Статья:
10 августа, 2016 17:10
31

Экономить на еде и пить шампанское: как и на что живут россияне

Экономист Андрей Бунич рассказал о будущем рубля, кредитный картах и экономической политике России.

А. БУНИЧ: Я ещё хочу добавить про потребление, почему иногда возрастают цены, и люди начинают хуже питаться. Если предложение увеличилось, спрос упал,  и наоборот. Но есть самые необходимые товары, от которых ты не можешь отказаться, там картина совершенно противоположная. Вот Вы не можете отказаться от помидоров, но параллельно Вы ещё покупали раньше какой-то деликатес. Стоит увеличить цену на помидоры или гречку, Вы отказываетесь от этих деликатесов. И получается, что в стоимостном выражении Ваше потребление даже выросло.

Полную версию программы "Экономика по-русски" с Андреем Буничем читайте ниже и слушайте в аудиозаписи. 

Российский рубль: куда движется деревянный?

Д. НАДИНА: В студии Владислав Гинько. И наш гость сегодня — Андрей Бунич, экономист, президент Союза предпринимателей и арендаторов России. Здравствуйте.

В. ГИНЬКО: Добрый день.

А. БУНИЧ: Здравствуйте.

В. Г.: Давайте начнём с самой животрепещущей темы — что будет с рублём?

А. Б.: Пока ничего не будет. Думаю, что до выборов 100% ничего не будет, если только нефть сильно не упадёт, а пока нет оснований это предполагать.

Д. Н.: А хорошее что-нибудь будет с рублём?

А. Б.: Он будет примерно на том же уровне, что и сейчас. Это устраивает большинство импортёров, если рубль сильно укрепляется — это тоже плохо, потому что это повышает импорт.

Д. Н.: Владислав, вам плохо, когда рубль укрепляется?

В. Г.: Я думаю, что это всё-таки хорошо. Я понимаю, что Андрей хочет сказать нам по поводу бюджета. Да?

А. Б.: Нет, я имею в виду, что конкурентоспособность снижается. Дело в том, что самый элементарный метод высчитать реальный курс — это посмотреть посекторно по всем видам бизнеса, при каких издержках эти бизнесы становятся конкурентоспособны с альтернативными импортными товарами или услугами. И получится, что при том курсе, который есть сейчас, только экспортные отрасли могут это выдержать. Уже сейчас, при нынешнем курсе.

"Если мы хотим поддерживать такую импортоориентированную экономику, то нам надо поддерживать данный курс рубля"

 Я не говорю, что это хорошо или плохо, но так сложилось.

В. Г.: Но всё-таки курс 100 рублей за доллар или 200 рублей за доллар возможен когда-то?

А. Б.: Когда-то всё возможно. Мы говорим про обозримую перспективу. Но, конечно, долго жить на импорте невозможно. У нас же экспорт упал, и оказалось, что импорт не так эластичен, как экспорт. То есть он не сильно упал, но дальше уже не падает — уровень устойчив.

В. Г.: Я знаю про Вашу теорию потребления. Давайте её обсудим. По поводу того, что происходит замена товаров качественных на низко качественные, я правильно понимаю?

А. Б.: Это не моя теория, конечно, это классическое понимание теории потребления. Полноценные блага — это те, которых ты покупаешь больше, если у тебя становится больше денег. Неполноценные блага — это те, которых ты покупаешь меньше, если у тебя денег больше. То есть это всякий неликвид. Когда у тебя денег мало, ты переходишь на продукцию плохого качества. Поэтому когда доход увеличивается, ты от них отказываешься.

Д.Н.: А можно я вмешаюсь? Я, например, хочу новое платье купить. Это — полноценное или неполноценное благо?

А.Б.: Если у Вас доход увеличивается, и Вы в результате этого что-то покупаете, это — полноценное благо. А если у Вас доход увеличивается, и Вы от чего отказываетесь, это показывает, что эта группа товаров является малоценным благом.

В. Г.: У нас вчера в гостях был Михаил Делягин, который приводил критерии бедности: если у человека сломался холодильник, и он не может купить новый за наличные, а вынужден брать кредит, то этот человек беден. Я лично сомневаюсь в том, что человек беден от того, что не может сразу купить холодильник. А Вам как кажется?

А. Б.: Я не знаю, откуда Делягин берёт такие идеи и какими теориями он руководствуется. Реальная экономическая наука говорит о том, что если ты отказался от чего-то, когда у тебя увеличился доход, это называется худшим благом.

