Статья:
3 августа, 2016 16:18
15

Острова детства: Как старые и новые карусели уживаются в парках развлечений

Вице—президент Российской ассоциации парков и производителей аттракционов Игорь Родионов рассказал, что модные 5D вряд ли когда-нибудь заменят в парках развлечений всеми любимые колесо обозрения, американские горки и комнату страха.

М. ШАХНАЗАРОВ: Какой самый популярный аттракцион?

М. БАЧЕНИНА: Самый популярный вообще, и самый популярный среди новинок. Что сейчас важно — скорость, погружение куда—то или что—то ещё?

И. РОДИОНОВ: Есть классические аттракционы, которые популярны всегда. Это колесо обозрения, цепочная карусель, бамперные машинки и, конечно, американские горки. Это один из самых экстремальных аттракционов. У нас их не так много, а в западных парках туда стоят километровые очереди.

Полную версию программы "Вперёд" с Игорем Родионовым читайте ниже и слушайте в аудиозаписи.

М. ШАХНАЗАРОВ: Доброе утро!

М. БАЧЕНИНА: Здравствуйте! У нас в гостях вице—президент Российской ассоциации парков и производителей аттракционов Игорь Родионов.

И. РОДИОНОВ: Доброе утро!

М. Ш.: Маша, какой у тебя в детстве был любимый аттракцион?

М. Б.: Легендарный аттракцион "Сюрприз", куда пускали только с определённого возраста. Это круглая площадка, люди стояли по её радиусу...

М. Ш.: Пристёгивали тебя стоя, да?

М. Б.: Это сильно сказано. Цепочка была. Аэропоток тебя прижимал к стене, а потом аттракцион вставал перпендикулярно земле. Люди не выдерживали, а я обожала.

М. Ш.: А знаешь, какой ещё был аналог в чешском Луна—парке? Такой же аттракцион, только мягкий. Он наклонялся, и люди падали.

М. Б.: Какой кошмар. А сейчас такие есть, Игорь?

И. Р.: Конечно, есть. Во многих парках ещё осталось советское наследие.

М. Б.: А на это наследие не страшно забираться и кататься?

И. Р.: Если аттракцион проверен соответствующими службами, проведено техническое обслуживание, то он безопасный.

М. Б.: А есть испытатели аттракционов?

И. Р.: Конечно. У нас сегодня в стране во многих регионах ни один аттракцион не может эксплуатироваться без специального разрешения.

М. Б.: Это понятно. А есть люди, которые надевают шлем, защитный костюм и испытывают?

И. Р.: Такие испытания есть, но чаще такие экстремальные аттракционы испытывают с помощью мешков с песком, а не с помощью живых людей.

М. Б.: Иногда смотришь видео в интернете про самые жуткие американские горки и другие, там же должна работать чуть ли не команда учёных. Это действительно так, или всё делается по шаблону?

И. Р.: Специально таких людей никто не учит, конечно. К этому люди сами приходят.

"Если сравнивать аттракционостроение с какими—то другими отраслями промышленности, то сегодня это не машиностроение, а ближе к космическим технологиям"

Потому что те ускорения, те технологии, которые используются в этой сфере сегодня, сопоставимы с космическими.

М. Ш.: Но ведь есть такое понятие как усталость металла. Столько лет уже прошло! Не опасно сейчас кататься на советском наследии? На какой срок рассчитаны аттракционы? Какой максимальный срок использования?

И. Р.: Это очень индивидуально. Это зависит от производителя, который устанавливает срок службы, как правило, с запасом. То есть после завершения этого срока эксплуатацию аттракциона можно продлить. Допустим, в Москве есть яркий пример — колесо обозрения в Измайловском парке, которому уже 60 лет. И при этом аттракцион каждый год проверяют. Если он исправен, он продолжает работать. Поэтому срок службы — это очень индивидуально. Допустим, венскому колесу уже больше 100 лет, это уже достопримечательность. Там, конечно, что—то дорабатывалось, менялись какие—то узлы, но аттракцион рассчитан на достаточно долгий срок.

М. Ш.: Какой самый популярный аттракцион?

М. Б.: Самый популярный вообще, и самый популярный среди новинок. Что сейчас важно — скорость, погружение куда—то или что—то ещё?

И. Р.: Есть классические аттракционы, которые популярны всегда. Это колесо обозрения, цепочная карусель, бамперные машинки и, конечно, американские горки. Это один из самых экстремальных аттракционов. У нас их не так много, а в западных парках туда стоят километровые очереди.

М. Ш.: Недавно товарищ застрял на колесе обозрения. Часто такие случаи бывают?

И. Р.: Периодически случаются. Как правило, они ничем не заканчиваются. То есть просто колесо обозрения остановилось, это бывает по разным причинам...

М. Б.: А как снимают?

И. Р.: Самый простой способ — в каждом колесе обозрения есть ручной привод. И в ручном режиме это колесо можно прокрутить и снять пассажиров. Это самый безопасный способ, но это касается небольших колёс. Хотя на большом колесе на ВДНХ тоже была такая технология. Как правило, 80—метровое колесо обозрения эвакуируется полностью за 7 минут.

