Статья:
23 августа, 2016 13:07
14

Холмогоров: В ситуации с военной базой Иран повёл себя как обиженная барышня

Публицист отметил, что в отношениях серьёзного стратегического партнёрства непоследовательная позиция Тегерана в вопросе использования военной базы недопустима.

С. КОРОЛЁВ: "Про качели с базой в Иране что думаете?" – слушатель пишет.

Е. ХОЛМОГОРОВ: У меня странные ощущения в этой истории, прежде всего, от иранцев. Даже если считать, что это крупный прокол – то, что мы обнародовали это и что вообще эта информация была обнародована, то, как надувают сейчас губы представители Ирана – это, знаете, кисейные барышни. Если серьёзный стратегический альянс, то понятное дело, что такие жесты обиженных кисейных барышень просто недопустимы со стороны Ирана, что это просто свидетельство некоторой ненадёжности и нервности всей этой ситуации с их стороны. Понятно, что, видимо, вопреки всей своей антиамериканской риторике, Тегеран тоже изрядно напрягся, потому что явно видно, что у американцев истерика по поводу этих баз в Иране, они, видимо, серьёзно угрожали Ирану. Грубо говоря, держать надо удар. По моим ощущениям, в данном случае Иран удар не держал.

Полную версию программы "Без вопросов" с Егором Холмогоровым читайте ниже и слушайте в аудиозаписи. 

С. КОРОЛЁВ: Сегодня 22 августа, понедельник. Егор Холмогоров в студии. Приветствую Вас, Егор.

Е. Х.: Здравствуйте.

С. К.: Сегодня рокировка небольшая произошла. Не волнуйтесь, Александр Андреевич Проханов появится на этой неделе, но в другой день.

Е. ХОЛМОГОРОВ: В среду.

С. К.: Да. Всё просто, в среду будет Проханов, а в понедельник Холмогоров. У нас есть рубрика "Счастливый звонок". Пятый, кто дозвонится, задаст свой вопрос Егору Холмогорову. Егор, а что главное сегодня, с Вашей точки зрения?

Е. Х.: Вы такие вопросы задаёте.

С. К.: Совершенно простой вопрос.

Е. Х.: Давайте будем считать, что это было уже сегодня, что всё-таки с Олимпиадой мы отбились.

С. К.: И это хорошо?

Е. Х.: Очень хорошо. Очень хорошо отбились.

С. К.: Давайте пятый телефонный звонок, я обещал принять. Здравствуйте. Как Вас зовут? Ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Сергей, спасибо за передачу. Интересно слушать Холмогорова. Скажите, пожалуйста, почему в России такая проблема с ипотекой, бешеные ставки, молодёжь не может себе позволить взять? Почему за границей всё можно, а у нас ничего нельзя?

Е. Х.: Вы мне бьёте своим вопросом прямо в сердце, потому что я сам ипотечник.

С. К.: У Вас какая ставка?

Е. Х.: Я уже не помню проценты, но знаю, что достаточно высокая. Хотя могло быть и выше. И главное, что не валютный. В общем, это выедает практически все средства. И длится это практически бесконечно, но тем не менее, жить как-то надо, семья большая, мы многодетные. Я думаю, что связано это, прежде всего, с фундаментальной ненадёжностью нашей банковской системы, потому что она родились фактически в начале 90-х годов, в период рыночных реформ, из воровства. В общем-то, наши банкиры до сих пор не вполне уверены в том, что они не воры. И они думают, что их кто-нибудь в свою очередь обокрадёт, тем более что прецеденты были (мы вспомним 98-ой год, тогдашний дефолт, уже 18 лет с него прошло). И мне кажется, что это фундаментальное недоверие взаимное банковского сектора и граждан приводит к тому, что наши банки не считают за прибыль те проценты, которые обычно люди платят по ипотеке в других странах. Они заворачивают их в какую-то сверхприбыль. Это ужасно, фактически я должен буду выплатить до конца, надеюсь, ипотеки, а не моей жизни две стоимости моей квартиры плюс к возврату основного долга. Фактически они получат прибыль 200 %.

С. К.: Одна плюс две. Вы три квартиры считаете?

Е. Х.: Да, 200 %. Это грабёж, согласитесь.

Хочешь успеха – дерись: уроки Олимпиады в Рио

С. К.: Раз уж Вы про Олимпиаду, четвёртое место в неофициальном медальном зачете. Вы знаете, как Bild написал? Первое, второе, третье, а потом пятое. А как Вам Рогозин, который им ответил про второе место в 45-м году?

