Статья:
6 июля, 2016 14:12
35

Лимонов — Мамаеву и Кокорину: Хотите пропить свои ноги — пропивайте

Публицист заявил, что испытывает к устроившим вечеринку футболистам классовую ненависть.

С. КОРОЛЁВ: У нас в гостях Эдуард Лимонов. Здравствуйте!

Э. ЛИМОНОВ: Здравствуйте.

С. К.: Напоминаю наше правило. Во-первых, в течение всего эфира…

Э. Л.: Не лгать, не убивать, не красть.

С. К.: Не прелюбодействовать, не воровать.

Э. Л.: Да, особенно не прелюбодействовать.

С. К.: Не сотворить себе кумира. Важное же правило, правильно?

Э. Л.: Нет, надо сотворять кумиров постоянно, разрушать их и двигаться.

С. К.: И снова сотворять?

Э. Л.: Нет, нужно двигаться просто, чтобы кумиры становились больше, крупнее. Примем "счастливый звонок". Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Как вы считаете, что у нас будет в ДНР в ближайшее время?

Э. Л.: К сожалению, я думаю, будет то, о чём договорились в Минске. 

С. К.: О чём-то вообще договорились в Минске?

Э. Л.: Нет, ни о чём. Договорились не в нашу пользу, во-первых. И к тому же еще и жульничают.

С. К.: "Эдуард Вениаминович, будете жаловаться на незаконные действия полиции? С какой стати посадили ребят?" — спрашивает слушатель.

Э. Л.: Лучше найти крышу.

С. К.: Что произошло, во-первых? Расскажите.

Э. Л.: Произошел обычный беспредел такой. Есть такая организация – "Центр "Э", бывшие рубоповцы.

С. К.: Это не просто организация, это государственная структура. Это часть министерства внутренних дел.

Э. Л.: Да, это политическая полиция, давайте назвать вещи своими именами. Если власть не называет их, то давайте мы называть.

С. К.: Они по экстремистским статьям работают?

Э. Л.: Ну, они вообще работают, где угодно и как угодно. Например, партия "Другая Россия", в офис которой вчера они все вторглись и устроили там погром. Это не запрещённая организация.

С. К.: Незарегистрированная.

Э. Л.: Она незарегистрированная, никакого значения не имеет. Если незарегистрированная, значит, не имеет права участвовать в выборах, только и всего. Но, вообще-то, законно быть незарегистрированным. И поэтому вторглись туда под предлогом, который сотни раз употреблялся спецслужбами всего мира и нашими множество раз. Якобы где-то в этом помещении должен был произойти теракт. Вы верите в это? Никаких доказательств нет. Прозвучало это сегодня в решении суда об осуждении нашего нацбола Макаренко на 10 суток. Прозвучало бездоказательно. Естественно, ничего они не нашли и с досадой влепили ребятам по 10 суток, по 7 суток. Не надо думать, что это где-то сверху. Я полагаю, что это такая обычная практика политической полиции.

С. К.: А как они приходят? Что они говорят? Они показывают какие-то бумаги?

Э. Л.: Да ничего они не показывают.

С. К.: Они опрашивают, допрашивают? Что они смотрят? Опечатывают?

Э. Л.: Смотрите, что было вчера. Стали требовать открыть, так как непонятно, кто это.

С. К.: А вы были внутри?

Э. Л.: Нет, меня не было там. Были ребята, небольшое собрание. Они приехали уже с болгаркой, с какими-то взрывотехниками и немедленно стали пилить дверь. У нас уже это не первый раз, у нас уже были случаи, когда наши офисы разрезали, вырезали, людей выгоняли или выносили всё.

С. К.: Но, справедливости ради, ваши активисты тоже врывались в офисы?

Э. Л.: Мы не спецслужбы, мы делали какие-то акции в знак протеста, но они были абсолютно не насильственными. Мы не осуждали людей на 10 суток, на 7 суток.

С. К.: К власти придёте, так осудите.

Э. Л.: Тут не надо сравнивать, есть политическая полиция, есть политическая организация.

С. К.: Итак, пришли, распилили. Дальше.

Э. Л.: Вырезали всё к чёртовой матери, ввалились туда, стали вытаскивать людей, усадили их в автобус, а сами стали якобы проводить обыск. Но даже при такой манере обыска, вы знаете, что должен присутствовать хозяин.

