Статья:
20 июля, 2016 16:50
14

Лимонов: Наблюдение за спортсменами пахнет контролем, как в антиутопиях Оруэлла

Писатель считает, что из-за допинговых скандалов спортсмены стали постоянными пациентами.

С. КОРОЛЁВ: Вторник, 19 июля. Эдуард Лимонов, как всегда, на своём месте в нашей студии по вторникам.

Э. ЛИМОНОВ: Всем огромный привет!

С. К.: Доброго вечера Вам, доброго вечера всем нашим слушателям. У микрофона Сергей Королёв. Звонки в конце часа, как всегда, будем принимать, но один счастливый прямо сейчас примем. Тот, кто третьим дозвонится.

СЛУШАТЕЛЬ: Давно хотел задать Эдуарду Вениаминовичу вопрос. Эдуард Вениаминович, что Вас толкнуло приехать с Запада и ткнуться в баню кровавую от Абхазии до Югославии? Вы же были там, на сытом Западе, в том числе во Франции и Соединённых Штатах. Спасибо большое.

Э. Л.: Я полагаю, темперамент, конечно же, желание ввязаться во всё это. Конечно, только темперамент, страсти движут людьми, а не какие-то расчёты. Расчёты движут только низменными, мелкими людьми.

С. К.: Сегодня заседал Международный олимпийский комитет. Все ждали решения, решение не вынесено. Имеется в виду, господин Бах из Международного олимпийского комитета говорит: "Я дождусь, что скажет САС". Знаете, что такое САС?

Э. Л.: Нет, не знаю.

С. К.: Вердикт САС — это вердикт Спортивного арбитражного суда, который должен был быть в Лозанне, но его перенесли в Женеву, и в Женеве решается, что будет с нашими легкоатлетами. Но тем не менее уже масса громких заявлений сделана. МОК призывает международные федерации зимних видов спорта заморозить приготовление к международным соревнованиям в России — это первое. По вопросу участия российских спортсменов, как я уже сказал, позже даст свою оценку. Принято решение не доверять России, не поддерживать организацию в стране каких бы то ни было международных соревнований, в том числе европейских Олимпийских игр 2019 года. Под большим вопросом получается и чемпионат мира по футболу.

Э. Л.: Я понял Вас. Моё мнение простое. Это, естественно, давление на нас, это ещё не заявленные, не объявленные санкции в том же огромном ряду других санкций. И конечно, нас хотят просто выставить из спорта.

С. К.: До воскресенья, до конца недели МОК должно объявить решение по поводу Рио. Ваш прогноз.

Э. Л.: Я думаю, примут какое-нибудь половинчатое решение. Постараются к этой единственной спортсменке, которую допустили, допустить ещё несколько. Наверное, Исинбаеву возьмут и допустят, потому что она так обижена, и действительно, она авторитет, она дважды чемпион Олимпийских игр. Наверное, её допустят. А вообще надо употреблять по отношению к ним ядовитую насмешку, раз мы ничем не можем себя больше защитить, раз наши голоса в этих международных организациях не слышны, то хотя бы давайте над ними издеваться.

С. К.: Давайте. Но как?

Э. Л.: Козлы!

С. К.: Это не издёвка, извините.

Э. Л.: Можно придумать! Знаете, у нас очень лимитированная возможность издеваться на радио.

С. К.: Всё что угодно, кроме…

Э. Л.: Мы не можем с Вами народный язык употребить, это уже плохо. А я большой обожатель народного языка.

С. К.: Можно заменить, найти синонимы. Богатый язык русский, Вам ли не знать.

Э. Л.: Постараемся.

С. К.: "Здравствуйте, Эдуард Вениаминович, — пишет слушатель. — Стоит ли бойкотировать Олимпиаду?"

Э. Л.:

"Мне кажется, что нам уже не дадут никакой возможности как-то себя позиционировать по отношению к Олимпиаде"

Потому что нас уже позиционировали по отношению к Олимпиаде. Нас вообще выталкивают из спорта. Я не удивлюсь, что это дело не ограничится одной Олимпиадой, что будут и все остальные наскоки. Вообще выпихнут из спорта.

С. К.: Так сейчас они уже об этом говорят!

Э. Л.: Но плакать об этом не надо, надо просто подумать и приноровиться к этому. Я предлагал, давайте великие азиатские игры у нас откроем, мы же держава не только европейская, но и азиатская. Если мы это хорошо обставим и традицию такую обоснуем, то потом это будет продолжаться и будет почище Олимпийских, если предаваться этому занятию с упорством и с надлежащей энергией.

