Статья:
13 июля, 2016 14:31
8

Лимонов: Встреч России и НАТО не нужно — самого этого альянса быть не должно

Публицист уверен, что Североатлантический альянс ставит своей целью уничтожение России.

С. КОРОЛЁВ: У микрофона Сергей Королёв. Всем доброго вечера! И как всегда по вторникам на Лайфе — Эдуард Лимонов. Эдуард, здравствуйте!

Э. ЛИМОНОВ: Здравствуйте! Да, ваш робкий гость.

С. К.: Робкий?

Э. Л.: Да.

С. К.: Вы же не из робкого десятка.

Э. Л.: Я нет, не из робкого десятка, но всегда волнуюсь, как перед премьерой.

С. К.: И это правильно. Прямой эфир должен быть волнительным, мобилизовать.

Э. Л.: Это так. Каждый митинг всё равно нельзя оставаться безучастным — это нехорошо, надо немножко волнения, конечно.

С. К.: По традиции, уже доброй, рубрика "Счастливый звонок", четвёртый дозвонившийся задаст свой вопрос Эдуарду Лимонову. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Максим зовут. Вопрос на самом деле очень простой. Нашу спортсменку, одну легкоатлетку, допустили до Олимпийских игр.

С. К.: Клишину.

СЛУШАТЕЛЬ: А вопрос заключается в следующем: мы как нация должны ли объединиться, полностью плюнув на эти Олимпийские игры, и не участвовать в них, или для каждого человека, россиянина, важнее своё что-то личное — вот есть всякие отмазки у неё: тренировалась, то-сё, пятое — двадцатое — или мы должны как нация быть едины в этом порыве не ездить на Олимпиаду? Спасибо.

Э. Л.: По-моему, даже без лишних красивых слов у каждого человека должно быть чутьё. Патриотизм — это неотъемлемая такая штука, которая в груди должна биться рядом с сердцем, и Клишина должна сама понимать, что она себя поставила в идиотское, неловкое и какое-то нечеловеческое положение.

С. К.: То есть она всю жизнь шла к этой Олимпиаде.

Э. Л.: Да нас совершенно не интересует. Кого-нибудь интересует, сколько книг я пишу, какие трудности я испытывал при их публикации? Я же не делюсь этим. Преодолевай трудности, если ты сильный человек.

С. К.: А если бы она была вашей дочкой?

Э. Л.: Я бы взял широкий ремень и всю бы исхлестал. Тварь, конечно, по-простому говоря.

С. К.: Наша же тварь? Уж извините за такое сравнение.

Э. Л.: Это ещё обиднее тогда в данном случае.

С. К.: То есть вы за бойкот?

Э. Л.: Да, конечно. Я предлагал — мы же государство евроазиатское, и в Европе у нас живёт 118 миллионов человек — вы знаете, сколько русских?

С. К.: Да, я у вас читал как раз сегодня, в ЖЖ.

Э. Л.: Это совершенно чёткие цифры. Но и в Азии у нас огромные пространства.

С. К.: Азиатские Олимпийские игры?

Э. Л.: Давайте Азиатские игры — почему Олимпийские? Алтайские, например.

С. К.: Русские тогда уж.

Э. Л.: Не надо "русские" везде совать — это очень здорово, что мы русские.

С. К.: А почему Алтайские игры?

Э. Л.: Ну, потому что вы же хотите, чтобы были игры для всех, да? Алтайские — потому что это горы, а Олимп — это тоже гора. Вот по этой ассоциации: Алтай — великие горы.

С. К.: Белуха?

Э. Л.: Оттуда берут, с Алтая.

С. К.: Великие реки начало?

Э. Л.: Не только великие реки, но ещё и большие государства, племена и народы там зародились.

С. К.: Так. Значит, Эдуард Лимонов выступает за бойкот Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро, и вообще, я так понимаю, не нужна нам Олимпиада…

Э. Л.: В данном случае, когда нас поставили, прижали вот так в угол и совершенно хамски — по-моему, 69, что ли, спортсменов, наших легкоатлетов не допустили?

С. К.: Из легкоатлетов — всех, кроме Клишиной.

Э. Л.: Да. Не допустили.

 

"Это издевательство — мы должны просто встретить это издевательство таким же издевательством в ответ".

С. К.: Но остальные-то страны поедут.

Э. Л.: Что нам остальные страны?

С. К.: А кто будет в наших Алтайских играх участвовать тогда?