С. К.: Понятой.

Э. Л.: Понятые.

С. К.: Были?

Э. Л.: Понятые, это у них были. Хозяин помещения должен присутствовать.

С. К.: А кто хозяин?

Э. Л.: Или арендатор.

С. К.: Хозяин кто?

Э. Л.: Хозяин есть.

С. К.: Его там не было? А арендатор кто?

Э. Л.: Его в этот момент там не было.

С. К.: Это частная квартира?

Э. Л.: Мы арендаторы.

С. К.: Частная квартира?

Э. Л.: Это не квартира, небольшое помещение.

С. К.: Юридическое лицо арендатор?

Э. Л.: Да-да. Ну, короче, это не так важно. Важно, что никакого ордера, никаких прав. По закону они не имели права туда врываться. И предлог этот, что якобы там готовился террористический акт, это просто обхохочешься. У нас уже были в нашей истории подобные случаи, когда врывалась орда правоохранителей, кричала: "Тут у вас были замечены вооруженные люди". При всё при том, что мы находимся на 2 метра в глубину в подвале, и вообще там было невозможно разглядеть ничего сквозь глубоко утопленные окна.

С. К.: Вы недооцениваете наши спецслужбы.

Э. Л.: Я всё "дооцениваю", это всё враньё, разумеется. И основная задача этого всего – чтобы ничего живое не ходило и не летало.

С. К.: Что имеется? Сухой остаток-то какой?

Э. Л.: Чтобы политики не было, вот сухой остаток такой.

С. К.: У вас что-то забрали?

Э. Л.: Спилили.

С. К.: Компьютер забрали?

Э. Л.: Подождите, про компьютер я не знаю ещё.

С. К.: Бумаги?

Э. Л.: Я этого еще не знаю. Они спилили петли, завалили дверь, всё завалили к чёртовой матери. Теперь никто туда проникнуть не может. Там есть и имущество партийное.

С. К.: Жаловаться будете?

Э. Л.: У нас там стояла партийная машина. Её тоже открыли, более-менее деликатно. Неизвестно, положили ли туда что-то.

С. К.: Жучок?

Э. Л.: Жучком не обойдётесь, как бы что-нибудь не похуже.

С. К.: А что?

Э. Л.: Вот сегодня я приехал на такси, не надо рисковать.

С. К.: Я здесь подтверждаю, да.

Э. Л.: Рисковать не надо.

С. К.: Я сам видел, как Эдуард Вениаминович выходил из такси.

Э. Л.: Совершенно верно. Надо найти крышу. Надо найти людей, которые бы сказали: "Этого делать нельзя".

С. К.: И кто эти люди? Крыша – это кто?

Э. Л.: А вот мы и пытаемся понять.

С. К.: Интересно.

Э. Л.: Какие-нибудь руководящие лица, я надеюсь, генералы какие-нибудь.

С. К.: У вас есть выходы?

Э. Л.: У нас нет пока, но мы ищем.

С. К.: Да, держите нас в курсе. "Эдуард, – пишет наш слушатель, – Юрий Лоза одобрил распитие шампанского на 250 тысяч евро игроками нашей сборной в Монте-Карло после своего позорного выступления, а вы одобряете?"

Э. Л.:

 

"Я всегда был против людей богатых, против людей наглых, против людей, демонстрирующих свои деньги"

Во мне они вызывают классовую ненависть даже. Несмотря на то, что это футболисты, они работают ногами, они украли…

С. К.: Они ходят ногами по полю.

Э. Л.: Они не украли в момент приватизации всё. Но, тем не менее, я испытываю обыкновенную классовую ненависть к такой публике.

С. К.: А вы видели этот ролик?

Э. Л.: Я не видел.

С. К.: В интернете их много, посмотрите.

Э. Л.: Я был занят своими проблемами.

С. К.: Эдуард, я же не осуждаю, я просто говорю, если вы не видели, я вам расскажу, что там было.

Э. Л.: А я и не оправдываюсь перед вами, я просто говорю, что я был занят. У меня были важные проблемы, а тут ещё ролик надо смотреть.

С. К.: Там звучит российский гимн, и выносятся в таких больших чанах с фейерверком каким-то бутылки шампанского, говорят, дорогого. Много бутылок.

