Статья:
12 июля, 2016 07:00
49

Корона за миллион. Как мошенники продают "титулы красоты"

Оборот теневой фешн-индустрии оценивается в 5 млрд рублей. Девушкам, мечтающим стать моделями, "продают" места на конкурсах красоты, устраивают фальшивые кастинги, создают иллюзию популярности в малотиражном глянце. Лайф разбирался, кто и как зарабатывает на молодёжи, желающей стать звёздами подиума.

В конце июня в театре Et Cetera бурными аплодисментами чествовали 25-летнюю Татьяну Цимфер — победительницу конкурса "Мисс Москва — 2016", который проводился сайтом "Краса России". В это время студентка из Лебедяни Оксана Либина писала заявление в УВД по центральному округу.

Липецкая девушка тоже мечтала стать главной столичной красавицей и даже готова была отдать за победу в конкурсе 1,5 млн рублей. По крайней мере именно на эту сумму она заключила договор с рекламным агентством ООО "Лидерс медиа групп".

За эти деньги Оксану обещали обучить актёрскому мастерству, создать эффектный образ и разработать индивидуальный стиль. И, конечно же, расписывали серьёзную рекламную кампанию, включая интервью в глянцевых журналах и увеличение числа просмотров фотографий в "Инстаграме". Стопроцентным результатом обещаний рекламщиков должна была стать заветная корона главной столичной красавицы.

— Перед проведением конкурса я познакомилась с молодым человеком, который представился Максимом Валентиновичем, — так Оксана описывает историю своих злоключений в заявлении (документ есть в распоряжении Лайфа). – Он сказал, что работает в организации, которая поможет мне занять призовое место в конкурсе. А это обеспечит мне известность в модельном бизнесе и поможет продвижению в этой сфере, в чём я и была заинтересована.                          

Дальше события развивались стремительно. Максим Валентинович сказал, что нужно заключить договор с президентом рекламного агентства и внести предоплату. Оксана перечислила рекламщикам 1 млн рублей. Правда, вскоре выяснилось, что организация не спешит начинать обещанную информационную поддержку, и вообще условия контракта не выполняются. Только вот вернуть свои деньги мирным путём девушка так и не смогла. По её словам, Максим Валентинович сначала просил подождать, а потом просто перестал выходить на связь. Как оказалось, Оксана была не единственной пострадавшей.

"Нам известно ещё о 12 пострадавших, но их может быть больше. Это стопроцентное мошенничество. Сейчас проводится доследственная проверка и решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Причём речь идёт о сумме свыше 1 млн рублей, а это уже 4-я часть 159-й статьи УК. Она предусматривает до 10 лет лишения свободы, но обычно дают от трёх до шести"

По словам Лялина, Оксана вовсе не собиралась покупать корону победительницы. Она искренне полагала, что платит за подготовку к конкурсу.

— Сотрудник фирмы говорил, что у Оксаны есть все данные для победы в конкурсе, — поясняет адвокат. — Смысл такой: ты бриллиант, но только без огранки. Вот мы тебе эту огранку за твои деньги и предоставим. Отправим тебя на специальные подготовительные курсы, ты их пройдёшь и затем, я уверен, обязательно в конкурсе победишь.

Впрочем, в самом заявлении в полицию девушка указала, что условиями договора ей была гарантирована победа в конкурсе. 

Сама Оксана комментировать ситуацию не стала. Судя по тому, что она оказалась не единственной "покупательницей короны", мошенники зарабатывают на тщеславии девушек, желающих стать звёздами подиума.

Ослеплённые мечтой о подиуме и обложках глянцевых журналов девушки даже не пытаются проверить репутацию компаний. Оксану, например, не смутило, что Максим Валентинович не назвал ей свою фамилию. В договоре с президентом компании имя руководителя не расшифровывается. Стоит только его подпись. Лайфу было достаточно позвонить по городскому телефону организации, чтобы понять — пообщаться с президентом Максимом Фомичевым не так-то просто. По городскому номеру организации его не оказалось.

— Давайте я дам вам телефон руководящего отдела, — ответила девушка на другом конце провода и продиктовала номер мобильного.

На вопрос, кого спросить, ответила коротко — Влада. Влад взял трубку не сразу и выяснилось, что это номер отнюдь не руководящего отдела, а лично его. Фомичева рядом тоже не оказалось. Влад попросил прислать смс со своим номером, чтобы переслать её Максиму.

— Мои сообщения он читает и вам перезвонит, — убедительно пообещал Влад. Слишком сложная схема связи с руководителем для серьёзной компании.

Казалось, ситуация понятна: президент компании ударился в бега вместе с присвоенными миллионами наивных красавиц. Но буквально через несколько минут после разговора с Владом раздался звонок от Максима. Он был очень удивлён, узнав, что к его компании есть претензии.

