Статья:
2 августа, 2016 14:37
18

ЦОДД оценил среднегодовую загруженность Москвы в 4 балла

Однако ремонт дорог в центре города серьёзно ухудшил движение, средний балл загруженности доходил до 7 баллов по 10-балльной шкале.

М. АНДРЕЕВА: Сегодня мы будем говорить о движении, о том, как оно организовано в Москве. У нас в гостях Александр Евсин, начальник ситуационного центра ЦОДД. Александр, здравствуйте!

А. ЕВСИН: Здравствуйте.

М. А.: Миш, ты недавно рассказывал, как ты проехался по Тверской, и что-то тебе там не понравилось.

М. ШАХНАЗАРОВ: Да. Полосы показались чересчур узкими – было непривычно.

М. А.: К вам приходят подобные жалобы?

А. Е.: Нет, более того, такой размер полос наиболее оптимален для центра города, в том числе, он стимулирует водителей не нарушать скоростной режим, потому что когда раньше Тверская была размечена, как взлётно-посадочная полоса, а это действительно была разметка, предназначенная для магистральных улиц, людям было тяжело удержаться – сама дорога подталкивала к превышению скорости. Есть такое понятие – динамический габарит дороги, когда человек едет в более узкой полосе, он даже неосознанно приходит к тому скоростному режиму, к которому положено.

М. Ш.: Я с вами абсолютно согласен, потому что чисто психологически хотелось поддать газа, выехав на Тверскую, а сейчас выехал и особо не разгонишься. В этом плане непривычно.

А. Е.: Это, возможно, непривычно, но это однозначно более правильно. Более того, некоторое сужение полос позволило сохранить и количество этих полос и, таким образом, пропускная способность Тверской улицы, в сущности, осталась практически той же.

М. А.: То есть, она не выросла?

А. Е.: Нет.

М. Ш.: Наверное, даже немного сократилась?

А. Е.: На самом деле, по Тверской нет практически никаких сокращений. Из-за того, что узкие полосы стимулируют более правильное движение и избавляют от ненужных перестроений, за счёт упорядочения, возможно, она ещё и вырастет. 

"Нужно отталкиваться не только от характеристик самой Тверской, но и от поведения водителей"

М. Ш.: Но на "Хаммере" на такой полосе тяжело.

М. А.: Организация движения относится и к пешеходам тоже, правда ведь? Как я поняла, с переходами на Тверской ничего не делали? Я видела фотографии в блогах, там обсуждали, что очень странно всё организовано. Практически ничего не изменилось для пешеходов.

А. Е.: Вы имеете в виду подземные переходы?

М. А.: Да.

А. Е.: Подземные переходы не совсем являются темой Центра организации дорожного движения. В настоящий момент количество пешеходных переходов на Тверской не изменилось, но на прилегающих улицах они все оборудованы по тем стандартам, которые приняты в нашей стране.

М. Ш.: Александр, это правда или байка, что в своё время московская мэрия пригласила японца, который приехал в Москву с какими-то компьютерными программами, измерительными приборами и проводил исследование на тему, как разгрузить на город от пробок, как сделать дороги более удобными для пользования. И он сказал, что если отрегулировать работу московских светофоров, то проблема будет решена чуть ли не наполовину. Это правда?

А. Е.: Светофоры действительно оказывают огромное влияние на дорожное движение, это основной способ управления им. Лично я эту байку не слышал. Смотря в каком году это было сказано.

М. Ш.: Он приезжал несколько лет назад. Очень известный в мире человек, который занимается этой проблемой. Причём он опирается на какие-то алгоритмы, расчёты. И он якобы был в Москве с сыном. Я говорил с человеком, который в этой теме, я не думаю, что он обманывал, и японец сказал, что существует две проблемы – развязки и светофоры.

А. Е.: Повторю, мне кажется, что эта байка из прошлых лет, потому что в настоящее время как раз внедрена интеллектуальная транспортная система, позволяющая объединять большое количество светофоров в скоординированно работающие маршруты. То есть, вообще светофоры работают в нескольких режимах: в локальном.

М. Ш.: Ночной есть режим.

