Статья:
19 августа, 2016 11:50
13

Ольшанский: Сексуальная революция в России не состоялась

У нас не было офиса, набитого холодильника, поэтому наша сексуальная революция состояла том, что женщины научились торговать собой за деньги, пояснил публицист.

С.КОРОЛЁВ: А сексуальная революция в России состоялась?

Д.О.: Нет. То есть она состоялась, но совершенно в другом смысле, не как на Западе, потому что, в чём был смысл сексуальной революции на Западе? Он был в том, что люди имеют право отступить от своих социально-экономических моделей. То есть, иными словами, до 60 годов была понятная история: женщина должна удачно выйти замуж за преуспевающего мужика и стать при нём домохозяйкой, верной, надёжной, заботливой, хозяйственной. Мужик пашет в офисе какой-то компании, а она там со своими холодильниками, стиральными машинами, причёсками и т.д. создаёт ему домашний уют.

Значит, в чём состоял смысл сексуальной революции? Он состоял в том, что уже достаточно богатое и устойчивое американское общество дошло до того, что совершенно не обязательно крепить этот самый уют, будучи домохозяйкой при холодильнике, ну, если мы про женщин, например, говорим. Мы можем делать что-то другое. Эта женщина может быть одинокой, она может быть лесбиянкой, она может жить с каким-то бедным мальчиком, у которого нет денег, она может делать всё, что хочет, при условии, что она совершеннолетняя и делает это добровольно. Вот в этом и был смысл сексуальной революции. Ты имеешь право на некое личное пространство свободы, которое не мотивировано твоими жёсткими функциями применительно к дому, деньгам, работе, семье и т.д.

У нас этого не было. У нас она, якобы, произошла в 89-91 году, после конца СССР, но у нас её не было, потому что у нас совершенно не было ничего: у нас не было ни офиса, ни холодильника, ну, условно говоря, набитого холодильника, ничего, не было денег, чтобы быть домохозяйкой. То есть ни у кого ничего не было, поэтому наша сексуальная революция состояла просто в том, что женщины научились торговать собой за деньги.

Полную версию программы "Без вопросов" с Дмитрием Ольшанским читайте ниже и слушайте в аудиозаписи.

С. КОРОЛЁВ: И как всегда по четвергам у нас в гостях Дмитрий Ольшанский. Дмитрий, здравствуйте!

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Здравствуйте, Сергей! Здравствуйте всем.

С.К.: Ну, что, не будем изменять традициям. У нас есть "счастливый звонок". Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Алексей зовут. Скажите, пожалуйста, а почему так много прощаются долги: Кубе простили, Бразилии простили?

С.К.: Почему мы, государство вы имеете в виду, прощаем долги?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, да.

С.К.: А Украине не простили, кстати.

Д.О.: Хороший вопрос. Знаете, меня тоже это очень раздражает, потому что разбрасываться такими суммами, там какие-то катастрофические суммы за постсоветский период, за последние 10-15 лет, там много-много миллиардов долларов. Я думаю, что в этом нет никакого экономического практического смысла. Тут дело в том, что просто в нашей политике существует даже не то что превосходство, преимущество, но, я бы сказал, полное доминирование международной политики над внутренней. В нашей стране внешняя политика – это всё, внутренняя – ничто. Вот у нас так всё устроено на самом деле. То есть 99% внимания системы приковано к международным проблемам, к иностранцам, к другим государствам и т.д., и 1% – к проблемам собственного населения. Поэтому другие государства, даже не первого ряда, воспринимаются как интересный контрагент, который может там проголосовать за нас по какому-то вопросу в ООН, или какой-нибудь "шахер-махер" с какими-то контрактами подсобить, на которых кто-то нагреет руки на каких-то откатах, или ещё что-нибудь. То есть там есть разные какие-то интересы: или дипломатические, или воровские иногда просто. А собственное население – с него что взять? Люди бедные. Поэтому собственному населению никто долгов не прощает, а разного рода иностранцам, даже, повторяю, далеко не первой важности, конечно, прощают, конечно, идут навстречу, на компромиссы и т.д.

С.К.: Но ведь возможно, что в будущем эти, что называется, прощёные долги сторицей вернутся?

Д.О.: Нет. Никогда. Например, Советский Союз потратил безумное количество денег, финансируя арабов. Это было абсолютно бессмысленное мероприятие, которое не было нужно. Все войны свои арабы проиграли Израилю, потом эти режимы все снесли американцы и их собственное население. В общем, это была абсолютно бессмысленная трата безумных ресурсов, на которые можно было накормить всю Центральную Россию, которая мяса не ела десятилетиями.

С.К.: Зато была "Докторская" колбаса. Кстати говоря, Дмитрий, как вам нынешнее усиление наших позиций на Ближнем Востоке?

Д.О.: Ну, плохо.

С.К.: Почему?