С. К.: То есть Вы говорите о создании альтернативных Олимпиаде соревнованиях, правильно?

Э. Л.: Конечно! Безусловно. Великие азиатские игры. Так и назвать их. Сейчас есть всякие такие игры, но они слишком мелкотравчатые. И если такое мощное государство, как Россия, с её и финансовыми возможностями, возьмёт на себя эту задачу, то будут такие игры.

С. К.: Кого Вы видите нашими союзниками в этом спортивном вопросе?

Э. Л.: Я, как император Александр III, который говорил, что у России есть только два союзника — её армия и её флот. На всякий случай не будем себе искать союзников, а будем полагаться на самих себя.

С. К.: "А спортсмены-то как же? Они же тренировались! Им охота на Олимпиаду. Не жалко Вам их?" — пишет слушатель.

Э. Л.: Да не надо, не надо! Мне не дали Нобелевскую премию — и обрушиваться на власть, на людей, на всех! Давайте будем разумными. Спортсмены готовились. Конечно, готовились. Спорт — это как и всё остальное. Есть доля риска. 

А завтра ты умрёшь, не дожив до следующей Олимпиады, например.

С. К.: "Нужны великие допинговые игры. Вот где будут рекорды", — пишет слушатель. Намекает на то, что рыльце-то в пушку.

Э. Л.: Это всё шутки, а с другой стороны раздаются совершенно трезвые научные голоса, которые говорят, что допинг не остановить. Влияние допинга на спорт было, есть и будет. И не лучше ли забить на это дело и принимать — пускай соревнуются, кроме спортсменов.

С. К.: Фармацевты.

Э. Л.: И фармацевты всех стран. Есть и такая точка зрения. Я лично тоже считаю, что это превращается уже в какую-то слежку за спортсменами, которые не могут, извините, в туалет сходить просто так. Обязательно у них берут тысячу анализов. Они просто превратились в пациентов! Капельницы, постоянная проверка. И потом, это дурно пахнет, каким-то контролем, как у Джорджа Оруэлла.

С. К.: Это уже, так сказать, цветёт и пахнет вовсю.

Э. Л.: Да. Так лучше, может быть, не следить, не обращать внимания на фармацевтов, стоящих за спортсменами.

С. К.: Получается, что нас, по сути, так или иначе лишат Олимпиады.

Э. Л.: Не умрём мы.

С. К.: Мы-то не умрём, а чемпионат по футболу 2018 года? Столько построили, столько вложили уже.

Э. Л.: Понимаете, мы не можем предвидеть всё, все гадости, хитрости и всякие тварные инстинкты.

С. К.: Врагов или партнёров?

Э. Л.: Я говорю, визави. Это хорошо.

С. К.: Хорошо, давайте.

Э. Л.: Визави. Порой врагов, да. Конечно, врагов, очень часто. Они сами на себя такую роль взяли. Они хотят нас учить жить, а мы уже половозрелые и взрослые, нам 1000 лет государству. Пусть нас Соединённые Штаты, которым 200 с небольшим, не учат жить! Мы сами знаем и как-то справлялись в своей истории.

С. К.: "Через какое время Запад с поклоном к нам приползёт на карачках, если им ещё краны перекрыть?" — пишет слушатель.

Э. Л.: Без кранов они, на мой взгляд, начинают обходиться. Сланцевый газ они поднимают. Они что-нибудь найдут, я вообще не верю, что они так приползут. Я думаю, что они могут приползти к нам только в случае, если их будет одолевать исламский радикализм до такой степени. Тогда они к нам обратятся, сомнений нет.

С. К.: Вопрос слушателя: "Лимонов сам верит в то, что говорит по поводу альтернативных Олимпийских игр?"

Э. Л.: Абсолютно.

С. К.: А я не дочитал.

Э. Л.: Дайте я отвечу на эту часть.

С. К.: Так это же не весь вопрос. Там дальше аргумент!

Э. Л.: Я верю.

С. К.: Он говорит, что приедут, будут участвовать в этих играх Россия, Северная Корея и Беларусь.

Э. Л.: Не надо этого! Великие азиатские игры. Китай приедет обязательно, Индия приедет. Белоруссия, может, и не приедет, тоже ничего страшного.