Э. Л.: Вы знаете, это говорит об абсолютной деревенской ментальности.

С. К.: Под гимн России.

Э. Л.: Это пошло, это глупо, и что об этом говорить.

С. К.: Кокорин и Мамаев были, по сути, в центре этого торжества. Теперь Александр Кокорин говорит, что "это не мы". Он говорит: "Кто-то праздновал день рождения. Мы просто находились там". Естественно.

Э. Л.: Пускай разбираются сами. Давайте перейдём к другой более важной, интересной теме. Мы с вами не родители этих ребят. Плевать.

 

"Хотят пропить свои ноги и своё будущее – пусть"

Русский народ не любит таких.

С. К.: Простите, а это не часть русского народа – Кокорин и Мамаев? Вот вы говорите, что русский народ не любит. А они-то кто?

Э. Л.: Часть.

С. К.: Вот какая?

Э. Л.: Есть огромное море и небольшая, пытающаяся произвести впечатление на всех нас, какая-то крупинка дерьма, а есть русский народ.

С. К.: А русский народ?

Э. Л.: А русский народ потом устраивает революции, потому что их так всё это достаёт. И это в основном не футболисты. Но достаёт.

 

"Вот крупинка к крупинке всё это складывается, а потом: "Ааа, рви всё к чёртовой матери, гуляй, рванина!"

И правильно всё.

С. К.: Значит, вы больше не хотите про футболистов? Я правильно понял?

Э. Л.: Про пьяных футболистов не хочу. Я хочу про побеждающих футболистов. Это было бы интересно.

С. К.: "Гельпарад". Давайте тогда обсудим.

Э. Л.: Это что? Тоже какая-то дрянь? Не хочу.

С. К.: Почему не хотите?

Э. Л.: Какую-то мелкоту даёте.

С. К.: Футболисты вас волнуют, они деньги зарабатывают.

Э. Л.: Какой-то "гельпарад"... Ну, что мы с вами в мэрии работаем? Нет. Гель вас интересует, а что ещё?

С. К.: "А выпускники ФСБ на 30 "Гелендвагенах", цена одного 13-18 миллионов, не волнуют?" – спрашивает слушатель.

Э. Л.: Они же не купили, а арендовали.

С. К.: Арендовали, да.

Э. Л.: Там, по-моему, 3500 в час.

С. К.: Нормально? Проехались и хорошо? Молодцы!

Э. Л.: Нормально.

С. К.: Рукоплещем?

Э. Л.: Ничего я не говорю о ФСБ. Знаете, меня не любят, и я в ответ их тоже не люблю. Я сидел, между прочим, меня водили на допрос в Следственный комитет ФСБ. Так что я к ним не могу питать тёплых чувств.

С. К.: А вы знаете, что Белых не прекратил голодовку? Говорят, плохо себя чувствует. Завтра будет законность ареста в суде рассматриваться.

Э. Л.: Ну, умрёт, ничего страшного.

С. К.: Как легко вы про жизнь и смерть рассуждаете.

Э. Л.: Мне неприятен он. 

"Он всегда трепался, врал, а сам, оказывается, 400 тысяч получал на карман"

С. К.: "Какой бы вы хотели видеть Россию через 10-15 лет? И какой бы вы её видели в реальности?" – спрашивает слушатель.

Э. Л.: Я хотел бы, чтобы она вернула себе города северного Казахстана. Обязательно посадила бы Киев туда, где ему место, то есть посадила бы туда пророссийское правительство, загнала бы галичан, этих поганых бандеровцев туда, где им надо находится: там горы и болота. Вот такой я бы хотел видеть Россию. Хотя бы такой.

С. К.: "Для того чтобы русский народ поднялся на революцию, кто должен быть идейным вдохновителем? Где он?"

Э. Л.: Господь Бог. Вот видите, мусульманский мир радикализируется не по дням, а по часам, у них есть великий Аллах. А у нас Христос более не революционен.

С. К.: "Подпишет ли Путин "пакет Яровой"?"

Э. Л.: Я не Путин. Но я бы хотел надеяться, что он этот пакет не подпишет. У нас достаточно Уголовного кодекса на все случаи жизни, зачем еще "пакет Яровой"? У неё физиономия постной монашки, за которой видится Сатана в языках пламени. Это очень позорные законы.