Д.О.: Нам не нужно никакого усиления позиций.

С.К.: Иран. База в Иране. Американцы уже нервничают

Д.О.: Нам нужно усиление наших позиций во Владимирской области, в Рязанской, даже на Донбассе нужно, но не в Иране, потому что Иран контролируется Ираном. 

С.К.: Кстати, про Донбасс.

С.К.: Сейчас, давайте я договорю. Ни Иран, ни Сирия, ни Ирак – никто никогда не даст нам ни одной копейки. Это же не отношения Запада с всякими бывшими колониальными странами, из которых они выкачивают ресурсы, рабочую силу. Там сидят, понимаете, в азиатских странах несчастные ребята, работают за три копейки и клепают какие-нибудь айфоны, а потом их за совершенно другие деньги продают в Лос-Анджелесе или в Москве. Там такие отношения. А у нас совершенно бессмысленные отношения, потому что нам никто ничего не даст. Это всё в одну калитку. Мы закачиваем туда деньги, мы закачиваем туда наших людей, которых могут убить, и убивают время от времени, к сожалению, мы отдаём туда оружие, то-сё, а потом там всё равно произойдёт исламистский переворот, и американцы, и Саудовская Аравия, и ИГИЛ*, и кто хотите, и, в общем, нам скажут: "Ребята, пока-пока!", как это было с Ливией, как это было с Саддамом Хусейном и т.д. Я абсолютно без всякого энтузиазма отношусь ко всей этой ближневосточной политике. Нам если с кем и дружить, так это с Израилем. Только Израиль является единственным осмысленным партнёром на Ближнем Востоке, который, по крайней мере, не будет нас кидать, никуда не денется и т.д. Ну, вот ещё Эрдоган есть в каком-то смысле.

 

Об Украине, Порошенко и Крыме

С.К.: Президент Украины Пётр Порошенко не исключил полномасштабного вторжения со стороны России. "Мы готовы. Наши вооружённые силы готовы дать отпор врагу и на востоке, и вдоль административной границы с Крымом". Это я процитировал слова Порошенко. Как это понимать?

Д.О.: Это понимать так, что Порошенко, с одной стороны, пытается выглядеть в глазах активной части своего общества не хуже, чем более жёстко настроенные политики, то есть он пытается сказать, что не является каким-то агентом Путина, в чём всех там упрекают по очереди время от времени – это во-первых. А во-вторых, он пытается перед Западом показать тоже, что Украина – это такой вот форпост борьбы с русскими, и что мы тут ходим под угрозой большой войны и уничтожения, или дайте нам скорее деньги, дайте нам оружие, дайте нам то-сё. Ну, то есть пытается выглядеть человеком, который находится в сложной ситуации, которую должны решать их западные партнёры.

С.К.: То есть слова-слова?

Д.О.: Абсолютно. Нет, к реальности, конечно, это не имеет никакого отношения.

Р. К.: Постпред России при НАТО объяснил усиление военной группировки в Крыму. Вот вы слышали сейчас в новостях, пришлось сегодня господину Грушко давать такие объяснения. "Скажу прямо, если говорить о восприятии того, что мы делаем в Крыму, здесь присутствует такой надуманный элемент запугивания общественного мнения. На самом деле в НАТО прекрасно понимают, что в Крыму всегда исторически был очень серьёзный российский военный компонент, во все времена", – отметил наш постпред. Что происходит в Крыму?

Д.О.: Ну, как, просто они страхуются на всякий случай. Там же была стрельба, и погибли наши военные. Они понимают, что там могут быть самые разные провокации, и они пытаются там устроить более серьёзный силовой контроль, естественно. Не только в смысле пограничников и ФСБ, а просто и в смысле армии тоже, просто потому что никто не понимает, что может быть с той стороны. Поэтому они принимают все меры. И я их понимаю. Всё правильно они, наверное, делают, я думаю. Они специалисты в этом смысле.

С.К.: Вы считаете, мы достойно ответили на провокацию в Крыму?

Д.О.: Нет. Унизительно, омерзительно, очень плохо.

С.К.: Почему? А как надо было?

Д.О.: Потому что мы ничего не сделали.

С.К.: Ну, ушли из "нормандского формата", как минимум.

Д.О.: Слушайте, у нас убивают людей, а мы ушли из "формата". Мы должны показать, что с нами так делать нельзя, раз и навсегда.

С.К.: Может, ещё покажем.

Д.О.: Нет.

С.К.: Найдём, убьём. Израиль как действует?

Д.О.: Мы показали, что с нами можно так действовать. Сигнал совершенно чёткий – с нами можно так действовать. Поэтому будет ещё в какой-то момент. Возможно, не там, возможно, в другом месте, возможно, в какой-то другой форме, но что-то будет, потому что мы показываем, что с нами можно. Это совершенно недвусмысленно видно.