Е. Х.: Отлично ответил! Но Рогозин вообще чувствует себя довольным, потому что он патронирует Федерацию гандбола, а как раз гандболисты добились существенных результатов.

С. К.: Показали класс, да.

Е. Х.: Это был потрясающий совершенно вечер, когда за час четыре золота. Меня больше всего восхитил пятиборец наш Александр Лесун. Что интересно, он родился в Белоруссии. В Белоруссии ему не давали развернуться и нормально выступать. Он переехал в Россию, до сих пор не имеет квартиры, оказывается. Он живёт на какой-то тренировочной базе, жена у него при этом живёт в Минске. Я надеюсь, что хотя бы теперь, после действительно героического его выступления в пятиборье, у него эти проблемы решатся. Я доволен двумя вещами. Первое – что мы действительно показали, что нас не возьмёшь. Место у нас то же самое, которое было на Олимпиаде в Лондоне, насколько я помню, то есть ничего не изменилось. И при этом я думаю, что страна вынесла очень важный урок.

С. К.: Какой?

Е. Х.: А Вы смотрели трансляции каких-то матчей, в борьбе, в фехтовании, в боксе?

С. К.: Плавание смотрел.

Е. Х.: Большую часть мы завоёвывали во всяких боевых дисциплинах.

С. К.: Да.

Е. Х.: И я слушал, что говорят комментаторы. Они всё время говорят одно и то же: "Нападай", "Атакуй", "Не будь пассивным или проиграешь". Если просто уходить от борьбы, надеясь удержать какое-нибудь минимальное преимущество, то тебя свалят. И действительно, огромное количество медалей было нами недополучено при такой тактике, когда люди уходили от борьбы. Если молодые люди всё это смотрели (а я надеюсь, смотрели), они вынесли некий урок жизненный, довольно важный, поскольку у нас был довольно длительный период, когда все граждане абсолютно страшно были запуганы, страшно боялись чужой агрессии, старались поскорее смыться и так далее.

Мне кажется, что когда нация получает урок, что если хочешь быть "золотым", надо драться, количество людей в разных самых сферах жизни применит этот урок на практике
Егор Холмогоров

С. К.: В каких, например, сферах жизни?

Е. Х.: Да в любых! Ты дерёшься за свои идеи, ты дерёшься за свои цели, ты дерёшься с людьми, которые проявляют к тебе несправедливость. Драться надо всегда, на любом поприще, потому что в противном случае тебя просто запинают под ковёр.

С. К.: У нас ведь ещё Паралимпиада впереди, которая может быть, а может и не быть. Тут тоже надо драться до конца? Я имею ввиду, в CAS, в МОК и так далее?

Е. Х.: Конечно. Но я надеюсь, что после того, как, откровенно говоря, вся эта авантюра с допинговым скандалом потерпела фиаско, то есть выяснилось, что наш спорт стоит на обеих ногах и стоит очень прочно, и нас не сшибёшь, они откажутся от этой затеи с отстранением паралимпийцев. Может быть, всё-таки это скорректируется, хотя, по-моему, эти люди не имеют совести вообще. Истории, как американские бегуньи перебегали эстафету в одиночестве, потому что им якобы помешали, лишь бы натянуть любой ценой на золотые медали.

Команда США с этими своими медалями  выглядела, как Леонид Ильич Брежнев в последние годы жизни
Егор Холмогоров

Всё это уже повешено самим себе на грудь.

С. К.: "Егор, почему тишина о привлечении к ответственности спортивных функционеров, организаторов допинговой мафии", – спрашивает слушатель.

Е. Х.: Вы меня спрашиваете?

С. К.: Вас.

Е. Х.: Я бы тихо не сидел, их стоило бы привлечь всех. Грубо говоря, и тех, кто виноват в том, что этот скандал возник, и тех, кто виноват в том, что он разросся и повлёк такие последствия, и кто всерьёз не защищался от нападок на Россию.

С. К.: Что скажете об облившем фекалиями Юлию Латынину?