Э. Л.: Китай, Индия — даже этого достаточно, чтобы утереть всем нос.

С. К.: Но Китай поедет на Олимпиаду.

Э. Л.: Поедет — и к нам поедет. Китайцы умные: они поедут и туда, и туда. Вообще, любое предприятие вначале не пользуется особой популярностью, но нужно настаивать, продолжать, и будут эти игры — надо, чтобы терпения хватило у нас. Начинаешь что-то — надо это делать и устанавливать. А как национальные праздники устанавливаются? То же 14 июля во Франции — вот уже 200 лет отмечают. Это была дата среди других дат, не более.

С. К.: Смотрите, Эдуард. Тут такой вопрос от слушателя, личный, наверное: "Платит ли сеть куриных забегаловок Эдуарду Вениаминовичу Лимонову гонорар за использование его образа в логотипе?".

Э. Л.: Да ладно.

С. К.: Некое сходство есть, посмотрите. А вы сравнивали уже?

Э. Л.: Меня столько сравнивали с Троцким.

С. К.: Забегаловка, извините, из трёх букв.

Э. Л.: Это всё обывательские шуточки. Не надо.

С. К.: Не обижайтесь.

Э. Л.: Я не обижаюсь, просто все люди в очках и с бородой, безусловно, друг на друга чем-то похожи.

С. К.: Предположу, что очками и бородой, Эдуард. 

Э. Л.: Безусловно, да.

С. К.: Серьёзный вопрос, если можно: "Министр обороны Польши Мацеревич обвинил Россию в Волынской резне. По его мнению, русские использовали украинских радикалов. Как Россия должна реагировать на эти абсурдные обвинения?".

Э. Л.: Я думаю, что в случае министра обороны Польши — я так читал о нём, интересовался его высказываниями — он не совсем вменяемый, или же это такая болезнь русофобии в крайней стадии, поэтому обращать особо внимание на этого тухлого человека не стоит.

С. К.: "Патриотизм и нацизм очень близки. В чём различие?", — спрашивает слушатель.

Э. Л.: Ой, не надо, разберитесь сами.

С. К.: "А вдруг бойкот чемпионата мира по футболу 2018 года? — слушатель спрашивает. — Мы вот тут себя так поведём, а потом к нам на чемпионат через два года никто не приедет".

Э. Л.: Не надо. Вот почему-то у всех: да, мы должны быть со всеми — у вас психология дворового пацана, которого не принимают в команду.

 

"Ну, не приняли и всё, надо вырасти большим, пойти потом и дать всем по мордам, кто тебя не принял".

Вот это настоящее мужское поведение. А вы всё хотите любой ценой: хоть на коленях, но приползти, чтобы быть со всеми — это нездоровое поведение.

С. К.: Слушатель пишет: "Эдуард, вы сначала спортсменам дайте достойную компенсацию, а потом демагогию разводите".

Э. Л.: А чего это я должен кому-либо что давать? А за демагогию меня приглашают на радио. Вас же не приглашают — приглашают меня, значит, интересует то, что я говорю.

С. К.: Вернёмся к чемпионату мира. Значит, уже больше 900 тысяч подписей набрала петиция за расформирование российской сборной по футболу. Я не буду спрашивать про саму петицию, но с футболом надо что-то делать. Что?

Э. Л.: Я говорил, очевидно, просто у нас нет особого таланта к футболу. Есть ко всему: к войне есть талант, есть ко многим вещам — поворошите нашу историю, и вы увидите.

С. К.: Но чемпионами мы были тем не менее в советские годы.

Э. Л.: Но футбол — это немножко не наше. Это моё личное мнение, я никому не навязываю, я просто говорю, что мы последние годы где-то там, даже не на третьих местах, совсем где-то убого приютились — так, может быть, не особо переживать из-за этого, развивать другие виды спорта.

С. К.: А наш-то какой спорт? Хоккей?

Э. Л.: Вы хотите всё знать. Я сказал обтекаемо: другие виды спорта. Пускай это будет так.

С. К.: "К нам не приедут на футбол, тогда мы наконец-то станем чемпионами — это наш единственный шанс", — считает Юрий.

Э. Л.: Ой, ну не надо "нам", "нам" — много вас?

С. К.: Юрий пишет.