С. К.: "Всемирные азиатские игры, мне нравится, сокращённо ВАИ, — пишет наш слушатель. — Не приползут они к нам на коленях, а вот от нас, когда довыёживается…" — пишет слушатель.

Э. Л.: Я не говорил, что они приползут. Это один из слушателей сказал. А я вообще, пожив среди этой публики, отношусь к ним с огромным презрением, и в отличие от российских товарищей наших, которым десятилетие ушло на то, чтобы это понять, я это знал уже в начале 90-х годов, в конце 80-х.

С. К.: Итак, с момента нашей предыдущей встречи, Эдуард, случилась Ницца, случилась Турция, случился Ереван (менее масштабно, но тем не менее) и Казахстан, там тоже что-то забурлило. Вы усматриваете связь между этими событиями? И какую?

Э. Л.: События начинаются, когда они отдельно. Помните Charlie Hebdo, какой был ужас, да?

С. К.: Да.

Э. Л.: А потом они становятся серее и уже менее замечаемы, и люди уже не в силах реагировать эмоционально. А так всё и начинается!

С. К.: Это называется рутина.

Э. Л.: Да.

"Мир страшно и быстро изменяется. И никогда никакого поворота обратно не будет"

Я помню, сколько нам прожужжали уши о братском украинском народе, а я с самого сказал: "Ребята, я это наблюдал в Сербии между сербами и хорватами, сербами и мусульманами". Я говорю, что это сегодня может казаться, что все живут в любви и дружбе, завтра это уже не так, поэтому надо жить и смотреть на время и понимать его. Сейчас это несётся с огромной скоростью! Возьмём только Францию: Charlie Hebdo, "Батаклан", Ницца, да? Посмотрите на немцев. У них то же самое происходит в Германии. Сегодня этот афганский подросток 17 лет с топором и ножом ранил 21 человека, четверо в тяжёлом состоянии. Представляете, с топором и ножом в железнодорожный вагон ворвался. А до этого был Кёльн, помните? Пропустили мимо ушей, чуть ли не дали по старой европейской толерантной привычке условные наказания. Вот вам теперь, смотрите! Дальше ещё будет. Сегодня ИГИЛ* на себя взяло ответственность за это нападение афганского подростка. Во-первых, появился фактор ИГИЛ. Турция всё равно живодёрская всегда была. Что мы, не знаем из русской классической литературы? Мы с ними воевали шесть войн или семь, уж не помню точно. И посмотрите! Я видел по Лайфу эти ужасные видео задержанных военных, они же все избиты до ужаса. У главного, Озтюрка, главы ВВС, вроде отрезано ухо, там замотано. На них такие побои, на которые другая нация постеснялась бы приводить туда телевидение! Нет, они привели и спокойненько всё это снимают. Там лица распухшие, побои ужасные. Поэтому чего ожидать от Турции? От Турции надо стоять как можно дальше. Наша власть должна немедленно отгородиться от неё со всей возможной решительностью.

С. К.: А разве не хорошо, что Турция повздорила со Штатами? Для нас? И вообще Вы можете всё-таки объяснить, что это было в Турции?

Э. Л.: Это действительно, наверное, была революция.

С. К.: Попытка революции.

Э. Л.: Да. Но мне не кажутся убедительными обвинения Эрдогана в сторону этого исламского старичка, живущего в Соединённых Штатах.

С. К.: Пенсильвания.

Э. Л.: Отчасти бизнесмена, отчасти проповедника. Мне они не кажутся убедительными по простой причине: потому что армия турецкая традиционно светская, а старичок — радикал покруче самого Эрдогана. Говорят, они поругались именно на почве радикализма. У Эрдогана было недостаточно, по мнению этого старичка, радикализма в нём. Поэтому я полагаю, что это было по примеру египетской армии, которая навела порядок в своей стране. Вы помните, да? А ведь легко об этом догадаться, потому что "Мусульманские братья"* были союзниками и остались союзниками Эрдогана, кто уцелел. Он многих у себя принял как политических беженцев на территории Турции. Он Мурси называл братом, ныне сидящего в тюрьме, но, кстати говоря, законно избранного президента Египта. По примеру египетской армии решила и турецкая армия выступить. Я думаю, что это самое правдоподобное и единственное объяснение, которое в данном случае подходит, как перчатка для нужного размера руки. Точно.