Е. Х.: Сейчас началась какая-то нездоровая кампания с двух сторон. С одной стороны, давайте срочно защищать Юлию Латынину, а с другой стороны – давайте будем считать, что она получила то, что заслуживает. Я Латынину терпеть не могу, я думаю, что она очень агрессивно невежественная дама, которая всё время пытается поучать всех, русофобка. Но при этом она должна пользоваться такой же защитой от хулиганства, как любой другой гражданин Российской Федерации, включая Вас, включая меня и так далее. Я надеюсь, что правоохранительные органы в данном случае сделают всё, чтобы найти и оказать. На "Эхе Москвы" сейчас возбудились, начали говорить что-то по поводу того, что будем вешать, перевешать всех этих гадов, которые там и так далее. Понятное дело, что люди уже хотят не того, чтобы закон работал, а ищут какого-то повода расправиться со своими политическими врагами, при том что ещё не известно, кто облил.

С. К.: Егор, но ведь ненависть к Латыниной и к людям, которые её поддерживают, велика в обществе, согласитесь.

Е. Х.: Несомненно.

С. К.: Мы сегодня устраивали голосование. Мы спрашивали людей: "Честно скажите, вы скорее рады, вы бы одобрили это или нет?" 60 % сказали: "Да, мы рады, мы одобрили бы". Но Вы-то объясните, почему это неправильно?

Е. Х.: Есть закон, есть определённые способы ведения политической дискуссии в обществе, есть определённые формы выражения протеста, которые более-менее цивилизованны. Был у меня один знакомый, который на ту же Латынину напал, кажется, 11лет назад, закидал её помидорами. Но это было в рамках определённого принятого, понятного стиля.

С. К.: Подождите, а зелёнкой можно? Тут одну обливали зелёнкой. Где тогда грань, если помидорами можно, а говном нельзя, извините?

Е. Х.: Грань очевидна!

С. К.: Очень странная грань.

Е. Х.: Это циничное и совершенно грязное действие. Давайте немножко поменьше у нас в жизни всё-таки будет грязи. 

Когда мне захотелось как следует облить Юлию Латынину, я написал статью о её невежестве в области византийской истории. У меня это получилось гораздо лучше, чем у тех, кто там ходил с дерьмом
Егор Холмогоров

 

С. К.: Пусть берут пример с Егора Холмогорова.

Сообщений довольно много. "Поливать политических оппонентов – это норма только на Украине", – пишет слушатель. Действительно, какое-то уподобление есть, мягко говоря. Или вот пишут: "Латыниной повезло, а Немцову нет". Действительно такой риск есть для неё?

Е. Х.: Вряд ли, всё-таки она не политическая фигура, которая может создать какие-то попытки захватить власть и так далее. Я сравнил эту историю с другой историей, с историей нацбола Миронова, который распылил газ на концерте Макаревича, которому дали какой-то безумный срок. Смотрите, это была публичная акция протеста по вполне конкретному, понятному поводу, в связи с тем, что Макаревич выступал перед украинскими карателями в Славянске. Миронов никуда не прятался, никуда не девался, он не пытался уйти от правосудия.

С. К.: Подождите, но газ перцовый опаснее, чем фекалии.

Е. Х.: Но никому это не повредило, это всеми признано. Какие-то неизвестные люди приехали, облили дурно пахнущей субстанцией и смотались. Это не акция протеста, это акция терроризма. Неизвестно, против кого они её направят в следующий раз. Грубо говоря, они так же могут облить человека из другого лагеря, который им просто не нравится. Это уже определённая попытка скрыть своё лицо. Попытка скрыться – это террористическая практика, которая неизвестно, по кому ударит завтра. Настолько же, насколько экстремальные формы протеста против неприятных (предельно неприятных) людей, что называется, врагов России и русского народа, я могу понять и одобрить, того же Миронова защищая, настолько такую террористическую тактику я понять и принять не могу.

С. К.: Слушатель спрашивает: "Что можно ожидать от нового министра образования, учитывая набожность этого человека?"

