Статья:
29 июля, 2016 12:16
17

Нечестная борьба. Журналист The Atlantic — о том, чего ждать от выборов в США

Корреспондент американского журнала рассказал Лайфу об отношении избирателей к кандидатам в президенты США и борьбе за голоса американцев.

Д. ТЭЙЛЕР: Идёт борьба, но нечестная со стороны демократов, было очень много нарушений. И все, случайно или не случайно, в пользу Хиллари. Сандерс решил не заниматься этим. Идут какие-то иски массовые о подтасовках в разных штатах, которые подозреваются. Так что я не считаю, что это была честная борьба со стороны демократов. Но сейчас начнётся борьба, которую нам предлагают корпоративные СМИ. Они были за Хиллари, не за Трампа. Скажем так, что борьба уже начинается настоящая. И это беспрецедентно, насколько я знаю.

Читайте ниже и слушайте в аудиозаписи полную версию программы "За рубежами" с Джеффри Тэйлером.

Д. НАДИНА: Всем добрый день. У нас в гостях сегодня Джеффри Тэйлер, шеф-корреспондент американского журнала The Atlantic. Джеффри, здравствуйте.

Д. ТЭЙЛЕР: Здравствуйте.

Д. Н.: Много наших российских кадровых перестановок массовых. Меняются губернаторы, меняются полпреды, и всё это в один день. Такое чувство, будто сразу кипу бумаг подписывает президент. В США бывает такое, что в один день меняется очень много разных чиновников, судьба которых зависит от президента? Или у вас несколько иначе такие процессы происходят?

Д. Т.: Достаточно редко, но в начале администрации — да. Все своих людей назначают, в смысле президент своих назначает. Очень редко, когда они отказываются от кого-то в деле.

Д. Н.: Я так понимаю, есть свой штат и у Хиллари Клинтон, и у Дональда Трампа. Они вошли в финальную гонку предвыборную. Совершенно точно они будут бороться за пост президента вдвоём. У каждого есть свои кандидаты, свои люди. Мы об этом судим исключительно по сериалам вроде "Карточного домика". О том, как там выбирают людей. Как оно в реальности? Кто работает вместе с кандидатами? Кто как выбирает заместителей и так далее, людей, которые должны прийти в администрацию в случае победы?

Д. Т.: Есть люди, которые за это отвечают в команде и Хиллари, и Трампа. Но обычно, к сожалению, везде политика, и лояльность везде играет самую важную роль. Поэтому мы видели несколько лет назад Дженнифер Псаки, которая была спикером Госдепа, не имела никакого опыта с заграничными делами, вообще с политикой. Но она работала на Обаму в штате Пенсильвания. Поэтому она попёрлась туда же до Госдепартамента. И такие случаи бывают.

Д. Н.: Свой, лояльный — это самое главное, важнее, чем даже знание, порой?

Д. Т.: Это точно, да.

Д. Н.: Было много публикаций, называли имена и вице-президентов, и других людей из администрации. И Хиллари Клинтон, и Дональд Трамп уже своих каких-то людей обозначили. Они вообще известны в медийном поле? Эти спикеры и прочее?

Д. Т.: Возможно, нет. Они были, если ты живёшь в штате, где губернатор, то тогда да. Но на национальном уровне нет. Так что, конечно, со стороны Хиллари мало чего можно было ожидать хорошего. Но худшего очень сложно найти, чем Кейн. То есть она полностью плюёт в лицо тех людей, которые поддерживают Сандерса, как я. Трамп выбрал человека, который абсолютно противоположный самому себе, по характеру, темпераменту.

Д. Н.: Про Трампа, кстати — сегодня в СМИ обсуждается его заявление о том, что он готов обсудить, рассмотреть вопрос о признании Крыма частью России в случае своего избрания. Продолжает разыгрывать русскую карту в ходе своей предвыборной кампании. Зарабатывает симпатии здесь у нас. А там он симпатии зарабатывает у какой-то части населения с такими заявлениями?

Д. Т.: Нет. Я бы сказал, что он предлагает какие-то новые шаги, которые должны были бы обсудить давно. Насчёт симпатий. Он получает очень много критики со стороны экспертного сообщества и политиков, и других. А насчёт его избирателей, его сторонников, я не знаю. Они, наверное, тоже не понимают, почему Америка и Россия находятся в таком враждебном положении. Но как они реагируют, я не знаю, потому что этот вопрос очень далеко от них. Трамп говорит больше всего о внутренней политике. Он начинает взбалтывать всю ситуацию, сложившуюся если не после 1991 года, то в последние 5—7 лет. Когда обострилась ситуация. И он начинает задавать вопросы.

Д. Н.: Для вас было сюрпризом, что на финишную прямую вышли они таким составом: Трамп и Клинтон? Было ведь много разговоров и инсинуаций, что, может быть, какой-то третий кандидат появится. О конфигурации долго спорили. Но всё оказалось очень ожидаемым. Это вас удивило? Вы ждёте ещё каких-то сюрпризов?

Д. Т.: Я очень разочарован.

