Статья:
1 сентября, 2016 09:00
2060

"Санитары должны носить вейперов в курилку"

Этой осенью появится Ассоциация вейперов России. Её основатели готовы рьяно защищать права парокуров, но почему-то одобряют введение акциза на "жижу": они близки к табачному бизнесу, который энергично хватается за свой последний шанс. Государство же может заработать на вейперах 2 млрд рублей в год.

О будущей организации Лайфу рассказали исполнительный директор общероссийского движения "За права курильщиков" Андрей Лоскутов и участник этого движения писатель-журналист Дмитрий Косырев.

Парокуры сопротивлялись

Месяц назад состоялась встреча оргкомитета ассоциации, на октябрь намечена учредительная конференция. Вейперы всячески открещивались от того, чтобы их называли курильщиками и причисляли к табачной сфере. Также, по словам Косырева, немало времени было потрачено на обсуждение патриотичного названия вейперов — в итоге одобрен вариант "парокуры". Собеседники войдут в состав учредителей ассоциации, но кто будет главным парокуром? И вообще, они же оба из табачной отрасли.

— Одного главного не будет. Я пока не могу называть имена, но список сопредседателей мы наметили. Один из них — Герой России, один — налоговый полицейский, один писатель [Косырев] и один музыкант. Права вейперов сильно отличаются от прав обычных курильщиков, некоторые из них отказываются называть себя курящими. Я не считаю, что это разные вещи; вейпинг — это сегмент табачного рынка. И там и там никотин, возможность познакомиться, наладить деловые связи, сбросить напряжение. А какие самые курящие области России? Инвестиционно-привлекательная, экономически развитая Калужская область — самая курящая в России. Но я не хочу, чтобы с ними поступили так же, как раньше поступили с теми, кто курит сигареты или сигары. Необходимо написать закон об электропаре, — рассказал Лоскутов.

Он указал, что первое, что нужно установить в отношении мест "парения", касается медицинских учреждений.

В больницах ограничения ни в коем случае не должны распространяться на электронные системы доставки никотина. Прежде всего парение должно быть разрешено в больницах. В палатах или нет — это вопрос для дискуссии. Но я понимаю, насколько трудно тем людям, которые курили годами и попадают в больницу, которая содержится на его налоги. К человеку должен подходить санитар, зарплата которого тоже идёт из налогов гражданина, перекладывает [на каталку] или берёт на руки и несёт в помещение, где можно спокойно покурить. Подходящих помещений в наших больницах предостаточно. Если вы курите, прекращать при тяжёлой болезни курение нельзя, это дополнительный стресс для организма

Говоря о других ограничениях, которые власти могут наложить на вейперов по аналогии с курильщиками, Лоскутов сказал, что в транспорте нужно создавать больше условий для поездок курильщиков, ну а запрещать курить на детских площадках — это вопрос культуры, такие не урегулируешь законом.

— Почему нельзя курить на детской площадке? Потому что там дети. А в два часа ночи можно курить на детской площадке? Там в это время гарантированно нет детей, ребёнок не выглянет в окно и не подхватит вредную привычку.

Ввожу акцизы на что хочу

Создатели Оксфордского словаря назвали vape словом 2014 года, в России это превратилось в моду и мемы в 2016-м, а народный слоган "Парю где хочу, законом не запрещено" стал рекламой электронных сигарет. По подсчётам организации Лоскутова (опросы через ячейки движения "За права курильщиков"), в России 0,5—0,8% от 40-миллионной армии курильщиков предпочитают парить, то есть вейперов порядка 200—300 тыс.

Государству трудно не заметить такую "налогооблагаемую базу". Табачные акцизы составляют от 40 до 60% от розничной стоимости пачки: чем дешевле, тем выше доля акциза. С табачных акцизов бюджет-2015 заработал 380 млрд рублей. Если вейперов приравняют к потребителям табака, как планируют парламентарии, то доходы с парокуров можно грубо оценить в 2—3 млрд рублей.

— Акцизы будут введены, и у меня нет в этом ни малейшего сомнения. Просто раньше этого никотинового продукта не было, и акциза не было. Облагать устройства, наверное, нелогично — только жидкость и картриджи, — говорит руководитель движения "За права курильщиков". — Что касается рекламы, то и табак, и электронные сигареты необходимо рекламировать в местах продаж и потребления, и ограничений на вейп-продукцию нужно сделать меньше, так как она менее вредная.

О введении акцизов на электронные сигареты власти заговорили осенью 2015 года, на этом настаивал Комитет Думы по охране здоровья, и тогда Минздрав обещал подумать. Зимой в правительстве введение акцизов на "жижу" обсуждалось наряду с акцизами на газировку и пальмовое масло, а весной идею публично поддержали Минфин и Комитет Госдумы по бюджету и налогам. В Госдуму в апреле внесено два пакета законопроектов о вейперах — от сенаторов Валерия Рязанского и Игоря Чернышева и от депутатов ЛДПР Максима Шингаркина и Сергея Касатонова. Оба проекта во многом приравнивают вейпинг к табакокурению, ограничивают по местам потребления и в продаже, об акцизах в них не сказано.