М. Б.: А что за технологии? Верёвочные лестницы?

И. Р.: Нет, колесо именно прокручивают вручную.

М. Б.: Даже такое большое, как на ВДНХ?

И. Р.: Да, там есть специальная лебёдка, которая позволяет это делать.

М. Б.: А какое сейчас самое популярное направление среди производителей аттракционов?

И. Р.: Именно в индустрии развлечений?

М. Б.: Да.

И. Р.: Сегодня на рынке появляются новые форматы аттракционов. Быстро развиваются 5D—технологии

М. Ш.: Это кабинки, которые раскачиваются?

И. Р.: Кабинки — это уже пройденный этап, сегодня создаются аттракционы, которые комбинируют и американские горки, и 5D—визуализацию, и аниматронику, когда оживают какие—то фигуры. Это целое шоу получается.

"Иногда даже бывает, что ты идёшь на аттракцион и не знаешь, что с тобой произойдёт."

Аттракцион делают полностью закрытым, идёт какая—то прелюдия, в какой—то интересной манере объясняются правила поведения. Потом начинается путешествие в неизвестность. И ещё это должно быть посвящено какой—то теме.

М. Б.: Вы сейчас как будто про квест рассказываете. Квест можно отнести к аттракционам?

И. Р.: Ну, в квесте многое зависит от самого участника. А если мы говорим про американские горки, то здесь человека пристегнули, и он получает удовольствие.

М. Ш.: А перегрузки, которые люди испытывают? Наверняка неподготовленный человек может остаться в этом кресле навсегда.

И. Р.: Слава богу, такие случаи редки.

М. Ш.: А разрыв сердца от страха? Я маленьким был в Риге в чешском луна—парке, там бабушка с внучкой поехали в пещеру страха. А студенты подрабатывали тем, что за пять рублей в день они мокрой тряпкой по лицу хлестали. Вот они бабушку хлестнули, она так и приехала.

М. Б.: Ну, это совсем не утренние новости. А комната страха сейчас популярна? Их делают универсальными или проверяют, к чему люди готовы, а к чему — нет?

И. Р.: Конечно, всё проверить нельзя. Посетитель сам знает, какие у него есть ограничения. Если посетитель идёт на аттракцион в состоянии алкогольного опьянения, то оператор может его развернуть и сказать, чтобы он не ходил. Но если у человека проблемы с сердцем, давлением, то только он сам может решить, идти ему или нет. Поэтому на каждом аттракционе, как правило, висит инструкция по посещению аттракциона, где указаны все эти ограничения.

"Что касается перегрузок, это тоже на стадии проектирования, конструкции аттракциона закладывается. Более того, Россия фактически стала первой в этом плане, потому что производители изобретали те же американские горки, но не понимали, добавить пару мёртвых петель или нет, и как себя человек при этом будет чувствовать"

Поэтому в России сегодня есть специалисты, которые пришли из космической отрасли и внесли тему перегрузок. В своё время был один такой скандальный случай в Японии, когда женщина прокатилась несколько раз подряд на американских горках, и у неё в голове образовалась небольшая гематома. Потом один американский конгрессмен поставил эту тему во главе своей избирательной кампании. И в итоге началась целая акция — начали проверять аттракционы, вводить нормы.

М. Ш.: Кто крупнейший в мире производитель аттракционов?

И. Р.: Единственного я, наверное, не назову.

М. Б.: А страна?

И. Р.: Это, конечно, США. Но если мы берём крупных игроков типа Disney, они производят аттракционы исключительно для собственных парков. Если брать Европу, то сегодня законодатели мод — это Италия, Германия.

М. Ш.: А делают аттракционы китайцы, итальянцы, немцы?

И. Р.: Бывает, написано "made in Italy", но у некоторых итальянских производителей есть производства в Китае. Но качество при этом сохраняется. Сегодня в России можно встретить либо наши российские аттракционы, либо итальянские.

М. Б.: А почему итальянские? Какой там парк известный есть?

И. Р.: В Италии самый известный парк — Мирабиландия, есть ещё несколько. Но там много именно производителей, часто это семейный бизнес.

М. Б.: А комната страха уходит в прошлое?

И. Р.: Нет, она развивается и становится страшнее. Сегодня стараются все ужастики сделать максимально реальными. Есть аттракцион в темноте — путешествие по замку ужасов. Конечно, это немного наивно, по—детски, ты понимаешь, что всё это не по—настоящему, но сами технологии и спецэффекты впечатляют. Так что это по—прежнему актуально и считается семейным аттракционом.

М. Б.: А когда у нас в столице ждать парк развлечений? Говорят, что к 2017 году он появится. Какие аттракционы мирового масштаба там будут стоять? Я мечтаю о шведской катапульте и свободном падении. У нас будет что—то такое, поражающее воображение?