Е. Х.: Набожные люди очень хорошие, они хорошо исполняют своё дело, они понимают, что они отвечают за то, что они делают, не только перед людьми, но и перед богом. Я думаю, что как раз набожность нового министра образования (в отличие от совершенного либерального цинизма в духе "а вы не вписываетесь в рынок и умрите", который демонстрировал предыдущий министр образования Ливанов и его предшественник, идеолог всех этих ливановских реформ, господин Фурсенко), мне кажется, что от Ольги Васильевой мы можем ждать по крайней мере человеческого отношения к учителям, человеческого отношения к нашей школе, к нашим вузам, преподавателям и понимания того, что стране нужны не только люди, востребованные рынком, как заявлялось в последние годы предыдущим министром. Причём абсурд в чём? Он говорит, что нужно ориентироваться на потребности рынка. На какие потребности рынка? На которые есть сегодня, когда человек идёт на первый курс. Понимаете, что через пять лет, тем более через 10, когда он закончит аспирантуру, например, потребности рынка могут существенно измениться. Фактически людям предлагается вложиться в текущую ситуацию, отказавшись от каких-то, может быть, перспективных профессий, перспективных направлений, от какого-то риска. Фактически он говорит: "Мы риск вашей жизни страховать в этом смысле не будем". Государству якобы не нужны люди, которые хотят заниматься чем-то интересным и перспективным. Понятно было, что это была абсолютно неприемлемая, деградантская философия образования. И если Васильева от неё откажется, то это будет хорошо. Кто-то ещё говорит, что она устроит тут министерство патриотизма. Так это прекрасно! У нас была настолько антипатриотическая школа последние четверть века, что, конечно, нам нужно в школе очень серьёзно подтягивать патриотический компонент.

Недопустимые жесты: о позиции Ирана по военной базе Хамадан

С. К.: "Про качели с базой в Иране что думаете?" – слушатель пишет.

Е. Х.: У меня странные ощущения в этой истории, прежде всего, от иранцев. Даже если считать, что это крупный прокол – то, что мы обнародовали это и что вообще эта информация была обнародована, то, как надувают сейчас губы представители Ирана – это, знаете, кисейные барышни.

Если серьёзный стратегический альянс, то понятное дело, что такие жесты обиженных кисейных барышень просто недопустимы со стороны Ирана
Егор Холмогоров

Это просто свидетельство некоторой ненадёжности и нервности всей этой ситуации с их стороны. Понятно, что, видимо, вопреки всей своей антиамериканской риторике, Тегеран тоже изрядно напрягся, потому что явно видно, что у американцев истерика по поводу этих баз в Иране, они, видимо, серьёзно угрожали Ирану. Грубо говоря, держать надо удар. По моим ощущениям, в данном случае Иран удар не держал.

С. К.: Дальше как, по Вашим прогнозам, будет складываться обстановка в Сирии и наша война с террористами?

Е. Х.: Знаете, там всё довольно плохо, потому что фактически американцы добились прекращения негласного перемирия между курдами и Асадом. Теперь сирийская армия вынуждена воевать не только с ИГИЛ*, но ещё и с курдами, которые до этого были почти что союзниками. Понятное дело, что это месть американцев за наметившийся российско-турецкий альянс. Но это очень серьёзно осложняет ситуацию Асада, тем более что американцы, в общем-то, не скрывая уже, применяют свои Вооружённые силы на территории Сирии против сирийских Вооружённых сил, против ВВС, и заявляют: "А вот здесь наши спецназовцы, не смейте сюда входить". При этом эти спецназовцы американские прикрывают курдов, когда те захватывают у асадовских войск. Они не только прикрывают курдов в борьбе с ИГИЛ, они прикрывают курдов и против Асада, то есть фактически мы на прямое столкновение вышли с американцами в Сирии.

С. К.: Украинская минутка у нас в программе. Сегодня Павел Климкин, министр иностранных дел, анонсировал, что Киев в ближайшие дни обратится в международный арбитраж по поводу прав на воду вокруг Крымского полуострова. Будет инициировано судебное дело о нарушениях России и её обязательствах в рамках Конвенции по морскому праву. Уже откомментировали всё это в Крыму, посоветовали Киеву судиться ещё и за воздух. Может быть, у Вас тоже есть совет для господина Климкина?

Е. Х.: Все эти заявления в жанре, простите, "кларнетистам нет покоя". По-другому это назвать нельзя, на мой взгляд.

С. К.: Кстати, про Глазьева читали?

Е. Х.: Что?

С. К.: Его обвиняют тоже, что он способствовал, в ДНР валюту помогал вести.

Е. Х.: Нет, вообще Сергей Юрьевич имеет огромные заслуги перед Новороссией, и я думаю, что со временем ему там памятник будет стоять. Дай бог ему долгих лет жизни. Но когда-нибудь, лет через 100. Это несомненный факт, он сыграл очень значительную роль в том, что состоялось.