С. К.: Хорошо. Я возвращусь к тем, кого сейчас называют организаторами этого недопереворота. Этот генерал ВВС, которого Вы описывали, с отрезанным ухом, неужели это он сам?

Э. Л.: Кстати говоря, очень благородное лицо, меня впечатлило. Мы же с Вами пользуемся открытыми источниками информации, других у нас нет. Он вроде признался, а потом уже судьям сказал, что он не был главой переворота.

С. К.: Но не сказал кто?

Э. Л.: Но не сказал кто. Я думаю, никто и не скажет. А зачем им подставлять себя?

С. К.: А как Вам версия, что инсценировка, что Эрдоган сам?

Э. Л.: Полная глупость. Сторонники этой версии ссылаются на то, что у Эрдогана уже были заготовлены списки. Он же классический диктатор! А у классического диктатора всегда заготовлены списки неугодных либо врагов режима, которых он держит про запас. Это типичное диктаторское поведение, всегда есть списки.

С. К.: Сегодня турецкие власти задержали двух пилотов, которые сбили российский Су-24 в конце прошлого года.

Э. Л.: Хитрые турки.

С. К.: Они хотят всё-таки заручиться какой-то нашей поддержкой? Объясните.

Э. Л.: С одной стороны, "Ас-саляму алейкум", а с другой — они всё равно задержали пилота ВВС. И они решили убить двух зайцев, трёх зайцев, я не знаю сколько. То есть давайте мы сдадим русским.

С. К.: Удобно, правда?

Э. Л.: Я слышал, это не моя сегодня версия, но версия разумная, поэтому я её скажу. Всё понятно, пилоты же не по своей воле взяли и сбили российский самолёт. Им дали приказ. Надо задержать тех, кто дал приказ, а не этих ребят. Они-то чего? Конечно, они виноваты, они исполнители, нажали там на сброс ракеты.

С. К.: В Турции Эрдоган добил светскую оппозицию.

Э. Л.: Хитрый жулик Эрдоган!

С. К.: Да, Вы его так называете?

Э. Л.: Конечно!

С. К.: Как нам с ним себя теперь вести?

Э. Л.: Ни в коем случае никаких отношений. Никаких, потому что мы только измажемся! У нас своих проблем полно, ещё мы измажемся об эту Турцию. Сейчас они начнут сбрасывать своих узников со скалы, или давить автобусами, или что там они будут делать.

С. К.: Смертную казнь под шумок хотят вернуть, Вы слышали, да?

Э. Л.: Я слышал, но можно же убивать людей и не вводя смертную казнь.

С. К.: Кстати, Вы знаете, Эрдоган причислил Россию к странам со смертной казнью.

Э. Л.: Эрдогану когда надо, он всё сделает.

С. К.: У нас Турция, у нас Ницца, у нас ещё вдобавок и Армения с Казахстаном. А там-то что?

Э. Л.: Очень много недовольных Саргсяном. Он уже давно у власти, и говорят, что жёсткий руководитель. И вообще это же обычно, когда кто-то долго сидит у власти, то остальным тоже хочется порулить. Вы помните, в Армении не так давно были массовые волнения — это продолжение.

С. К.: Карабах закипал.

Э. Л.: Продолжение, да, и ничего тут удивительного нет. Это свидетельствует о том, что, видимо, какая-то часть энергичных людей остаётся не у дел.

С. К.: Давайте ненадолго отвлечёмся от новостей. Слушатель поздравляет Вас с днём рождения Маяковского. "Ведь сейчас подобных нет?" — пишет он и ставит знак вопроса.

Э. Л.: Я скажу вам сразу, что эпоха-то другая. Маяковский был современником революции, а мы с вами — современники реакции. Поэтому сейчас такого поэта и не может появиться, для этого нужны другие энергии, вибрации вокруг нас.

С. К.: Какие?

Э. Л.: Революционные, не реакционные. У нас всё построено на сохранении. Мы стремимся сохранить то, что у нас есть, то есть Россию. Наша властная группа, которая у нас у власти, стремится сохранить свою власть. То есть это охранительные функции. А у революции были функции завоевательные, конечно же.

С. К.: Зато у нас есть покемоны. Что это за феномен? Вы его как объясняете? Вы пробовали играть?

Э. Л.:

"Я уж слишком серьёзный и взрослый человек. Держусь подальше от этих массовых безумий"

От умственных эпидемий на достаточной дистанции. Я даже неазартный игрок, я даже не сяду играть, потому что я расчётливый.

