Статья:
15 августа, 2016 20:43
21

Война севера и юга: кто и зачем мог организовать взрывы в Таиланде

Главный специалист по Таиланду в России Елена Фомичёва рассказала о непостоянстве влияния разных политических сил в Таиланде и предположила, кому могли быть выгодны взрывы на юге страны.

И. ИЗМАЙЛОВ: За взрывами тогда кто может стоять? Кому это может быть выгодно, интересно? Вот туристический бизнес, интересно, какой его процент в ВВП? Как это всё может на экономике сказаться?

Е. ФОМИЧЁВА: Я склоняюсь к тому мнению, что правительство пыталось отрицать возможность мусульманского фактора. Я склоняюсь именно к этому фактору. Этому даже я нашла несколько подтверждений. По сведениям таиландских разведывательных кругов, 1 августа сторонники мусульманских сепаратистов наметили целый ряд террористических актов на 10 дней августа. Почему они решили активизироваться? Связано ли это с конституцией? Да. Как утверждают эти круги, связано. Они считают, что не должно быть никакой конституции, если в ней не будут учтены в какой-то форме права юга. То ли в виде автономий, то ли как-то ещё. Я склоняюсь, что это версия правильная. В другой раз, когда меня пригласите, расскажу об их связях с международным терроризмом.

И. И.: Вот, это и есть следующий вопрос. Мы помним все разговоры о том, что вот эта дуга террора может протянуться вполне себе серьёзно. И ведь в Афганистане есть информация о том, что именно ИГИЛ* многие организации взял под себя.

Е. Ф.: Тайские власти отрицают связь сепаратистов с юга с ИГИЛ. Я думаю, нерезонно в наше время отрицать возможность такой связи хотя бы потому, что сейчас контакты легко устанавливаются, через интернет нет никакой проблемы установления таких контактов. Да, у ИГИЛ было принято такое решение установить исламский халифат, такой, который включал бы в себя самую крупную по мусульманскому населению страну Индонезию, Малайзию, может быть, отчасти Сингапур. Таиланд не относится к этому. Но южные провинции, как мы сказали, населены малайцами. Бесспорна их связь с теми, кто действует на территории Малайзии. Я не хочу сказать, что все эти акты были задуманы ИГИЛ. Но о некоторой связи можно говорить.

Полную версию программы "За рубежами" с Еленой Фомичёвой читайте ниже и слушайте в аудиозаписи

 

О военной конституции и правах тайцев

И. ИЗМАЙЛОВ: Добрый день будем говорить о том, что происходит в Таиланде. Сегодня с нами в студии Елена Фомичёва, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук, главный специалист по Таиланду в России. Елена Алексеевна, здравствуйте.

Е. ФОМИЧЁВА: Здравствуйте.

И. И.: Полиция Таиланда заявила, что взрывы на курортах страны явно связаны между собой. Правоохранительные органы выдали ордер на арест одного из подозреваемых. Говорят, что действия были совершены одновременно группой людей в разных местах, но указания исходили от одного человека. Всё произошло 12 числа, в пятницу, в Таиланде. Взрывы в провинции Хуахин, Сураттхани и на курорте Пхукете, наиболее, наверное, известном здесь, у нас. Ещё два взрыва предшествовало. Погибли четыре человека, десятки человек ранены. В общем, во многих странах, где мы привыкли отдыхать, где какая-то часть наших сограждан сейчас проводит время, что-то происходит. Одно дело, Египет, Турция, - привычные места. Что в Таиланде происходит?

Е.Ф.: Извините, я Вас поправлю Хуахин – это город в провинции Прачуапкхирикхан. Вы этого просто не знаете, а мы, специалисты, знаем. Что происходит в Таиланде? Мы можем начать с более общей картины или с того, что Вы сейчас процитировали. С чего лучше?

И. И.: Давайте с более общей картины, потому что мы сконцентрированы на событиях, которые происходят на Ближнем Востоке, в Европе. А в Таиланде ведь тоже не всё так просто, спокойно?

Е. Ф.: Там очень непросто. И я бы отметила аспекты, которые необходимо знать, чтобы понимать, что происходит сейчас. Первое – политическая обстановка.  