Вот нам надо, понимаете, не какое-то Алеппо бессмысленное защищать или, наоборот, на него нападать (кто там кого атакует, я уже запутался, годами это происходит). Это никакого смысла не имеет, потому что на Алеппо никогда ничего не будет наше, никогда мы ничего оттуда не получим в этой драке арабов с арабами.

Надо сделать так, чтобы у нас ни одного человека не могли убить в Крыму, нашего русского
Д. Ольшанский

А мы показываем, что какое-то бессмысленное Алеппо не сдадим, а здесь, пожалуйста, приходи, стреляй, убивай и т.д. Ну, это безобразие.

С.К.: Итак, вопрос нашего слушателя: "А Донбасс нам что-то даёт? Что?" – спрашивает слушатель.

Д.О.: Донбасс нам даёт то, что это мы. Донбасс – это мы. Никакой разницы между Донбассом и Ростовской областью.

С.К.: А где мы заканчиваемся на Украине?

Д.О.: Мы заканчиваемся там, где кончается область сплошного использования русского языка, и где кончается область сплошной, как бы, в течение многих лет пока там ещё была прежняя система сплошного голосования за те политические силы, которые говорили, по крайней мере на уровне слов, о союзе с нами, почему и голосовали за них. Ну, это видно на всех картах. Посмотрите языковые карты и карты голосования разных лет, там за 20 лет, вы увидите, там эта линия разделения очень чётко видна между востоком, центром и западом. Она видна. Поэтому где мы кончаемся, там понятно, в общем всё. Не то что мы кончаемся там, на расстоянии трёх метров: вот здесь мы, а там уже не мы, так не бывает в жизни. То есть понятно, что всякие реальные границы настоящие, не прочерчённые просто так по бумажке когда-то, а настоящие границы плавающие, они могут устанавливаться с неким люфтом туда-сюда, в зависимости от политической ситуации, но, безусловно, это мы. Донбасс – это мы, поэтому такой вопрос просто не может стоять.

Об обрезании, морали и нраственности

С.К.: Как вы относитесь к интервью Чаплина об оправданных убийствах? Слышали, скандал был про репрессии?

Д.О.: Скажу такую вещь. Я с симпатией отношусь к отцу Всеволоду Чаплину на самом деле, при том, что я абсолютно не поддерживаю его идеи, если кто-то слышал эфиры мои в разное время, при этом слышал, что говорит Чаплин, то совершенно понятно, что я не могу ни в коем случае с ним солидаризироваться. Мне нравится в Чаплине другое, мне нравится, что он достаточно свободный человек, который вполне открыто и прямо высказывает свою точку зрения, не боится, за что, в общем, я думаю, он и поплатился своим местом во многом в аппарате патриархии и сейчас поплатился также эфирами на "Эхе Москвы". То есть, его выгоняют отовсюду. Почему? Потому что он неудобный человек, смелый, свободный, который ни за что особо не держится, по большому счёту, в жизни и говорит то, что думает. Для меня это симпатично. И я думаю, что он является в каком-то смысле гораздо большим современным художником, если исходить из термина "современное искусство", чем какой-нибудь Пётр Павленский.

С.К.: Односложный ответ прошу от вас. Кто более развратен: мужчина или женщина?

Д.О.: Ой, нет, это невозможно, давать односложные ответы на такие вопросы.

С.К.: Мужчина или женщина, Дмитрий?

Д.О.: Нет. Это бессмысленный вопрос, к сожалению. Он так не формулируется.

С.К.: Кстати, вы знаете, что Всеволод Анатольевич поддержал вот этого муфтия, которого не так поняли, или он сам сдуру сказал про обрезание всех женщин. Успел Всеволод Чаплин поддержать, говорит: "Имеют право. Хотят, пусть обрезают". Это как?

Д.О.: Ну, это опять же всё троллинг.

С.К.: Кто кого троллит?

Д.О.: Даже не то, что кого-то конкретно, а это вообще троллинг, потому что всё это не имеет никакого отношения к реальности. Понимаете, этот муфтий просто сболтнул это, просто потому что он такой человек. Он что-то говорил, совершенно не думая.

С.К.: Но зачем потом его поддерживать?

Д.О.: Он случайно сказал. Скандал появился. Чаплин тоже стал специально троллить, потому что ему хочется сказать. Это всё не имеет никакого отношения к реальности, потому что нет никаких женских обрезаний. Я читал даже какую-то специальную статью.

С.К.: В Африке есть, говорят.

Д.О.: Статью Марины Ахмедовой читал. Ну, вот в Африке есть, да. Она говорит, что большая часть населения Дагестана вообще ничего об этом не знает. Я думаю, что в какой-то дальней деревне, но что там, в дальней деревне вообще происходит? Может, там кто-то кого-то топорами рубит?

С.К.: Дмитрий, но речь шла о разврате.