Э. Л.: Сколько Юриев? К Юриям не приедут. Не надо за всех. Я думаю, что многие думают и так, как я: ну и чёрт с ними, ну и не приедут. Знаете, Капица как-то к Сталину не пришёл — Сталин его ещё раз пригласил, снова не пришёл. На третий раз подходит кто-то из чекистов и говорит: "Товарищ Сталин, Капица опять не пришёл — что, арестовывать?". Сталин говорит: "Ну, не пришёл — ну и чёрт с ним", — вот хороший подход к делу. Не пришёл — ну и чёрт с ним.

С. К.: "Падение российской экономики постепенно замедляется", — знаете, кто сделал это заявление?

Э. Л.: Кто сделал?

С. К.: Хотите угадать?

Э. Л.: Да не надо мне угадывать, не маленький ребёнок.

С. К.: Дмитрий Медведев.

Э. Л.: А, Медведев, понятно. У нас есть такие СМИ, не буду тут называть — их очень много, которые радостно постоянно хватаются за любое кажущееся им доказательство того, что у нас всё плохо и ничего не будет. Я не до такой степени слепой человек, чтобы кричать, что у нас всё хорошо, и я ежедневно говорю то, что у нас плохо.

 

"Кризис переживаем не только мы: весь мир переживает кризис".

И кстати, какому-то количеству наших олигархов запретили въезд в Европу или что-то. Это кризис цивилизации, скорее всего.

С. К.: "Кризис цивилизации переживаем мы все", — говорит Эдуард Лимонов.

"Павел Мамаев отказался извиняться за скандальную вечеринку в Монте-Карло". Кокорин, вы знаете, принёс извинения, правда, с оговорками, что оболгали якобы и всё было не совсем так, а вот Мамаев "не намерен по примеру своего коллеги извиняться за скандальную вечеринку с шампанским в Монте-Карло".

Э. Л.: Вы знаете, это всё сплетни. Благодаря Интернету сплетен огромное количество: подглядывают — потом размышляют всей страной. А ещё потому, что у нас нет, например, политики: говорить о чём-то серьёзном бессмысленно, и ничего не происходит.

С. К.: Подождите. А вы думаете, это не обсуждали бы?

Э. Л.: А вот сколько выпили бутылок шампанского? Кто такой Кокорин — игрок какой-то занюханный.

С. К.: Вы думаете, что это бы не стало темой в западных СМИ, если бы произошло такое?

Э. Л.: А мне наплевать на западные СМИ.

С. К.: А почему?

Э. Л.: Потому что они не умнее наших. Я всё-таки работал во многих газетах — и иностранных — в огромном количестве. Даже в голландских, извините.

С. К.: Так, поехали дальше. Давайте ваши вопросы Эдуарду Лимонову, а мы к серьёзным темам. Итак, у нас саммит НАТО в Варшаве, который закончился и предстоящая — завтра она начнётся — встреча в формате Россия — НАТО. Между двух встреч мы с вами встречаемся — уж извините за тавтологию. Как бы вы подвели итоги прошедшего в Польше саммита и что ждёте от диалога Североатлантического альянса и России?

Э. Л.: Они должны были самоустраниться сразу же после того, как мы прикрыли Варшавский пакт — это совершенно очевидно. То, что это агрессивная группа государств, нацеленная против нас, что бы ни говорил господин Столтенберг каждый день, — совершенно очевидно, что они агрессивная группа. Они боятся войны, но ждут, как мы где-нибудь поскользнёмся, тогда они сзади на нас и бросятся. Заметьте, сейчас есть общепринятая опасность — это ИГИЛ*, халифат я его называю. Почему НАТО не борется с ИГИЛ*? Они бы одолели. Какое-то безумное количество вооружений и всего: и сил, и возможностей.

С. К.: Но на словах, подождите, эта угроза звучала, обсуждали.

Э. Л.: Они обсуждают, но они никогда не сделали ни единого шага, заметьте. На несчастный Ирак в своё время попёрли все. И были другие случаи, когда они целой толпой линчевали слабые государства, но вот на ИГИЛ* они не хотят, они понимают, что они очень много потеряют европейцев своих, своих бедных несчастных европейцев, которые падут там во всех своих красивых формах и с навороченным всяким вооружением, падут в этой земле, в этой пустыне где-то.

С. К.: Но нам сейчас как себя вести с НАТО? Какие должны быть действия симметричные?

Э. Л.: Я вам сказал с самого начала: никаких встреч с НАТО быть не должно, потому что самого НАТО быть не должно. Вы с Гитлером бы встречались?

С. К.: Я — нет.