С. К.: Генпрокуратура Украины опубликовала записи телефонных разговоров, которые якобы вели Затулин, Глазьев и Аксёнов, это, как Вы знаете, глава Крыма. И якобы Глазьев обсуждает с бывшим депутатом Затулиным вопросы финансирования массовых беспорядков, захвата областных советов на территории Одесской, Харьковской областей, а также АР Крым.

Е. Х.: Понимаете, если это не фальшивка, а от СБУ можно ждать любых фальшивок, то это подвиг со стороны Глазьева, ещё раз подчеркну, значит этим человеком надо гордиться. В следующий раз придёт он к Вам в эфир, передайте ему от меня поклон.

С. К.: Так что на счёт платы за воздух?

Е. Х.: Что тут сказать? Я давным-давно считаю, что это уже психически больные люди, с которыми надо решать вопрос не о том, на что они претендуют в Крыму, а на то, чтобы они претендовали на петлю в Киеве, потому что за их дела они уже многие заслужили там петли.

С. К.: Известный российский писатель и общественный деятель попросил убежище на Украине. Выяснили, что его зовут Роман Рословцев, и Егор его лично знает.

Е. Х.: Нет!

С. К.: Пишут, продолжая украинскую тему: "Итак, Киев завёл уголовное дело на министра обороны Шойгу и объявил его и ещё 17 официальных лиц в розыск. Как на это реагировать?"

Е. Х.: У меня всегда рецепт один: приехать на допрос с Кантемировской дивизией, устроить очную ставку. Янукович хотел очную ставку с Порошенко.

С. К.: Где?

Е. Х.: Самое оно, в кабинете министра обороны России где-нибудь в Киеве.

С. К.: Как интересно. Вы путаетесь в показаниях. Кабинет министра обороны России в Киеве.

Е. Х.: Да, совершенно верно, я именно это и хочу сказать. Именно там и устроить ставку. Можно ещё в кабинете ФСБ, тоже где-нибудь на Владимирской улице.

С. К.: Тоже в Киеве?

Е. Х.: Да.

Чрезвычайное положение: о необходимости контроля над Рунетом

С. К.: Ладно, как скажете. Продолжим об ограничениях в интернете. Вы слышали, много было инициатив. Во-первых, в конце прошлой недели Минкомсвязи обнародовало свои планы о том, чтобы российскую часть интернета, так называемый Рунет, взять под более пристальный контроль. Там речь идёт о том, чтобы только российские юрлица, учреждённые Минкомсвязи, могли быть администраторами доменной зоны верхнего уровня, ещё ряд ограничений. Вы как считаете, назрела такая необходимость, нужно государству затягивать эти гайки?

Е. Х.: Я противник. Как человек, который в интернете, можно сказать, с момента его основания практически, я вообще противник всевозможных ограничений в этой области. Просто у меня сейчас ощущение, что мы живём немножко на вулкане.

С. К.: Ваш коллега Михаил Юрьев говорит, что вообще отделить от мирового российский интернет. А что, в Китае есть хороший файервол.

Е. Х.: При всём уважении к Михаилу Юрьеву мне кажется, это неправильно. Мне кажется, это несправедливо. Но контроль нужен.

Контроль нужен не потому, что я сторонник контроля, а потому что действительно бывает чрезвычайное положение. В последние годы Россия находится на чрезвычайном положении
Егор Холмогоров

Я сторонник практически полной свободы высказывания, свободы мнения, свободы дискуссии, чтобы каждый высказывался так, чтобы было всем понятно, что он идиот. При всём этом сейчас такое количество рисков для страны, при котором меры контроля, в общем-то, нужны. Не абсурдные, когда давайте мы будем хранить все гигабайты порнографии, которую вы закачали, но разумные меры предосторожности нужны.

С. К.: Вернёмся к Вашему знакомому, известному российскому писателю.

Е. Х.: Сергей, не травите меня! В жизни я эту шваль не знал, не знаю и знать не хочу.

С. К.: Да что ж такое-то?

Е. Х.: Да потому что это шваль какая-то.

С. К.: Роман Рословцев. Мы почему его называем писателем – потому что появились первые сообщения, что известный российский писатель и общественный деятель... Стали гадать, а кто это может быть такой? Были разные предположения. И вдруг появляется – Рословцев.

Е. Х.: Я спрошу Вас как писатель писателя, Вы буквы знаете?

С. К.: Да.

Е. Х.: Это вопрос к нему. Поймите, я других слов, кроме как "шваль" к человеку, который отправился на Украину, чтобы поддержать царящую в Киеве хунту…

С. К.: А Вы о нём ничего не слышали?