— Мы стали жертвами недобросовестного агента, — заявил Фомичев. — Я, вообще, журналист-международник, сижу сейчас в Общественной палате на "Круглом столе". Наша компания занимается только информационной поддержкой. О том, что у девушки есть претензии, я не слышал. Сейчас попрошу прокомментировать ситуацию наш юридический отдел.

Правда, из юридического отдела больше никто так и не перезвонил.

Неизвестно, что сыграло свою роль — огласка заявления в полицию или просто стечение обстоятельств, но упорные попытки дозвониться до Максима Валентиновича завершились успехом. Как выяснилось, фамилия у него Бирюков и он тоже скрываться никуда не собирается.

— У нас возникли чисто технические сложности с возвратом денег, но присваивать их никто не собирался, — бодро заявил агент. — Мы были готовы выполнить и условия контракта, но у Оксаны возникли претензии и она сама решила расторгнуть договор. Не знаю, почему она обратилась в УВД. Вопрос можно было решить мирным путём.

У каждого из героев этой истории своя правда. На чьей стороне закон — будут разбираться правоохранительные органы. Как бы то ни было, открытым остаётся вопрос о том, как можно гарантировать девушке получение первого места, если решение принимает не один человек и одна организация, а члены жюри? И факт остаётся фактом — по первому требованию деньги девушке не вернули.

— Если всю сумму вернут, то уголовное дело могут и не возбуждать, — поясняет Лялин.

Действительно, до суда истории обманутых моделей доходят редко. Это связано и с наивностью самих девушек, многие из которых порой просто боятся предавать дело огласке, а часто даже и не понимают, что стали жертвами обмана. Плата за конкурсы красоты — только одна грань огромной индустрии обмана. 

Модельный бизнес в России — лакомый кусок для аферистов. У нас в стране нет даже официальной статистики об объёме этого рынка.

— Рынок не крупный и в значительной мере серый, — рассказывает финансовый аналитик "Финам" Тимур Нигматуллин. — Весь его объём не превышает 10 млрд рублей. Из них 50% приходится на серые платежи.

Причём, по оценкам Нигматуллина, у нас в стране всего десять крупных модельных агентств. Тогда как небольших — больше тысячи. Но серьёзным бизнес этих компаний аналитик не считает. Многие из них открываются даже без наличия юридического лица.

— В 2014 году оборот трёх-пяти крупнейших агентств составлял 25 — 50 млн долларов в год, — отмечает Нигматуллин. — Сейчас, с учётом падения рынка, — до 30 млн. Для сравнения: на Западе крупные игроки получают 200 — 300 млн в год. Более половины этих денег может составлять доход от обучения моделей, пробных съёмок и других дополнительных услуг.

В то время как объёмы модельного рынка в России сокращаются, растут и расценки у "агентов по продвижению". В 2015 году, по оценкам Нигматуллина, рынок упал на 20% и в этом году упадёт ещё на 15 — 20%.

— Это связано с тем, что многие модели уезжают на работу в другие страны, где выше зарплата в долларовом эквиваленте, — поясняет аналитик. — К тому же сокращается и число девушек, которые платят за обучение.

На сужающемся рынке растёт конкуренция и, следовательно, повышаются и расценки недобросовестных агентов. Они всё меньше довольствуются просто курсами по обучению моделей, за обучение в которых с девушек берут до 100 тыс. рублей, а чаще идут ва-банк и продают "эксклюзивные права" на победу в конкурсах и кастингах.

— Здесь расценки от 1 до 5 млн, а то и выше. Сейчас у нас в обществе растёт расслоение, — поясняет член Совета гильдии маркетологов, эксперт по имиджу и стилю Ирина Денисова. — Официально зарабатывать в модельном бизнесе становится сложнее, поэтому люди из этой индустрии ищут "дополнительные" источники дохода. Им хочется много денег быстро и сразу. Вот эти "нью-мошенники" и повышают ставки.

И девушки всё равно считают, что эти вложения оправданы. И как не считать, если достаточно посмотреть зарплаты, которые предлагают моделям в Интернете.

— Обычная сумма — до 200 — 300 тыс. в месяц. Свободный график. Посмотреть весь мир, — такую красивую жизнь обещают эскорт-модели в агентстве Palace. Не говоря уже о том, что многие девушки вообще не планируют долго задерживаться на подиуме, а побыстрее найти богатого мужа или "папика" и жить между Москвой и Сейшелами, вообще не работая.

