Статья:
31 августа, 2016 08:15
17

Российский мех может спасти чудо-препарат из мёртвых соболей и норок

Разработка подмосковных учёных способна увеличить поголовье соболей и норок, повысить качество меха и сократить издержки зверохозяйств.

Российские учёные рассчитывают вернуть отечественному пушному звероводству утерянные лидерские позиции на мировом рынке. Всероссийский научно-исследовательский и технологический институт биологической промышленности совместно с Московской государственной академией ветеринарной медицины и биотехнологии им. Скрябина разработали препарат, способный увеличить не только поголовье соболей и норок, но и повысить качество их меха.

"Фишка" нового вещества заключается в том, что его делают из отходов производства. Говоря проще: из переработанных тушек мёртвых зверьков. Технология была уже успешно опробована на базе промышленного подразделения ФГБНУ "ВНИТИБП" — ЗАО "Биопрогресс".

Живая "вода" из "воды" мёртвой

Идея создания препарата пришла к учёным в связи с сезонным образованием в зверохозяйствах большого количества так называемого "бросового" сырья. Эта проблема стоит в пушном звероводстве очень остро. Осенью, когда "вызревает" мех, хозяйства забивают зверей. Шкурки необходимо получить как можно скорее, чтобы они не потеряли ценных качеств.

В течение одной-двух недель образуется большое количество отходов. Быстро избавиться от тушек у звероводов, как правило, не получается. Их хранят в холодильниках, они могут служить источником различных инфекций в зверохозяйствах. А сотрудники страдают от неприятного запаха. Мясо норок и соболей не пригодно в пищу.

Тушки можно сжигать в специальных печах, закапывать или отвозить на утильзавод. По словам исполнительного директора Национальной ассоциации звероводов Надежды Зубковой, в России специальных государственных предприятий такого плана почти нет, а имеющиеся находятся в запущенном состоянии. Расходы на утилизацию одной тонны тушек составляют 100 тыс. рублей. 

Захоронение вредит экологии и может быть опасным для людей. Известен случай, когда тушки животных закопали рядом с Калининградом на берегу моря, начался шторм и биоотходы усеяли пляжи.

— Если хозяйство нарушает правила утилизации, его штрафует Роспотребнадзор и Росэкономнадзор. Наказывают в зависимости от степени загрязнения. Штраф может составлять 3—4 млн рублей, — рассказывает замгендиректора зверохозяйства "Русский соболь" Анатолий Ракчеев, который успешно применяет препарат, разработанный учёными. 

В "Русском соболе" считают, что он поможет сократить расходы на утилизацию тушек на 40%. 

— Мы могли бы перерабатывать тушки зверей в кашу и поставлять их в "Биопрогресс" в таком виде. В итоге затраты на получение гидролизата снизятся и он будет стоить дешевле, — поделился своей идеей Ракчеев. — Было бы хорошо, если бы препарат стоил 70—80 рублей за кг (цена отечественного гидролизата составляет 120 руб. за кг, что в 10—20 раз дешевле зарубежных аналогов. — Прим. ред.).

Зубкова отметила, что производство гидролизата — один из возможных способов решения проблемы утилизации отходов пушного звероводства на территории Московской области. Чтобы выйти на федеральный уровень, необходимо тиражировать производство на места, потому что хозяйства разбросаны по всей территории России — в Калининграде, Новосибирске, Кирове. В такой ситуации сбор сырья затруднён, а свозить сырьё в Московскую область будет экономически неэффективно и труднореализуемо.

Панацея от всех "пушных" бед?

Переработка мяса пушных зверей с целью получения полезного гидролизата показалась хорошим способом решения сразу нескольких проблем отечественного звероводства: препарат способен и утилизировать отходы, и увеличить поголовье норок и соболей. Институт биологической промышленности разрабатывает и внедряет биотехнологии в АПК более 40 лет. Параллельно с другими разработками учёные получили ряд патентов на новые способы расщепления белковых отходов и занялись производством гидролизатов мяса норок и соболей.

По словам одного из разработчиков препарата, учёного из МВА им. Скрябина Павла Абрамова, для получения препарата необходимо использовать сырьё, которое имеет постоянный аминокислотный состав: невозможно изготавливать препарат каждый раз из туш разных зверей, вести непрерывные мониторинги, это дорого. В звероводческих хозяйствах разводят больше норок, чем соболей, от выращивания лис постепенно отказываются, поэтому выбор сырья был очевиден.

— Норка — дикое животное, её мышечная ткань содержит меньше вредных веществ, чем ткани домашних животных, а значит, можно получить высокодейственный препарат, — рассказал директор Института биологической промышленности, академик РАН Анатолий Самуйленко.

Технологию получения препарата Лайфу объяснил его производитель, гендиректор "Биопрогресса" Алексей Албулов:

— Мясо соболей и норок подвергается ферментному гидролизу: оно помещается в реактор, добавляется фермент, способствующий расщеплению белковой молекулы до аминокислот и при определённых температурных и временных параметрах проводится процесс.

По словам Албулова, фермент — "дорогое удовольствие", но можно его получать из биоотходов — поджелудочной железы крупного рогатого скота или свиней.