В. Г.: А, может быть, люди отказались от чего-то вредного?

Д. Н.: И больше холодильник не нужен.

В. Г.: Нет, они стали дома готовить, а раньше ели какой-то фастфуд.

Д. Н.: Нет, раньше ели в ресторанах, а сейчас дома котлетки жарят. Что в этом хорошего?

В. Г.: Зато они из натурального мяса.

Д. Н.: Это ещё не факт. Ты мог бы книжку читать, духовно развиваться, а ты вынужден котлеты жарить.

В. Г.: Зато успеем о вечном подумать, возблагодарить, что вообще есть курочка на столе. Правильно?

А. Б.: Это — не экономическая категория. Если вы исповедуете, к примеру, буддизм, вы не можете убивать живых существ. И вдруг оказались на необитаемом острове, где вам нужно убить кого-то, чтобы поесть. Но вы отказались от этого и умерли с голода.

Д. Н.: Это всё красиво звучит, но у нас в стране 22 млн бедных, которых курочку не могут себе позволить.

В. Г.: Андрей, Вы верите в то, что у нас столько людей не могут позволить себе курочку?

А. Б.: Я думаю, что даже гораздо больше.

В. Г.: То есть они вообще мяса не видят?

А. Б.: Думаю, что да.

В. Г.: Если человек меньше тратит денег в магазинах, это совсем не значит, что он съедает меньше.

Д. Н.: Например, кто-то ходил в "Азбуку вкуса", а начал ходить в "Пятёрочку"

В. Г.: Розничный товарооборот падает, мы все это знаем. Иногда мне приходит мысль о том, что мало ли, может, люди сильно затарились? Сидят теперь с запасами мяса, овощей и не покупают ничего.

Д. Н.: Морозильники не резиновые.

В. Г.: Давайте так поставим вопрос: стали ли слушатели хуже питаться, потому что у них нет денег на еду? Запускаем голосование. Андрей Павлович, а Вы как кризис переживаете, если не секрет?

А. Б.: Мне полезно поменьше есть. Просто таких людей, может быть, не так много. Мне, например, это будет на пользу.

Д. Н.: Говорят, что вегетарианцы отлично сохраняются. Например, Джареду Лето 45 лет, а он выглядит на 25.

А. Б.: Мы опять из области экономики переходим в область ценностную.

В. Г.: Нам пишут: "7200 рублей — пенсия, 3500 — коммунальные услуги, то есть 50%, лекарства — 1500 рублей. Какое мясо?" А я думаю, что если у пенсионера более половины пенсии уходит на коммунальные услуги, он же имеет право на дотацию?

Д. Н.: На субсидию.

В. Г.: Да. Почему же человек молчит?

Д. Н.: Потому что чтобы её получить, надо обежать столько разных пунктов, что потом на лекарства не хватит. Сердце прихватит и всё.

В. Г.: Да, когда я оформлял пособие в связи с рождением второго ребёнка, чуть не поседел. Столько нервов иметь надо для этого.

А. Б.: Это сложно, да. А потом ты ещё не подойдёшь под какую-нибудь категорию.

Д. Н.: "Говядина подорожала, и я  существенно хуже стал питаться", — пишет слушатель. Но говядина столько же стоит, сколько и раньше. Тут я не согласна.

В. Г.: "Жена в декрете, работаю один, экономлю на обедах". Что это значит? Может, он раньше тратил 100 рублей на обед, а сейчас тратит 800?

Д. Н.: Нет, раньше он тратил в столовой 350 рублей, а сейчас из дома контейнеры носит.

"Над чем вы смеётесь? Попробуйте поставить себя на место человека, который хочет купить холодильник, ограничивая себя в еде, одежде и развлечениях. И всё равно считается, что это не черта бедности?" — пишет слушатель.

Экономически выгодное применение покемонов

В. Г.: Тут реклама была про покемонов. Может быть, Вы как-то с экономической точки зрения это прокомментируете? У меня идея такая: надо как-то договориться с разработчиками весной, чтобы люди бегали по полям и вредителей отгоняли.

Д. Н.: Можно ещё картошку собирать вместо покемонов. Лукашенко бы так поступил, я думаю.

В. Г.: А Вам как кажется, Андрей Павлович? Нет ли здесь происков каких-то иностранных спецслужб? Например, в Израиле их запретили.

Д. Н.: В Иране тоже.

А. Б.: То есть вы хотите, чтобы люди в реальной жизни каких-то грызунов ловили?

В. Г.: Да.