 

"Я не буду вам талдычить о демократии, я просто считаю, что законы Яровой опасны для всех нас, для всего живого"

С. К.: Тут про Шувалова спрашивают, про его квартиры на 14-м этаже.

Э. Л.: Это к Навальному, он роется в грязном белье всех депутатов.

С. К.: Вам неинтересно?

Э. Л.: Я не занимаюсь этим.

С. К.: "Скажите, почему Путин так быстро и легко помирился с Эрдоганом?" – спрашивает слушатель. Мы уже обсуждали эту тему, но действительно, уже первые чартеры с 7 июля летят.

Э. Л.: Российских туристов туда заманивают, и они сами туда, как бабочки на свечу, летят. Это самое безответственное, правительство так не должно поступать. В то время как там везде рвутся автомобили, в Стамбуле 50 человек погибло или больше, больше 250 раненых. В этот же день объявили.

С. К.: Через день объявили.

Э. Л.: Через день. Это никуда не годится! 

С. К.: Может быть, гарантировали безопасность каким-то образом?

Э. Л.: Эрдоган гарантировал безопасность в Стамбуле!

С. К.: А в Европе какая безопасность? Никто же не запрещает в Париж лететь.

Э. Л.: Давайте тогда в жертву приносить людей заранее.

С. К.: Но в Париж летят люди.

Э. Л.: Давайте сдавать по сотни людей в месяц!

С. К.: Ну, что, "железный занавес" вешать?

Э. Л.: Слушайте меня до конца. Давайте сдавать по сотни людей вперёд в ИГИЛ*, халифату будем сдавать в жертву. Откупились и всё, по жребию будем тянуть российских туристов. А остальные будут загорать, всё в порядке. Так что ли?

С. К.: А как? Как быть?

Э. Л.: Нельзя! Понимание и мышление – это всё хорошо. Народ – великая вещь, духовная, самодержавная, невероятная, сакральная, священная. Но то, что отдельные люди могут быть ведомы чёрт знает какими порывами и поступают нерационально – это точно. Российские туристы поступают нерационально. Отовсюду люди бегут, а они едут туда. И ещё ухмыляются. Есть правительство, есть руководство, которое должно ограничивать эти безумные желания бабочек лететь на огонь.

С. К.: Ваш коллега по эфиру, Александр Проханов, вчера, комментируя эту же тему, обратился к российским туристам, которые планируют поехать в Турцию. И напомнил им, что вот это песчаное побережье, чтобы они помнили, окроплено кровью нашего лётчика, сбитого тогда.

Э. Л.: Знаете, я думаю, поскольку мы большой народ, для нас отдельные жизни вообще ничего не представляют. Маленький народ ценит каждого, а большой народ не ценит. Поэтому мы: "Ну, лётчик погиб". Вот так относятся к этому. Я это понимаю, потому что видел, как гибнут мои товарищи на фронте. Я понимаю, что такое смерть. А для этих людей – где-то что-то промелькнуло в ленте новостей.

С. К.: Вы знаете, куда сместилось обсуждение?

Э. Л.: Куда?

С. К.: Сервис, цена. Куда ещё вывезти ребёнка за 30 тысяч, к примеру?

Э. Л.: Они могут ребёнка в гробике получить за свои 30 тысяч. Жлобьё, не делайте этого! Сидеть!

С. К.: Это ваше обращение к тем, кто собирается в Турцию сейчас?

Э. Л.: Не будьте самоубийцами! Не обязательно вы ляжете там костьми, необязательно вам отрежут голову или кишки продырявят, но есть и большой шанс, что кому-то это точно достанется.

С. К.: "Эдуард Вениаминович, как вы относитесь к участию российских музыкантов в новом фестивале в Юрмале, который организует Лайма Вайкуле?" – спрашивает слушатель.

Э. Л.: Подробности не знаю. Почему? У нас мало фестивалей на нашей земле?

С. К.: Был скандал, на "Новой волне" в Юрмале, потому что наших артистов не пустили.

Э. Л.: Стоит ли о них думать? Они кто?

С. К.: Так они предатели родины – те, которые поехали в Юрмалу?

Э. Л.: При чём здесь предатели родины?

С. К.: Резник их так назвал.

