Статья:
13 июля, 2016 10:57
33

Конец революции Сандерса

Политолог Дмитрий Дробницкий – о том, как лидер левых демократов полностью сдал позиции в политической борьбе.

Итак, это произошло. Берни Сандерс, который провел безо всякого преувеличения потрясающую праймериз-кампанию и вдохновил миллионы людей в США, признал победу Хиллари Клинтон и призвал сторонников поддержать ее кандидатуру на выборах в сентябре.

Рано или поздно это должно было случиться. Берни связан внутрипартийной дисциплиной и не однажды данным обещанием поддержать Хиллари, если она одержит победу на праймериз Демократической партии. А победа по очкам осталась за ней. Она заполучила в свою копилку голоса 2205 избранных делегатов итоговой партийной конференции (против 1846 у Сандерса), а с учетом так называемых «суперделегатов» (назначаемых из числа партийного руководства) — 2807, что заведомо больше требующихся для номинации 50% + 1 голос.

С математической точки зрения, все стало ясно еще 7 июня, после праймериз в Калифорнии, и все же от Сандерса ждали продолжения борьбы. Ведь социалист из Вермонта провозгласил ни много ни мало, политическую революцию против истеблишмента. Он не просто спорил с Хиллари – он обличал ее как представителя политической элиты, которая слишком тесно связана с Уолл-Стрит, транснациональными корпорациями и другими группами интересов.

На предвыборных митингах неизменно звучал один и тот же речитатив: «Это политическая революция! Миллионы людей восстали против миллионеров и миллиардеров, против финансовых монстров Уолл-Стрит и против политического истеблишмента, который заботится лишь об 1% богатейших людей».

Хиллари Клинтон является ярчайшим представителем такого истеблишмента, о чем сам Сандерс не раз говорил на предвыборных мероприятиях и в интервью.

Поэтому преданные сторонники Берни ожидали от него борьбы до последнего. Они не могли представить, что к ним обратится их политический кумир и скажет, что революция закончилась, голосуйте за Хиллари, за истеблишмент, за специальные интересы и Уолл-Стрит.

Революция окончена, всем спасибо?

В молодежной среде Демократической партии даже появилось движение Bernie or Bust! («Берни или к черту всё!), участники которого угрожали в случае проигрыша вермонтского социалиста вовсе не прийти на выборы, а то и отдать свои голоса Трампу или кандидату от третьей партии.

Одновременно на Берни Сандерса оказывали давление партийные боссы. Прессинг усилился в мае 2016 года, когда Трамп, победив на праймериз в Индиане, стал де-факто номинантом от республиканцев.

Какое-то время Сандерс сопротивлялся. Он говорил, что продолжит борьбу, в том числе на итоговой конференции в июле. Берни обещал переубедить «суперделегатов» и, заручившись их голосами («суперделегаты» имеют право подать свой голос на партсъезде за любого кандидата), вырвать победу у Клинтон.

Выглядел этот план, честно говоря, не слишком реалистично, но левое крыло Демократической партии надеялось хотя бы на то, что в партийной программе, также принимаемой на итоговой конференции, будут учтены пожелания Сандерса, сенатора Элизабет Уоррен и других лидеров левых.

То, что Берни не прекращал кампанию и постоянно выступал в СМИ, нервировало штаб Хиллари, у которой и без вермонтского социалиста было немало проблем, включая федеральное расследование в отношении ее служебной электронной переписки в качестве госсекретаря.

Меньше всего Клинтон и ее окружению хотелось, чтобы итоговая конференция демократов превратилась из коронации единого кандидата в конкурентный процесс с прениями и переголосованиями. Так что он должна была пойти навстречу и Уоррен, и Сандерсу — рычаг воздействия на экс-госсекретаря у левых был.

Но совершенно неожиданно Элизабет Уоррен поддержала Клинтон безо всяких предварительных условий. Через некоторое время капитулировал и Сандерс, добившись от Хиллари лишь расплывчатых обещаний «учесть его пожелания о минимальной оплате труда и медицинской реформе».

При этом он не просто признал поражение, а активно поддержал Хиллари как «самого лучшего кандидата, который справится со стоящими перед нацией вызовами». Это уже никак нельзя объяснить партийной дисциплиной. Это полная сдача позиций.

Республиканская партия постепенно объединяется вокруг Трампа, но линия между партийной дисциплиной и безоговорочной поддержкой проведена довольно четко. Так, глава Республиканского национального комитета Рейнс Прибус и спикер Палаты Представителей Пол Райан поддержали Трампа и заявили, что выбор между ним и Хиллари для них прост, однако «целый ряд пунктов программы требует дальнейшего согласования». Райан даже заявил в интервью NBC News, что Большой Дональд «никогда не был его первым предпочтением» в качестве кандидата от Республиканской партии.

На первый взгляд кажется, что в результате свертывания революции Берни Сандерса Демократическая партия подойдет к выборам более сплоченной и сильной, чем ее противник.

В любой другой политический сезон это бы так и было. Но в этом электоральном цикле многое иначе. Избиратель ясно сформулировал запрос на перемены. Анти-истеблишментные настроения стали одним из главных локомотивов избирательной кампании.

В этой ситуации демарш Сандерса выглядит крайне непривлекательно, во всяком случае для части его избирателей. Учитывая, что значительное число сторонников Берни составляет молодежь, отличающаяся максимализмом взглядов, проблем у демократов может прибавиться. Ведь молодежь, вместе с меньшинствами и городскими либералами, — основа так называемой обамовской коалиции избирателей, на поддержку которой рассчитывает Хиллари.

Если молодежь почувствует себя преданной и обманутой, все расчеты демократических стратегов пойдут прахом.

Но мог ли Берни Сандерс поступить иначе?

Боюсь, ответ — нет. И это системная проблема американских левых. Победы республиканца, даже самого несистемного, они боятся гораздо больше, чем продления статус-кво. Даже такой видный американский левый мыслитель, как Наом Хомский, который долгое время обличал Хиллари за ее империалистическую политику заявил, что, живи он в колеблющемся штате, он бы обязательно проголосовал за Хиллари.

В этом смысле истеблишмент, система, Уолл-Стрит, имущественное неравенство даже для самых отчаянных борцов, вроде Берни, — враги лишь на уровне риторики. Настоящими врагами левых являются республиканцы, консерваторы.

И пусть Трамп — мягко говоря, не совсем обычный консерватор, он все равно назначит консервативных судей Верховного Суда, будет действовать заодно с консервативным Конгрессом и властями штатов, и все либеральные завоевания последних лет, достигнутые в основном благодаря решениям Верховного Суда, могут оказаться под угрозой.

И вот этого Сандерсу ни за что бы не простили — уже не часть его избирателей, а вся партия и все либералы страны.

Такую память о себе социалист Берни предпочел не оставлять, что на данный момент и закрывает полностью вопрос о левой политической революции в США.

Теги:
мнения, сша, бернисандерс, хиллариклинтон, дональдтрамп, демократы

Другие новости