А. Б.: Вы не первые.

"Мао Цзэдун в своё время организовал борьбу против воробьёв. И миллиард китайцев бегали и стучали в колотушки, чтобы воробьи не могли сесть"

 И воробьи действительно сдохли, но появилась саранча, черви какие-то. И снова надо было бороться.

Д. Н.: Мы с вами отвлеклись. Я хочу подвести итоги голосования: 86% слушателей говорят, что стали меньше потреблять, 14% по-прежнему жируют.

В. Г.: То есть они в полуголодном состоянии слушают наш эфир.

А. Б.: Тут вы утрируете. Необязательно, что он в полуголодном состоянии. Просто раньше человек мог себе что-то позволить, что не может позволить сейчас, и вынужден ограничиваться самым необходимым.

В. Г.: Я почему сказал про покемонов. Если в стране столько людей ловят виртуальных существ, значит у них есть силы и время бегать. Я удивлён.

Д. Н.: Конечно, время есть — безработица-то растёт.

В. Г.: Да, но это ещё и "индекс покемонов". Если человек не ищет работу, а занимается ловлей покемонов, значит, в стране неплохо обстоят дела.

Д. Н.: У нас ещё даже официального релиза этого приложения не было.

Сельское хозяйство в России – гордость государства

В. Г.: Дмитрий Медведев прямо сегодня заявил во время рабочей поездки в Красноярский край: "Я всегда говорю, что село трогать не дам, потому что за последние годы мы добились огромных успехов. Я испытываю чувство гордости от того, как у нас развивается сельское хозяйство". Я тоже испытываю чувство гордости. А Вы, Андрей Павлович?

А. Б.: Не в такой степени. Премьер-министр, кстати, тоже любитель играть в покемонов.

В. Г.: Он говорил и про либерализм: "Ну, кто не переболел?" Поэтому я думаю, что сейчас он больше государственник, нет?

А. Б.: Я не знаю его убеждений. Я не понимаю, какие такие успехи у нас в сельском хозяйстве.

В. Г.: Вы не видите там успехов?

А. Б.: Нет, не вижу. А в чём они? Если люди питаются хуже, тогда вывод следующий: если бы успехи были, то было бы больше продуктов, они были бы дешевле, и люди питались бы лучше. Так куда же девается продукция сельского хозяйства? Где логика?

В. Г.: Я вчера купил сливовидные помидоры за 9,9 рублей килограмм.

Д. Н.: Где?

В. Г.: В крупной сети. Андрей знает, о чём я говорю. И ещё я купил там короткоплодные российские огурцы за 24,5 рублей килограмм.

Д. Н.: Но это не реперезентативно.

В. Г.: Я понимаю. Но ходите за мной, я буду вам показывать, где их можно покупать.

Д. Н.: Если все будут ходить за Вами, их не останется.

В. Г.: Так их не берут практически. Слишком дёшево. Подходит ко мне бабушка, смотрит, как я эти помидоры беру, и говорит: "Не берите ни в коем случае". Я так и не понял почему.

Д. Н.: Может, их из Чернобыля привезли. Я вчера купила клубнику на улице за 150 рублей за коробочку. Это очень дёшево. Я съела штуки три, они не пахли клубникой и вообще это была дрянь.

А. Б.: Мне рассказали, что китайцы рядом с Москвой снимают три-четыре урожая каких-то химических огурцов и помидоров. Мы же не знаем качества этой продукции.

В. Г.: Но как может быть такой парадокс: почему я беру помидоры по 9,9 рублей, а всё равно 86% говорят, что не доедают?

А. Б.: Но Вы, наверное, не каждый день видите такие помидоры.

В. Г.: Я сразу много беру — по 20 килограммов.

А. Б.: Но они же протухнут. У Вас что, овощная база дома?

В. Г.: Я их сушу, мариную, в морозилке храню.

Д. Н.: Вы — мечта любой слушательницы. Будете целыми днями помидоры шинковать.

А. Б.: Я думаю, что люди все не могут заниматься исключительно этим. Но предложения действительно надо искать, это логично. Но всё равно никто не может поручиться за качество.

В. Г.: Но я — живой.

А. Б.: Пока. Да и потом, это же сказывается постепенно. Через какое-то время это начнёт проявляться.

Д. Н.: А потом на медицину потратишь больше.

"Живу небогато, но мясо ем каждый день. Беру в деревне полтуши свиньи, разделываю и в морозилку. Не надо ныть, что все голодные, это бред", — пишет слушатель.