"То, что произошло в Демократической партии, — это предательство идеалов партии и демократии"

То, как Клинтон победила, не победила на самом деле. Всё подтасовано было. Сандерс как-то сейчас перешёл на его сторону. Но я сквозь слёзы на это смотрю. Третьего кандидата серьёзного наверняка не будет. Но уже есть наподобие, её зовут Джилл Стайн, она представляет Партию зелёных. Она сейчас имеет 3—4% поддержки. Но зато, с учётом того что Сандерс опережал Трампа на 10—20% по опросам, Хиллари — наравне. То есть коррумпированная система выбрала человека, которого хотела. Но этот человек может быть не способен победить Трампа. Тогда в случае равных результатов, если у кого-то есть 2—3%, например, Джилл Стайн, она может кинуть выборы именно Трампу. Такой сюрприз будет, конечно, в ноябре, не сейчас.

Д. Н.: Используют ли в своей предвыборной агитации кандидаты тему Олимпиады? У нас это одна из самых востребованных, интересующих всех проблем. Наших олимпийцев не в полном составе туда пустили. Мы это обсуждаем, очень болеем за наших олимпийцев. Американцы так же реагируют на Олимпиаду, как мы? Политики используют Олимпиаду, разговоры об Олимпиаде в предвыборной гонке?

Д. Т.: Нет. В предвыборной не могу представить. Вообще не слышал, чтобы кто-нибудь об этом говорил. Эта тема на первых страницах больших газет, но, когда будет Олимпиада, будут говорить, что поддерживают команду. Это является темой национального интереса. Люди поддерживают определённых, своих спортсменов. Болеют за своих. А дальше это не политическое. Если раньше была Олимпиада в Сиэтле, по-моему, в Америке, тогда да. Но тогда это местные политические вопросы, потому что приносит много денег. Национально намного меньше, чем здесь.

Д. Н.: За какими видами спорта следят?

Д. Т.: Обычно за своим футболом. Бейсбол и так далее. Футбол и бейсбол — два вида спорта, которые считаются американскими.

Д. Н.: Я почему-то думала, что бейсбол и американский футбол — это одно и то же. Это что-то разное?

Д. Т.: Да, бейсбол с мячом и битой. А американский футбол — когда надевают шлемы, бронежилеты и бегают туда-сюда по большому полю. Как регби.

Д. Н.: Слушатели вам пишут: "Правда ли, что американских избирателей крайне мало интересует внешняя политика страны? Их не интересует ни Украина, ни Россия, на первом месте внутренние вопросы".

Д. Т.: Обычно да. Но в этом году с учётом терактов Ближний Восток интересует. Россия не фигурирует обычно. Именно с тех пор как закончилась холодная война. Но с Трампом, поскольку он постоянно говорит, что президент Путин его хвалит и так далее, носится с этими словами, то люди больше слушают Россию, чем раньше. Именно о дружбе, которой нет. Они не знают друг друга, президент Путин и Дональд Трамп. Но Трамп всё-таки гордится этим. И это провоцирует очень много разговоров.

Д. Н.: Слушатель спрашивает: "Почему Трамп не использует антироссийскую риторику?" Использует или не использует? Просто мы не слышим.

Д. Т.: Нет, не использует. Он неоднократно говорил, что он искренне не понимает, почему такая враждебная ситуация создалась.

"Трамп часто говорит, что США и Россия должны вместе победить врагов"

Какие-то слова он сказал недавно, что в случае нападения России на Прибалтийские государства он бы подумал прежде, чем начал войну.

Д. Н.: К нам присоединяются коллеги.

ВЕДУЩИЙ: Заявления Дональда Трампа. Что такое? Как воспринимают это американцы, ваши читатели? Поддерживают либо против?

Д. Н.: Речь идёт о заявлении касательно Крыма.

Д. Т.: Он только что это сделал. Поэтому я не слышу пока реакции. Знаю, что в официальных кругах были какие-то ответы отрицательные. Госдепартамента, каких-то политиков. Просто он накануне это сделал.

ВЕДУЩИЙ: А в целом Россия представляется как пугающий элемент в мире для американских читателей? Либо же это сила, с которой Америка должна дружить? Как воспринимается глазами американцев Россия, россияне и проблемы того же самого Крыма, Украины и России в Сирии?

Д. Т.: Россия и россияне — разные дела. Очень много русских живёт в Америке. И к ним хорошо относятся. Другое дело Россия как страна. И вот как раз видите разницу. Клинтон, которая раньше говорила о России как об угрозе, и Трамп, который говорит, что должны дружить, победить вместе наших врагов. Это как раз политический вопрос. Который поднимает Трамп. Он это делает на свой страх и риск, потому что можно было бы сказать, что нет особых стимулов, чтобы он это сделал. Но он, видимо, искренне так считает.

ВЕДУЩИЙ: У Трампа достаточно резкие заявления. Я побоюсь, конечно, спросить вас: вы за демократов или республиканцев?

Д. Т.: Я за Берни Сандерса. Я вообще независим. Я не числюсь ни в одной, ни в другой партии. Я был за Сандерса. И до сих пор я за Сандерса. Я считаю, что это было несправедливо, то, что с ним произошло.