Э. Л.: Ну вот. А зачем встречаться с НАТО, единственной целью существования которой является уничтожение нас с вами? Зачем это делать? Это унижение. Какой посол? У нас Рогозин был послом при НАТО. Ну ладно, это была другая, несколько более глупая эпоха в самосознании нашего руководства. Они считали, что это нужно, но НАТО всегда относилась к нам как к врагам. Я думаю, к ним надо относиться исключительно как к врагам, вредить им везде, где только можно, и, естественно, никому не нужна война, но стараться вредить изнутри, например.

С. К.: Как?

Э. Л.: Внедрять, поддерживать партии, которые выступают против Европейского союза — хорошо? Хорошо.

 

"Поддерживать партии, которые способствовали бы, например, расколу Соединённых Штатов Америки – правильно? Правильно".

И так далее. Почему сидели, руки на животе сложив, русские и смотрели — я имею в виду Москву — и смотрели, как в Латвии полуторамиллионное русское население не обладало даже правами элементарными? Почему не создали огромное пророссийское движение в Латвии? Не создали — и сейчас не создают.

С. К.: Вас послушаешь, Эдуард, и такое чувство, что нам надо переругаться со всем миром.

Э. Л.: Надо отстаивать свои интересы. Переругаться — не надо, а надо отстаивать свои интересы. А когда вам свою дружбу предлагают в обмен на территориальные уступки, на моральные унижения — этого не надо делать, дружить такой ценой, я имею в виду.

С. К.: Сейчас съезды проходят политические, многие партии обнародуют программы, списки.

Э. Л.: Это же фальшивые партии.

С. К.: Я понимаю. Тем более удивительно мне было прочитать ваши тезисы, ваши предложения.

Э. Л.: Я не к партиям, я написал, чтобы не забыть самому.

С. К.: Давайте коротко обсудим: ссылка в Сибирь.

Э. Л.: Вы хотите обсуждать? Ради бога.

С. К.: А почему на первом месте ссылка в Сибирь? Вы пишите: "Ввести в Уголовный кодекс наказание "ссылка в Сибирь".

Э. Л.: Потому что это поможет заселить Сибирь.

С. К.: Это сейчас главная проблема?

Э. Л.: Заселение Сибири?

С. К.: Да.

Э. Л.: Безусловно.

С. К.: Из-за китайцев?

Э. Л.: У нас просто отберут Сибирь — неужели непонятно? Её надо заселять.

 

"Давайте серьёзно говорить: раз мы не смогли Сибирь за триста лет заселить добровольно — значит её надо заселять, как это делали все. Кто создал Австралию? Бывшие каторжники".

С. К: Там потеплее всё-таки, в Австралии.

Э. Л.: Южная Сибирь. Никто же не говорит, что мы собираемся берега Северного Ледовитого океана заселять.

С. К.: Да даже в Южной Сибири холодно. Климат-то резко континентальный.

Э. Л.: Сергей, не надо, широта почти та же и ничем особо не отличается.

С. К.: Резко континентальный климат.

Э. Л.: Я бывал в Красноярске, как-то зиму провёл. Не нужно сочинять.

С. К.: Вы предлагаете в зону вечной мерзлоты перенести столицу.

Э. Л.: Не надо. Начинаете тут контрреволюцию, антироссийские вещи говорить.

С. К.: Я никогда. С кем вы меня сравнили, Эдуард? Вы пишете: перенести северо-восточнее Байкала... Там северо-восточнее Байкала начинается скоро уже зона вечной мерзлоты.

Э. Л.: Нет. Вы там не были, а я был.

С. К.: Я был на Байкале.

Э. Л.: И чего?

С. К.: Очень холодно.

Э. Л.: Холодно?

С. К.: Да.

Э. Л.: Но ничего, не страшно.

С. К.: Закаляться надо.

Э. Л.: Если ближе, если к южному Байкалу — там рядом граница с Китаем — вот почему. Почему к Байкалу? Во-первых, Байкал всё равно надо оборонять. Рано или поздно у нас его будут забирать.

С. К.: Такой резервуар.

