Даже Обама выступил скромно и сказал, что в этот день, и каждый день надо думать о том, как усовершенствовать американскую демократию. Что есть проблемы, есть изъяны. В этом весь смысл – что это эволюционный процесс. Уже прошло 240 лет со дня образования США, и очень многое достигнуто. Но, конечно, демократия не совершенна, и система построена так, чтобы работать над ошибками и над изъянами, и улучшить систему.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: То есть с каждым годом всё меньше празднований – это и есть эволюция.

М. БОМ: Нет, это его посыл. Люди празднуют, конечно – барбекю, и пиво и хот-доги. А это – то что он хотел сказать. Но он – первое лицо страны.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: В Москве сегодня тоже праздновали День независимости на территории Американского посольства. Вы случайно не оттуда к нам приехали?

М. БОМ: Оттуда.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Рассказывайте – что было, чем угощали.

М. БОМ: Очень много гостей. Но в основном это русские гости.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: По фамилиям, пожалуйста.

М. БОМ: Я не знаю, с кого начать. Они не стеснялись, без обвинений, что это "пятая колонна", что они ездят в посольство. В принципе, в России это неблагодарное дело – ездить в посольство, даже в День независимости США.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Вообще да.

М. БОМ: Помните, да, самый главный вопрос: зачем вы в посольстве?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Помним, когда Геннадий Зюганов встретился там, и до сих пор не понимаем, зачем.

М. БОМ: Я говорю об известной передаче, когда ждали Немцова и Рыжкова.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Когда была скрытая съёмка?

М. БОМ: Не скрытая, они ждали около входа. И был самый главный вопрос: зачем вы идёте в посольство? Это актуальный вопрос сегодня, потому что не только Рыжков и другие члены "пятой колонны" были, а почти половина Москвы была сегодня.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Как Вы там всех уместили?

М. БОМ: Двор большой, просторный, места хватило, хотя было тесно.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: И что было? Барбекю, хот-доги, или что-то изысканное?

М. БОМ: Насчёт изысканного я не знаю, но был торт, было пиво.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Трёхъярусный торт, как на свадьбе?

М. БОМ: Да.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Пиво ваше, местное?

М. БОМ: Я не знаю, не интересовался, чьё это пиво. Я думаю, что и российское, и американское. Это же дипломаты, надо и вашим, и нашим.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Понятно. Всё-таки, хочется выудить у Вас побольше информации по поводу гостей, кто же там был. Человек, которого Вы никогда не видели на приёмах. Вы же давно ходите. Кто-то бросился в глаза? "О, вот этого вижу в первый раз. Интересно, что он тут делает". Вот для нас открытием было, что был глава ВЦИОМа, Валерий Фёдоров сегодня у Вас в гостях.

М. БОМ: Это меня не удивляет. Он говорит нормальные вещи, почему это должно удивлять, что Фёдоров там? Вот Сатановского я видел первый раз. Хотя я не каждый год присутствую. Это меня не удивляет, это обычное дело. Сегодня один день, когда можно забыть обо всех разногласиях.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: А, то есть сегодня можно обниматься, и пожать друг другу руки, а на следующий день всё то же самое. Это разве искренне?

М. БОМ: Одно другому не мешает. Евгений Янович может ругать Россию, и ругает её по делу. Он аргументирует свою позицию. Его позицию надо уважать. Он достаточно критически относится к Америке, как и большинство российских политологов. Но это не мешает ему присутствовать на Дне независимости США в посольстве. Вы ищете список гостей, как будто это компромат, что они были в посольстве. Я так не считаю.

"Ничего зазорного нет, что даже самые ярые критики появляются на этом празднике в посольстве"

 

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Нет, это просто площадка для определённых встреч и бесед, и это вызывает интереса общественности.

М. БОМ: Даже когда НАТО практически приостановило сотрудничество с Россией, всё равно они оставляли все каналы общения открытыми, и правильно. Надо общаться неформально.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Но обычный русский человек не может всё-таки до конца понять, как люди критикуют целый год, а 4 июля приходят, едят креветки, национальную кухню Флориды, как нам сказал сегодня Валерий Фёдоров, что у Вас каждый год кухня какого-то штата. Сегодня была Флорида. Уходят, и начинают дальше заниматься тем же самым делом – критиковать. Для нас непонятно, почему и возникает этот вопрос. То есть это же не просто интерес, или зависть какая-то. Я думаю, что креветки все ели в своей жизни, и кухню флоридскую тоже попробуем, это не такая проблема. Проблема в другом: что человек там делает? Если он пришёл туда выпить, пообщаться, значит это его круг общения, значит ему эти люди приятны. Иначе он бы не пришёл.

