Статья:
5 августа, 2016 08:36
10

Писатель Глуховский предупредил, что не все бразильянки в Рио одинаково доступны

Автор серии книг "Метро 2033" рассказал Лайфу о своей поездке в Бразилию и консерватизме местных жителей.

Д. НАДИНА: И открытие Олимпиады не будете смотреть?

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Я слышал, что они бюджет урезали в два раза. Но с другой стороны, там даже карнавал у них бесплатно, на добровольных основах выходят на улицу. Нет, открытие надо посмотреть. Я, кстати, был в Бразилии.

Д. Н.: На Ваши-то доходы можно, не то, что рядовому россиянину.

Д. Г.: Я ещё давным-давно, когда у меня были доходы как у Вас, я ездил к друзьям в гости в Бразилию. И там совершенно по-студенчески тусовался с рюкзаком за плечами. И меня очень удивило, что бразильянки вообще не настолько уж открыты.

Д. Н.: Вы думали, можно будет хватать за всякие места на улице?

Д. Г.: Нет. Довольно консервативная страна. Она достаточно католическая. Россия более раскована и развратна, чем Бразилия. То есть эти все стереотипы, связанные с бразильским карнавалом, женщинами в бикини, разноцветных побрякушках, украшениях и так далее, это всё не очень соответствует реалиям. Так что мне кажется, все эти спортсмены, которые приедут в надежде ухватить свой кусочек карнавала за какое-нибудь мягкое место, немного разочаруются.

Полную версию программы "Высокое напряжение" с Дмитрием Глуховским читайте ниже и слушайте в аудиозаписи.

Д. НАДИНА: Добрый день. Наш гость сегодня – Дмитрий Глуховский, писатель. Здравствуйте, Дмитрий.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Здравствуйте.

Д. Н.: Давайте с Олимпиады начнём. Олимпиада же завтра начинается. Будете смотреть?

Д. Г.: Честно сказать, я не очень болею за всякие спортивные соревнования.

Д. Н.: За Россию не очень болеете?

Д. Г.: Нет. За Россию больше в этой степени. Но поскольку Россия в этот раз будет не очень сильно представлена...

Д. Н.: Сразу можно отвернуться от России, значит, да?

Д. Г.:

"Можно отвернуться от Олимпийских игр. Россия всегда в нашем сердце. Я очень за Россию болею, переживаю"

Просто не путаю понятия государство и территория, народ, страна, её история и так далее. Для меня это совершенно разные вещи. Что касается спорта, наверное, я смотреть не буду.

Д. Н.: И открытие Олимпиады не будете смотреть?

Д. Г.: Я слышал, что они бюджет урезали в два раза. Но с другой стороны, там даже карнавал у них бесплатно, на добровольных основах выходят на улицу. Нет, открытие надо посмотреть. Я, кстати, был в Бразилии.

Д. Н.: На Ваши-то доходы можно, не то, что рядовому россиянину.

Д. Г.: Я ещё давным-давно, когда у меня были доходы как у Вас, я ездил к друзьям в гости в Бразилию. И там совершенно по-студенчески тусовался с рюкзаком за плечами. И меня очень удивило, что бразильянки вообще не настолько уж открыты.

Д. Н.: Вы думали, можно будет хватать за всякие места на улице?

Д. Г.: Нет. Довольно консервативная страна. Она достаточно католическая. Россия более раскована и развратна, чем Бразилия. То есть эти все стереотипы, связанные с бразильским карнавалом, женщинами в бикини, разноцветных побрякушках, украшениях и так далее, это всё не очень соответствует реалиям. Так что мне кажется, все эти спортсмены, которые приедут в надежде ухватить свой кусочек карнавала за какое-нибудь мягкое место, немного разочаруются.

Д. Н.: Какого Вы мнения о наших спортсменах. Они тренируются как проклятые. А что Вы думаете по поводу всего этого скандала с допингом вокруг нашей сборной? Справедливо, что нас в таком усечённом составе допускают на Олимпиаду?