С. К.: В карты умеете?

Э. Л.: Умею, да.

С. К.: В покер?

Э. Л.: Нет, в покер я не умею. Примитивно умею.

С. К.: В дурака.

Э. Л.: Ничего я Вам не скажу, а то Вы сейчас начнёте, как следователь, из меня вытягивать. Всё, точка на этой теме.

С. К.: Так про покемонов Вы не договорили.

Э. Л.: Я вчера видел сюжет, как в Central Park ринулась орда американцев со своими мобильниками, айпедами — тысячи людей, бросив свои машины в третьем ряду со включёнными огнями. "Боже мой, людская раса достаточно глупа", — подумал я.

С. К.: "Армения, Казахстан, Украина. Эдуард, почему всё полыхает вокруг наших границ? Просто совпадение?" — Андрей Андреевич спрашивает.

Э. Л.: Полыхает везде, по-моему. Мы просто не замечали.

С. К.: Не обращали внимания. Кстати, в США-то тоже протесты, чернокожих убивают полицейские.

Э. Л.: Да, там уже убили сколько? Четверых, теперь убили троих в штате Луизиана. Это происходит, человечество всё время находится в таком яростном состоянии. Вам кажется, что раньше было тише. Нет, это у нас просто было тише. Во-первых, советская власть долгие годы заботилась не только о материальном состоянии своих граждан худо-бедно — многие вещи были бесплатны: вода, свет, газ, — но и о том, чтобы не беспокоить их психику! Вас ограждали от всех этих войн и революций, которые происходили везде, от всех этих ужасов, от фугасов и прочего. Видели кинохроники мельком и всё. Всё это было не у нас. А теперь вы полностью по уши сидите в этой информации и, конечно, вам страшно.

С. К.: "Возможно, турецкие военные тоже искали какого-нибудь редкого покемона, а Эрдоган подумал, переворот. Теперь у Турции нет армии", — слушатель пишет.

Э. Л.: Я думаю, над такими вещами шутить не надо.

С. К.: Лучше не шутить, да.

Э. Л.:

"Есть категория вещей, над которыми не стоит шутить"

С. К.: Да. Была новость: это исследования американских учёных. Они назвали три главных причины, от которых может вымереть человечество. Это супервулкан, это астероид, который врежется в Землю, или Солнце сожжёт, излишняя активность Солнца. Вы что предпочтёте? Или мы сами себя убьём?

Э. Л.: У меня есть книга "Конец света", 25 сценариев конца света. Очень научная книга и невероятная, вплоть до адронного коллайдера, который теоретически должен был генерировать эти маленькие, микроскопические чёрные дыры, которые потом должны были проглотить многое. Очень интересная.

С. К.: Нет, я-то спрашивал, может быть, всё-таки не внешнее будет воздействие, а сами мы себя загоним? "Мы" — человечество я имею в виду.

Э. Л.: А разве это внешняя, адронный коллайдер? Это сделано руками человека.

С. К.: Я про это и говорю. Американцы все три причины назвали внешние, а я-то говорю, может быть, мы сами себя истребим?

Э. Л.: Да, я думаю. Ходят же упорные слухи о том, что этот вирус СПИДа или Эбола создан в лабораториях каких-то, американских в частности. И многие шаги уже сделаны в направлении истребления. Например, бесплодие может поразить всех. Что-то не углядим, изменится экология на всей планете куда-нибудь, незаметно для нас. Практически безвредно, может быть, для физического здоровья, но вдруг бесплодие — и всё, не будет человечества. А почему все так держатся за это? В конце концов, вокруг летают эти огромные планеты, какие-то безумные совершенно, носятся по этим орбитам. У меня такое впечатление, что кто-то вообще держит, крыша есть у этого, кто-то абсолютно озаботился тем, чтобы они не сталкивались. Вас это не поражает? Меня поражает ежедневно то, что эти все по эллипсам несутся! Даже мы на земном шаре по эллиптической орбите движемся со скоростью 107 тысяч километров в час! Вас это не поражает?

С. К.: Поражает.

Э. Л.: И со скоростью где-то 1500 или 1800 километров вокруг своей оси! А внизу под нами ядерное ядро, как сейчас выяснилось. Жидкая магма, там идут постоянные водородные реакции. Вас не удивляет, не страшно?

"Мне не страшно, потому что настолько это поразительно, и бойся – не бойся, всё равно ничего не изменишь"

С. К.: А может быть, мы в матрице.