М. БОМ: Я бы так не сказал. Это может быть круг общения на один день.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Когда в США, в посольстве России происходят подобные вещи, у вас общественность тоже спокойно относится к этому, или вы вообще даже не обсуждаете, кто приходил на празднование какое-то.

М. БОМ: На День России?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: У нас тоже есть День независимости, просто мы не так масштабно его празднуем.

М. БОМ: Этот вопрос вообще не стоит – кто приехал, зачем приехал. Никто не будет задавать вопрос, который Вы задали: а кто был, раскройте секрет.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Почему, Вы думаете, мы задаём такие вопросы? С чем это связано?

М. БОМ: Потому что подоплёка этого вопроса в том, что есть что-то зазорное в том, что ярые оппоненты Америки всё равно считаются нужным появляться там. Что, они должны бойкотировать это?

"Между нашими странами прохладная война, но не в такой степени, чтобы бойкотировать День Независимости США"

 

Я не думаю, что это равносильно предательству, или что это "пятая колонна". Все эти ярлыки, я считаю, от лукавого. Не надо думать такими категориями. И мне кажется это заложено в Ваш вопрос, что Вы требуете список предателей.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Но может быть Вы за программу вспомните, и потом напишете мне несколько фамилий? Как журналист журналисту.

М. БОМ: Это всё равно раскрытие информации.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Это останется нашим секретом.

М. БОМ: Самые патриоты не стесняются выкладывать свои фотографии в интернет, на свои страницы в "Фейсбук". То есть они сами не считают это зазорным. Они не прячутся.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: А всё равно все узнают. Как тут спрячешься, когда такое? В любом случае, Майкл, Вас с праздником. Это великий день для Вашей страны. Я думаю, что мы на этом закроем полушутливую-полусерьёзную тему.

М. БОМ: По-моему, были протесты около посольства. Вы говорите об этом сегодня?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Нет. Одиночные пикеты какие-то?

М. БОМ: Нет, может не около посольства. Как называется молодёжная группа "Единой России"? Я читал об этом сегодня утром.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Это одиночный или было несколько человек?

М. БОМ: Не одиночный, небольшая группа.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Что там они говорили плохого?

М. БОМ: Они очень ёрничали по поводу слова "зависимость", что да, это День независимости США, но США не дают другим странам независимость, то есть не дают другим странам покоя. Они воспользовались случаем, чтобы призывать США воздерживаться от агрессии по всему миру. Но я их не видел, но читал об этом.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Майкл, здесь столько вопросов и звонков.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я слышал, что у Майкла русская супруга. Это она его пословицам русским учит? Он шикарно выглядит.

М. БОМ: Она внесла свою лепту, но я из многих источников учу.

 

"Может быть, я чаще говорю пословицы, чем сами русские"

 

Самое главное, что в меру, к месту, и адекватно, надеюсь. Иногда мимо кассы получается. Кстати, был случай, когда у Соловьёва я сказал выражение: "Неча на НАТО пенять, коли рожа крива", и это воспринялось как грубость. Потом я извинился.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Трудности языка, наверное, бывают, да?

М. БОМ: Это устойчивая фраза. Я просто повторил. Изменять её я не стал бы, а человек сделал мне замечание в прямом эфире, что не совсем хорошее выражение. Хотя не я его придумал, я его просто повторил. Я говорю, что пословицы хорошие, но иногда они меня подводят, и приходится извиняться. Но мы учимся на ошибках. Он сам мне сказал, что лучше просто три точки. То есть "неча на НАТО пенять…" Всем понятно, но конкретных слов нет.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Понятно. Хорошо Вы перешли к НАТО. Сейчас в Польше всё это происходит. До этого Керри обсудил сотрудничество Украины с альянсом. Приехал Обама, встречается с Порошенко в Варшаве. Что-то там намечается, Польша закрывает границы, ограничивает приграничные передвижения. Что такое важное там решается, как думаете? И к чему это всё приурочено?