Э. Л.: Согласно всей статистике мировой по воде, через 15 лет — уже сейчас многие регионы страдают — воды нет, многие столицы, скажем, Буэнос-Айрес с Мексикой — у них очень туго с водой. У многих стран туго с водой уже сейчас, но через 15 лет будут войны из-за воды. Представляете себе Китай, который без оружия посылает миллиона три своих людей, которые просто переходят границу и идут к Байкалу — и всё. И что вы будете с ними делать? Стрелять? Замучаетесь стрелять, ничего вы не сможете сделать. Поэтому надо Байкал всё равно защищать. Можно защищать и Байкал, и столицу вместе. Теперь — какие огромные преимущества: Москва перенаселена. Посмотрите на карту нашей страны: мушиной точкой столица на самом западе её. Это столица средневекового государства была в Москве, чёрт побери, который был клочком земли. Мы давным-давно переросли. Наша столица должна влияние своё употреблять на Дальний Восток, на Приморье. Поэтому и нужно переносить столицу в Южную Сибирь.  

С. К.: "Правильно говорит Лимонов: кругом враги. Но наша элита — это тоже враг для нашего государства", — пишет слушатель.

Э. Л.: Такая похвала хуже.

С. К.: "Так пусть Лимонов и едет в Сибирь — личным примером, так сказать, покажет. Что ж он тут в Москве сидит и рассусоливает", — пишут.  

Э. Л.: Лимонов съездил куда угодно: и в тюрьме сидел, в отличие от вас, и на чужих войнах воевал.

С. К.: И мешки таскал. Тут про мешки ещё писали.

Э. Л.: Да, про мешки. Чего там мне…

С. К.: "Лясы точить — не мешки…".

Э. Л.: "Лясы точить — не мешки ворочать", хочу заметить, что я мешки ворочал — и носил 80-килограммовые.

С. К.: С чем?

Э. Л.: С сахаром. Ужасно, особенно когда сахар ещё влажный, он же вбирает в себя.

С. К.: И тело липкое становится.

Э. Л.: Да.

С. К.: Капает с тебя всё это.

Э. Л.: Какие-то умники додумались в подвале это хранить. Идёшь — ноги подгибаются — 80 килограммов.

С. К.: Эдуард, слушатель пишет: "На радио "Эхо" Шендерович сказал, что Лимонов — больной шизофреник". 

Э. Л.: Зацените сами Шендеровича без меня.

С. К.: Поставьте диагноз Шендеровичу. "Правильно Лимонов говорит: моя родная Москва превратилась в монстра — нужна новая столица", — пишет слушатель. Хорошо. Самое важное, что вы думаете, сейчас какую проблему наша страна должна решить в первую очередь?

Э. Л.: Страна находится в окружении огромного количества вызовов и проблем, многие из которых создали наши руководящие товарищи сами буквально за эти два года.

С. К.: Переговоры в Донбассе — завтра очередной раунд. У вас есть ощущение, что происходит трансформация этих переговоров, минская?

Э. Л.: Нас выпихивают. Эти переговоры уплывают в другие руки.

С. К.: Американские?

Э. Л.: Слушайте меня. Сегодня было заявлено уже, что будет большая пятёрка. В этой пятёрке появились Италия и Соединённые Штаты, но России там нет. Нас просто выпихивают с той территории, которая с нами граничит. Знаете, сколько по статистике? 68% населения на Украине говорят по-русски. Это куда годится? Но что делается: сейчас создали пятёрку, она будет существовать, нам говорят, рядом с "Нормандским форматом", но любой хитрый жулик-политик понимает, что когда создаётся другое рядом какое-то объединение, совет — это для того, чтобы уничтожить первое. На заседания "нормандского формата" никто не будет приезжать — будет приезжать расстроенный российский представитель, а все остальные — не будут.

С. К.: Почему? Виктория Нуланд поедет туда какая-нибудь. А нет, не поедет.

Э. Л.: Будет исключительно пущена в обращение вот эта большая пятёрка. Всё. Вообще не надо было клевать на минские соглашения.

С. К.: Но без России не решить эту проблему!

Э. Л.: Да они прекрасно нас выпихнули уже, а вы говорите — не решить.

С. К.: То есть уже решена без России?

Э. Л.: Украина почему-то находилась в числе решателей этого конфликта, в то время как вторая сторона конфликта, то есть Донецкая Народная Республика и Луганская, где-то ждали в вестибюле — там, в фойе ожидали, когда их, как слуг, позовут и что-нибудь скажут или что-нибудь от них потребуют. Это с самого начала было несправедливо, и Россия не должна была решаться на это. И согласились — теперь второй этап пришёл. Допрыгались, довыпендривались? Если не сказать круче, но на радио нельзя это сказать.

С. К.: А зачем лидеры ДНР и ЛНР говорят с Савченко, ведут переговоры?