Д. Г.: Скандал с допингом коснулся не только нас. Сборную Кувейта, по-моему, в полном составе дисквалифицировали. Ещё какие-то африканские страны. То есть было просто масштабное допинговое расследование. Наша страна – одна из тех стран, которые попали под раздачу. И я думаю, что заслуженно. Обратите внимание, что на каком-то высшем уровне мы ни разу не опровергали это и не отвергали обвинения. То есть, я думаю, что всё это было. Мне кажется, гораздо более печально, симптоматично не то, что были злоупотребления спортсменами допинга, а то, что курировали укрытие улик, и вообще это была такая спецоперация. Зачем это надо? Зачем нам нужны фейковые спортивные достижения даже на исторической, желанной многими официальными лицами и народом, Олимпиаде в Сочи? Нужна ли такая победа, которая даётся путём подлога, подделки, обмана? Наверное, была надежда, что этот обман никогда не раскроется. Но обманы рано или поздно раскрываются.

Д. Н.: Вы полагаете, что в Сочи мы путём подлога и обмана победили, а не благодаря тому, что наши спортсмены тренировались как проклятые?

Д. Г.: Мы перекупили несколько профессионалов в странах Запада и Востока.

Д. Н.: А кто этого не делает? Перекупили. Они граждане. Вы про Виктора Ана, так он гражданин наш, россиянин, такой же, как и Вы, и я.

Д. Г.: Новоиспечённый. Вообще, в принципе, я так понимаю, некоторое количество медалей были обеспечены за счёт именно применения допинга. И, кроме того, в принципе, вся эта затея с масштабным применением допинга спортсменами, сокрытием улик, само по себе, конечно, это провальная затея. Зачем стране фальшивые спортивные достижения? Понятно, что в отсутствие других побед, спорт, наверное, сплачивает людей. Спорт заставляет людей гордиться своей страной, испытывать патриотизм настоящий такой, не вымышленный, не придуманный какими-то телеканалами под фальшивыми предлогами. А такой настоящий подвиг.

"Это довольно хороший повод испытать гордость за свою страну – победа твоей сборной на Олимпиаде"

Но когда некоторое время спустя выясняется, что всё это подлог и спецоперация, что остаётся после этого? Какое чувство? Лучше бы мы пришли третьими, и это было достойно, спокойный третий результат. Но это был бы честный результат.

Д. Н.: Вы безоговорочно Макларену доверяете, этому отчёту, который даже не был опубликован? И вообще, вы этим обвинениям доверяете полностью? Вы не верите Валентину Витальевичу Мутко, который говорит, что всё это не так?

Д. Г.: Я ему не верю, конечно. Не то, чтобы я сильно верил однозначно Макларену, но то, что я не верю нашим спортивным функционерам и членам правительства, это понятно.

Д. Н.: За Исинбаеву Вам не обидно?

Д. Г.: А какие у неё на последней Олимпиаде были медали? Не золотые ведь медали. Почему она решила, что сейчас у неё золото будет. Потому что она поплакала?

Д. Н.: Девчонка... Чемпионка прославленная, а Вы её "девчонкой".

Д. Г.: Но она поплакала как девчонка, а не как чемпионка. Как чемпиона она, наверное, закусила губу. Я думаю, что мама её как-то учила справляться с поражениями иначе. Безусловно, те её медали, которые она честно и справедливо завоевала всегда с ней, это культовый спортсмен. Один из достаточно немногочисленных спортсменов, которые органично влился в политическую тусовку. Не каждый олимпиец может взять прийти поплакать на плече у президента. Что касается того, что обидно, что её не пустили. Если её спалили на допинге, о чём может быть разговор.

Д. Н.: Так её не спалили на допинге, она как раз-таки стала жертвой, потому что у неё допинга не было, был допинг у других, её не пустили за компанию. Вы даже не до конца эту историю знаете, зато обвиняете её, называете девчонкой.

Д. Г.: На всякий случай надо всех обвинять огульно. Я начал с того, что я не спортсмен, из того, что до меня донеслось. А у неё не было допинга, точно?