М. БОМ: В прошлый раз, год назад, было 30-40 пунктов. Это их заключение. Я не знаю, что будет в этом году, но на повестке дня очень многое. Будет определено количество войск в Прибалтике и Польше. НАТО всегда говорит, что это будет на ротационной основе, чтобы не нарушать букву договора с Россией, потому что по основополагающему акту России и НАТО нельзя так делать, на постоянной основе. Поэтому НАТО придумало такой выход, что на ротационной основе, поэтому это не нарушение. Будет 4 бригады, по 1000 человек. Плюс-минус 4000 человек, а конкретное число будет определено.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: То есть расширение границ.

М. БОМ: Не расширение границ.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Всё равно Столтенберг говорил об этом. Во-первых, НАТО об этом говорит периодически.

М. БОМ: Но вот в Черногории будет принято.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Про Финляндию шла речь.

М. БОМ: Это я не знаю.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: У Финляндии уже тоже есть вопросы по вступлению в альянс.

М. БОМ: Это не будет осуществлено в Варшаве, я думаю. Во-первых, нужен опрос общественного мнения. Я знаю, что этот процент растёт, но не думаю, что он достаточен.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Финляндия очень неоднозначно к этому относится.

М. БОМ: И в Швеции где-то 45%, это рекорд, такого не было. Швеция всегда так дорожила своим нейтралитетом, они так гордились, что независимы от НАТО, и ото всех. И Австрия тоже, и Швейцария, и даже Ирландия. Они все – не члены НАТО. Но я говорю только об опросе общественного мнения. 45% – это рекорд в такой стране как Швеция, которая так дорожит своей независимостью и нейтралитетом. Я не думаю, что это приведёт к желанию войти в НАТО, но всё равно это примечательно, это громкий сигнал. Чем это вызвано? В России часто говорят, что это американская пропаганда, шведам промывают мозги. Я так не думаю, у меня более высокое мнение о шведах. Я думаю, что они могут сами думать. Они сами смотрят на то, что происходит, и они сами приходят к своим выводам.

А в Финляндии я не знаю. Но это не на повестке дня, потому что это долгий-долгий процесс.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Майкл, а как думаете, такое стремительное примирение России и Турции – это на повестке дня? Или может быть будет где-то в кулуарах обсуждаться.

М. БОМ: Я думаю, что да.

"Я думаю, что представители США и НАТО всё время пытались подталкивать Эрдогана к извинениям"

 

С. АНДРЕЕВСКАЯ: То есть его заставляли, а он никак?   

М. БОМ: Нет, но я думаю, что они подталкивали его, призывали его к этому. Он этого не делал 8 месяцев, но теперь сделал. Я думаю, что это не в НАТО его подтолкнули, просто он прекрасно понял, что ситуация в Турции тяжёлая и экономически, и в плане безопасности, и лучше налаживать отношения с Россией. В экономическом смысле точно. А в плане безопасности я не думаю, что дело в том разговоре, что Россия помогает курдским террористам назло Турции.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: А что в США думают об этом? как внутри США восприняли эту новость?

М. БОМ: Обама сам сказал, что это прекрасно.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Наши политики тоже много что говорят. Правда?

М. БОМ: Он был ограничен тем, что мог говорить публично. Он, и все члены НАТО должны поддерживать союзника Турции официально. Потому что все за одного, один за всех.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Понятно, у нас ещё говорят: из одного котла.

М. БОМ: Да. Но за кулисами, я думаю, что они журили его. Это очевидно, что он поспешил со сбитым самолётом, это неадекватная реакция.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: В общем, все довольны, все рады.

М. БОМ: Да. Лучше поздно, чем никогда. Но я думаю, что Эрдоган сам решил.

"Давить на Эрдогана очень сложно. Он знает себе цену, это всегда было так"

 

Турция всегда была очень важным членом НАТО, но очень тяжёлым. Это даже с кипрского конфликта видно. Турция делает то, что она считает нужным. Это буферная зона между Европой и Ближним Востоком, это бесценный союзник НАТО, и за всё надо платить.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Говорят, что Сирия – это разменная монета во всей этой истории между США, Турцией, Россией, западным миром, восточным. Вы как думаете? Сирия – разменная монета. То есть Запад хочет Асада сместить, Россия за Асада. Эрдоган тоже против Асада. Что значит это примирение?

М. БОМ: Я не знаю, Сирия – разменная монета или нет, но я знаю, что это серьёзная международная проблема, это гуманитарная катастрофа и кризис, это 4-5 миллионов беженцев. Это и европейская проблема. Это точно проблема по Ближнему Востоку. А как решить эту проблему, я не знаю.