Э. Л.: Я не уверен, что они ведут переговоры, поскольку Савченко представляет на сегодняшний день только себя, и она депутат Верховной рады, а там ещё, по-моему, 350 депутатов.

С. К.: Член ПАСЕ.

Э. Л.: И что? Савченко появилась в мае вообще. Я вам говорю о тех временах, когда ни о какой Савченко вообще даже никто и не размышлял на свободе. Речь идёт о том, что Россия виновата во многом в том, что произошло. Это неприятно, но она виновата. Зачем согласились на минские переговоры без ДНР и ЛНР?

С. К.: Подождите. Вы путаете минские с "нормандским форматом". В минских переговорах Пушилин и Дейнего участвуют от ДНР и ЛНР, а вот в "нормандском формате" — нет.

Э. Л.: Всё это идёт под шапкой "минские переговоры", "минские соглашения", "минские договорённости" — вот о чём я говорю. "Нормандский формат", правильно, появился чуть позже, но это ничего не меняет. Это как бы всё идёт под этой шапкой: "минские договорённости" — "Нормандский формат".

С. К.: Тогда сценарий какой получается?

Э. Л.: Сценарий получается, что сейчас меняют формат и уже фактически сменили. В это дело всунули почему-то Италию.

С. К.: Италия-то здесь зачем?

Э. Л.: Не знаю. Это я тоже хотел спросить, кстати. Германия и Франция — тоже непонятно, зачем они там были с самого начала. Дело в том, что после того, как в переговоры не взяли и выпихнули оттуда ДНР и ЛНР, то теперь и Россию оттуда выпихнули — вот что ужасно. И это всё достукались наши умные головы — кто там сидит в администрации президента, я не знаю. Вряд ли Лавров это всё решает. Мне кажется, Лавров не может. Сейчас надо уволить как минимум министра иностранных дел хотя бы.

С. К.: Лаврова?

Э. Л.: Да. Лавров тут ни при чём, но кто-то же должен ответить. Надо что-то делать, иначе это позор вообще на весь мир: нас просто выставили из этой истории. 

С. К.: Вы не переоцениваете этот новый, как вы говорите, зарождающийся формат?

Э. Л.: Нет, потому что я давно живу на свете и вижу, как шулеры работают. Это специально рядом с какой-то структурой создаётся другая структура, потом реальную силу перекачивают туда, и она начинает замещать собой.

С. К.: Может, нам тоже что-то создать параллельное.

Э. Л.: Мы же создали и ШОС, и ещё что-то.

С. К.: Нет, я говорю про Донбасс.

Э. Л.: Я думаю, в данном случае надо просто оживить наши вооружённые силы. Я бы сейчас — никогда не поздно — выпустил декларацию о том, что в Донецкой и Луганской, Харьковской, Одесской областях живут русскоязычные, и чем это хуже русскорождённых? Это, наверное, даже больше, чем русскорождённые, потому что если ты используешь этот язык в жизни и никакого другого не используешь — это значит, ты и есть русский. Вот надо это так как-то повернуть.

С. К.: Пишут: "Согласна с Эдуардом Лимоновым — умнейший человек. Развалится ли Евросоюз?".

Э. Л.: Развалится ли Евросоюз? Я не Баба-яга, которая гадает на куриных костях или на чём-то там она гадает.

С. К.: На кофейной гуще.

Э. Л.: Но уже появился ряд: Милош Земан, президент Чехии хочет проводить референдум, австрийцы говорят о том, что они хотят провести референдум, подобный британскому, — скорее всего, сейчас, поскольку наступили действительно тяжёлые времена, и в предыдущий части передачи я говорил о мировом кризисе, есть мировой кризис, и в одиночку людям будет легче, странам будет легче прожить. По-моему, эта тенденция будет увеличиваться.

 

"Захватили политическую власть и задают тон, заказывают музыку карлики – это Прибалтика и Польша, основная тема которых – ненависть к России".

Ну не может весь Европейский союз танцевать под музыку этих ничтожных достаточно государств.

С. К.: "Первый зарубежный интернет-сервис уйдёт из России из-за закона Яровой. Крупный сервис для шифрования интернет-подключения Private Internet Access объявил об уходе с российского рынка".

Э. Л.: Закон Яровой ужасен, про это и говорить нечего. Я не знаю, за какие её заслуги приняли этот закон. Обычно, если бы речь шла о культуре или о балерине, то сказали бы — переспала с главредом.