"Ну, что вы нагнетаете? Не видел никого, кто даже на еде стал экономить. Если ты нищий в мозгу, то будешь таким всегда".

А. Б.:

"Если человек живёт богато, он действительно не видит проблем"

 Ему довольно трудно это увидеть, потому что даже его шофёр и чернорабочий на участке могут себе позволить хорошую еду.

Д. Н.: "Раньше форель ел раз в неделю, теперь в основном в рационе курица и индейка", — пишет слушатель.

"От красной рыбы пришлось давно отказаться, вместо этого курицу ем".

А. Б.: Про рыбу вообще позор. Ещё в советское время с мясом была проблема, но уж с рыбой-то никогда не было. Тогда рыбы было завались, а сейчас обычная рыба стоит чуть ли не дороже мяса. Как это могло произойти?

Д. Н.: У меня был на интервью глава Росрыболовства — красивый, молодой щёголь. Я у него спросила: "Почему мы вылавливаем целую кучу крабов на Дальнем Востоке, но не видим их?" Он ответил: "Потому что это нам приносит валюту, и мы всё это отправляем на экспорт". Я говорю, что у нас сейчас экономический кризис, мы все затянули пояса, Шувалов говорит, что надо меньше потреблять, а крабов наших в Китай отправляют. Это как?

В. Г.: Они валюту приносят. Кстати, получается, что люди раньше ели красную рыбу, а теперь жалуются, что едят курятину. Это мне напоминает анекдот, когда люди говорят, что у них кризис — раньше были рубли в кошельке, тратили-тратили, закончились, пришлось менять доллары.

Д. Н.: Это Ваши друзья-буржуи так говорят. Вы вращаетесь в каких-то сомнительных кругах.

В. Г.: В каких? В которых помидоры по 9,9 рублей?

А. Б.: Это бывает, но надо искать. Это же затраты времени. У нас нет таких возможностей, чтобы бегать по всему городу и искать. Либо должны быть какие-то сервисы, типа price comparison, которые есть во всём мире.

Д. Н.: А как экономите вы, уважаемые слушатели? Прошу присылать сообщения.

В. Г.: Нам продолжают поступать сообщения о вояже Медведева в Краснодарский край.

Д. Н.: А что он там делает? Сельхозугодия осматривает?

В. Г.: Да. И он поговорил с фермером и сказал, что выступил за снижение реальной ставки по кредитам для аграриев с 6% до 5% годовых. Как Вы это прокомментируете?

А. Б.: Реальной ставки?

В. Г.: Да, реальной.

А. Б.: Как они там это высчитали? Значит, аграрии берут под 16% в среднем при инфляции 10%. Это не принципиально — 6% или 5%.

В. Г.: Да, но кредиты для сельского хозяйства, получается, недорогие.

А. Б.: Я тоже считаю, что кредитная проблема преувеличена. Просто есть определённое лобби, которое очень хочет всё время получать деньги. И они всё сводят к этому. Если дать денег, всё сразу будет хорошо. Аграрное лобби с советских времён существует. И, конечно, эти хозяйства доказывают, что никак по-другому сделать нельзя. А на самом деле нужна реструктуризация и в сельском хозяйстве, и в финансовом секторе. если всё это провести, то, может быть, денег и не потребуется. Но об этом они говорить даже не хотят, потому что это затрагивает их интересы. Они же часто — монополисты.

Я ещё хочу добавить про потребление, почему иногда возрастают цены, и люди начинают хуже питаться. Если предложение увеличилось, спрос упал,  и наоборот. Но есть самые необходимые товары, от которых ты не можешь отказаться, там картина совершенно противоположная. Вот Вы не можете отказаться от помидоров, но параллельно Вы ещё покупали раньше какой-то деликатес. Стоит увеличить цену на помидоры или гречку, Вы отказываетесь от этих деликатесов. И получается, что в стоимостном выражении Ваше потребление даже выросло.

В. Г.: Но у меня-то иначе: я экономлю на помидорах, а потом пью шампанское.

Экономить на питании и пить шампанское: от чего отказались россияне в кризис

А. Б.: Я говорю о принципе в целом. Получается, что люди отказываются от всего более-менее стоящего. Значит, возрастает спрос, потому что людям всё равно нужны крупы и так далее. И мы тогда видим увеличение цены уже здесь, достаточно существенное для населения. То есть сначала вытесняется дорогое, а потом начинает дорожать необходимое.