Д.О.: Это такой блогерский мыльный пузырь, который надувается из ничего, из каких-то случайных реплик. И через неделю об этом забывают намертво, навсегда. То есть это вообще не связано ни с какой реальностью.

С.К.: Как бороться с развратом?

Д.О.: С развратом? Это муфтий сказал, что надо бороться с развратом?

С.К.: Ну, речь вот про обрезание зашла, когда рассуждали о том, что очень развратные женщины.

Д.О.: Я не знаю. Мне не кажется так. Мне кажется, что женщины очень консервативны. Вообще мне кажется, что Россия – консервативная страна. Я думаю, что это более интересная тема, в отличие от бессмысленного обрезания, которого нет. Здесь хотя бы есть какой-то предмет для реального разговора. И в частности, я могу сказать, что я думаю, что то, что имеет в виду муфтий, говоря о развратных женщинах и всё прочее, я думаю, что он не понимает разницу между сексуальностью как свойством человека, и сексуальностью как свойством рынка. Он не видит этой разницы.

С.К.: Поясните.

Д.О.: То есть он считает, условно говоря, что если везде висят плакаты, на которых девушка просто в лифчике, чулках и что-то такое, без верхней одежды, скажем так, то это значит, что Россия, например, развратная страна или женщины развратны. Вот он так, наверное, думает. Ну, или если он видит, что это не на плакате, а на каких-то фотографиях в соцсетях или на пляжах и т.д. Ну, пляжи-то вообще ни при чём, это отдельный разговор. Но это же совершенно не про сексуальность. Вот этот плакат, он не про сексуальность, он по рынок. В том смысле, что вот это настойчивое позиционирование себя или кем-то выставление этой женщины везде в разных местах, оно говорит не о сексе, а речь идёт о том, что мы продаём какой-то товар с помощью демонстрации длинных ног какой-то женщины или чего-то ещё, какой-то груди, пышных кудрей, неважно.

Мы продаём что-то. И мы продаём на самом деле даже не секс. Как правило, реклама проституции бывает редко, её не так много. В основном, мы продаём молодость, красоту, счастье, гламур в виде какого-то магазина нижнего белья, или мы торгуем автомобилями, и эта красотка прилегла на автомобиль, или, например, она выставила 100 тысяч своих фотографий в "Инстаграме", потому что она хочет найти опять же богатого спонсора, который повезёт её куда-то, на какие-нибудь Мальдивские острова. И это опять же не про секс, это про спонсора. То есть, я хочу сказать, что вот это постоянное обозначение обозначений, какой-то женской красоты, обнажённости, того, сего, зазывности, она не имеет ни малейшего отношения к сексу, имеет прямое отношение к современному капитализму. Просто муфтий этого не понимает.

С.К.: А сексуальная революция в России состоялась?

Д.О.: Нет. То есть она состоялась, но совершенно в другом смысле, не как на Западе, потому что, в чём был смысл сексуальной революции на Западе? Он был в том, что люди имеют право отступить от своих социально-экономических моделей. То есть, иными словами, до 60 годов была понятная история: женщина должна удачно выйти замуж за преуспевающего мужика и стать при нём домохозяйкой, верной, надёжной, заботливой, хозяйственной. Мужик пашет в офисе какой-то компании, а она там со своими холодильниками, стиральными машинами, причёсками и т.д. создаёт ему домашний уют.

Значит, в чём состоял смысл сексуальной революции? Он состоял в том, что уже достаточно богатое и устойчивое американское общество дошло до того, что совершенно не обязательно крепить этот самый уют, будучи домохозяйкой при холодильнике, ну, если мы про женщин, например, говорим. Мы можем делать что-то другое. Эта женщина может быть одинокой, она может быть лесбиянкой, она может жить с каким-то бедным мальчиком, у которого нет денег, она может делать всё, что хочет, при условии, что она совершеннолетняя и делает это добровольно. Вот в этом и был смысл сексуальной революции. Ты имеешь право на некое личное пространство свободы, которое не мотивировано твоими жёсткими функциями применительно к дому, деньгам, работе, семье и т.д.

У нас этого не было. У нас она, якобы, произошла в 89-91 году, после конца СССР, но у нас её не было, потому что у нас совершенно не было ничего: у нас не было ни офиса, ни холодильника, ну, условно говоря, набитого холодильника, ничего, не было денег, чтобы быть домохозяйкой. То есть ни у кого ничего не было, поэтому наша сексуальная революция состояла просто в том, что женщины научились торговать собой за деньги.

С.К.: Проституция?