"В 2014 году там произошёл военный переворот. И до сих пор власть находится у правительства военных"

Оно подготовило постоянную конституцию, текст конституции. И провело буквально на днях референдум, народный референдум по утверждению этой конституции. Надо сказать, что и сам процесс подготовки и текста конституции, и референдума вызвал неоднозначную реакцию в обществе. Многие критиковали конституцию уже за то, что разрабатывалась она комиссией, назначенной военным правительством, то есть, многие как бы предполагали заранее, что какие-то демократические свободы там будут ущемлены. Что касается референдума. То недовольство текстом конституции, которое было, конечно, не повсеместно выражалось, а в основном в интеллектуальной среде, среде студентов, преподавателей, интеллигенции. Военные пошли на такой ход. Они решили провести конституцию через референдум. На референдуме люди обычно говорят да или нет. Трудно предположить, что у нас в стране, в Таиланде, в любой другой стране, рядовой гражданин будет знакомиться с текстом такого большого документа.

И. И.: А стоило бы.

Е. Ф.: Понимаете, это факт жизни. Люди такими вещами не интересуются. Они обычно делают свой выбор эмоционально. Что лучше: страна, у которой есть конституция, которая защищает права граждан, или страна, у которой конституции нет? Конечно, страна, у которой конституция есть.

И. И.: Зависит от того, что в ней написано.

Е. Ф.: А вот это уже другой вопрос. Очень часто люди голосуют именно так. Помню я, и в нашей стране так.

"Что не нравилось противникам конституции в ней. Она огромная. В ней очень много статей, в ней очень много положений любопытных, которые удивляют"

Например, баллотироваться в члены парламента не могут владельцы СМИ. Какая интересная вещь. Хотя, конечно, свобода СМИ провозглашается, но это другое дело. Конфликт интересов и так далее. Целью своей военные ставили борьбу с коррупцией. В коррупции они подозревали политические партии и членов парламента. Полагаю, что сами они, как защитники Родины, чисты абсолютно. Там есть два положения. Первое – положение о премьер-министре. В Таиланде премьер-министром становится лидер партии, одержавшей победу на выборах. И он должен быть избран депутатами. В этом тексте содержится такое положение, что лидером правительства может быть человек вне политических партий и не являющийся депутатом. Но для этого политические партии, которые участвуют в политическом процессе, должны заранее представить списки из трёх кандидатур возможных. А вот решение по этим кандидатурам принимает верхняя палата совместно с нижней палатой. Но обычно, верхняя палата в таких политических системах, в Таиланде это точно, - она является охранительной, состоит из людей, более консервативно настроенных, которые должны, в случае чего, поставить предел каким-то поползновениям нижней палаты. Раньше сенат никогда не участвовал в определении кандидатур премьер-министра. Вот это всё на взгляд противников конституции означает уменьшение политического влияния партий и вообще избранного народом органа в пользу исполнительной власти. При этом эта процедура предусматривается на пять лет в течение которых военные остаются всё равно у власти. Суть этого противостояния состоит в том, что в результате переворота одна группа политической элиты таиландской возобладала над другой.

И. И.: Как это и бывает в таких ситуациях.

Е. Ф.: Вместо того, чтобы попытаться прийти к какому-то консенсусу, делаются шаги для того, чтобы своего политического противника убрать вообще из политического поля. Почему не удаётся решить этот вопрос через всеобщие парламентские выборы? Потому что у противников, у той партии, которая противостояла военному правительству, вся эта история уже длится 10 лет, у них крепкая электоральная база на севере и северо-востоке страны, где они на выборах регулярно получают большинство. То есть их парламентскими методами нельзя было никак отстранить от власти. Вот этот конфликт интересов двух групп разрешился военным переворотом. Теперь нужно закрепить результаты данного события. Вот так и рассматривали проект этой конституции её противники. Плюс к тому, конечно, там провозглашены прекрасные принципы демократические, принципы свободы, борьбы с коррупцией. Но всё дело в том, что всегда есть оговорка в любых статьях. И вот здесь тоже видят большую ловушку. Полностью назначаемый сенат. Не из политических партий. Обычно, если посмотреть состав сената, - это военные высшие в отставке, это какие-то очень знатные люди. Это люди, не настроенные демократически. Такой политический фон. И после проведения этого референдума, буквально через несколько дней, 12 числа, тайцы отмечают праздник День матери, день рождения королевы Сирикит. Он как праздник матери отмечается в королевстве. Именно в этот день происходит ряд взрывов. Что характерно, происходит не  в этих трёх провинциях, где ведётся вооружённая борьба, об этом сейчас скажу подробнее, а в соседних провинциях. Два взрыва происходят в Хуахине. А Хуахин – это город, где находится летняя резиденция королевской семьи. То есть, это совершенно отчётливый знак власти. Это какой-то ультиматум власти.