Е. Х.: Ничего не слышал. Очень удивился. Я надеялся, что будет кто-нибудь более известный, кого тоже не жалко.

С. К.: Кто?

Е. Х.: У меня в комментах кто-то писал: "Хоть бы это был Борис Акунин". Или: "Хоть бы это был Шендерович". Кто-то ещё Владимира Сорокина вспомнил.

С. К.: Как же Вы без них, Егор?

Е. Х.: Я без них прекрасно.

С. К.: Да как же? Мы чуть ли не каждую программу обсуждаем кого-нибудь из них.

Е. Х.: Чем больше этой швали свалит туда, тем лучше. С той же самой Латыниной. Лучше бы её просто вывезли на территорию Украины и там отпустили с пачкой гривен в кармане.

С. К.: Тут очень много от наших слушателей претензий к Вам лично, Егор.

Е. Х.: Да сколько угодно.

С. К.: Я сформулирую их через нашего слушателя, номер которого оканчивается на "008".

Е. Х.: У него всё время какие-то претензии.

С. К.: "Егор, иногда слушаю Вас и удивляюсь. Что с Вами случилось? Раньше Вы остро высказывались на наши проблемы и предлагали варианты решения наших проблем, а теперь Вас интересует всякая чертовщина, к жизни населения не имеющая никакого отношения. Вас что, прикормили?" Признавайтесь, Егор, Вас прикормили?

Е. Х.: Мы Министерство образования обсуждаем. Это не наша проблема?

С. К.: Наша. Но Вы же не критикуете, понимаете.

Е. Х.: Я вообще высказался очень ясно по поводу того министерства. Я всегда высказывался, что было там при Ливанове.

Я надеюсь, всё-таки надо дать Васильевой карт-бланш на то, чтобы она что-то там поменяла
Егор Холмогоров

Если она не поменяла, то значит, её будут любить так же, как Ливанова, то есть совсем не будут. Всё очень просто. Я надеюсь, что она что-то поменяет. Её послужной список порождает надежды, что действительно человек, понимающий проблемы образования, патриотка и так далее.

С. К.: "Отряд самоубийц" смотрели?

Е. Х.: Все говорят, что дрянь.

С. К.: Не все, а Владимир Мединский.

Е. Х.: Нет, все!

С. К.: Его поддержали, да. Мы звонили Карену Шахназарову, он говорит, имел право министр так высказаться. Кому-то ещё звонили.

Е. Х.: Я так понимаю, там Россию, русских не трогают. Если не трогают, то кто хочет, пусть смотрит эту дрянь. Я просто пожалел время. Говорят, что вообще в этом году почти все крупные голливудские блокбастеры, которые запустили, провалились, они неудачные. Что-то машинка перестала работать.

С. К.: Юрий пишет: "Роман лично мне говорил, что Холмогорова знает уже 20 лет и гордится этим знакомством". Егор, Вы понимаете, о ком идёт речь?

Е. Х.: Это уже пошли психически больные люди.

С. К.: Я хотел спросить про Кирилла Романова, так называемого "мажора на бэхе". Это тот, который ездил по "Музеону", по дорожкам пешеходным, и говорят, не только. Его посадили на 10 суток. Много, мало и научит ли?

Е. Х.: Пусть сидит. Я бы ещё права отобрал.

С. К.: У него нет прав, уже отобрали до этого. Он без прав гонял.

Е. Х.: Значит, и машину тоже надо отобрать.

С. К.: Ваши вопросы Егору Холмогорову. Отдаю его полностью в ваше распоряжение. Как всегда в конце программы, запускаем голосование. Как Вас зовут? Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Пётр, Москва. Егор, не могли бы Вы мне объяснить свою нелюбовь к украинскому? На чём она основана, я не понимаю. К чему там, к народу, государству, руководству? Может быть, я сам тоже его не полюблю тогда. И второй коротко: чувствуете ли Вы ответственность за то, что Вы говорите на многотысячную аудиторию?