Э. Л.: Мы, наверное, да. Или это чей-то жестокий, глубокий, сильный сон каких-то сверхсуществ, говоря о богах.

С. К.: 25% граждан России задумывались об эмиграции. Свежий опрос "Левада-центра".

Э. Л.: "Левада-центру", видимо, верить нельзя.

С. К.: Почему?

Э. Л.: Там сидят одни покемоны.

С. К.: "Антимайдан" их уже обвинил в иностранном финансировании.

Э. Л.: По-моему, тоже.

С. К.: Да? Не верите?

Э. Л.: Во-первых, как человек, который пережил на себе проживание в чужих странах, я хочу даже тем, кто действительно собирается, сказать: вы идиоты! Выживут немногие, вы просто будете проклинать себя.

С. К.: Я назову тогда основную причину, которую люди называли?

Э. Л.: Да.

С. К.: Основная причина отъезда — более высокое качество жизни за границей и нестабильная экономическая ситуация в России.

Э. Л.: Да у вас жизни не будет никакой.

С. К.: А также желание обеспечить детям достойное и надёжное будущее.

Э. Л.: Вы будете бегать с тряпкой и вытирать там где-то грязь, пыль, или я не знаю, что там? Красить стены.

С. К.: В стрип-баре танцевать.

Э. Л.: Да! Надо просто поинтересоваться, чем занимаются все эти эстонцы, латвийцы, литовцы, уехавшие работать в Скандинавию и Германию. Вы не захотите такой жизни.

С. К.: Но Вы-то не в баре были во Франции.

Э. Л.: Я был где угодно.

С. К.: И в баре в том числе?

Э. Л.:

"Я был и бас-боем, и убирал за стариками в старческом доме"

С. К.: А что такое бас-бой?

Э. Л.: Это помощник официанта.

С. К.: То есть бегали прямо в кафе?

Э. Л.: Нет, я работал в поте лица, рыл канавы, перестраивал какие-то там фермы.

С. К.: Я открываю голосование. И прошу, ваши вопросы Эдуарду Лимонову. "Порой кажется, что Мутко не просто непотопляем, он бессмертен!" — предполагает слушатель.

Э. Л.: Как Кобзон.

С. К.: Ну Кобзон-то…

Э. Л.: Хороший, да.

С. К.: Кобзон хороший, в Донбасс ездил.

Э. Л.: Хороший Кобзон!

С. К.: Вы говорите сейчас искренне?

Э. Л.: Да, а что?

С. К.: Примем звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Эдуард Вениаминович, вы были знакомы с таким публицистом, как Григорий Климов. Мне интересно Ваше отношение к его идеям, которые он в своих книгах выдвигает. Спасибо.

Э. Л.: Я был журналистом послан в своё время, работая в редакции газеты "Новое русское слово", взять у него интервью. И поехал, и взял. У меня есть, по-моему, такой рассказ. Не помню название, но он на эту тему. Он, конечно, мракобес, безусловно. Такой домашний фрейдизм у него присутствует. Но для русского читателя он был необыкновенно интересен, потому что у нас подобные взгляды не поощрялись. Если не были запрещены, то хотя бы книги такие не публиковались. Он мракобес. И произвёл на меня впечатление достаточно жалкого человека. И потом, он был перебежчиком. Майор, знавший два языка, в 47-м году спрятался в каком-то музее в Западном Берлине, куда офицеров возили на экскурсию, и перешёл на американскую сторону. А потом работал по строительству военных баз американских по всему миру, поэтому это не тот человек, которого бы я Вам советовал.

С. К.: "С Шендеровичем дружите?"

Э. Л.: Как можно с такой гадкой жабой дружить?

С. К.: Хорошо, оставим на Вашей совести такой комментарий.

Э. Л.: А что тут больше?

С. К.: Вы хотите развернуть?

Э. Л.: Нет! Абсолютно не моя тема.

С. К.: 31-го же Вы собираетесь?

Э. Л.: Да, пойду.

С. К.: И что, ответила уже мэрия?

Э. Л.: Нет, мы только подали вчера.

С. К.: А тема какая будет в этот раз?

Э. Л.: Темы будут приблизительно такие, о который мы с Вами говорим, ещё более запретные.

С. К.: А какие запретные темы? Я подмигиваю сейчас Эдуарду Лимонову.