В. Г.: Сегодня Улюкаев заявил, что эмбарго на турецкие продукты отменят до конца года. Вы как экономист скажите, как это скажется на нас?

А. Б.: Да особенно никак.

Д. Н.: Но нам нехорошо от этого будет?

А. Б.: Я не думаю, что начнётся великое счастье. Турецкие помидоры наверняка и так под видом азербайджанским проникают сюда. Потому что их такое количество!

Д. Н.: Но лучше бакинских помидоров нет ничего.

А. Б.: Под видом азербайджанских продаётся очень много разных. Трудно предположить, что в Азербайджане просто хватит места для производства такого количества помидоров, сколько их оказывается в России. Поэтому, наверное, там что-то идёт транзитом.

Д. Н.: "На еде не экономлю практически, не считая рыбы. В остальном трудно копить и позволить себе что-то. Приходится отказывать себе в накоплениях в пользу обычных повседневных расходов".

"Каждую неделю пишем список товаров: крупы, молоко, овощи, курятина. Стали покупать продуктов меньше. А Владислав как будто живёт на другой планете".

"Прошу чтобы зарплату платили позже. Экономия становится вынужденной".

"Раньше ел креветки 3-4 килограмма в неделю по цене 200-250 рублей за килограмм, а сейчас килограмм — от 750 рублей".

В. Г.: Это трагедия, да.

А. Б.: Не надо иронизировать. Мы же заинтересованы, чтобы люди нормально жили. 

"Призывать людей к каким-то диетическим процедурам неправильно"

Д. Н.: У моей подруги кот ест креветок, например.

А. Б.: Цель государства — поднять уровень жизни, чтобы люди всё больше и больше могли себе позволить. Кстати, в Краснодарском крае действительно ситуация лучше, там много местных производителей, и они не пускают на свой рынок. Там качественная продукция.

Экономическая политика России: несуществующая стратегия?

В. Г.: Андрей Павлович, сейчас идёт накат критики экономической политики. Вы считаете, она в целом объективна, или есть градус, который связан с предвыборной ситуацией? Насколько объективно, когда некоторые наши эксперты накачивают радиослушателей ожесточённой критикой экономической политикой? Нет ли здесь перегиба? Какие Вы можете отметить не только минусы, но и успехи?

А. Б.:

"Я не вижу какой-то осмысленной экономической политики. Трудно критиковать то, чего в принципе не существует"

 В чём она заключается? Подстраивание под ситуацию носит какой-то реактивный характер.

В. Г.: А какую Вы видите стратегию?

А. Б.: С 2014 года структура экономики серьёзно не менялась. Отдельные небольшие сектора что-то меняют, там есть какие-то ростки. Но где переход на новую модель? Этого пока не видно. Конечно, есть люди, которые огульно критикуют всё без исключения. Они обязательно говорят, что всё неверно и неправильно. А я стараюсь оценивать по делам их.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Пусть они съездят в Брянскую область и посмотрят, как там живут люди. Там разруха, зарплаты не платят.

В. Г.: Но там же есть крупное мясное производство.

СЛУШАТЕЛЬ: Я знаю.

В. Г.: Там же идёт развитие.

СЛУШАТЕЛЬ: Съездите в Новозыбковский район, посмотрите, что там творится.

В. Г.: А производство, которое кормит пол-России?

А. Б.: Но это же не вся область.

Д. Н.: Не для всех есть рабочие места.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Андрей, Вы можете что-нибудь рассказать о приватизации "Роснефти", "Башнефти"?

А. Б.: Это отдельная тема. Но могу дать короткий ответ: я отрицательно к этому отношусь.

В. Г.: Но Вы будете участвовать?

А. Б.: А как я буду участвовать? У меня нет миллиардов долларов. Я думаю, что по разным причинам это невыгодная операция сейчас. Она лоббируется определёнными группами, которые хотят поживиться в сложный период.

В. Г.: Но если бы Вы могли, Вы бы участвовали?

А. Б.: Это всё слишком гипотетически.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я живу в Петербурге, получаем с женой в совокупности порядка 150 тысяч рублей в месяц. Бедный я или не бедный, не знаю: 30 тысяч — ипотека.

А. Б.: Вы точно не бедный.

СЛУШАТЕЛЬ: Средний ежемесячный расход получается порядка 90 тысяч: кредит, ипотека, коммунальные услуги, продукты и так далее.

Кредитные карты: грабёж и обман населения

В. Г.: Вы тоже на еде экономите?