Ещё один пункт повестки дня НАТО – это помощь НАТО в Ираке. Не войсками, но разведданными, тренинг и обучение иракской армии.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: В борьбе с террористами?

М. БОМ: Да, в борьбе с ИГИЛ прежде всего. Спорный вопрос, ИГИЛ это или нет, но мы видели три теракта за последние четыре дня. Мы видим, как ИГИЛ воюет.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: А если не ИГИЛ, какая разница, кто это? Это террористы. А как они называются – неважно.

М. БОМ: Да, но сначала нужно определить кто это, чтобы бороться против них. Если это ИГИЛ, то видно, что они меняют свою тактику, потому что теряют свою территорию в Ираке. Каждую неделю они теряют какой-то город. Это хорошо. Но Вы видите, что они придумывают новые способы "бороться" против мирного населения. Но так они решили мстить. Это была их фишка. В отличие от «Аль-Каиды», которая не обладала территорией, у них была территория, государство, как они говорили.

"Когда территория их государства уменьшается – для них это кризис. Поэтому так они отвечают, терактами"

 

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Вопрос от слушателя: "Как Вы относитесь к тому, что Вассерман называет США Соединённым государством Америки? Как Вы думаете, почему он так называет?"

М. БОМ: Я не знаю, что он имел в виду.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Я тоже не знаю. Примем звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Майкл, не кажется ли Вам, что все трения с Россией лет через 20-25 будут очень невыгодны Штатам? Потому что настоящим экономическим и военным противником будет Китай. Он может стать действительно сильным противником США, который может представлять угрозу во всех отношениях. Вместо того, чтобы хотя бы экономически помочь нашей стране, поднять её, чтобы дальше она способствовала тем же буфером.

М. БОМ:

 

"Отношения с Китаем неоднозначны"

 

С одной стороны, они очень хорошие в экономическом смысле. Мы являемся крупнейшими инвесторами друг друга и вкладываем очень много денег в экономику друг друга. И это хорошо, и это сдерживает нас от конфликтов. Но всё равно конфликты есть, потому что есть конкуренция в военном смысле, в геополитическом смысле, и это видно в Азиатском регионе, где Китай развивается. США пытаются это контролировать, но это всё воспринимается в штыки. То есть трения есть, но они смягчаются экономическими связями, чего нет в российско-американских отношениях. И это очень плохо, когда нет такого сдерживающего фактора. Тогда все политические разногласия сглаживаются.

Я думаю, что конкуренция России и Америки никуда не денется, она будет с нами многие годы. Но хотя бы экономические связи надо развивать.

"Когда страны связаны экономическим узлом, как в Евросоюзе, это и есть сдерживающий фактор"

 

Санкции, конечно, не помогают, но я очень хочу, чтобы санкции были сняты.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Когда санкции будут сняты? Слушатель тоже спрашивает, когда США признают Крым.

М. БОМ: Санкции против Крыма – это индивидуальные санкции, и даже сами россияне их поддерживают. Это санкции против отдельных лиц, которые не самые популярные в России. Самые болезненные санкции – экономические, которые были после Донбасса. Я не знаю, когда они снимутся. Конечно, время на стороне России. Потому что я не знаю, какое терпение у Европы, особенно, когда Британия вышла из Евросоюза. Вроде бы вышла.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Выходит.

М. БОМ: Выйдет, когда британский парламент примет это решение. А сейчас даже Борис Джонсон не хочет трогать этот вопрос. Все сейчас понимают в Британии, что это похмельное решение, и это неправильно. Даже многие британцы, которые сами голосовали за выход, очнулись, и поняли, что они наделали.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Но дело сделано, подпись поставлена.

М. БОМ: Да, но есть разные способы это смягчить. Чтобы сохранить дух Евросоюза, чтобы смягчить экономические потери. Большинство экономистов говорит об ужасных экономических последствиях, если Британия выйдет.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Слушатель спрашивает: "Если завтра Путин скажет, что США – друг России, то много россиян перестанут видеть врага в Америке? На примере Турции".