Для этих предложений формально не требовалось заключения правительства, но, как писал Лайф, Минздрав из-за недоказанности вреда и проблем с понятиями раскритиковал проект ЛДПР. Депутаты заявили, что не сдадутся, и, как видно из сайта Думы, отозвали свой проект и присоединились к сенаторам, которые обещали заказать исследования. Может всё обернуться и хуже. Рязанский год назад говорил о необходимости запретить электронные сигареты, а помощник премьер-министра Геннадий Онищенко призвал к тому же не далее как на прошлой неделе.

Данные о вреде есть, в том числе российские, но, по последним оценкам Всемирной организации здравоохранения, от сертифицированных курительных устройств в организм поступает, "по всей вероятности" (likely), меньше токсинов, чем от обычных сигарет. При этом, насколько этот вред снижается, не ясно, признавала ВОЗ, как не изучены риски привыкания молодёжи к сладким ароматам и впоследствии никотиновой зависимости. Но также общепризнано, что электронные системы доставки никотина (аббревиатура ENDs, ЭСДН) — это один из способов бросить курить. По словам Лоскутова, по-настоящему бросить курить хотят 10—15% курильщиков, остальные лукавят.

У вейперского движения в России пока нет своего лица. Одного лица у Ассоциации и не будет, говорит Лоскутов, будет несколько сопредседателей. А Лоскутов, по его словам, лишь помогает с оргвопросами. У табачных лоббистов действительно больше опыта и связей, здесь даже есть конкуренция: существует ещё региональное движение по представлению прав и интересов курящих граждан "Табачный союз" Сергея Тихонкова и ассоциация производителей "Табакпром", которая в своей риторике меньше привязана к интересам покупателей сигарет.

— Организационные вопросы — самые сложные. Нужно решить, как мы донесём наши желания до законодателя. Не решено, будем ли мы регистрироваться как общероссийское общественное объединение, для этого нужно 44 ячейки в регионах. С таким статусом проще общаться с депутатами. Конечно, можно просто кричать: "Ребят, давайте объединимся", — "А давайте". Так вейп-клубов уже много, их завтра все закроют, потому что выйдет закон — Онищенко напишет — и позакрывают. И где вы будете курить? И что вы будете говорить? Поэтому уже сейчас надо определиться, что сдавать — то есть на чём торговаться, а за что биться до конца.

Собственно, единственный почтовый контакт пресс-службы Ассоциации вейперов России (на этой неделе разослан первый тематический релиз о будущей победе электронных сигарет, с комментарием Косырева) расположен на домене sinfo.ru — это домен Российского сигарного союза, которым также руководит Лоскутов.

Мировая табачная депрессия, кхе-кхе

Теперь немного сложного, но нужного контекста о том, как сбивается дыхание у табачного бизнеса на этой планете.

Если вейперы не окажутся слишком гордыми и не станут много спорить с Лоскутовым, то финансировать новую ассоциацию будет табачная отрасль. Табачные гиганты и сами пытаются "вейпить", хотя они только пару лет назад осознали масштаб бедствия — и стали патентовать технологии и поглощать разработчиков (iFuse и прочие у British American Tobacco; Logic, E-Lites у Japan Tobacco), пытаясь мизинцем заткнуть китайский фонтан.

Местами у них получается: успешной трубка iQos от Philip Morris стала в Японии, где устройство получило 3% табачного рынка — но лишь благодаря японским законам. Тут на традиционную "жижу" распространяются жёсткие фармацевтические нормы, а на картриджи iQos — табачные. Они приравнены к трубочному табаку, поэтому японские акцизы на iQos на 30% меньше, чем на обычные сигареты. Однако в Италии, на которую тоже делалась ставка, законодательство иное, и результаты пока скромные — при всех усилиях продукт добился только 0,3% рынка.

То есть электронные сигареты, вместе с контрабандой и контрафактом, — это по-прежнему главные проблемы табачных корпораций в мире (в России свыше 80% рынка у Japan Tobacco, Philip Morris, British American Tobacco). Доля нелегальных сигарет на российском рынке за последние три года выросла в десять раз до 3,1% (от $28 млрд), оборот электронных сигарет и жидкостей ещё в 2014 году вышел за пределы 1% от рынка сигарет. Сейчас он составляет несколько сотен миллионов долларов, в районе 2—3% от рынка сигарет. Мировой рынок ENDs — $8 млрд, ещё в 2014-м это составляло $6,6 млрд, в 2010-м — $0,5 млрд.

"Жидкий тренд" у табачных менеджеров продолжится. Главный в мире поставщик табачной аналитики фирма Euromonitor International в августе ухудшила прогноз-2020: через четыре года потребление сигарет россиянами сократится на 22% до 230,3 млрд штук: это уровень конца 1990-х. Российский оборот сигарет ежегодно падает с 2008 года, тогда оставалось ещё два года до принятия властями антитабачной концепции, но Россия остаётся самой курящей из крупных стран и вторым по величине табачным рынком после Китая (у России 5% мировых продаж в штуках, у КНР — 45%).