Э. Л.: 

"Они, в первую очередь, плохие музыканты. Среди них нет людей уровня Элвиса Пресли, Жака Бреля"

С. К.: Сосо Павлиашвили поедет.

Э. Л.: Они просто третьестепенные болваны. Пусть где хотят, там и поют.

С. К.: То есть Сосо Павлиашвили – он, ещё раз, кто?

Э. Л.: А кто такой Павлиашвили, прежде всего?

С. К.: Павлиашвили Сосо.

Э. Л.: Это кто мне? Я к Сосо не обращался.

С. К.: Нет, он был в нашем эфире сегодня. Был в нашем эфире, говорит: "Поеду в Юрмалу".

Э. Л.: Ну, пускай едет. Что вообще вы привязались ко мне?

С. К.: Это не я, это наша слушательница спрашивает.

Э. Л.: Соразмерьте. Есть вещи большие и маленькие.

С. К.: Если человек принципиальный не едет в Турцию, это его патриотический поступок или нет?

Э. Л.: Не надо ехать в Турцию, бараньи головы, потому что вам там вам их оторвут. Государство должно следить за тем, чтоб люди не ехали в Турцию, потому что там взрывы, там убивают людей. И будут убивать всё больше.

С. К.: В Латвию можно?

Э. Л.: А до Юрмалы мне абсолютно никакого дела нет.

С. К.: Президент подписал ювенальный закон. "Что-то делать будем, товарищ Лимонов?", — спрашивает слушатель.

Э. Л.: Ничего не надо, дети пусть растут, как дикие деревья, они тогда интересны.

С. К.: Нет, подождите, по этому закону уже нельзя будет шлёпнуть ребёнка?

Э. Л.: Шлепок — 2 года тюрьмы?

С. К.: Да.

Э. Л.: Ну, они все принимают нас за Германию, Францию. Не надо нас переделывать.

С. К.: Закон уже принят и подписан.

Э. Л.: Ну, закон ничего не значит.

С. К.: Вас били родители?

Э. Л.: Нет. Один раз отец ударил, я сказал, что я его убью. И перестали меня бить.

С. К.: Это в какой возрасте было?

Э. Л.: Мне было уже лет 10, кажется.

С. К.: Да. Значит, что Вы думаете про отставку Астахова? Тоже много вопросов на эту тему.

Э. Л.: Я слежу, конечно, за этим. Да, он неудачно, по-моему, ляпнул.

С. К.: Про "сморщенных женщин" или про "поплавали неудачно"?

Э. Л.: Про "поплавали", я думаю, его доконало.

С. К.: Вообще говоря, как оцениваете его работу на посту детского омбудсмена?

Э. Л.: Можно подумать, что я только и слежу за ним. Я смотрю — такой блондин, такой красавец.

С. К.: По-моему, он седой уже.

Э. Л.: Блондин, по-моему.

С. К.: Вы бы согласились стать Уполномоченным по правам ребёнка?

Э. Л.: Нет, упаси Господи, ни за что бы. Да я вообще бы никаким уполномоченным не хотел быть.

С. К.: А как вы относитесь к самому институту омбудсменства? Хорошее слово?

Э. Л.: Я был знаком со многими омбудсменами по правам человека. Я знал и Миронова, коммунист был такой, вы помните?

С. К.: Да.

Э. Л.: Я знал этого, который из партии "Яблоко".

С. К.: Лукин.

Э. Л.: Лукин, да. Его довольно хорошо знал, они все произвели на меня отвратительное впечатление. Лукин был хитёр, как лиса.

С. К.: Вы говорите про уполномоченных по правам человека?

Э. Л.: А других я не знал. По детям я никого не знал.

С. К.: А есть же очень много. Бизнес-омбудсмен, например.

Э. Л.: Какое я имею отношение к бизнес-омбудсмену? Я сдуру хотел защитить наших ребят, ходил, пришлось нести кипу бумаг. Потом все эти бумаги мне прислали по почте. И тут я понял, что никакой правды там нет, там сидит, по-моему, 47 сотрудников, все держатся за свою зарплату. Не верьте во всю эту туфту.

С. К.: Хакамада возвращается в большую политику.

Э. Л.: Ой, Хакамада вообще скоро в инвалидном кресле будет ездить.

С. К.: Живенькая такая.

