Статья:
2 августа, 2016 07:00
10

Африканцы не отпускают "Норникель" без скидки

Ботсванская BCL ltd. до сих пор не рассчиталась с компанией Потанина за покупку в 2014 году африканских активов на сумму $337 млн. Эксперты, опрошенные Лайфом, полагают, что выколачивание долгов из африканского партнёра может занять у "Норильского никеля" очень продолжительное время.

Ботсванская госкомпания BCL Limited, с которой в 2014 году "Норильский никель" подписал обязывающее соглашение о продаже своих африканских активов в пользу BCL, до сих пор не оплатила часть из них. И теперь она пытается вести переговоры с компанией Потанина о снижении суммы сделки. По оценке "Норникеля", произведённой ещё в 2014 году, ожидаемое вознаграждение должно было составить $337 млн.

Когда и сколько российская сторона сможет получить от продажи своих непрофильных активов в Африке, по мнению аналитиков, будет зависеть от развития ситуации на рынке металлов и от финансового состояния BCL ltd.

Осенью 2013 года "Норильский никель" представил новую стратегию. Компания объявила, что будет развивать только высокорентабельные проекты, которые приносят более $1 млрд выручки в год и имеют запасы на 20 лет работы и больше. А такие активы у них есть только в России. Всё, что не соответствует таким критериям, компания продавала.

В 2014 году очередь дошла до активов в Африке. Покупателем 50% в Nkomati в ЮАР и 85%-ной доли в компании Tati Nickel в Ботсване за $337 млн стала государственная ботсванская компания BCL ltd. Закрытие сделки ожидалось в течение шести месяцев после выполнения ряда стандартных условий и получения одобрений регуляторов.

Тогда в "Норникеле" отмечали, что "закрытие сделки не будет зависеть от привлечения внешнего финансирования". То есть BCl должна была рассчитаться за счёт собственных средств.

Но с тех пор (с 2014 года) цены на никель и медь рухнули в два раза, снизившись с уровней $19 до $9—10 тыс. за тонну по никелю и с $7—7,5 до $4,5—5 тыс. за тонну по меди.

У госкомпании из Ботсваны возникли проблемы с оборотными средствами, ей периодически не хватало денег на выплату зарплаты рабочим.

Сейчас Правительство Ботсваны (100%-ный владелец BCL ltd.) поддерживает компанию, в 2016 году оно окажет ей поддержку на сумму $130 млн только для того, чтобы сохранить около пяти тысяч рабочих мест, сообщает Bloomberg.

В мае представители Ботсваны говорили, что продадут BCL сразу, как только она станет прибыльной. Пока же им приходится вкладывать в компанию каждый месяц $10 млн, потому что она "неприбыльная, нежизнеспособная и затратная".

В апреле 2016 года Правительство Ботсваны выступило гарантом по банковскому кредиту в $100 млн для BCL от Barclays Africa Group Ltd. Сама BCL тоже пытается выкарабкаться со дна, на котором оказалась из-за мировой конъюнктуры цен на цветные металлы.

По сообщению Bloomberg, компания планирует привлечь за счёт выпуска облигаций $250 млн и использовать часть вырученных средств для выплаты долга по кредиту Barclays, а также для оплаты 50% акций в Nkomati по сделке с "Норильским никелем".

Также BCL продолжает переговоры о снижении суммы сделки, потому что с момента её заключения в 2014 году цены на металлы сильно снизились и компания не получила прав от властей ЮАР на добычу.

Как следует из отчётности "Норильского никеля" за первое полугодие 2016 года (имеется в распоряжении Лайфа), южноафриканская Nkomati произвела для российской компании 5070 т никеля (-6%), 2345 т меди (-7%), 23 тыс. унций палладия (-12%) и 9 тыс. унций платины (-10%).

При этом у другого африканского актива, который также фигурировал в сделке на $337 млн, — Tati Nickel (Ботсвана) — в графе "произведённая продукция" везде стоят нули.

Представитель "Норникеля" сказал Лайфу, что в компании рассчитывают закрыть сделку до конца 2016 года.

— Все вопросы к южноафриканскому регулятору, — отметил он, отказавшись от более подробных комментариев.

Представители BCL и регулятора ЮАР также отказались от комментариев.

Эксперты, опрошенные Лайфом, полагают, что выколачивание долгов из африканского партнёра может занять у "Норильского никеля" весьма продолжительное время.

— Сделка может закрываться сколько угодно долго по той причине, что "Норникель" требует, скорее всего, заплатить ту сумму, о которой договаривались в 2014 году. А представители Ботсваны торгуются. Это может продолжаться бесконечно. У ботсванской госкомпании могут быть проблемы с привлечением $250 млн за счёт выпуска облигаций, учитывая накопившиеся долги и ресурсозависимую экономику Ботсваны, а страна-то бедноватая, не всякий инвестор захочет туда вкладываться, — прокомментировал Лайфу заместитель главного редактора "Металлоснабжения и сбыта" Леонид Хазанов.

— Показатели Nkomati снижаются в сравнении с 2015 годом, африканские руды становятся беднее и беднее, а производство никеля всё затратнее и затратнее. У BCl нет денег. Можно подумать, что сделка была, вероятно, плохо обсуждена, без осмотрительности, потому что её завершение ожидалось в течение 6 месяцев и она не должна была зависеть от привлечения внешнего финансирования. Учитывая актуальные рыночные условия на рынке цветных металлов, есть риски, что сделка никогда не будет осуществлена на первоначальных условиях, а возможно, и вообще не будет осуществлена никогда, — сказал Лайфу международный стратег по сырьевым рынкам Дидье Жюльен (Didier Julienne). 

Выручка "Норильского никеля" за 2015 год снизилась на 28%, до $8,5 млрд, а чистая прибыль — на 14%, до $1,7 млрд. Владимир Потанин контролирует 30% акций "Норильского никеля", UC Rusal Олега Дерипаски — 28%, Crispian Investments (контролируется Романом Абрамовичем) — 6%, "Металлоинвест" — 3%, ещё 33% акций компании находится в свободном обращении.

Теги:
бизнес, африка, эксклюзивы, никель, владимирпотанин, ботсвана

Другие новости