Юрий Белоус — ухоженный стильный мужчина 31 года. Работает в Duty free консультантом по косметике. После долгого перерыва он снова посматривает на кастинги моделей. У мужчины за 30 сейчас даже больше шансов оказаться на обложке журнала или в рекламе, чем у 20-летнего. В моду входят более зрелые образы. К тому же, сейчас Юрий уже знает как не попасться на удочку мошенникам. Он откровенно признаётся, что сам восемь раз становился жертвой недобросовестных агентов.

Однажды, например, заплатил почти 20 тыс. рублей за портфолио, которое можно было сделать за три. Потом выяснилось, что ему ещё повезло — другие участники кастинга отдали по 40 — 50 тыс.

— Я пришёл на кастинг в модельное агентство, а мне сказали, что мои фотографии не подходят по качеству и направили к своему фотографу, — вспоминает Юрий. – Я им говорю: давайте я сам портфолио сделаю, у меня есть знакомый фотограф – это будет намного дешевле. Они ни в какую – нет, только наш. Но я согласился, ведь в агентстве много чего обещали. Например, съёмки, за которые мне будут платить по 130 тыс.

Но уже через несколько месяцев Юрий вспоминал ту историю как лёгкое недоразумение. Он оказался в афере посерьёзнее — попался на удочку фальшивого продюсера. Под видом кастинга в вокальную группу подбирал молодых людей в секс-рабство. Впрочем, истории с домогательствами фальшивых продюсеров встречаются куда реже, чем вымогательство.

Фальшкастинги — самый простой способ обмана моделей и актёров. Даётся объявление о наборе моделей для участия в каком-то показе, рекламной акции, съёмках в сериале, вокальной группе. Нередко прикрываясь известными проектами или громкими именами продюсеров и режиссёров.

С каждого участника берут скромную плату за участие в кастинге. Но даже если сумма составляет 5 тыс. рублей, то после просмотра тысячи претенденток вполне возможно заработать на скромную квартиру в Москве. Обычно на кастинги крупных проектов приходит как минимум несколько тысяч претендентов.

Причём сами по себе продюсеры и агенты могут быть самыми настоящими сотрудниками модельных агентств, телеканалов или продюсерских центров. А фальшивые кастинги — лишь один из вариантов "подработки" штатных сотрудников фешн-индустрии.

Чужой среди своих

"Внимание, мошенники!" — этой фразой начинается большой серый баннер, который тут же всплывает при открытии сайта модельного агентства Freshmodels. Это предупреждение вывесила генеральный директор компании Анна Фреш.

— Уважаемые модели, мы вынуждены сообщить Вам неприятную новость о том, что Оксана Иванова больше не является сотрудником модельного агентства Freshmodels, — гласит баннер. — Она была уволена за нечистоплотную деятельность по отношению к моделям и к работодателю. А именно: вступив в сговор с неким скаутом Ваханом Аветисяном, работающим на Азиатский рынок, она присваивала себе гонорары моделей и проценты агентства Freshmodels! Более того, после увольнения выяснилось, что они пытаются переманивать эксклюзивных моделей агентства и склонять их к эскорту!

 

Действительно, такие сотрудники вполне могут организовать "серую" работу при известном агентстве. Например, очередную школу моделей с сомнительным уровнем подготовки.

— Однажды меня звали преподавать этикет в такую школу, — вспоминает Ирина Денисова. — Средняя стоимость часа занятий была 2 — 3 тыс. рублей, а они предлагали 400 рублей. При этом с каждой девушки брали в десять раз больше. Вообще, чтобы не стать жертвой мошенников, надо поинтересоваться рыночной ценой той или иной услуги. И слишком дорогая цена, и слишком низкая — это повод насторожиться.

Пожалуй, самый легальный способ заработка на мечте о славе — это накрутка лайков в соцсетях и интервью в малотиражной прессе. За несколько сотен тысяч рублей можно стать настоящей звездой "Инстаграма" и попасть на обложку журнала. Пусть и тиражом несколько десятков экземпляров. Правда, как выясняется, такую "славу" кроме самой девушки никто не замечает.

Ирина Денисова советует девушкам хорошо подумать, прежде чем выбрать карьеру модели. Особенно тем, кто мечтает о подиуме отнюдь не ради любви к профессии, а в погоне за красивой жизнью и богатым мужем.

— Мода на моделей тоже проходит, — поясняет Денисова. — Не случайно сейчас среди претенденток в модели очень много девушек из маленьких городов и сёл. Туда пока ещё не дошёл тренд больших городов — здесь девушки всё больше думают о том, чтобы получить хорошее образование и построить карьеру. Многие даже не стремятся выйти замуж. Больше рассчитывают на себя, чем на богатого мужчину. Вложить деньги в образование может быть куда перспективнее, чем оплата кастингов. Красота проходит, а профессия остаётся.

Теги:
главное, бизнес, эксклюзивы, расследования, деньги, шоу, инфографика, красота, бьюти

Другие новости