Е. Х.: Передаю привет Вашим коллегам из СБУ. Тем не менее, я много раз объяснял эту позицию, я написал несколько книг на эту тему. Самая знаменитая, наверное, "Карать карателей". Я включён в списки невъездных в государстве Украина, собственно, потому что я эту позицию защищаю. Я считаю, что так называемое украинство является формой расчленения русского народа, единого русского народа, который охватывает и тех, кого сейчас называют русскими: и украинцев, и белорусов, навязывание искусственной идентичности. А поскольку люди чувствуют, что это неподлинное, чувствуют, что они вынуждены врать. Например, сами друг перед другом делать вид, что они разговаривают на украинском, при том что хуже всего тесты по украинскому языку сдают именно на Западной Украине в Галичине. Соответственно, это чувство неподлинности сопровождается агрессией, агрессией в виде попытки захвата никаким образом не принадлежащих к чему-то, что могло бы считаться исторической Украиной, территорий, как Крым. Это выражается в агрессивном совершенно поведении по отношению к Донбассу, когда ещё до свержения Януковича все эти майданные деятели говорили, что мы сейчас Донбассу покажем, кто здесь главный в стране. И показывали при помощи убийства детей, при помощи того, что прямой наводкой артиллерия расстреливала дома и дворы с детьми. И это называется "прикрываться детьми". Понятное дело, что от тех, кто за два года на Донбассе убил больше сотни только несовершеннолетних детей, от тех, кто 46 человек сварил и сжёг заживо в Одессе. Понятное дело, что считать, что они не могут провести теракты в Крыму, как это фактически было предпринято, считать, что они какие-то ангелы, они ни в коем случае это не могли – понятное дело, что это цинизм.

С. К.: "Отдаю два голоса за Егора, за себя и за Романа", – пишет Юрий. Я, кстати, напоминаю, что бесполезно звонить, потому что у нас считается с одного номера один голос. У нас честное голосование, никаких 146 %. Здравствуйте. Как зовут Вас?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Артём, город Москва. Я сразу скажу – я не за Украину! Просто когда Егор говорит, что нет этой нации, это вообще несуществующая нация – тут меня сразу коробит. Уже был в своё время один человек, который какие-то нации считал не нациями. Вам не кажется сейчас, что в Ваших словах фашизма больше, чем на Украине?

Е. Х.: Нет, конечно, потому что как раз Гитлер не считал какие-то нации не нациями, он как раз наоборот тех же евреев считал нацией и именно по этой причине намеревался их уничтожить. Я же уничтожать никого из людей, даже считающих себя украинцами, не хочу. Я хочу, чтобы люди, которых заставили считать себя украинцами, смогли вернуться к свободному исповеданию того, что они русские. Заметьте, в Донбассе так и сделали. И в Донецке, и в Луганске. Там более жёстко сейчас поддерживается русский язык и русская культура, чем даже в Москве. А с другой стороны, скажем, тем, кому уже хочется – есть заповедники эльфов, есть заповедники гоблинов. Почему бы не быть заповеднику людей, которые считают себя украинцами и хотят размовлять на этой мове. Можно где-нибудь подо Львовом построить такой заповедник. Почему нет? Просто этот заповедник не должен, как раковая опухоль, съедать территории Южной России, территории Новороссии, где уничтожил уже фактически нашу индустриальную культуру. Россия 100 лет отстраивала Донбасс как промышленное сердце России. Второе сердце, альтернативное Уралу. Фактически у нас это сердце изъяли. А что дальше будет? Толкают те же речи сибирякам, толкают уральцам, толкают поморам. Понимаете, если это спустить один раз, русских будут пилить, пилить и пилить на части. Это надо остановить и чем раньше, тем лучше.

С. К.: Слушатель, номер которого на "0000" заканчивается: "Извините, Егор, но это глупость про отсутствие украинцев. Украинского языка тоже нет, что ли?"

Е. Х.: Конечно, нет. Если Вы поищите какие-то следы украинского языка…

С. К.: Уже есть.

Е. Х.: Он есть, потому что в конце XIX века на деньги австрийского Генштаба… Кстати, с целями, связанными не с Россией, а с разборками австрийцев и поляков, сидел в городе Львове Михайло Грушевский и издавал украинскую газету. В каждом номере он придумывал несколько десятков слов, которые брал преимущественно из польского словаря. Это язык такого же типа, как эсперанто. Это хорошо исследованная русскими историками проблема, откуда был изобретён из одного из десятков диалекта русского языка так называемый отдельный язык, на котором до сих пор не хотят говорить его мнимые носители.

* Деятельность организации запрещена в России решением Верховного суда.

Теги:
звук, безвопросов, егорхолмогоров, иран, россия, общество, украина, эксклюзивы

Другие новости