М. БОМ: Вы читали, что он поздравил Америку? Хорошая фраза, что лучше дружба, чем разногласия – кто с этим поспорит. Было бы легко, если бы одно слово от Путина всё решило. Но ситуация сложнее. И отношения сложные, и конкуренция. Я бы сказал, что много обид, и доверие друг другу подорвано с обеих сторон. Одним словом Путина сыт не будешь.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Так Вы не ответили на вопрос слушателя, когда США признают Крым?

М. БОМ: Я думаю, что никогда, как и весь Запад. Но это не имеет значения.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Примем звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Было отмечено, что очень большие проблемы – это трагедии на Востоке: в Ираке, в Сирии. Но ведь вначале Соединённые Штаты влезли туда, в частности, в Ирак. То же самое и в Ливии. Осознают ли Соединённые Штаты, что они натворили такую беду там?

М. БОМ: Отношение Обамы по поводу Ирака ясно. Он всегда был против этого, и голосовал против. Ситуация в Ираке очень сложна. Конечно, США внесли свой вклад в проблемы в Ираке, когда вторглись туда. Но все эти проблемы обострились, когда при Обаме в 2011 году США вывели войска.

Если человек заканчивает эти ужасные войны – это хорошо, но надо продумать последствия. США ушли, и образовался вакуум. И кто заполнил этот вакуум? ИГИЛ. ИГИЛ образовался тогда. Предшественником ИГИЛ была "Аль-Каида" в Ираке, они образовались именно как противоборствующая сила против американского вторжения. Поэтому можно говорить, что это связанные вещи. Но потом они перессорились, потом люди не согласны были, и образовался в Ираке ИГИЛ, но уже после того года, когда США ушли.

Это спорный вопрос. Есть такое мнение, что, конечно, была сделана ошибка. Есть такое мнение, что ИГИЛа бы не было, если бы США остались в Ираке. История не знает сослагательного наклонения, но есть такая версия.

Что касается Ливии, это тоже спорный вопрос, как и все вопросы. Во-первых, мы все знаем, что это не американцы в одиночку. Это была французская инициатива. США поддерживали это, и это было с мандатом ООН. Россия воздержалась. Но точка зрения такая, что если бы не было вторжения в Ливии, то была бы вторая Сирия. Всё-таки, в Ливии ситуация ужасная, но на порядок меньше, чем в Сирии.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: На порядок меньше, Вы считаете?

М. БОМ: Я сужу по количеству смертей и беженцев.

Я хотел ответить на вопрос про чужой монастырь.

"Я думаю, что в Америке и в Европе они прекрасно понимают, что в России свои ценности, своя культура, свой особый путь"

Возьмите восьмёрку. Там свои ценности, свои западные принципы. Россия по своим причинам не очень вписывается. И это одна из причин, по которым Россию исключили из "восьмёрки". Россия не хочет вписываться – это её право, но есть последствия. Есть два варианта: либо интегрироваться с западными институтами, либо противостоять этим институтам. Очевидно, Россия выбрала второй путь. Россия выбрала путь быть центром противостояния Западу – ценностям, правилам. Это их решение. Я считаю, что это не самое умное решение, но не мне судить. Если Вы спрашиваете моё мнение, то я считаю, что лучше интегрироваться.

Россия понимает, что надо быть вместе с этими ведущими институтами, чем в изоляции. Потому что никто не может существовать в изоляции. США не могут существовать в изоляции, Китай не может существовать в изоляции. Мы все зависим друг от друга в экономическом смысле.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Получается, что у нас всего два пути, как и у всех других стран – либо интеграция, либо изоляция. Почему нельзя сосуществовать?

М. БОМ: В России есть такое заблуждение, что у нас 4 союзника – армия, флот, нефть и газ – и этого достаточно. Это глубокое заблуждение, потому что посмотрите на Северную Корею, как они "хорошо" живут в изоляции.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Поверьте, у нас так не думают в основном. Может быть, это как раз та пропаганда, которая у вас работает.

М. БОМ: Если США не могут в изоляции, то что уж говорить о России?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Никто не может быть в изоляции, но почему нужно или изолировать, или интегрировать? Почему нельзя сосуществовать, быть попутчиками? Я утрирую, но почему нельзя принять страну такой, какая она есть, и учитывать её интересы и её приоритеты. Вот что напрягает.

М. БОМ: Мы говорим о решении России, по какому пути идти. Россия выбрала свой путь.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Почему его не могут принять?

М. БОМ: И этот путь – не интегрироваться, не сотрудничать с Западом, а противостоять Западу.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Это неправда. Никакого противостояния.