Э. Л.: Ну, она живенькая, но она стала некрасивой, неприятной и говорящей глупости.

С. К.: Да, значит, традиционный вопрос, я на этой неделе задаю его всем нашим авторам. Сколько получит "Единая Россия" на ближайших выборах в Государственную Думу?

Э. Л.: А меня "Единая Россия" не интересует. Следующий вопрос.

С. К.: Сколько получит?

Э. Л.: Я думаю, что "Парнас" получит 0,8%.

С. К.: А "Парнас" никто и не пускал на выборы, вы что?

Э. Л.: Не пускал, да? Ну, значит, вообще ничего не получат.

С. К.: А "Яблоко"?

Э. Л.: "Яблоко" получит 2,1%.

С. К.: А "Простатит"?

Э. Л.: "Простатит"? Это что?

С. К.: "Партия роста" Титова.

Э. Л.: Более ненужного предмета не придумаешь.

 

"Я за будущее "Партии роста" не дам и дохлой мухи"

С. К.: Значит, "Партия роста" – 0%, получается?

Э. Л.: Конечно, ноль. Это смешно.

С. К.: Кто у нас ещё? "Родина"? Сколько получит?

Э. Л.: Люди выступают с веером. А в "Родине" кто сейчас?

С. К.: Журавлёв. "Справедливая Россия"?

Э. Л.: "Справедливая Россия" меня совершенно не интересует.

С. К.: А коммунисты? Тоже нет?

Э. Л.: Коммунисты? Вечные притворы. Вечное жульё. Нет, не интересуют.

С. К.: Слушатель пишет: "Учительница математики в Москве снялась в рекламе эротического белья. Эдуард, оцените этот поступок с точки зрения морали".

Э. Л.: Ну, если никто не знал, что она учительница математики.

 

"А бельё с цифрами было? Если с цифрами, то нормальная математика"

С. К.: Там дроби.

Э. Л.: Да, дроби, правильно, квадратные корни.

С. К.: То есть, ничего?

Э. Л.: Нормально.

С. К.: Вернемся к политике. Каковы шансы Саркози выиграть во Франции?

Э. Л.: Довольно крупные.

С. К.: Почему?

Э. Л.: Ну, я сужу по замерам общественного мнения. Где-то месяца два назад, он шел впереди Марин Ле Пен. Он делает хитрую вещь — перехватывает те идеи, с которыми выходит семья Ле Пен, и люди тотчас же забывают о том, что сам-то он был проамериканским президентом. И это нехорошо. Франции это не нужно.

С. К.: Польский министр обороны заявил, что НАТО заставит Россию забыть об угрозах Польши.

Э. Л.: Знаете, один из русских царей сказал: "Я думал, что румын — это профессия". Так и польский министр обороны. Обхохочешься. Сколько войн они выиграли? Ни одной.

С. К.: Парламент Великобритании перечислил способы сдерживания России. Вам интересно, какие это способы?

Э. Л.: Ой, да, конечно, очень интересно.

С. К.: Стимулировать расширение санкций, усилить кадровый состав специалистов по России и активизировать борьбу с российской пропагандой.

Э. Л.: Да, да, конечно, безусловно.

С. К.: Вот, они вышли из Евросоюза.

Э. Л.: И остались такими же придурками.

С. К.: Я хотел спросить про санкции, про отношения с Россией.

Э. Л.:

 

"Надо быть придурками, чтобы на Россию нападать. Вы сидите там на своих островах — и сидите"

И занимайтесь собой.

С. К.: Внимание! Новость с пометкой "срочно". Цена нефти марки Brent упала на 4%. В ходе торгов на бирже ICE баррель нефти марки Brent подешевел более чем на 2 доллара. 48 за баррель дают.

Э. Л.: Ну, было и 30 с небольшим, жили всё так же. Эти цифры не играют такой прямой роли. Цифры и цифры. Если бы их не публиковали, не мучили нас этими цифрами…

С. К.: Было бы легче, вы считаете?

Э. Л.: Да, было бы жить вольготнее. Вообще, мы живём в смирительной рубашке современности, она нас скрутила. Сзади завязали, не пошевельнуться. Было бы лучше, если бы было меньше информации.

С. К.: "Будет ли масштабная, полноформатная война, например, третья мировая?" – спрашивает слушатель.

Э. Л.: Пока нет. А вообще-то будет.