Д. Н.: Нет, у неё не было допинга. Как до Вас интересно информация доносится. Откуда она до Вас интересно доносится?

Д. Г.: Федеральные каналы.

Д. Н.: С каких-нибудь американских СМИ, наверное. Что Вы там читаете? Нацпредательскую литературу какую-нибудь, наверное.

Д. Г.: Разве её издают в нашей стране? Она же, к счастью, вся запрещена и сожжена на Красной площади. Что вообще делает Исинбаева? С шестом прыгает?

Д. Н.: Да. Слушатели к нам прорываются. Примем звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Это как раз тот самый яркий образчик западной пропаганды, в которой человек, не знаю предмета вопроса, начинает огульно обвинять всех подряд. Презумпция невиновности для него ничто. Скажите, Вы бросили пить коньяк по утрам?

Д. Г.: Вы читаете классику. Я тоже очень люблю Астрид Линдгрен. Я бросил пить коньяк по утрам, потому что и не начинал. Вот это, кстати, ответ, который Малыш давал Карлсону в этом пассаже, который Вы процитировали. Это Малыш сказал про Фрекен Бок. Приятно, что такие образованные слушатели. Это даже не школьная программа, это детсад. Молодцы.

Д. Н.: Давайте ещё один звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы, Дарья, тоже чуть-чуть не в теме, потому что WADA всё опубликовало, там большой перечень спортсменов, кто и когда скрывался или утаивался.

Д. Н.: Да. Исинбаевой там нет.

СЛУШАТЕЛЬ: Дело не в этом. В нём спортсмены из Грузии, Украины, легкоатлеты из Швеции, этот перечень очень большой. Я просто хочу сказать, что на самом деле, правильно заметил уважаемый гость, что Исинбаева просто давила на последнее. Понимаете, спорт – это не та область, где якобы можно проглотить допинг и можно не тренироваться. Я сам был в команде ЦСКА и знаю, что в любом случае, когда у нас футболисты пьют, а алкоголь вообще не совместим со спортом, тяжёлое пятно на весь спорт России. Я с ним согласен, что именно ФСБ вкупе с Министерством спорта потворствовало, скрывало, и всё это опубликовано WADA.  Я поэтому с ним полностью согласен.

Д. Н.: Ещё звонок. А Вы согласны с Глуховским?

СЛУШАТЕЛЬ: Да я со всем согласен. Всё обгадили. И Олимпиаду, и праздник спорта в мире. Причём, не только нам, но и всем обгадили. Олимпиаду превратили во что-то непонятное. Но не надо так много сарказма.

Д. Г.: Это не сарказм, что Вы, это просто хорошее настроение. Юмор.

"Сарказм был бы совершенно человеконенавистнический, а я всех люблю"

Д.Н.: Вы сами себя человеконенавистником считаете?

Д. Г.: Я считаю себя вменяемым. Я к людям вообще так отношусь, я их прощаю за их мелкие погрешности. Потому что сам не святой и от других святости не требую. Так что я к людям с пониманием, всегда стараюсь вникнуть в их ситуацию там, где можно их за что-то извинить, за кретинизм, например, или за хамство, я их всегда стараюсь за это извинить, войти в положение там, где это возможно.

Д. Н.: Как Алёша Карамазов.

Д. Г.: Вот видите, мы с Алёшей с одной стороны баррикад.

Д. Н.: Давайте поговорим про политику. Украина. Здесь разговоры уже стали ходить, что, может быть, мы не будем посла на Украину нового вместо Зурабова отправлять, потому что смысла-то нет, отношения у нас так себе, агреман они и так, наверное, не дадут, кого бы ни отправили туда. Вы что думаете, стоит дипотношения разрывать или нужно бороться до последнего и какого-то нового представителя попытаться пролоббировать?

