Статья:
2 августа, 2016 13:00
22

Рабы XXI века: "Мадонна" с мёртвым младенцем и бабушка с зашитыми глазами

СКР в понедельник отчитался о результатах проверки лесопилки в Иркутской области. Несмотря на то, что следов "раба Албека" там не нашли, записка, заставившая правоохранительные органы выехать в Братск, напомнила всей стране о средневековой проблеме, ростки которой до сих пор пробиваются сквозь российскую землю. Каков невольничий рынок России, выяснял Лайф.

Два года назад руководитель движения против рабства "Альтернатива" Олег Мельников проводил экстремальный эксперимент. Он решил попробовать попасть в рабство. Попытка удалась. Начал с того, что неделю пожил на Курском вокзале и внимательно НЕ прислушивался к советам бомжей: "Не соглашайся на подозрительно-привлекательную работу. Упекут в рабство."

И вот наконец к нему подошёл человек, предложил поработать кассиром в Сочи. Всего-то 3—4 часа в день за 40 тыс. рублей. "А всё остальное время купайся, отдыхай, лови рыбу", — рекрутер рисовал картину просто идеальной работы.

Олег согласился. Его тут же отправили на автостанцию, а оттуда автобус увёз героя не в Сочи, а в Дагестан. Когда мужчина стал возмущаться и задаваться вопросом, уж не в рабство ли его забирают, сопровождающие предложили ему успокоиться и налили стопку водки. Вскоре Олег понял, что эксперимент мог стоить ему жизни. Он лишь пригубил стопку, а остальное содержимое вылил. Но даже нескольких граммов "успокоительного" было достаточно, чтобы ближайшие четыре дня он провел в больнице имени Склифософского с серьёзным отравлением. Спасли Олега полицейские, которые были в курсе операции и перехватили автобус на МКАД. Всех трудовых заложников освободили, только вот дело против работодателей не заведут до сих пор.

Пока не известно, заведут ли дело на руководителей лесопилки в Иркутской области. В конце июля житель Серпухова Владимир Семёнов заказал стройматериалы, а когда заказ пришёл, то с удивлением обнаружил внутри записку:

"Помогите! Нас держат без воды и паспортов. Тут нас много. Албек"

Прочитав мольбу о помощи, Владимир не остался равнодушен и пошёл в полицию.

В результате сейчас Следственный комитет проводит проверку полученных сведений. Известно лишь, что стройматериалы Владимир заказал через Интернет, а доставили их из Братска Иркутской области. Пока следователи ищут работорговцев в Сибири, становится очевидным, что история Албека — далеко не единственная. Эксперимент Олега Мельникова из "Альтернативы" показал, что попасть в рабство в России очень просто. Достаточно поискать лёгкий заработок.

"Всего сейчас в России от 500 тыс. до 1 млн рабов. Ежегодно вербуют порядка 10 тыс. Спасти удаётся только 100—120".

— Когда рабство было легальным, во всём мире насчитывалось порядка 10 млн рабов. Сейчас их по всему миру в четыре раза больше — около 42 млн, — рассказывает Мельников.

Австралийская правозащитная организация Walk Free Foundation (WFF) с 2013 года публикует Глобальный индекс рабства (Global Slavery Index). По их данным, в России в неволе живет 1 млн человек (16-е место). Россия расположилась между Тунисом, который занял 15-е место, и Намибией, которая оказалась двумя строчками выше. 

Работа без зарплаты

Более полугода Николай Стрелкин работал чабаном на кошаре недалеко от села Коктюбей в Тарумовском районе Дагестана.

— Документы отобрали сразу, денег не платят. Три раза просил хозяина Гаджи рассчитать меня. Ждал всего лишь 5 тыс. рублей за каждый отработанный месяц. Как и договаривались. Но хозяин рассчитывать не торопился. Придумывал разные предлоги — то нужно подождать окончания праздника Ураза, то у родственника свадьба, то друг женится. А на всё это нужны деньги, и заплатить он не может, — вспоминал Николай.