Под воздействием фермента мясо превращается в жидкий гидролизат, который можно высушить до порошкового состояния. Жидкий продукт хранят в чистой таре в холодильных камерах. Порошок сохраняется в герметичной упаковке годами, но его цена выше: в неё включается стоимость энергозатрат на сушку.

— Гидролизат был испытан в животноводстве и звероводстве при абсолютно разных болезнях, но в первую очередь он направлен на стимуляцию метаболизма, — рассказывает Павел Абрамов.

В эффективности препарата уверена и замдиректора по науке ведущего отечественного отраслевого института — НИИ пушного звероводства и кролиководства имени В.А. Афанасьева Алла Семикрасова. Она поддерживает внедрение препарата в зверохозяйства. 

Полученный гидролизат из мышечной ткани животных добавляют в основной рацион кормления по 0,2—0,4 г на голову в сутки. Чтобы насыщать организм животного дефицитными аминокислотами в течение 100 дней (примерно три месяца), потребуется всего 20 граммов сухого порошка, или 500 миллилитров жидкого препарата. В результате его применения удаётся снизить количество пропустовавших, неоплодотворившихся самок, обеспечить увеличение числа щенков от 2 до 2,4 щенка на одно животное, сократить падёж (2—3% от всего стада), улучшить качество меха.

— Один литр препарата стоит 90—100 рублей. На литр можно подкормить двух-трёх животных! Конечно, это много, когда речь идёт о крупных хозяйствах: им необходимо закупать гидролизат в больших количествах. Но препарат даёт значительный эффект, который окупит эти затраты, — рассказывает Албулов. — Звероводы используют как подкормку мясокостную муку, её цена — 60 рублей за кг. Однако такой корм, в отличие от гидролизата, не содержит все аминокислоты в доступном виде, так что они не сразу поступают в кровь. Также мука может содержать токсичные и балластные элементы, иметь высокую зольность. 

Албулов рассказал, что апробация препарата проходила на базе звероводческого хозяйства "Салтыковский", в котором гидролизат испытывался в течение 4—5 лет. Сейчас гидролизат используется звероводами из хозяйства "Русский соболь", поголовье которого составляет 9 тыс. соболей и около 15 тыс. норок разных пород.

— У нас есть протоколы из "Салтыковского", в которых подтверждается, что препарат эффективен. Мы используем его как подкормку для зверей. В этом году закупили более 40 тонн, планируем продолжать сотрудничество, — поделился с Лайфом замгендиректора "Русского соболя" Ракчеев. — Давали препарат норкам и соболям, зафиксировали существенный прирост поголовья: обычно на одну голову зверя выход 5,5 щенка, а с препаратом получается 6,5. Как правило, падёж составляет 2—3%. Препарат способен превратить эти 2—3% в мех. При использовании препарата животные не болеют и не умирают. Также мы отметили улучшение качества меха. Конечно, это выгодно.

Замгендиректора "Русского соболя" поделился препаратом с коллегами из зверохозяйств "Мелковское", "Новые меха" и др. Правда, в этом году звероводы образцы не использовали, потому что на момент получения препарата закончился период гона. 

Почувствовать кризис на своей шкуре

Полномасштабное внедрение препарата может вернуть России лидерство в мировом "пушном" бизнесе. Когда-то наша страна была ведущим "драйвером" глобального производства. Но сегодня в стране выпускается на рынок около 2,5 млн шкурок норки при общемировом объёме более 50 млн штук. Для сравнения, мировым гегемоном в разведении этих промысловых зверьков является крохотная Дания. Каждый год северное королевство реализует порядка 10 млн шкурок.

Отечественная норка в основном продаётся в Финляндии на аукционе. Именно таким способом реализуется 95% пушнины. Также небольшое количество российских "норок" и "соболей" сбывают на датском аукционе и силами отечественной "Союзпушнины".

Многие зверохозяйства предпочитают реализовывать свою продукцию самостоятельно. По словам главного редактора специализированного журнала "Пушные аукционы" Светланы Лузиной, отечественные шкурки через аукционные компании поступают в Италию, Грецию, Китай и другие страны.

Эксперт сообщил, что наибольшим спросом пользуются соболь с "сединой" и коротковолосая норка. На цену шкурки влияют такие товарные свойства, как размер, цвет, длина ости, уравненность волосяного покрова, наличие и степень выраженности различного рода дефектов. Также Лузина отметила, что сейчас цены на пушнину на мировом рынке упали очень значительно. 

По данным от одного из крупнейших мировых аукционов Saga Furs, средняя цена шкурки норки Saga (финский аукцион) в июне 2016 года составила 22 евро, сократившись в три раза по сравнению с показателем 2012-го. При этом себестоимость норки составляет 24—25 евро. Касательно песца сумма составляет 70—80 евро, а цена его шкурки для покупателя опустилась до 59 евро. Результатом сложившейся ситуации стало сокращение производства в последние годы приблизительно на 30%.

Сегодня отечественным звероводам сложно конкурировать с мировыми лидерами — Данией, Финляндией, США и Канадой. Благодаря тому что в этих странах, в отличие от России, функционируют аукционные компании, принадлежащие звероводам, зверофермы имеют высокую степень механизации и активно внедряют научные разработки, при этом не получая никакой поддержки из госбюджета. Также конкурентами российских звероводов являются их коллеги из Беларуси.

Теги:
сельскоехозяйство, наука, бизнес, животные, эксклюзивы

Другие новости