Э. Л.: Скажем вкратце, это всё-таки критика. Я об этом говорю открыто, поскольку я настоящий оппозиционер и считаю нашу власть не такой решительной, какой хотелось бы её видеть.

С. К.: Слушатель звонит.

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, пожалуйста, откуда берутся такие люди типа Родченкова, разведчика, который всех посдавал, и прочих? Ведь это же бывшие наши соотечественники. Американцы так не поступают, по-моему.

С. К.: А Вы знаете, сколько получила эта спортсменка? Я забыл её фамилию.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, 10 тысяч евро!

С. К.: 10 тысяч евро из какого-то там фонда. Юлия Степанова, я вспомнил.

СЛУШАТЕЛЬ: Это же не единичный случай, их много таких.

С. К.: Нет, конкретно она. Этих товарищей две фамилии, пожалуй, и звучали — Степанова и Родченков.

Э. Л.: Я сам удивляюсь, откуда они берутся. Я думаю, что они воспитались за последние 25 лет, когда наше государство после этого переворота 91-го года стало буржуазным государством. И поэтому буржуазные ценности: своя хата ближе, продать родную маму, продать родину — ничего не стоило, все продавали в 90-е. Вы помните, что творилось. Я сейчас даже фамилии не помню, сколько много было ужасно прославленных предателей родины. Эта линия продолжается. Тот, который сам с допингами не только участвовал, он ещё проектировал всё это, организовывал. И теперь он выступает основным оппонентом России. Скотина! Вообще-то у нас должна существовать действительно служба внешней разведки, какие-то ребята, которые раньше занимались тем, чтобы у нас не поощрялось подобное отношение к природе вещей.

С. К.: Эдуард, а к Сноудену Вы как относитесь?

Э. Л.: Сноуден нам полезен. Я просто отношусь, всё меряю на Россию. Давно решил, поэтому делайте и вы, и будет вам легко и просто.

С. К.: "Зато для ура-патриотов Сноуден — герой".

Э. Л.: Причём здесь ура-патриоты? А Вы не патриот? Так стесняйтесь этого. Только, пожалуйста, оставьте в покое, например, Владимира Владимировича, вынесите его за скобки и давайте, что полезно для России, то полезно и для Вас, и для меня.

С. К.: Примем звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня следующий вопрос. Хотя мы не сознаёмся, что доклад WADA настоящий, что мы в него не верим, но при этом были уволены шесть человек, которые в этом докладе были упомянуты.

С. К.: Извините, я Вас поправляю, они были отстранены на время расследования по фактам этого доклада. Мутко на своём месте.

СЛУШАТЕЛЬ: Мутко — понятное дело. А по поводу того, что мы прогнулись под Международный олимпийский комитет, что мы отстранили их на время расследования, Вы не считаете, что мы под Запад прогибаемся?

Э. Л.: Это же не мы с Вами, не Вы и не я. Мы всё прекрасно знаем, понимаем, и насколько мы можем, свой слабый голос возвышаем против этого. На самом деле, конечно, не надо было. Надо стоять на своём и говорить: "Мы всегда правы". Это немножко глуповато выглядит, но зато очень хорошо и удобно и для отдельного человека, и для Вас, и для страны, и для всех. Мы всегда правы, интересы страны. А как ещё? Другого ничего нет на планете. Только национальные интересы, национальная гордость. Пока не образовалась такая общность, как просто человек. Человек и человечество. Как только образуется, мы с вами будем первыми, кто будет среди этих людей. Пока мы все по странам распределены, и что хорошо для нашей страны, то хорошо для нас.

С. К.: Я просто уточню. Можно по-разному интерпретировать те или иные факты. Речь идёт об отстранении. Мы приняли к сведению, мы расследуем, но это не значит, что через неделю наши следственные органы не скажут, что всё это бред и вернут всех на свои места.

Э. Л.: Я согласен. Я понял, чего хочет глава государства. Он хочет отвести удар от спортсменов и перевести всю ответственность на чиновников. Возможно, что-то найдут. Возможно, не найдут. Мы с Вами не знаем пока. 

С. К.: 92% наших слушателей сегодня проголосовали за Вас, 8% против. Эдуард Лимонов, ждём Вас в следующий вторник. Спасибо.

* Организация запрещена в России по решению Верховного суда.

Теги:
звук, безвопросов, эдуардлимонов, спортсмены, допинг, мок, олимпиада, турция, перевороты, эксклюзивы

Другие новости