Д.О.: Нет. Проституция всегда была. Она была, в принципе, и в СССР. Всегда была. Её, может быть, стало просто больше. Но я имею в виду, что они научились раскручивать свои внешние достоинства в качестве некоторого рыночного сигнала, который позволяет в новых рыночных обстоятельствах удачно выйти замуж или, хотя бы без замужества, пристроиться к какому-то человеку успешному и т.д. Ну, соответственно, все медиа освоили это дело. То есть произошло включение в рынок – вот что такое сексуальная революция наша. А это, конечно, не свобода – это антисвобода. То есть они там получили возможность немножко отвязаться от первенствующей роли денег, а мы, наоборот, встроились в систему, где деньги – это самое главное.

Нет денег – не рожай?..

С.К.: Итак, ещё один документ, который я вас прошу прокомментировать. Он появился на сайте Патриаршей комиссии РПЦ по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Это рекомендации для женщин, как строить многодетную семью. Суть сводится к призыву заранее готовиться к жизни в нищете, там констатируется, что в России многодетная семья обречена находиться среди малоимущих. При этом рожать как можно больше и во всём подчиняться мужу, не покупать новый телефон каждый год, отказаться от приобретения одежды на распродажах и т.д.

Д.О.: Если говорить просто о реальности, то есть о том, как сейчас вот жизнь устроена, то, наверное, это правда. В том смысле, что действительно православные многодетные семьи по большей части живут так, как описывается в этом документе, по крайней мере, в том, что цитируется. Так оно и есть. Другое дело, если мы говорим не о реальности, а о том, как следовало бы, то мне не очень понятно, зачем всё это надо. То есть, зачем нужно обязательно рожать много детей без относительной своей материальной ситуации, зачем? В чём смысл? Почему нельзя ограничиться одним или двумя детьми? Если у тебя много денег, то хоть 15. Но если ты любишь детей, то хочется, чтобы у них были человеческие возможности для существования. Например, мне не кажется правильной ситуация, при которой уже растущие дети живут по двое, по трое много лет. Это неправильно. То есть им нужно жильё соответствующее, им хочется одеваться, чтобы их не дразнили, не унижали в школе и т.д. Это нормально. Почему нужно исходить из заведомо плохих и тяжёлых условий как должных? Мне кажется, что вменять это в обязанность людям неправильно.

С.К.: Дмитрий, я здесь должен сделать одну оговорку по поводу вот этого текста на сайте Патриаршей комиссии РПЦ. Мы вчера позвонили господину Волкову, который возглавляет пресс-службу московского Патриархата, и он сказал, что это личное мнение священника. То есть там была какая-то встреча, по итогам которой сделали рекомендации. Но он говорит, что автор рекомендаций высказал своё личное мнение. Это не официальная позиция церкви.

Д.О.: Наверное, да, естественно. Да, я думаю, что церковь и не занимается высказыванием официальных позиций по поводу таких подробных нюансов частной жизни, и правильно делает, потому что, я хотел ещё сказать по этому поводу, добавить, что, понимаете, всё-таки в христианстве все вещи, которые связаны с серьёзными ограничениями, которые налагаются на человека, они глубоко добровольны: монашество, аскетизм, юродство даже – ну, вообще, всякие формы отказа от разных благ, они не могут вменяться как повседневная практика для миллионов людей. Человек должен сам, это, безусловно, в каких-то случаях, я думаю, что прекрасно и замечательно себе в чём-то отказать. Безусловно, с христианской точки зрения. Но это должно происходить индивидуально, добровольно. А не то, что давайте все маршем идём рожать десять детей, сажать их на нары и никогда не покупать себе телефон.

С.К.: Слушатель пишет: "Мы многодетные. Когда родился, первый ребёнок, не было ничего. А потом все заработали. Так что всё зависит от желания родителей. Есть, конечно, и негативные семьи. Но, считаю, что дети никогда не мешают зарабатывать, а, наоборот, стимулируют к движению".

Д.О.: Ну, это смотря, кто эти люди, потому что одни могут заработать, а другие – нет, потому что это очень сильно зависит от профессии человека, от того, кто он, где он. Если он находится в мегаполисе и обладает востребованной профессии, то конечно, а если он живёт в далёкой провинции, много очень по здоровью бывает ограничений, ну, и т.д. И я бы лично как с этой ситуацией действовал? Конечно, нам нужны материнские зарплаты. Это бы всё решило. То есть платят за второго ребёнка, за третьего – больше и т.д.

С.К.: Эти суммы как бы есть, но они, конечно, нищенские.

Д.О.: Ну, да. А должны быть серьёзные. То есть должны быть суммы, на которые можно жить, содержать детей, причём именно матери, безотносительно с её отношением с мужем, потому что, может, он уйдёт от неё.

Это должна быть материнская зарплата, чтобы мать могла спокойно себя чувствовать, понимать, что она защищена в этом смысле
Д. Ольшанский

С.К.: Ну, и как вам Минидети?

Д.О.: Мини-дети в смысле? Не понял.

С.К.: Я по аналогии с Миниправдой, Министерство детей. Нужно?