М. БОМ: Я начинаю с мюнхенской речи Путина. Он позиционирует себя как лидер, он противится однополярному миру, это его решение. Он за это и получает политические очки. Ради бога.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Так это плохо иметь многополярный мир? Вы хотели бы, чтобы был один властелин, а все вокруг бегали?

М. БОМ: Ради бога, но с какими последствиями?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Опять выбора нет, Вы как представитель США не оставляете выбора странам. Или вы с нами или вы против нас, по большому счёту.

М. БОМ: Есть ведущие доминирующие институты, они правят миром.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Так об этом и говорят, почему только США должны править миром, когда есть другие.

М. БОМ: Россия может создать свои конкурирующие институты, но это хромает.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Конечно, это многовековая работа.

М. БОМ: Россия может сделать свою Олимпиаду, она считает, что западная Олимпиада – против России, что допинговый скандал – это заговор против России. Россия может создать свою Олимпиаду, свою ВТО.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Так Россия не хочет быть одной, единственной и самой сильной. Вот в чём разница позиций стран.

М. БОМ: Если сравнивать с Западом, то это воспринимается как уступка. Россия должна быть лидером своего конкурирующего мира. Но мне кажется, что это путь в никуда.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Борьба – это вообще путь в никуда, но без неё никак иногда.

Примем ещё пару вопросов. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Все хотят, чтобы Россия была похожа на Америку по демократии и правам человека. В Америке пять смертных казней: повешение, расстрел, смертельная инъекция, газовая камера и электрический стул. В России ни одной. Какую лучше смертную казнь выбрать, чтобы мы были больше похожи на Америку? Второе, Америку волнует судьба крымских татар, может быть, нам как Америке сделать там резервацию? И в Америке есть Гуантанамо, куда можно без суда и следствия сослать человека и там пытать, это на территории Кубы находится. Как Вы думаете, где нам лучше разместить нашу Гуантанамо? В Казахстане или Молдавии?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: У Вас своеобразные вопросы.

М. БОМ: Есть разные мнения по поводу смертной казни. Это спорный вопрос в Америке, я думаю, что он спорный и в России. В Европе они однозначно против этого. Я думаю, что в России есть сторонники смертной казни, но это спорный вопрос.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Второй вопрос про резервацию. Может, нам как Америке сделать резервацию?

М. БОМ: И кто будет там жить?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Крымские татары.

М. БОМ: Нет, это плохое предложение. И Гуантанамо не самый лучший пример.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Но это всё есть у вас.

М. БОМ: Да, но Обама пытается закрывать. У него проблемы в Сенате и Конгрессе, но количество узников в Гуантанамо всё уменьшается. Сейчас их около 100, и уже давно не пытают людей там.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Кто будет после Обамы? Как в США идёт предвыборная гонка? Сейчас же затишье?

М. БОМ: Сегодня да. Но каждый день эта борьба идёт.

"Я думаю, что и сегодня Трамп где-то выступает, Клинтон где-то выступает"

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Обама же сказал, что Клинтон будет выступать на митинге первый раз, то есть это огромная поддержка ей да?

М. БОМ: Да.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Обаму любят в США?

М. БОМ: Нет, у него очень низкий рейтинг.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: А Сандерса?

М. БОМ: Да, либеральная часть. Леваки очень любят его. Он популист.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Кто будет вашим следующим президентом?

М. БОМ: Все опросы общественного мнения говорят, что Клинтон будет.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: А Вы за кого?

М. БОМ: Я не в восторге ни от того, ни от другого.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Сегодня профессор Беринсон из университета Нью-Йорка сказал, что на самом деле статуя Свободы – это мужчина, а не женщина.

М. БОМ: Это женщина.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: А что же профессору не верить?

М. БОМ: А как он проверил? Он поднял платье?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Он сказал, что статуя Свободы в Нью-Йорке была списана с мужчины, а не с женщины, сказал это в передаче «Тайны любимых мест Америки» на телеканале Fox. Не верить, да?

М. БОМ: Это сенсация. Мы двести лет думали, что женщина, а оказалось – мужчина. По-английски её называют Lady Liberty – женщина-свобода.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Майкл, спасибо Вам большое, и ещё раз с праздником. Майкл Бом, журналист, был с нами.

М. БОМ: Спасибо.

Теги:
звук, позиция, майклбом, сша, эксклюзивы

Другие новости