А. Е.: Ну, это в лучшем случае называется "календарный план", когда в различное время они в соответствии с внутренней программой работают по различным длительностям на том или ином направлении. Затем есть локально-адаптивный режим, когда вокруг светофора стоят детекторы транспорта, и он ориентируется именно на пропускную способность. Это, я скажу, в центре города не совсем применимо, потому что логика управления перекрёстком в центре города немножко другая. И самое продвинутое – это координированный режим управления, когда решение о том или ином режиме принимается с учётом и конкретной ситуации на данном перекрёстке, и ситуации во всём городе, потому что бывают случаи, когда необходимо и придерживать  какой-то перекрёсток, чтобы разгрузить цепочку следующих. И в настоящее время все эти режимы реализованы и успешно применяются в Москве. Понятно, что здесь нет точки, когда мы сказали: "Всё, мы всё сделали и больше ничего делать не будем!" Этот процесс постоянный, мы постоянно адаптируемся к потребностям города, в том числе и к таким масштабнейшим проектам, как "Моя улица", который уже подходит к концу, и, я надеюсь, скоро люди в полной мере ощутят те преимущества, которые получит город.

М. А.: А что изменится на улице 1905 года? Она тоже участвует в этом проекте.

А. Е.: А что вы имеете в виду?

М. А.: Там ведутся работы. Её расширяют? Как она будет выглядеть?

А. Е.: Конкретно про эту улицу я сказать не могу. Если вы имеете в виду, что там ведётся какое-то благоустройство, меняются профили дорог, возможно, да. Но чего-то большого там нет.

М. А.: Если вернуться к вопросу о светофорах, у нас есть такие светофоры, которые включаются условно секунд на 10. Понятно, что в среднем темпе человек просто не успевает перейти, я уже не говорю о том, что есть пожилые люди, которые ходят медленно.

М. Ш.: Маша права, 15-20 секунд работают.

М. А.: Это совершенно нереальное время, чтобы перейти дорогу.

А. Е.: Такие светофоры действительно изредка попадаются. Мы их всегда пытаемся обнаружить и привести в соответствие с нормальными нормами, чтобы человек не вприпрыжку перебегал дорогу, а спокойно мог перейти. Логика там была понятная, но она не вполне верная, так как в прошлые годы выросло целое поколение проектировщиков, которые безусловным приоритетом на дороге считали пропуск автомобильного движения и в связи с этим исходили из того, что если человек не дойдёт до конца, машины же не будут его давить. И действительно, такие светофоры кое-где остались, мы их находим и приводим в соответствие с потребностями пешеходов.

М. Ш.: Если возвращаться к вопросу о пробках, по большому счёту, это бич. Больше всего интересует, если взять в среднем, то какой балл сейчас за год?

А. Е.: За последние месяцы у нас очень дифференцировалась обстановка по городу. В центре города из-за проекта "Моя улица" действительно были серьёзные пробки. Ремонт дорог серьёзно ухудшал движение, и в центре города доходило до 7 баллов. Но в масштабах всего города балл был относительно небольшой – примерно 4 балла. Понятно, что это чем-то похоже на среднюю температуру по больнице. Вообще я бы сказал, что какой-то одной цифрой обстановку во всей Москве невозможно охарактеризовать, и проблемы в одной части города практически всегда приводят к улучшению ситуации в другой: когда центр стоит, лучше едут радиальные магистрали. Когда радиальные магистрали хорошо едут, забивается центр. Здесь необходимо подходить к более локальной оценке ситуации. Сейчас заканчиваются ремонты, соответственно прямо на глазах происходит улучшение дорожной обстановки.

М. А.: Слушатель спрашивает, как устроиться в ЦОДД.

А. Е.: Необходимо обратиться в отдел кадров и, если вы подходите по тем критериям, которые предъявляются нашей организацией, то будете работать.

М. А.: Слушатель спрашивает, зачем сужают Садовое, где Баррикадная, Новинский бульвар?

А. Е.: Вы представляете это место? Оно огромное.

М. Ш.: Я представляю.

А. Е.: Во-первых, я бы не сказал, что как-то ужасно сужают, по крайней мере, в данный момент. Во-вторых, есть некие эксперты, которые, отстаивая свои взгляды, на мой взгляд, преувеличивают значение этих локальных сужений дорожной части.

М. Ш.: То есть, они визуально смотрят и говорят: "Ой, как стало узко!"

А. Е.: Они смотрят на тротуар, который стал в два раза шире. Действительно, он стал, но он был узким. А им кажется, что раз в два раза увеличили тротуар, из-за этого сузилась проезжая часть в два раза. На самом деле она практически не сужается, во-вторых, Садовое кольцо – одна из тех улиц, на которой есть перепады пропускной способности: в одном месте широкая, в другом узкая. А в целом пропускная способность определяется самым узким местом, поэтому сужение ненужных расширений как раз нормирует поток и исключает эти турбулентности, когда люди начинают перестраиваться с одного места на другое.