И. Р.: Конечно, но не к 2017 году. Объявлен проект первого тематического парка развлечений в Москве "Остров детства", но реализован он будет, дай бог, в 2018—2019 году. И, учитывая погодные условия, большую часть времени он будет располагаться под крышей. Этот бизнес требует круглогодичной эксплуатации аттракционов, поэтому все крупные парки находятся, как правило, в тёплых широтах. А у нас парк будет крытым. Концепция нашего проекта сохраняет все требования классического парка развлечений, но дело здесь даже не в том, какие там будут аттракционы, а в самом подходе.

"Остров детства" планируется тематизировать, там будет несколько тематических зон: "Граф Дракула", "Снежная королева", "Шрек". Зона "Союзмультфильм" тоже предполагается"

И в каждой зоне будут какие—то аттракционы, но какие конкретно пока неизвестно. Может быть, какие—то американские горки, может быть, 5D—аттракцион. Это пока секрет разработчиков.

М. Ш.: Игорь, у голландцев пользуются популярностью луна—парки. Они в Таиланд приезжают, в Испанию, в Прибалтику, в Скандинавию. И каждый аттракцион принадлежит определённой семье. Это сейчас популярно или со временем исчезнет?

И. Р.: Луна—парки сохраняются, потому что у нас далеко не в каждом городе есть парки аттракционов. Поэтому передвижные луна—парки существуют. Но, конечно, в 90—е годы они были более популярны.

М. Ш.: В советское время, в основном, ездили чешские и польские луна—парки. Они приезжали на лето, столбили участок и развлекали людей. Там такие призы были, о которых наши детишки и не мечтали.

М. Б.: За этими призами и ходили — за жвачками, наклейками.

М. Ш.: В понедельник у них был выходной день, профилактика. Нужно было подойти к директору луна—парка, поговорить, и всё это прекрасно продавалось — и детские машинки, и чешский хрусталь. Поэтому выиграть было невозможно.

М. Б.: Сейчас в парках огромное количество развлечений, занятий — кто во что горазд. Но ты выходишь из парка с опустошённым кошельком, как будто из магазина высокой моды. Кто—то регулирует ценообразование в этих организованных центрах досуга? Поесть—то ведь тоже хочется, а цены там — мама дорогая.

И. Р.: Задача любого парка развлечений — как можно дольше удержать посетителей на территории парка, чтобы вы и развлеклись, и купили поесть, и сходили на шоу.

"Вы фактически сформулировали цель этого бизнеса: время, проведённое в парке, прямо пропорционально средствам, которые вы там потратите"

М. Б.: Я просто боюсь, что парки станут развлечениями для богатых.

И. Р.: Нет, семейный парк развлечений всё—таки всегда ориентирован на средний класс. Поэтому владельцы этих аттракционов понимают, сколько семья из трёх—четырёх человек готова потратить. Сами владельцы и регулируют ценовую политику.

М. Ш.: Сейчас, в основном, пакетно продают билеты, как в Штатах.

И. Р.: Единый билет у нас пока только вводится, посетитель пока не понимает, что это такое. Единственный парк, где эта система действует — это "Сочи Парк". Это первый тематический парк развлечений.

М. Ш.: Я был там в прошлом году в мае. Но я бы не сказал, что там прямо супер.

И. Р.: Он развивается. Но уже даже в прошлом году в августе—сентябре парк запустил новые объекты. Конечно, нашего посетителя надо ещё учить тому, что такое парк развлечений. У нас мало кто был в Диснейленде и не понимает, что такое отдать 2000 рублей за входной билет, и что человек получит за эти деньги. А зарубежный посетитель понимает, что это будет шоу, аттракционы, веселье. Поэтому у нас пока единый билет вводят очень осторожно. А так — надо покупать билет на каждый аттракцион.

М. Ш.: Но пакетно удобнее.

И. Р.: Это выгодно.

М. Б.: Например, ты прибываешь в какой—то туристический центр и покупаешь карту London Pass, с которой тебя везде пускают. Сейчас идёт выставка в британском музее, вход стоит 16,5 фунтов, а с этой картой ты очень экономишь.

М. Ш.: По пресс—карте везде пускают в Европе.

И. Р.: В парки не пускают, к сожалению.

М. Б.: А можно сказать, что у каждого парка в Москве есть своя фишка?

И. Р.: Наверное, можно. Хотя когда в своё время Парк Горького реконструировали, представляли его таким эталоном, а из него, как вы знаете, все аттракционы убрали. Их там больше нет. 

 

"Парк Горького решили вернуть к тому облику, который был в советское время. Хотя в советское время там всегда были аттракционы, тут такая несостыковка получилась"

М. Б.: А какой ваш любимый парк?

И. Р.: В Москве?

М. Б.: Да.

И. Р.: Мне очень нравится парк Сокольники. И ещё я неровно дышу к ВДНХ.

 

Теги:
звук, культура, шоу, парки, карусели, аттракционы, диснейленды, эксклюзивы

Другие новости