"Что за вооружённая борьба ведётся на юге Таиланда? В отличие от основной части страны, населённой тайцами и буддистами, три южных провинции Таиланда населены этническими малайцами, исповедующими ислам"

И вот уже на протяжении 10 лет их движение за отделение от Таиланда, которое раньше существовало, приобрело достаточно агрессивную, радикальную форму. Оно выражается в бесконечных взрывах и убийствах, которые происходят в этих провинциях.

И. И.: Исламисты-сепаратисты.

Е. Ф.: Да. В результате погибло шесть с половиной тысяч человек. Это государственные служащие Таиланда, учителя тайских школ, буддистские монахи. Обычно это такие люди. Туристов они старались особенно не трогать, потому что туристический бизнес является не только очень важным для экономики Таиланда в целом, но и существенным подспорьем для существования жителей южных провинций.

И. И.: Как и в Турции, в Египте и везде старались…

Е. Ф.: Да. Где-то идёт война в других провинциях. Но, видите, здесь мы видим, что ситуация меняется. Правительство, высшие чиновники, представители разведывательных органов делают противоречивые заявления. Вначале было заявлено о том, что это никоим образом не связано с международным терроризмом и с исламским сепаратизмом на юге. Это, дескать, реакция наших политических противников. Затем кто-то из полицейских чинов сделал заявление о том, что анализ взрывных устройств свидетельствует о том, что они схожи с теми, которые используются как раз сепаратистами. В результате намёка на то, что политические противники могли быть причастны, представители двух политических сил, между собой враждующих, которые сейчас находящихся в оппозиции к нынешнему правительству. Одни – это представители демократической партии, а другие – сторонники Таксины Чиннават, свергнутого в 2006 году из правительства. Его сторонники продолжают действовать в стране. И те, и другие заявили, что они не имеют никакого отношения к данным действиям. И вообще, надо сказать, что это не их тактика.

О политических партиях Таиланда и о том, кто их поддерживает

И. И.: Вот один момент для уточнения. Какие силы сейчас представлены в стране? Привычно мы слышим про военных и их оппонентов. А если проградировать из влиятельных элитных групп, что это за группы, кто за ними стоит? Чаще всего, наверное, приходится говорить о капитале и степени влияния.

Е. Ф.: Конечно, надо сказать, что современная политическая система Таиланда, допустим, социал-демократическая. Социалистическое движение, представленное в парламенте в качестве партии, мы не можем рассматривать. Все партии в Таиланде буржуазного толка. Можно их было бы определить по степени связи с определённой харизматической фигурой, по степени родства, по степени совместного участия в каких-то мероприятиях. Например, в Таиланде есть такая интересная вещь, как однокашники по одному выпуску из высших военных заведений.

"Вот вас пять человек выпустились, один из них стал генералом, он всех остальных будет тащить за собой, а те будут оказывать ему лояльность. Группы переворотов очень часто так формируются"

Так формировались все правительства. Но тут появилось такое явление. Сложилась определённая элита. Это и знать бывшая, крупный капитал, крупный генералитет. Они составляют старую элиту, которая имеет крепкие позиции в политике и экономике. Но вот бурное развитие Таиланда, которое в восьмидесятые началось, девяностые годы и дальше. Мне кто-то недавно сказал из журналистов: " Как в такой слаборазвитой стране что-то происходит?" Таиланд – не слаборазвитая страна, Таиланд – очень энергично развивающая страна, и в этом году у неё 3,2% роста ВВП. Это очень неплохо в условиях международного кризиса.  И в этих условиях сформировалась новая, условно говоря, элита, которую мы могли бы назвать, как у нас, новые русские, вот такими тайцами или таиландцами новыми, которые имеют провинциальное происхождение, но очень сильно обогатились за эти годы. Естественно, приобретя экономическую мощь, они стремятся к политической власти. Представителем таких кругов являлся Таксин Чиннават, бывший премьер-министр. И он интересную вещь сделал. Во-первых, он свою электоральную базу сосредоточил в районе, откуда он выходец - север, северо-восток Таиланда. Север, северо-восток Таиланда – это наименее развитые, наиболее отсталые части страны с наиболее бедным населением. И привлёк он к составлению своей программы, в том числе, и бывших представителей левый интеллигенции. В результате его программа давала возможности для реализации выходцам из провинций и бедным людям. Она просто была социально ориентированной. В результате этого его партия на нескольких выборах подряд одерживала победу. Победу абсолютно сокрушительную, чего раньше никогда не было в Таиланде. Он смог, будучи богатейшим человеком, консолидировать вот эти настроения средней и бедной части общества. Но за это его очень не любил Бангкок, самый развитый, самый богатый район страны и центральный район страны. Это одна часть политического спектра. А вторая часть – это демократическая партия, которая была образована в 1946 году. Это единственная партия, которая так долго держится на политическом поле Таиланда. Остальные партии уходят и приходят. А эта партия, несмотря на то, что называется демократической, на самом деле, идейно связана с монархическими кругами. И, бесспорно, заявляет о правах человека, демократических ценностях. Но обе они не имеют ничего общего с по-настоящему социальными партиями. Тем не менее, между ними началась непримиримая борьба.