Уходить с работы Николаю тоже не давали. Да и куда ему было идти, если уже в рабстве он познакомился с такой же невольной работницей Светланой и там же, в Дагестане, у них родилась дочь. Освободить семейную пару смогли после того, как Николаю удалось связаться с родственниками в Волгограде, которые, в свою очередь, позвали на помощь волонтёров.

В "Альтернативе" различают три вида рабства: трудовое (в нем состоит 700—800 тыс. человек), нищая мафия (100—150 тыс.) и сексуальное (50 тыс.).

По словам Олега Мельникова, примерно в 80% случаев в рабство попадают через вербовщиков — они делают из людей рабов и продают.

— Это специально обученные люди, психологи, — поясняет Мельников. — Они работают, как правило, на вокзалах. Высматривают свой типаж: обычно это человек явно из провинции, судя по лицу, неконфликтный, доверчивый, плохо одетый — видно, что ищет работу. Другой вариант — бездомные. Обычно рабы — люди со средним специальным или только со школьным образованием. Вербуют чаще всего в крупных городах, куда все приезжают на заработки. В первую очередь речь идёт о Москве.

В любом случае вербовщик подходит к человеку и предлагает работу — лёгкую и высокооплачиваемую. Потом предлагает выпить за знакомство. Потом с помощью клофелина или изолептина будущего раба усыпляют, забирают документы, грузят в автобус или грузовик и просыпается он уже по пути на кирпичный завод в Дагестане или лесопилку в Сибири. Так, по словам Мельникова, в Дагестане несколько сотен заводов, где рабы занимаются лепкой кирпичей из глины.

Среди трудовых рабов доминируют всё-таки мигранты из стран бывшего СНГ, в основном Таджикистана и Узбекистана. По словам руководителя информационно-правового центра "Миграция и закон" Гавхар Джураевой, сначала им на родине предлагают уехать на заработки в Россию. Заботливый вербовщик даже предлагает купить билет и первое время давать денег на проживание — потом с зарплаты отдадут.

В России мигрантов везут в основном на Кавказ или в северные регионы. Основные маршруты пролегают от Закавказья до Якутии. Работают невольные работники обычно на стройке, в сельском хозяйстве и в сфере ЖКХ. Среди них немало дворников. "Хозяева" тут же забирают у мигрантов документы и заставляют работать бесплатно. Денег на обратную дорогу у невольников нет, а языка не знают. Вот и остаются в трудовом плену. Каждый месяц в центр Джураевой приходит порядка тысячи обращений с рассказами о таких ситуациях.

И девушки, и бабушки

Трудовой раб стоит 15—25 тыс. рублей. Его содержание обходится в 5 тыс. в месяц, а своему владельцу он приносит до 100 тыс. в месяц. 

Куда более высокие расценки на нищих и проституток. По словам Мельникова, бабушка стоит 50 тыс. рублей, а приносит 10—15 тыс. ежедневно. Это 300—450 тыс. в месяц.

— Половина идёт полицейским "за крышу" и на содержание бабушки, остальное — владельцам. В основном это молдавские цыгане, — поясняет Мельников.

"Мадонна" (женщина с ребенком) стоит 25 тыс., а собирает до 30 тыс. в день.

— Собирает она 900 тыс. в месяц, из них половина идёт полицейским и на "обслуживание", остальное хозяину. Дело в том, что раз в 1,5—3 месяца нужно покупать младенца — дольше они не живут, — добавляет Мельников.

Расценки на младенцев различаются в зависимости от цвета кожи. Светленькие стоят 100—150 тыс., тёмных могут купить и за 60—80 тыс. Но женщинам со смуглыми младенцами подают реже. Часто воруют новорождённых детей. Пока не оформлено свидетельство о рождении в загсе, даже в полицию об исчезновении ребенка не заявить — по документам его не существует. Второй вариант — находят алкоголиков и наркоманов. Либо крадут, либо покупают за символическую плату.