ВЕДУЩИЙ: А в целом кажется ли вам честной политическая борьба, которая идёт сейчас в Штатах? Не то чтобы честной, насколько я знаю, такого ещё не было.

Д. Т.:

"Идёт борьба, но нечестная со стороны демократов. Потому что было очень много нарушений"

И все, случайно или не случайно, в пользу Хиллари. Сандерс решил не заниматься этим. Идут какие-то иски массовые о подтасовках в разных штатах, которые подозреваются. Так что я не считаю, что это была честная борьба на стороне демократов. Но сейчас начнётся борьба, которую нам предлагают корпоративные СМИ. Они были за Хиллари, не за Трампа. Скажем так, что борьба уже начинается настоящая. И это беспрецедентно, насколько я знаю, по крайней мере, в мою бытность.

ВЕДУЩИЙ: Вот ситуация с Трампом и Россией ясна. С Трампом и Клинтон тоже более-менее ясна. А вот Америка готова к смене политического курса? Либо всё лучше уж по-старому?

Д. Т.: Нет, наоборот. То, что мы видим избирательский бунт, которому уже больше года, как раз способствовал подъёму Трампа и Сандерса. То есть люди хотят перемен. Они не хотят больше того, что у них есть. Трамп это понимает и говорит. А Хиллари как раз за истеблишмент. Поэтому люди ходили на выступления Сандерса десятками тысяч. И сейчас все люди, которые за Сандерса, они разочарованы. Я думаю, что если изберут Хиллари в конце концов, то она будет на один срок, потому что она не выполнит никаких таких надежд людей, которые хотят что-то изменить. И это больше всего молодые люди, которые не хотят больше в такой ситуации жить.

Д. Н.: Вот когда Обама избирался ещё четыре года назад, главным пунктом его программы была ObamaCare, связанная с медицинским обеспечением. И прежде всего говорили об этом. У него было что предложить американцам. И люди разделились, кто-то был за, кто-то против, но у него было что предложить. У Хиллари и Трампа есть что предложить? По-моему, никто из них не относился к такой глобальной программе.

Д. Т.: Да, Хиллари старается перенять то, что можно перенять у Сандерса, какие-то моменты. Но главное, она за то, что уже предлагалось. Торговое соглашение между государствами вокруг Тихого океана, например. Побольше добычи нефти. Люди против этого. Люди знают, что торговые отношения такого рода, как Обама сейчас хочет пробить, и Хиллари тоже, хотя она сейчас молчит об этом, потому что она боится говорить об этом. Знает, что это значит, что уходят рабочие места за границу. И всё больше и больше американцев теряют своё будущее. Поэтому мы хотели Сандерса. Он окончательно был против. Насчёт Трампа, Трамп тоже против, так что вот здесь очень странная ситуация.

"Трамп, будучи республиканцем, может быть, ещё более на левой стороне политики, чем Хиллари, демократ"

Д. Н.: Слушатель пишет: "Выдаст ли США Турции Гюлена? Какие планы у Штатов на него?"

Д. Т.: Нет, думаю, что нет. Обама с тех пор, как Эрдоган начал по-другому себя вести, они были друзьями в начале президентства Обамы, а сейчас они в неприятных отношениях. Не будут выдавать его.

Д. Н.: Ни Хиллари, ни Трамп этого не сделают?

Д. Т.: Нет.

Д. Н.: Не кажется ли вам, что перемирие в Сирии — это возможность собраться с силами для террористов ИГИЛ*? Речь идёт о том, что в Сирии временно всё утихает. Идут разговоры об этом. И Россия и США стали активнее сотрудничать в этом. Как вы это трактуете? Как это трактуют американские СМИ, как американцам объясняют?

Д. Т.: ИГИЛ теряет свою территорию, но расширяет своё поле деятельности очень активно. Если вопрос: позитивно это или нет, то думаю, что позитивно, потому что надо договориться, чтобы Сирия хоть осталась как страна. ИГИЛ теряет свою территорию. Как американцы к этому относятся — я думаю, что фиолетово. Но они фиолетово, если это не коснётся их в плане терактов. Это всех пугает. Они не хотят сирийских беженцев. Там очень много спорных моментов.

Д. Н.: Как складываются отношения США и Китая? Интересует ли Китай больше американцев, чем Россию?

Д. Т.: Да. Потому что все понимают, что много рабочих мест ушло туда. И что Китай — это большой конкурент. То, что предлагает Трамп, — практически торговую войну. Но американцы вряд ли понимают. Если сейчас будут производить всё, что производится в Китае, в Америке, то iPhone и другая техника будут стоить в три раза дороже. Но Трамп об этом не говорит. Он просто говорит, что мы не дадим китайцам нас таким образом обманывать.

Д. Н.: Джеффри Тэйлер, шеф-корреспондент американского журнала "The Atlantic".

* Организация запрещена в России по решению Верховного суда.

Теги:
звук, зарубежами, сша, выборы, выборывсша, эксклюзивы

Другие новости