"Если раньше группы политических элит друг друга сменяли у власти, и это всё было очень хорошо, они находили возможность найти какой-то компромисс, то вот сейчас этого не получается"

В результате пришлось обратиться к военному перевороту. Обе эти силы выступают против военного переворота, потому что практически он закрывают им дорогу к парламентской политической деятельности, к управлению страной.

И. И.: Здесь, в принципе, достаточно Вашей фразы, что все партии буржуазного толка, поэтому разницы в том, какая из них будет в парламенте, в общем-то нет.

Е. Ф.: Со стороны нет. Для нас. А для простых людей есть. "Красные рубашки" кое-что делали и для народа тоже, они ряд программ выдвинули. Потом эта региональная поддержка. Юг поддерживает демократическую партию, а север, северо-восток – таксиновцев. Потом не надо забывать, что в Таиланде есть такое понятие, как отношения патрона-клиента. Мы за вас голосуем, вы нам предоставляете определённые блага. Это действует не только в межличностных отношениях, но и между политическими деятелем и какой-то общиной. Так что есть какая-то разница.

"Но 10 лет беспорядков политических, уличных манифестаций бесконечных утомили народ. Людям хочется порядка"

Многие видят порядок во власти военных. Железной рукой наведут порядок.

О кровавом следе исламских сепаратистов в Таиланде

И. И.: За взрывами тогда кто может стоять? Кому это может быть выгодно, интересно? Вот туристический бизнес, интересно, какой его процент в ВВП? Как это всё может на экономике сказаться?

Е. Ф.: Я склоняюсь к тому мнению, что правительство пыталось отрицать возможность мусульманского фактора. Я склоняюсь именно к этому фактору. Этому даже я нашла несколько подтверждений. По сведениям таиландских разведывательных кругов, 1 августа сторонники мусульманских сепаратистов наметили целый ряд террористических актов на 10 дней августа. Почему они решили активизироваться? Связано ли это с конституцией? Да. Как утверждают эти круги, связано. Они считают, что не должно быть никакой конституции, если в ней не будут учтены в какой-то форме права юга. То ли в виде автономий, то ли как-то ещё. Я склоняюсь, что это версия правильная. В другой раз, когда меня пригласите, расскажу об их связях с международным терроризмом.

И. И.: Вот, это и есть следующий вопрос. Мы помним все разговоры о том, что вот эта дуга террора может протянуться вполне себе серьёзно. И ведь в Афганистане есть информация о том, что именно ИГИЛ многие организации взял под себя.

Е. Ф.: Тайские власти отрицают связь сепаратистов с юга с ИГИЛ. Я думаю, нерезонно в наше время отрицать возможность такой связи хотя бы потому, что сейчас контакты легко устанавливаются, через интернет нет никакой проблемы установления таких контактов. Да, у ИГИЛ было принято такое решение установить исламский халифат, такой, который включал бы в себя самую крупную по мусульманскому населению страну Индонезию, Малайзию, может быть, отчасти Сингапур. Таиланд не относится к этому. Но южные провинции, как мы сказали, населены малайцами. Бесспорна их связь с теми, кто действует на территории Малайзии. 

"Я не хочу сказать, что все эти акты были задуманы ИГИЛ. Но о некоторой связи можно говорить"

*Деятельность организации запрещена на территории России по решению Верховного суда

Теги:
звук, зарубежами, вмире, таиланд, терроризм, взрывы, эксклюзивы

Другие новости