Самые дорогие рабы — девушки-проститутки. Стоят они от 100 до 150 тыс. рублей. Услуги их обходятся в среднем в 2,5—3 тыс. рублей в час. За день одна девушка обслуживает 7—10. В результате зарабатывает для хозяина 17,5—30 тыс. за день. Если работает 25 дней в месяц, то заработок составляет 437,5 до 750 тыс. Из них на содержание рабыни тратят лишь 10 тыс.

Конечно, ни бабушки, ни девушки о таких "работах" не мечтали. Им предлагали работать сиделками, нянями, домработницами. Бывает, действуют обманом.

Например, четыре года назад нищенкой сделали 60-летнюю бабушку из Донецкой области. Она лишилась зрения ещё в детстве. И вдруг ей позвонили "добрые люди" и предложили поехать в Москву на лечение. Якобы стартует госпрограмма по лечению слепых. Женщина, не задумываясь, отправилась в столицу. В итоге приехала, её встретили вербовщики, отвезли в клинику, где ей зашили глаза. И тут же поставили просить милостыню. На месте швов началось воспаление. Но чем больше гноились глаза, тем больше денег подавали слепой женщине. Никто из прохожих даже не задумывался, как она каждый день на место "работы" добирается слепая — очевидно же, что кто-то привозит. В результате женщину всё-таки удалось спасти из рабства.

Бывает, что рабов отправляют и за границу. А вот как удержать невольника, чтобы не сбежал, каждый хозяин придумывает сам. Однажды сотрудникам "Альтернативы" пришлось отправиться в Конго, чтобы освободить девушку из сексуального рабства. Причём она не совершала ни малейшей попытки сбежать, хотя такая возможность была. Как выяснилось, при продаже над девушкой провели "обряды" с дымом и огнём. После чего вербовщик заявил, что на неё наложено заклятие и если она сбежит, то умрёт.

Когда девушку освободили, она не хотела уходить от хозяина. Боялась, что сработает заклятие. Ушла только после того, как юрист "Альтернативы" сходил в магазин игрушек, купил бубен и несколько "магических" атрибутов, провёл свой "обряд" и снял "заклятие".

На паях с полицией, или Почему с работорговцами до сих пор не покончено

Когда речь заходит о рабстве, большинству людей сразу приходят на ум картины из исторических фильмов или со страниц учебников. Но рабство под боком — а невольничьи рынки действуют во всём мире до сих пор. 

Председатель коллегии адвокатов "Вашъ юридический поверенный" Константин Трапаидзе отмечает, что уголовного преступления "Обращение в рабство" в современных кодексах нет, однако злоумышленников всё же можно привлечь к ответственности.

— Есть статьи УК за насильственное удержание, лишение документов, угрозы, шантаж, невыплату зарплаты, сутенёрство. Тут не юридическая, а психологическая проблема: в рабство попадают люди инфантильные, нерешительные. Нужно быть достаточно незрелым человеком, чтобы передавать документы или поддаваться на уговоры незнакомых людей, а потом позволять собой манипулировать и не пытаться вырваться, — рассуждает Трапаидзе.

Однако председатель Профессиональной гильдии психологов Светлана Штукарёва с этим утверждением не согласна. По её мнению, подобные разговоры — это лишь попытка обосновать бездействие правоохранительных органов.

— Представители закона такими словами снимают с себя ответственность, переводят стрелки, — уверена Штукарёва. — Для того чтобы вырваться из рабства, недостаточно волевого усилия — нужен бэкграунд, надёжный тыл, уверенность, что общество и государство тебя защитит, что твоё решение не разобьётся о немыслимые препятствия и не сделает ситуацию ещё хуже.

Уверенности этой взяться неоткуда — по словам руководителя проекта против рабства "Альтернатива" Олега Мельникова, попавшие в неволю зачастую видят людей в погонах, пришедших получать деньги от рабовладельцев за "крышу".

— Правоохранители в доле с такими "работодателями", — подтверждает полковник МВД в отставке Евгений Черноусов. — Участковые, руководители районных отделений полиции не могут не знать, что у них на территории нелегальный кирпичный завод или лесопилка. Знают все. 

 

Теги:
бизнес, рабы, работорговля, деньги, главное

Другие новости