Д. Г.: Я только что был на Украине, на Одесском кинофестивале. Был, соответственно, в Киеве, и в Одессе, мне кажется, есть большая обида на РФ, но есть желание и нащупать какой-то мир. Мне кажется, безусловно, нужны шаги в направлении мира. То, что происходит сейчас, это огромная трагедия, это чудовищная историческая ошибка. И она будет усугубляться. Если мы хотим навсегда потерять Украину, то мы должны следовать рекомендациям так называемых радикальных ура-патриотов, которые говорят, что ни в коме случае, что Украина – это не народ, не национальность, украинский язык не язык, у них нет истории и так далее. Все вот люди, которые поддерживают ДНР, прямо ведут к тому, чтобы навсегда потеряли Украину.

"Если мы хотим однажды вернуть Украину в орбиту своего влияния, культурного, политического, экономического, нужно восстанавливать отношения"

Д. Н.: Кто бы мог стать дипломатом достойным?

Д. Г.: Я так понимаю, Зурабова связывали с Порошенко отношения личные дружественные, поэтому он был таким практически безотказным каналом коммуникаций, которым Кремль мог пользоваться. Но это же стало уязвимой точкой, потому что непонятно в конечном итоге, не слишком ли серьёзные интересы совместные связывают его с Порошенко, и не мешает ли ему это осуществлять его посольскую функцию. Мне кажется, что есть тьма тьмущая людей предыдущего поколения политиков, которые обладают хорошими связями, в том числе, деловыми, культурными связями, с украинской элитой прошлого поколения. Скажем так, предыдущая волна Оранжевой революции, потому что всех ставленников Януковича и Кучмы сейчас оттуда вычистили. Так или иначе, назначать каких-либо силовиков и так далее, как мы любим делать, на все ответственные посты с Украиной, здесь это будет тупиковая ветвь, потому что эти люди исполняют приказы, смотрят на всё с позиции силы, отличаются из-за профессиональной деформации очень серьёзной подозрительностью, недоверчивостью, и не смогут налаживать коммуникации.

Д. Н.: Фамилия-то?

 Д. Г.: Я не могу Вам назвать.

Д. Н.: Вам кого бы там хотелось увидеть там послом? Анастасию Волочкову, Николая Баскова.

Д. Г.: Киев такой город, что там таких анастасий волочковых хоть жуй. Это достаточно распространённый украинский типаж. Скорее, такого человека, который жизнелюб. Михаил Боярский мог бы, но он, мне кажется, наоборот, он очень за Крым, и тут тоже, как только на первом светском рауте раскроет рот, тут же и придётся ехать домой.

Д. Н.: Вас тут слушатель спрашивает: "Так, может быть, если Вам дали волю, Вы бы и Крым вернули?"

Д. Г.: Любая попытка обсудить возвращение Крыма сейчас карается УК по статье за сепаратизм. Поэтому моё мнение по поводу Крыма я могу держать при себе. Со своей стороны могу сказать, что присоединив Крым, Россия потеряла Украину. Это было идиотское решение. И из-за него мы потеряли огромную страну, с почти пятидесятимиллионным населением, которая, в целом, была к нам очень дружески настроена. Это был наш ближайший союзник в СНГ. Страна, с которой нас связывали тысячи лет истории. Мы приобрели Крым и потеряли Украину со всем её народом.

Д. Н.: "Получается, Вы и за переименование Московского проспекта в проспект Бандеры?" – спрашивает слушатель.

Д. Г.: Нет, я не за переименование московского проспекта в проспект Бандеры. Я считаю, что это одно из двусторонних усилий по дальнейшему разрушению связей тысячелетних, которые между нашими народами существует. Я считаю это трагедией.

"Пришло время закапывать топор войны и выкапывать трубку мира"

Д. Н.: Ещё один слушатель пишет: "И сколько можно перед всеми голову преклонять? Пусть  к нам идут на полусогнутых". Не кажется ли Вам, что правда у нас это есть? Самобичевания у нас многовато?

Д. Г.: Нет. У нас нет. Самобичевание есть у 10% населения, которые читают учебники по истории. Все остальные люди, которые смотрят Первый, второй канал и НТВ, они уверены, что правы всегда и во всём, потому что дезинформированы по поводу нашей трудной трагической истории. Россия – колониальная держава. Мы колонизировали всю Сибирь, Кавказ и так далее.