Д.О.: Нет. Зачем плодить чиновников? Они будут воровать. Это совершенно неважно. Важно то, чтобы людям давали деньги, а не забирали их, как действуют все наши министры, чья функция состоит в том, чтобы сокращать расходы на людей и увеличивать их на себя с помощью разных откатов, контрактов и т.д.

Закон, что дышло

С.К.: Так, смотрю я сейчас на информационную ленту, смотрите-ка, МИД Украины не разрешил, Дмитрий, ПарНаСу агитацию в Крыму. Только что пришла эта новость. Украинский МИД отказал кандидатам в депутаты Госдумы от партии "Народной свободы", которые обратились к Киеву за транзитной визой, чтобы развернуть агитацию в Крыму. В Дипломатическом ведомстве журналистам пояснили, что на сегодняшний день официально Киев не может следить за исполнением украинских законов в этом регионе, исходя из того, что это оккупированная территория, естественно, никакого разрешения на проведение агитации на территории Крыма Украина дать не может.

Д.О.: Ну, и правильно. Им плюнули в рожу, как обычно.

Всем нашим любителям Украины Украина плюёт в рожу. Так всегда бывает
Д. Ольшанский

Правильно, поделом. Но что тут сказать? У меня эти люди не вызывают особого раздражения, потому что они так маргинальны и так смешны, ну, в общем, они жалкие. Поэтому тут особенно как-то на них ругаться – неинтересно. Тут другая мысль у меня в связи с этим ПарНаСом возникает, что, конечно, глубоко отвратительно вот это вот выборочное правоприменение в нашей стране разных законов, потому что у нас же эти чудовищные депутаты этой чудовищной Думы напринимали огромное количество законов, карающих людей за слова, мысли, образы, фотографии, рисунки и пр.

С.К.: А вот, кстати, в тему можно вопрос? Суд оштрафовал студентку на 400 тысяч за перепост в социальных сетях. Это сегодняшняя новость.

Д.О.: Вот я про это и говорю, что введены все эти чудовищные законы, которые людей карают не за реальные действия, а за какие-то слова. Это чудовищные совершенно законы, которые надо отменить естественно все, потому что они противоречат вообще духу и букве того, что такое юстиция, что такое право, что такое логика и здравый смысл.

С.К.: За слова не только у нас наказывают.

Д.О.: А это позор везде. Везде позор – все эти законы об оправдании холокоста, отрицании холокоста и т.д. Это всё ужасно совершенно, этого не должно быть нигде, я так считаю. Но ещё хуже тот факт, что в нашей стране эти законы действуют выборочно. То действуют, то не действуют, в зависимости от того, о ком идёт речь, потому что совершенно понятно, что если их выполнять последовательно, то можно посадить миллионы людей, можно запретить половину всей мировой литературы, например, вообще всей мировой культуры, кинематографа, ну, всего на свете. То есть это будет такой безумный список того, что мы должны сразу запретить, потому что везде мы найдём какой-то экстремизм, оскорбление чувств верующих, пропаганду гомосексуализма, нарушение территориальной целостности, разжигание розней по отношению к социальным, национальным, расовым, каким-то другим группам.

При желании это можно найти везде. Этого много. Но, поскольку это невозможно, нужно развивать репрессии, аналогичные сталинским, как минимум, то этот закон действует тогда, когда хочется. Поэтому когда речь идёт о партии ПарНаС, которая очевидным образом не признаёт возвращения Крыма, это следует из того, что они обращаются к Украине. Это сразу нарушение наших законов. Но совершенно очевидно, что их не будет никто сажать, потому что есть мнение, что участие ПарНаСа в выборах полезно для создания образа демократии в России.

С.К.: В думские выборы их не пустили, с другой стороны.

Д.О.: Как не пустили? Пустили. А вот Зубов выдвигается в Москве.

С.К.: Одномандатников. А так они идут где как. Где-то пустили, где-то – нет.

Д.О.: Но в целом они есть на выборах для того, чтобы создать ощущение (понятно, что они ничего не наберут), что какая-то есть вот интрига, есть разные партии, не только "Единая", "Справедливая". И их никого не будут сажать за это. А вот какую-нибудь студентку, которая просто глупая девочка, напечатала какую-то там исламистскую картинку, или какой-нибудь мальчик напечатает флаг Украины или что-нибудь там скажет, вот их и будут закатывать штрафами, сроками, тем и сем, мучить следствиями, потому что она, в отличие от депутатов ПарНаСа, их никто не знает, и никто не будет за них кричать, особенно вне России. И вот это глубоко отвратительная история, такое выборочное правоприменение. И, кстати сказать, сама Россия становится жертвой того же самого, потому что поведение, например, международных спортивных властей вот в истории с допингом – это же ровно то же самое, потому что, понятно, что махинации есть везде, но наказывают нас, потому что есть политические причины. Вот так и тут.