С. К.: Когда?

Э. Л.: Я отказываюсь точную дату назвать.

С. К.: "Как вы думаете, зачем сделали ТОР на Дальнем Востоке?"

Э. Л.: Чего сделали?

С. К.: ТОР. Территория опережающего развития.

Э. Л.: Территория опережающего развития меня не интересует. Но я был бы не против "Тора", межконтинентальный баллистической ракеты дальнего действия и ужасных последствий.

С. К.: "Жаль, что Лимонов так легкомысленно относится к ювеналке. Ведь это прямое вмешательство государства в семейную жизнь". Примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, какие вы видите главные упущения и ошибки в политике Владимира Владимировича Путина?

Э. Л.: С удовольствием отвечу. После воссоединения Крыма с Россией идёт неправильная политика, мы проявляем нерешительность. Донбасс не поддержали в полной мере, как это нужно было. Мы терпим поражение в данном случае. В Сирию прилетели и улетели, так нельзя. Это всё признаки слабости.

С. К.: Чьей?

Э. Л.: Нашей. Российской. Все, по-моему, в втихомолку хихикали и восприняли это, как наше отползание на брюхе. России нужна более сильная, крепкая власть, руководство должно быть решительнее. Я когда ходил с лозунгом "Мало Путина", который неправильно многие люди истолковывали. Но я могу объяснить в двух словах, что нужно 10 путиных, сильнее, мощнее, не нужно бояться порвать с Западом, всё равно так длиться долго не будет. Нужно решительнее отстаивать российские интересы, поднять знамёна русского мира, тогда нас будут бояться и уважать в одно и то же время.

С. К.: "В чём состоит созидательная деятельность Эдуарда?"

Э. Л.: Я написал 60 книг, по-моему, это — созидательная деятельность, против которой не попрёшь. А, во-вторых, когда я сидел в тюрьме, мне все ребята говорили, что я — энерджайзер, успокоился бы, поспал.

С. К.: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Способен ли ещё удивляться господин Лимонов чему-либо?

Э. Л.: Ну, да, я, наверное, способен ещё некоторым вещам удивляться. Когда я попадаю в странные, экзотические ситуации, к примеру. Вот побывал я в Бурятии, был дико удивлён и восхищён тем, что увидел. Все эти пастбища, боры, холмы, люди совершенно другой расы, очень мне они симпатичны.

С. К.: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. В последнее время что-то участились обстрелы со стороны киевской хунты территории республик Новороссии. Как вы думаете, когда уже у российского руководства появится желание прекратить этот беспредел там?

Э. Л.: Я думаю, что у этого руководства не появится.

С. К.: Человек меняется в развитии.

Э. Л.: Лимиты не безграничны.

С. К.: Всю жизнь меняются.

Э. Л.: Я думаю, что надо продолжить начинания Владимира Владимировича, такие, как например, воссоединение Крыма с Россией. Продолжит кто-то другой, идущий следом.

С. К.: Когда?

Э. Л.: У времени, вечности нет понятия "когда". Это у человека есть время, часы, а у вечности, знаете, одна песчинка упала.

С. К.: Причём тут мы и вечность?

Э. Л.: Мы подчиняемся вечности.

С. К.: Мы как-то выглядим очень хило.

Э. Л.: Нет, ну почему же. Россия в начале XVII века была ниже Польши. Тогда Польша всё к нам приходила, крымские ханы на нас нападали, разграбили. Вас не удивляет это всё? Мы сумели стать великим народом, сейчас в Крыму 200000 крымских татар живут. А поляки полны глупости.

С. К.: Ещё один звонок успеем принять.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Вы говорите, мы в Сирии отползли. Как в Афганистане примерно, да?

С. К.: С Афганистаном уместное сравнение?

Э. Л.: Нет, я думаю, что совершенно не уместное, мы не вводили туда большую армию. Мы были представлены в Сирии около 50 бомбардировщиками и истребителями всего. Это капля в море. Тут ничего общего с Афганистаном. Мы не пытались, задачи были не такие. Нет здесь тех вещей, которые совпадают с Афганистаном.

 

* Деятельность организации запрещена на территории РФ решением Верховного суда.

Теги:
звук, безвопросов, эдуардлимонов, футбол, эксклюзивы

Другие новости