Д. Н.: Там кроме белых медведей никто и не жил.

Д. Г.: Там жили местные народности. В Якутии, Восточной Сибири. В Якутии жили якуты.

Д. Н.: Якутов никто не истреблял, между прочим. И никто не относился к ним так, как, допустим, относились американцы к индейцам и вообще коренному населению.

Д. Г.: Вы поговорите с жителями Дагестана, которые знают свою историю. Вы услышите истории про затопленные баржи, полные женщин и детей, которые в рамках колонизации Кавказа, по завоеванию Дагестана, были предприняты. Они всё это помнят. Это кровавейшая история. Россия, точно так же, как Англия, Франция и Испания – это колониальные державы, которая колонии присоединяла сопредельные территории, а не заморские какие-то владения. И мы точно так же, как все остальные страны, должны пройти через определённый процесс осознания того, чем  являемся. И какое-то покаяние, и новый диалог с этими территориями и народностями необходим. Конечно, в рамках удержания Россией её территориальной целостности. Но мы не должны отрицать свою историю. Мы не должны пытаться переписать её. Мы должны в ней разобраться. И чётко понять, кем мы являемся. Только так мы сможем двигаться вперёд.

Д. Н.: Примем ещё звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, вот вы представитель Пятой колонны. За какую партию будете голосовать?

Д. Г.: Я не пойду на выборы. Там не за кого голосовать.

Д. Н.: Пятой колонне не за кого голосовать.

Д. Г.: Там сплошной фейк и бессмысленны эти выборы совершенно. Я на них не пойду.

"Я не представитель Пятой колонны. Я считаю себя патриотом России"

СЛУШАТЕЛЬ: А Крым наш или не наш? Крым наш!

Д. Г.: С какого момента считать? Последние 200 лет он наш. Но до этого он был турецкий. А до этого он ещё кому-то принадлежал. Он греческий был в своё время. Мы с какого момента отсчитываем? А с того момента, как Хрущёв передал его Украине, он был украинским, советским он был. Это очень сложный момент. Я не за то, чтобы Россия разваливалась на куски. Я за то, чтобы Россия собирала земли свои. Чтобы Россия была великой державой. Просто это было совершенно идиотское решение. Мы захватили Крым, испортили отношения с цивилизованным миром, мы потеряли Украину. Задача стояла перед политиками нашими – вернуть Украину в сферу российского влияния, не допустить ухода на Запад. В итоге Украина однозначно ушла на Запад. Мы с этим Западом в чудовищной конфронтации, и Крым не дополучает ни бюджетов, ничего, а крымским пенсионерам желают держаться, крепиться и здоровья.

Д. Н.: Нам пишут: "Не надо за Дагестан говорить, Дагестан в своё время встал на защиту России".

Д. Г.: У меня тоже есть знакомые слушатели из Дагестана, которые мне некоторые истории рассказывали про свой родной край. Разумеется, информация та, которую вы получаете в телевизоре и на некоторых радиостанциях, не исчерпывающая. А та информация, которая исчерпывающая, Вам её надо будет очень сильно искать.

Д. Н.: И ещё одни звонок примем.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот Вы сказали, что мы живём с Украиной тысячи лет. Вы историю вообще знаете? Малороссии 300 лет всего. Откуда Вы тысячу насчитали?

Д. Г.: Я говорю не взаимное существование двух государственных образований, я трагедией называю тот развал, раскол, который между народами существует. Украинский народ это не 300 лет. Когда определили это образование в составе Российской Империи, назвали Малороссией, не имеет никакого отношения к украинскому народу. И наши народы связаны тысячелетней историей совместной. Невозможно определить, где заканчивается русский, начинается украинец.

Д. Н.: Дмитрий Глуховский, писатель, был в нашей студии. Спасибо.

Теги:
звук, высокоенапряжение, олимпиада2016, спортсмены, украина, послы, эсклюзивы

Другие новости