С.К.: Тут присылают наши слушатели: "Пособие для многодетных семей – 17 тысяч в месяц платят многодетной матери, плюс молочная кухня, она, прям, обильная".

Д.О.: 17 тысяч рублей – это сколько детей?

С.К.: Не знаю. Многодетная у нас от троих ведь, правильно?

Д.О.: Ну, представляете, что такое трое детей и 17 тысяч рублей?

С.К.: На три даже не делится – пять с чем-то.

Д.О.: Ну, это вообще непонятно что такое. Пять человек в семье, например, 17 тысяч рублей – ну, вот они один раз сходили в магазин, купили продуктов на пару недель – вот вам и 17 тысяч. 

О претензиях к "азиатской помойке"

С.К.: Я хотел, Дмитрий, чтобы вы ещё прокомментировали запрет буркини на пляжах Европы.

Д.О.: Ну, смотрите, это, в принципе, конечно, правильное дело, потому что не нужно никаких буркини, никаких ни кабов, ничего не надо.

Женщина Востока, сними паранджу, по крайней мере, если ты в Париже или в Москве
Д. Ольшанский

Это всё одно и то же. Но проблема состоит в том, что это не лечит. Поздно пить боржоми, когда почки отвалились. В том смысле, что они сначала заводят все эти общины, устраивают все гетто, а потом они начинают их бить по пальцам линейкой и штрафовать. Ну, это бессмысленно. Они только их озлобляют. То есть вы сначала расплодили это всё (и это нас тоже касается, это не только французов касается, это всех касается), расплодили какую-то чудовищную азиатскую помойку, где постоянно кого-то режут и т.д., а потом вы начинаете предъявлять этой помойке какие-т о претензии такие вот выборочные. Но это не поможет, потому что с этим надо решать вопрос как-то более последовательно и целостно.

С.К.: Так, вот люди активизировались по поводу 17 тысяч, пишет сейчас одна из наших слушателей, что это за усыновлённого ребёнка, скорее всего, зарплата маме. И, смотрите, вопрос от слушателя, Дмитрий, только очень коротко: "Зачем ТОР на Дальнем Востоке?"

Д.О.: Сделали что на Дальнем Востоке?

С.К.: ТОР.

Д.О.: А что такое ТОР?

С.К.: Территория опережающего развития.

Д.О.: А, ну, наверное, хотят привлечь туда деньги, чтобы там какая-то жизнь была.

С.К.: "Не получится ли так, что китайцы займут все территории?" – беспокоится Алексей.

Д.О.: Ну, я не знаю, нужны ограничения для китайцев, чтобы их не пускали. Я не знаю, сделаны они или нет. Боюсь, что не сделаны, естественно. Боюсь, что китайцы, естественно, проникают активно очень. Я просто там не был, поэтому не могу вам точно сказать.

С.К.: Итак, заключительная часть нашей программы. Как всегда запускаю голосование: по итогам эфира сегодняшнего вы поддерживаете Дмитрия Ольшанского или нет? Звоните и голосуйте. И, поехали, ваши вопросы Дмитрию. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Петербург. Добрый вечер. Дмитрий, скажите, пожалуйста, вот можно иметь дело, как вы говорите, с государством на Ближнем Востоке, которое по сути своей не является государством?

С.К.: А какое государство вы имеете в виду?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, которое озвучил Дмитрий – Израиль.

Д.О.: Давайте следующий вопрос.

С.К.: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Дмитрий, подскажите, пожалуйста, как, по-вашему, для России более приятен будет распад Украины на несколько разных государств независимых, или, всё-таки, чтобы она оставалась в какой-то такой своей целостности? Спасибо.

Д.О.: Спасибо вам. Прекрасный вопрос. Отвечу. Нам выгоден только распад. Объясню почему. Более того, нам невыгодно даже чтобы в случае гипотетического большого военного конфликта наши войска взяли Киев, нам это совершенно невыгодно, как ни странно, потому что это будет обозначать перезапуск Единого Украинского государства. Почему нам это невыгодно? Очень просто. Потому что, понимаете, до тех пор, пока будет существовать Украина, там нужно будет воспитывать каких-то украинцев с украинским языком, украинской историей, украинской культурой и т.д. И чтобы как-то обосновать на уровне пропаганды, на уровне медиа, на уровне какой-то массовой культуры и т.д., чтобы обосновать независимое существование, национальное существование этого народа, этой нации, нужно будет всегда враждовать с нами, потому что, если с нами не враждовать, то совершенно непонятно, зачем нужна отдельная Украина. Без гнёта москалей и героического прорыва "рыцарей и казаков в Эуропу" совершенно нет никакого смысла в её отдельном существовании, просто некая Малороссия, Новороссия, Южная Россия им т.д. То есть хочу сказать, что бы ни происходило, даже если наши танки оказались бы на Крещатике, всё равно там всё кончится русофобией и не может не закончиться, потому что это заложено в самой идее независимости.