М. А.: У нас в последнее время было много сообщения от ЦОДД про то, что будут в скором времени штрафовать за невключённые фары. Это так?

А. Е.: Да, такой проект рассматривается. Действительно, в соответствие с ПДД все водители должны в дневное, вечернее и ночное время ехать с включёнными фарами, поэтому контроль за этим можно поручить камерам фотофиксации. В принципе, это делается достаточно легко. Мы сделали пилотный проект, загрузили на те же камеры новые алгоритмы и программы. Когда они пройдут все этапы сертификации, это, возможно, будет распространено.

М. Ш.: Машины, скорее всего, надо будет переводить на скандинавский вариант – зажигание включил, тут же включились фары.

А. Е.: Ну, да. В принципе, это есть практически на всех автомобилях. Я считаю, что это действительно повышает безопасность. Когда мы привыкли к тому, что все потоки едут с включёнными фарами, машины с выключенными фарами на этом фоне смотрятся очень незаметно, поэтому необходимо быть внимательными и включать фары в движении.

М. Ш.: Я в 90-е едва остался жив, когда машина с выключенными фарами слилась с мокрым асфальтом.

М. А.: Это будет с сентября и позже?

А. Е.: Это зависит от прохождения этапов сертификации. Приблизительный срок – сентябрь-октябрь. Но он может плавать, потому что зависит не от какой-то назначенной даты.

М. Ш.: Сколько будет штраф?

А. Е.: По-моему, сейчас 500 рублей.

М. А.: Да. Ещё вы собирались штрафовать за наезд на стоп-линии.

А. Е.: Совершенно верно. Такой проект постоянно рассматривается, и за это тоже предусмотрено наказание нашим Кодексом административных правонарушений, но тут к каждому перекрёстку необходимо подходить очень детально и, соответственно, там гораздо сложнее алгоритм поведения, потому что бывает, когда человек злонамеренно пересекает эту линию, а бывает, когда не успевает уехать.

М. А.: Да, чтобы не мешать другим, начинает перестраиваться, объезжать, если выбрал не ту полосу.

А. Е.: Да, есть злонамеренное поведение, когда человек не уважает разметку и поступает как ему удобно, а есть когда человек просто, к примеру, из-за какого-то затруднения не успел уехать и так и остался на половине этого перекрёстка. Мы сейчас вырабатываем наиболее оптимальный алгоритм, который позволяет вычислять именно злонамеренное поведение и за него наказывать. Плюс, особенность этого правонарушения такая, что для каждого буквально перекрёстка это индивидуально. Мы не можем нарисовать линии и штрафовать всех. Всё делается для безопасности дорожного движения и повышения пропускной способности перекрёстков.

М. А.: То есть, это не ближайшая перспектива?

А. Е.: Ну, я думаю, не ближайших месяцев точно.

М. А.: "Когда исчезнут колодцы посреди дороги, причём зачастую штук по пять на одном квадратном метре? Это же ужасно!" – пишет слушатель.

А. Е.: Это вопрос к несовершенству мира вообще. Действительно, не очень приятно, когда посреди дороги есть колодцы, но, тем не менее, коммуникации проходят, в том числе, и под дорогами, и кое-где они нужны, поэтому необходимо просто чтобы они были правильным образом вмонтированы в дорожное полотно, и не происходило всяких неприятных толчков, и естественно, чтобы эти колодцы были закрыты. Мы за этим тоже очень внимательно следим.

М. А.: Наш слушатель обращает внимание, что диодные фары камеры не видят.

А. Е.: Есть такое, что некоторые модели светодиодов в реальности не светят постоянно, а мерцают. Поверьте, все эти штуки будут учтены. Во-вторых, это не на любую светодиодную фару, а у которой частота мерцания совпадает с частотой съемки камеры.

М. А.: "Отвратительная организация выездов на пересечении с Энтузиастов. Можно часами выезжать с прилегающих улиц", - пишет слушатель.

А. Е.: Я могу сказать только, что мы стараемся, делаем, что можем. Вероятно, не всё получается, но, опять же, на каждую такую проблему есть объективная причина, по которой это происходит. Это не из-за того, что этим местом не занимаются.