С. К.: Да ладно.

Э. Л.: Я не знаю, с кем переспала Яровая.

С. К.: С дирижёром, наверное, если это актриса, артистка.

Э. Л.: Или кого она опоила, окрутила.

С. К.: По итогам программы вы голосуете за Эдуарда Лимонова, вы его поддерживаете или нет? Итак, Эдуард, Тереза Мэй — новый премьер-министр Великобритании, консерватор.

Э. Л.: Да, с завтрашнего дня. Консерватор. А вот подумайте, почему?

С. К.: Я вас хотел спросить.

Э. Л.: На референдуме консерваторы отстаивали, они хотели, чтобы Великобритания осталась в составе ЕС. Победили их противники, но премьер-министром опять становится консерватор. Вот это удивительная страна — Великобритания.

С. К.: "Нашей элите нечего делить с Западом, поэтому сдадут не только Донбасс, но и всё остальное, лишь бы дальше иметь там дома, учить детей, держать деньги в их банках", — пишет слушатель.  

Э. Л.: Но это всё пессимистический, пассивный взгляд на вещи.

С. К.: Но вы же сами говорите, что упустили.

Э. Л.: Если завтра скажут, что ничего не надо иметь...

С. К.: Так сказали же вроде.

Э. Л.: Главный в стране стукнет кулаком по столу и скажет, что их будут за это сажать на пожизненное, и они немедленно прекратят смотреть в сторону Запада.

С. К.: Так надо посадить кого-то для примера или нет?

Э. Л: Я считаю, что руководитель страны или та группа лиц, которые нами управляют, должны быть непреклонны и жестоки ко всем нарушителям этих табу, которые установлены, а не то что бросать и волочить каких-то бедных несчастных.

С. К.: Откуда вы звоните, как зовут, и ваш вопрос Эдуарду Лимонову?

СЛУШАТЕЛЬ: Владислав меня зовут. Эдуард, у меня замечание и вопрос.

С. К.: Замечание по поводу Эдуарда?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, по поводу Евросоюза. Вы знаете, мне кажется, Евросоюз расколется на несколько союзов, скорее всего. Будет, допустим, Средиземноморский союз, Североевропейский союз, Балтийский. Но Евросоюза, мне кажется, не будет единого — это по экономическим соображениям. А вопрос у меня такой: как вы считаете, сейчас мне кажется, у НАТО один вопрос главный — они тянут Финляндию в НАТО или нет? Это единственная страна, которая с нами граничит, которая в НАТО не входит. Вот они втянут туда Хельсинки или нет?

Э. Л.: Это уже какой-то спорт получается: тянут — не тянут…

С. К.: А вытянуть не могут.

Э. Л.: Нет. В принципе, я с вами согласен.

 

"Распадётся Евросоюз, видимо, на некоторое количество отстаивающих общие интересы средиземноморских стран: Испания, Португалия...".

Но что основное в этой истории: они ждут, НАТО ждёт, когда Россия где-нибудь поскользнётся, когда можно будет в удобный момент более или менее бескровно или почти, затратив мало сил и жертв, каким-то образом нас одолеть, победить и обхитрить. Это так. А открытой войны они боятся — иначе бы они давно расправились с Северной Кореей или с Ираном — понятно.

 

С. К.: "Эдуард, вы равны по мыслям ВВЖ. Я прав?" — спрашивает слушатель. ВВЖ — это кто? Владимир Вольфович Жириновский?

Э. Л.: Видимо, да. Вы так считаете — вы ошибаетесь.

С. К.: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Святослав. У меня вопрос к Эдуарду такой: почему он обсуждает легкоатлетку нашу и то, что она непатриотична, в то время как он сам имел гражданство и Франции, и США больше 30 лет? Это, мне кажется, нонсенс, честно говоря, не смешно. Но если она спортсменка — пускай тренируется, зачем вам лично, человеку с иностранными гражданствами, осуждать этого человека?

Э. Л.: У вас израильский акцент, прежде всего, я заметил. У меня единственное гражданство было французское и никогда никакого другого не было. Я его получил за особые заслуги: за то, что издал там 17 книг, кажется, и с большим трудом. Французская контрразведка возражала два раза, писала. Вся французская интеллигенция за меня вступилась — сейчас бы, наверное, не вступилась, но тогда вступилась, наконец я получил это гражданство, потому что просто никаких бумаг не было, апатрид был. Вот вам короткий рапорт. А при чём здесь спортсменка Клишина? Она просто тварь и сволочь, я не выступал от имени страны и от кого-либо. Я отказался от своего французского гражданства, когда стал участвовать в выборах.