С.К.: Алло. Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Вячеслав. Московская область. Вот скажите, а не следует ли вообще сейчас финансировать пакт Риббентропа - Молотова, отдать Западную Украину Польше. Поскольку сейчас все так очень возмущаются этим пактом, по-моему, от этого Россия только бы выиграла.

Д.О.: Ну, понимаете, в качестве троллинга, ну, может быть. В этом нет никакого отношения к реальности.

С.К.: Да, давайте вас послушаем. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сергей. Город Москва. У меня к вашему гостю один вопрос. У меня живёт много родственников на Украине по материнской линии. Причём эти люди уже в таком довольно зрелом возрасте. Меня очень волнует то, что не только молодёжь на Украине, грубо говоря, оболванена, но и люди среднего и даже старшего возраста повелись на эту вот массированную пропаганду. Я хотел бы узнать мнение собеседника по этому вопросу. Спасибо!

Д.О.: Понимаете как, а это неизбежно, потому что мы же их бросили. Россия не интересовалась и не интересуется ими ни сейчас, ни раньше, никогда. Даже Донбасс никто не считает Россией официально, да и неофициально из имеющих полномочия, а что уж говорить про другие части. Поэтому в ситуации, когда для России – это другая страна и жители какого-то чужого государства, поэтому они и остаются наедине со своим, а там у них везде идёт понятная пропаганда, очень печальная, но, наоборот, удивительно, что какие-то люди сохранят некоторую здравость. Это уже приятно.

С.К.: Напоминаю, голосование ещё идёт. Звоните и голосуйте. Вы, кстати говоря, смотрите, четвёртое место сейчас по-прежнему мы занимаем на Олимпиаде в Рио. И вот последние новости, Дмитрий: Россия может прекратить финансирование WADA. Оказывается, мы ещё за это всё безобразие платили сотни тысяч долларов ежегодно.

Д.О.: Правильно. Это такой типичный наш разговор вот этот вот. Ну, вы нас уже с грязью полностью смешали, но мы, может быть, не будем вам потом давать деньги. На самом деле будем. Как всегда.

С.К.: Здравствуйте! Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Борис Павлович. Скажите, пожалуйста, Дмитрий, вот на днях враги русского народа будут отмечать двадцатипятилетие победы демофашизма, именно так. Как вы к этому относитесь? Благодарю за внимание.

Д.О.: Я так бы это не называл громко на самом деле. Но печально к этому отношусь, потому что ничего хорошего нам победа Ельцина не дала. Но другое дело, надо понимать, что Ельцин победил не потому, что он был так всесилен, могущественен и т.д., и был какой-то мировой заговор, совершенно нет, а потому что, к сожалению, члены ГКЧП были люди абсолютно безвольные, бессильные, и они, имея в руках абсолютно всё: и армию, и спецслужбы – они ничего не смогли сделать, вообще ничего. Понимаете, они сидели, и у них руки тряслись. А всё остальное уже вытекло из этого факта как неизбежное следствие.

С.К.: Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Андрей. Санкт-Петербург. У меня вопрос к Дмитрию Ольшанскому. Только что был вопрос по финансированию международных организаций. Как Дмитрий относится к инициативе, допустим, изменить Конституцию, чтобы международное право не превалировало над Конституцией?

С.К.: Это депутат Фёдоров, известный, постоянно с этим выступает.

Д.О.: Я думаю, что это не имеет значения, потому что здесь принципиальным является не то, что записано на бумажке, какое право превалирует, а идеи чиновников, что цепляться за международные организации нужно цепляться двумя руками, отчаянно, как человек, который в пропасть в кино падает и держится краем пальца за обрыв. Чиновники будут цепляться до последнего за всё, в том числе и за эту WADA, которая смешала нас с грязью полностью. Только если им наступят ногой на все пальцы, они, может быть, тогда упадут. Поэтому тут надеяться не на что, что бы ни было записано в Конституции.

С.К.: На пятом, кстати, месте мы уже, видите, чуть-чуть сдвинулись. Слушатель нам напомнил об этом: "Сборная России сейчас на Олимпиаде на пятом месте, вчера ещё была на четвёртом". Ну, не успеваем мы уже принимать телефонные звонки, Дмитрий. Наверное, подведу итоги голосования. 84% аудитории сегодня с вами, 16% проголосовали против.

Д.О.: 84% простили мне Израиль.

С.К.: Даже Израиль, я бы так сказал. Дмитрия Ольшанского благодарим! Через неделю увидимся снова.

 * Деятельность организации запрещена на территории России по решению Верховного суда. 

 

 

 

 

Теги:
звук, безвопросов, дмитрийольшанский, вмире, экономика, украина, порошенко, финансы, семья, дети, секс, эксклюзивы

Другие новости