" Шоссе Энтузиастов – действительно одно из самых сложных мест в Москве"

М. А.: "Когда разрешат поворот направо при красном свете светофора?" - спрашивает слушатель.

А. Е.: Этот проект постоянно обсуждался в каком-то виде. И была даже, если вы помните, такая нарисованная зелёная стрелка, которую предложил А. Шунский, причём он предложил не из головы такую схему поворота. Она используется в Германии, например. То есть, просто нарисована стрелка, что можно поворачивать, и люди поворачивают. В нашей стране одно время можно было ещё в Советском Союзе поворачивать. Но в настоящий момент после изучения и проведения некоторых пилотных проектов (к примеру, такая стрелка стояла в районе Мосфильмовской улицы и улицы Косыгина) мы приняли решение, что всё-таки для Москвы проще ставить всегда стрелку обычную, которая управляется. При необходимости мы её включаем на постоянный зелёный, потому что изредка необходимо ограничивать движение, плюс сейчас есть требование к проектированию фаз работы светофорных объектов таким образом, чтобы не пересекались транспортные и пешеходные фазы. А это вообще исключает такой режим, когда вы можете поворачивать на красны свет направо.

М. А.: То есть такого не будет?

А. Е.: Я думаю, что в ближайшее время нет.

М. А.: "Когда уже доделают проклятую Волгоградку?" - спрашивает видимо натерпевшийся слушатель.

А. Е.: Ну, строительством и реконструкцией дорог мы тоже не занимаемся. Мы занимаемся уже существующими дорогами, даём рекомендации строителям дорог. Я надеюсь, доделают как можно быстрее.

М. А.: Ну, и ключевой вопрос. Сергей Собянин сказал, что пока этого не будет вроде как, но всё равно, так как приняли соответствующий законопроект в Госдуме: когда будет платный въезд в Москву? И по кольцам? А то машин в городе очень много, и они носятся, как шальные.

А. Е.: В любом случае, необходимо слушать, что говорит мэр города. Если он говорит, что не будет платного въезда, и он не рассматривается, и то же самое говорит руководитель департамента, заместитель мэра Максим Ликсутов, то платный въезд сейчас не рассматривается по целому ряду причин. Поэтому я могу только согласиться со своими руководителями, что так оно и есть.

М. А.: То есть, его не будет в ближайшее время, или он вообще не рассматривается?

А. Е.: Сейчас он вообще не рассматривается. Говорить о перспективе в сто-двести лет я просто не могу.

М. А.: По поводу парковки Собянин говорит, что расширение зоны платной парковки может быть только точечным. Известно ли вам что-либо об этом?

А. Е.: В настоящее время это так. Если вы помните, как платные парковки появились в Москве, это было зональное расширение. Сначала было Бульварное кольцо, потом Садовое, потом дошло до Третьего транспортного. Сейчас платные парковки вводятся только там, где есть конкретные показания, и они всегда согласуются с органами местного самоуправления и жителями.

М. А.: Слушатель спрашивает: "Пешеходы часто переходят в неположенных местах при наличии перехода подземного или наземного. Когда будут штрафовать пешеходов?"

А. Е.: Вопрос дисциплинированности пешеходов тоже стоит, но необходимо понимать, что ссылки водителей на недисциплинированность пешеходов не совсем правильные, потому что пешеход, в конце концов, отвечает за себя, а не управляет средством повышенной опасности. Очень плохо, что некоторые пешеходы нарушают правила, но тут необходимо обратиться к сотрудникам полиции, которые их могут остановить, оштрафовать.

М. Ш.: Я думаю, нужно ввести профилактическую воспитательную работу в семье и школе, как было раньше.

А. Е.: У нас такой подход, что в первую очередь, нарушают там, где неудобно ходить, поэтому мы стараемся пересматривать какие-то решения, и там, где можем, просто стимулируем человека на нормальное поведение. А в центре города, к примеру, есть такое понятие как совмещённое пространство для движения пешеходов, поэтому в центр города вроде формально дорога, но вы же не будете по узкому переулку ходить, как робот, от пешехода. Поэтому в первую очередь необходимо руководствоваться взаимным отношением друг к другу, внимательностью.

М. А.: К сожалению, наше время истекло. Александр Евсин, начальник ситуационного центра ЦОДД, был сегодня в нашем эфире.

Теги:
звук, вперед, александревсин, дороги, цодд, парковки, пробки, эксклюзивы

Другие новости