Статья:
14 июля, 2016 15:19
21

Проверка на прочность: как российские юристы переживают кризис

Экономический спад сокращает число сопровождаемых юристами сделок, но дает новые возможности: например, рост числа корпоративных конфликтов

Каждый экономический кризис так или иначе менял российский рынок юридических услуг. Оценить влияние кризиса последних лет пока трудно, однако общие контуры уже намечены.

Перераспределение потоков

Кризис сказывается на всех секторах экономики, зависящих от природных и материальных ресурсов. Однако ключевой ресурс юридического бизнеса — интеллектуальный капитал. Именно он делает этот бизнес устойчивым.

Безусловно, снижение темпов производства влияет на объем поручений для юристов. Разумеется, изменение инвестиционного климата отражается на количестве сопровождаемых сделок. Тем не менее рынок предоставляет иные возможности — сопровождение процессов экономической защиты: корпоративные и коммерческие споры, банкротства и реструктуризации, административные и экономические уголовные дела.

Кризис для юристов — это изменение векторов и правил движения капиталов. Наблюдается не вертикальное сокращение темпов роста, а перераспределение финансовых потоков между участниками. Меняются запросы на определенные услуги при сохранении потребности в юридическом сервисе. Часть поручений клиентов либо переходит от одних поставщиков юридических услуг к другим, либо замыкается на внутренние правовые управления.

Поэтому кризис оказывается проверкой бизнес-моделей юридических фирм на прочность. Залогом процветания является сохранение своих позиций на волне спроса — формирование оптимальной структуры, отражающей комплекс актуальных задач клиентов.

Иностранные юридические фирмы твердо стоят на многолетней истории и традициях. Стандарты ведения дел диктуются из головных офисов. Человеческие ресурсы по всему миру практически не ограничены — крупные фирмы входят в рейтинги наиболее привлекательных работодателей США, Великобритании и Европы.

Наиболее гибкими к изменениям оказываются российские национальные юридические фирмы. Чувство рынка и отсутствие барьеров для расширения практик создают основу для развития. Они практически все управляются партнерами, основавшими фирмы, и редко превышают штат в сто юристов. Тем не менее скорость их развития беспрецедентна. Лучшие представители принимают активное участие в формировании как правоприменительной практики, так и национального законодательства.

Рынок юридических услуг похож на 3D-шахматы. С одной стороны, он разделен на иностранные и национальные фирмы, довольно существенно различающиеся между собой. С другой — на модели специализированных фирм и оказывающих полный спектр услуг. При этом он не склонен к консолидации, а, наоборот, постоянно расширяется за счет новых игроков.

Новые игроки

Практически все участники российского рынка юридических услуг — небольшие структуры. Численность профессионального состава крупнейшей национальной фирмы — адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» в 2015 году составила 204 юриста (данные рейтинга «Право.ru — 300»). Для сравнения: сопоставимое число юристов работает во внутреннем юридическом управлении Сбербанка. И конечно, эти числа несопоставимы со штатом американских или английских фирм.

И тем не менее российский рынок юридических услуг растет экстенсивно. Новые фирмы учреждаются каждый год. Наиболее распространенный сценарий — исход группы сотрудников юридической фирмы в целях создания собственной практики. Менее распространенный — расхождение партнеров, иногда даже именных партнеров, что делает невозможным сохранение прежнего бренда.

Перед написанием этой колонки я опросил 20 управляющих партнеров и партнеров юридических фирм с сильными позициями на рынке. Это как фирмы, из которых уходят сотрудники для создания собственного бизнеса, так и созданные по данной модели за последние десять лет. Все они без исключения подчеркнули позитивный аспект образования новых игроков на рынке — конкуренция влечет повышение общего уровня качества оказываемых услуг.

На вопрос, что сейчас является первичным — фигуры конкретных сильных юристов или развитый бренд, многие ответили, что с точки зрения покупательского спроса на первом месте стоит команда. Новые фирмы не успевают сформировать устойчивый бренд, тем не менее получают мандаты на ведение миллиардных проектов от крупных клиентов.

Например, адвокатское бюро «Инфралекс» создано людьми, которые на момент запуска фирмы уже были партнерами и старшими партнерами, а не юристами. Как следствие, с одной стороны — более консервативное позиционирование, практически полное отсутствие специальной пиар- и маркетинговой активности. С другой — рекорд по скорости развития и расширению профессионального штата: девять самостоятельных практик и 60 юристов с 2014 года. При этом данное развитие едва ли связано с искусственным набором мышечной массы в надежде вернуть инвестиции в будущем — бюро закрывает комплекс правовых задач для крупных коммерческих банков и участников рынка недвижимости.