СЛУШАТЕЛЬ: О том и речь. Всё как-то скромненько. И второй вопрос: я недавно ездил на родину — в Капустин Яр, военный городок — встретил там одноклссницу, она работает нянечкой на несколько ставок и зарабатывает семь тысяч рублей.

А. Б.: Но тут мы просто забыли, что есть ещё больше количество людей, которые набрали кредитов, ипотек.

Д. Н.: Это же грабёж просто.

В. Г.: Ну, не грабёж.

Д. Н.: А как же? Там же дикие проценты.

А. Б.:

"Я считаю, что кредитные карты — грабёж, придуманный банкирами для того, чтобы обирать население"

Они начисляют деньги за то, что пользуются вашими деньгами. Вы платите за то, что они крутят ваши деньги.

В. Г.: Нет, они вам дают деньги на то, что вы не заработали.

А. Б.: Нет, они обманывают. Они ещё накручивают вам проценты, провоцируя на то, чтобы вы тратили. А на самом деле вам начисляется огромный процент.

Д. Н.: А потом ещё увеличивают лимит кредита.

А. Б.: Скоро этого не будет. Скоро уже пальцем люди будут платить. Еже есть экспериментальные магазины, где уже не нужна никакая кредитная карта, там есть счёт. Причём счета будут не в банках, а в единой системе.

Д. Н.: Но в долг же всё равно будут давать кому-то.

А. Б.: Это если ты уж совсем не в себе. Кредитные карты чем плохи: вы не можете отказаться от них.

Д. Н.: Да, это ловушка.

В. Г.: Ерунда.

Д. Н.: У Вас есть кредитная карта?

В. Г.: Нет.

Д. Н.: Значит, Вы не знаете.

В. Г.: Я хорошо отношусь к людям, которые берут кредиты, это замечательно.

А. Б.: А я считаю это обманом.

Д. Н.: Долговой ямой.

В. Г.: Но если кто-то хочет купить элитную машину.

Д. Н.: Кредитные карты не принимают при покупке элитных машин.

Запустим голосование: вы полагаете, что кредитные карты — это грабёж или нет? Прошу голосовать наших радиослушателей.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Кредитных карт у меня нет. Но гость ваш говорит неадекватные вещи о том, что кредиты — это зло.

А. Б.: Не кредиты, а кредитные карты — инструмент, который скоро отомрёт.

Д. Н.: "Если не вернёшь долг, отрежут палец", — пишет слушатель.

"По нужде иногда приходится использовать лимит строго в одну зарплату". Андрей Павлович, а у Вас есть кредитная карта?

А. Б.: Была, но теперь нет. Кстати, они стимулируют мошенничество, все жульничества на них основаны.

Д. Н.: А потребительский кредит Вы брали?

А. Б.: Никогда не брал и не собираюсь.

Д. Н.: Вы молодец.

А. Б.: Я считаю, что надо поменьше кредитов брать именно на такие цели. Человек должен жить по средствам. Не надо покупать себе дорогую машину, если у тебя нет возможности, а потом страдать.

В. Г.: Сейчас партнёрские банки пытаются внедрить систему беспроцентного кредитования, которое существует в арабских странах, в ортодоксальном иудаизме. Как Вы думаете, перспективы в этом направлении есть?

А. Б.: Только кажется, что не берут. Это получается фактически как инвестиционный банк. Там всё равно же пересчитывается какая-то доля.

В. Г.: Доля в бизнесе. Процентов там всё-таки нет.

А. Б.: Если они такие успешные, почему они не победили в своё время на финансовом рынке? Значит, эта система не очень эффективна, на мой взгляд. Когда ты хочешь делать свой бизнес, ты берёшь кредит. Тут он действительно иногда необходим. Но ты хочешь деньгами взять, ты чётко обозначил сумму. Это лучше, чем кто-то будет в доле сидеть. Многие просто этого не хотят, им это не нужно.

В. Г.: Но иногда кредит необходим. Например, молодой семье нужна квартира, тогда ипотека спасает.

Д. Н.: Грабительская ипотека. Если бы не было ипотеки, квартиры бы не стоили целые состояния. Итоги голосования: 93% слушателей говорят, что кредитные карты и потребительские кредиты — это грабёж.

Спасибо. У нас в гостях был Андрей Бунич, экономист, президент Союза предпринимателей и арендаторов России.

Теги:
звук, экономикапорусски, бизнес, кредиты, банки, рубль, сельскоехозяйство, цены, экономическаяполитика, эксклюзивы

Другие новости