С. К.: Но она-то от российского не отказалась.

Э. Л.: Нет. Она ни от чего не отказалась, вообще не надо это ставить на одну доску.

С. К.: Эдуард Лимонов и Дарья Клишина.

Э. Л.: Нет. Есть простая история: Эдуард Лимонов никогда подобных пакостей не творил. Эдуард Лимонов сидел, никогда никого не заложил, нигде не стучал и так далее.

С. К.: Она не стучала.

Э. Л.: Она заложила 70 легкоатлетов. Она одна пойдёт жопой, извините, там прыгать. С чем она прыгает? С шестом? У меня она вызывает отвращение — вы, наверное, уже это поняли, да? Отвращение — как любой предатель, как любой стукач.

С. К.: Прыгунья в длину, двукратная чемпионка Европы в помещении, чемпионка мира среди спортсменов до 17 лет. Ей всего-то — она в 1991 году родилась.

Э. Л.: Подлецы бывают и в пять лет наверняка.

С. К.: То есть спорт не без границ, получается?

Э. Л.: Нет такой национальности — спортсмен.

С. К.: Гражданин мира ещё говорят.

Э. Л.: Нет такого — "гражданин мира". Нет национальности "спортсмен". У человека есть родина.

С. К.: У неё здесь не было условий тренироваться нормально, она уехала туда — появилась возможность.

Э. Л.: Да не надо выступать адвокатом дьявола.

С. К.: Ну, уж точно Клишина не дьявол.

Э. Л.: Я вам сказал, что она вызывает во мне отвращение. Точка. Следующий вопрос.

С. К.: "Но вот когда министр финансов России заявляет, что надо отменять пенсии — у него всё хорошо с совестью, с головой?" — спрашивает слушатель. Правда, здесь утрированно: он не говорил, что нужно отменять пенсии — там речь шла о том, чтобы люди больше думали о своих пенсиях.

Э. Л.: Подождите. Это, конечно, очень неприятная процедура — повышение пенсионного возраста, и будет проклят тот человек, который это сделает, вы сами понимаете. Понимаете, вы ненавидите все Гайдара — это человек, который выкачал у 70 миллионов вкладчиков всё.

С. К.: Егора вы имеете в виду?

Э. Л.: Егора, да. У моих родителей были какие-то несчастные деньги — всё это накрылось к чёртовой матери. И никто не ненавидит или ненавидит, но втихую: ни одного покушения на него не было, ничего. Так вот и умер своей смертью. А тут сразу целая буря подымается. В стране множество абортов, миллионы абортов.

С. К.: "Денег нет, но вы держитесь".

Э. Л.: Детей нет.

С. К.: Это же не нами было сказано.

Э. Л.: Я, например, возмущён.

С. К.: Словами?

Э. Л.: Задумками: повышением возраста пенсии, но я одновременно не завидую людям, которые у власти и должны заниматься этим всем. Я разумный человек и понимаю, что это очень тяжело.

С. К.: Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Виктор, Москва. Хотелось бы мнение мэтра услышать по поводу Далласа. Вы там жили, всё знаете.

Э. Л.: На самом деле несмотря на то, что в Соединённых Штатах был избран чернокожий длинный высокий парень Обама в президенты, это не значит, что эта страна не является страной расизма. Она является. Я привёл где-то аналог между российскими зонами и тюрьмами, которые бывают чёрными, где воры правят, власть держат, и красными, то есть где администрации. Вот приблизительно точно так же и Соединённые Штаты: там есть огромные гетто чернокожих, где своя власть, и полицейские часто боятся туда сунуться. А есть одноэтажная Америка — там правит бал администрация. Мы видим ненависть между полицейскими и чёрными.

С. К.: У нас сегодня очень активное голосование, как никогда. 93% слушателей за вас по итогам программы, 7% проголосовали против. Эдуард Лимонов. Ждём вас через неделю. 

Э. Л.: Спасибо всем! За то, что участвуете, слушаете, приходите, спорите.

С. К.: Да. И не забудьте, передача появится на нашем сайте Life.ru, не пропустите.

*Организация запрещена на территории РФ решением Верховного суда.

Теги:
звук, безвопросов, эдуардлимонов, нато, евросоюз, эксклюзивы

Другие новости