Большинство новых юридических фирм специализированные — они ориентированы на работу по одной или нескольким практикам и не стремятся развивать другие направления. Я предложил представителям юридических фирм тезис, что специализированные бутиковые участники рынка более конкурентоспособны по сравнению с моделью full circle, предполагающей оказание полного спектра юридических услуг. Мнения разделились в соотношении 60 на 40 — большинство согласились с данным тезисом.

Специализированные фирмы действительно обладают некоторыми преимуществами. Во-первых, они имеют карт-бланш на строго определенное позиционирование перед клиентами: «Мы занимаемся только этим, и именно в этом наше преимущество». Во-вторых, они концентрируют внутренние ресурсы на привлечении лучших сотрудников в своей области. В-третьих, им не приходится сохранять практики, на которые упал спрос.

Одна из наиболее устойчивых бизнес-моделей бутиковых фирм — специализация на практике разрешения споров. В последние годы мы видели немало крупных и интересных по своей сути коммерческих и корпоративных конфликтов. В военное время боеспособность армии зависит от продовольственного обоза, поэтому для защиты своих интересов клиенты стараются привлекать лучших судебных юристов.

Бои литигаторов*

Последний год уже ознаменовался несколькими кейсами, позволяющими сделать интересные выводы о рынке юридических услуг. Примечательно, что юридические фирмы, представляющие интересы сторон в рамках этих кейсов, часто являются специализированными.

В производстве арбитражных судов увеличилось количество споров между участниками телекоммуникационного рынка, касающихся авторских прав, агентских договоров и недобросовестной конкуренции. В частности, рекордный по сумме исковых требований спор по иску «Связного» к МТС — свыше чем на $1 млрд (77 млрд руб.). Конфликт между МТС и ретейлером начался с покупки предпринимателем Олегом Малисом контрольного пакета «Связного». После прекращения сотрудничества со «Связным» МТС попыталась опротестовать в суде данную сделку, подав иск к ФАС России. Тем не менее Арбитражный суд Москвы признал законным решение антимонопольной службы, а претензии МТС необоснованными. Далее «Связной» обратился в суд с претензией по взысканию задолженности по выплате агентского вознаграждения и неустойки на сумму более 1 млрд руб. и компенсации в 77 млрд руб. за нарушение прав на товарный знак «Связного». Дело было урегулировано мировым соглашением через несколько недель после подачи иска. МТС приняла на себя обязательство выплатить компании «Связной» более 1 млрд руб. агентского вознаграждения. Интересы «Связного» представляло адвокатское бюро S&K «Вертикаль», зарекомендовавшее себя в области разрешения корпоративных конфликтов.

Другой интересный пример — дело по иску «ВымпелКома» к «Тизприбору», владельцу бизнес-центра Hermitage Plaza, разделил рынок на два лагеря. Предметом спора стал договор аренды, заключенный в долларовом эквиваленте. Позицию «ВымпелКома» поддерживают преимущественно сочувствующие арендаторы в схожем положении. На позиции «Тизприбора» те, кто считает недопустимым применять механизм арбитражных споров для пересмотра договоров аренды между коммерческими организациями, в числе которых коллегия судей Девятого апелляционного арбитражного суда, которая отнесла проблему арендатора к сфере предпринимательских рисков. Этот кейс интересен еще и столкновением в арбитражном процессе нескольких специализированных судебных юридических фирм. На стороне «ВымпелКома» выступает Delcredere, хорошо известная в Москве команда результативных судебных адвокатов. Права «Тизприбора» защищают адвокатское бюро «Инфралекс» и московская коллегия адвокатов «Мельницкий и Захаров», два сильных гладиатора на судебной арене.

Участники рынка юридических услуг быстро адаптируются к изменениям в экономике. Процесс изменений похож не на смену лидеров, а скорее на внутреннюю инверсию — перераспределение акцентов на рынке в связи со спросом клиентов. Юридические фирмы численностью от ста юристов уже набрали оптимальный вес и опыт бизнес-администрирования, позволяющие им оставаться не столь восприимчивыми к снижению спроса на услуги отдельных практик. Однако на российском рынке таких фирм менее десяти. В сегменте, который занимают фирмы до ста юристов, инициативные участники с востребованной специализацией, в том числе образовавшиеся за последние десять лет, будут привлекать больше бизнеса и формировать очертания рынка.

* Литигаторы — юристы, основной работой которых является представление интересов клиента в суде

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции. 

Теги:
мнение
Источник:
www.rbc.ru

Другие новости