Интересно, что китайская госмонополия на табак в лице China National Tobacco Corporation была введена через пару лет после провозглашения демографического курса "Одна семья — один ребёнок" (1979). Но в последнее время Китай тоже стал повышать акцизы и вспоминать о здоровье граждан, и через четыре года продажи тут сократятся на 5%, ожидает Euromonitor. В прошлом году вместе с удвоением акцизов продажи сигарет в Поднебесной упали впервые за 20 лет. На этом фоне мировые продажи сигарет упадут к 2020 году на 2% — с 5,6 до 5,5 трлн сигарет.

Вейперы готовы парить там, где не хотят

Оказалось, что кроме вейп-блогеров в сообществе есть пара прочных объединений. Их представители не против разумного сотрудничества с табачными лоббистами — если те не будут перетягивать на себя одеяло. Так, основатель проекта VapeRussia (создан в 2012 году) Александр Васильев в разговоре с Лайфом отметил, что он и его соратники и так уже общаются с чиновниками разного уровня на тему электронных сигарет, но заинтригован:

— Да, мы выступаем в СМИ, по радио дискутируем с представителями власти, но настоящего лоббизма в нашей сфере, конечно, нет. Я подумаю об участии в Ассоциации вейперов, но нужно понимать, чего именно они хотят, и договориться на берегу. Смущает, конечно, что это курильщики и что от союза могут выиграть только международные корпорации — которые выбьют у государства условия исключительно под свои гибридные устройства. Но даже если парить вовсе запретят, будет как с кальянами: якобы запретили, но везде по-прежнему.

Васильев допускает введение акцизов, но в пределах 10%.

— Это бы убрало с рынка компании, которые работают вчёрную. В Германии и Италии тоже на жидкость введены акцизы, но не на девайсы — это бессмысленно. В США в 2015 году анонсирована скандальная реформа, которая, по всей видимости, пролоббирована табачниками: каждый девайс, каждую новую жидкость, каждый новый её вкус (а их существует много тысяч) нужно будет сертифицировать в американском санэпиднадзоре FDA — по цене от 2 до $10 млн.

Также отрасль представляет Российская ассоциация профессиональных игроков рынка альтернативы курению (РАПИРА), которая объединяет производителей, дистрибьюторов и магазинов электронных испарителей и комплектующих. Руководитель ассоциации Алексей Немчик (также руководит инфопорталом Viva la cloud) сообщил, что его проект на днях зарегистрирован Минюстом, но пока в виде не общественной организации, а простой НКО. Касательно ассоциации Лоскутова Немчик тоже отметил, что хочет узнать конкретные цели коллег, и выделение специальных комнат в больницах для электронных сигарет он поддерживает — однако он против акцизов:

— Британские власти провели исследование, согласно которому никотиновые пластыри оказались примерно одинаковы по уровню вреда с электронными сигаретами. И то, и другое предназначено для лечения курильщиков от зависимости, причём никому в мире в голову не приходит ввести акцизы на пластыри — в Великобритании даже субсидируется раздача электронных сигарет табакозависимым в больницах.

"Парю, где хочу" — конечно, неэтичная позиция, согласен Алексей Немчик. Он выступает за введение запрета продажи электронных сигарет людям младше 18 лет и запретов на курение в общественных местах, где и сейчас нельзя дымить сигаретами. Правда, нужно дать возможность пробовать товар в специализированных магазинах, добавляет Немчик: исследователи говорят, что для избавления от никотиновой зависимости важно правильно подобрать вкус. Опрошенные вейперы в один голос говорят, что пробовать электронные сигареты некурящим и "садиться" на никотин глупо — это продукт для тех, кто уже курит, для снижения вреда.

Табачные поля будут отходить под кукурузу

Учитывая всё это, задачи-максимум Ассоциации вейперов сформулировать несложно. Это: попытаться облегчить положение традиционного табака под прикрытием "жижи", выбить льготы для гибридных устройств (к их достоинствам приписывается содержание табака) от транснациональных компаний и добиться регулирования по японской модели. Задача-минимум — не дать властям полностью приравнять электронные сигареты к обычным или хотя бы не дать запретить их.

От названия electronic cigarette вейперам никуда не деться, так назвал продукт его изобретатель Хон Лик в 2003 году. Теперь с вейперами в одной упряжке американская Philip Morris, которую два года назад уличили в финансировании движения "За права курильщиков". Собственно, очевидно, что Ассоциация вейперов России как раз и создаётся для продвижения продукции Philip Morris. Лоскутов в беседе с Лайфом отдельно хвалил iQos, упоминая, что его использует один из будущих руководителей Ассоциации вейперов. Кстати, журналистов московских деловых изданий возили в 2015 году на неделю в Швейцарию, только чтобы показать это устройство.

Вся эта суета связана ещё и с тем, что в 2010 году впервые в современной истории упало мировое потребление сигарет:

Так, British American Tobacco за 2001—2015 годы уволила 53 тыс. человек (штат 87 тыс. человек к началу этого года), регулярно объявляет о закрытии фабрик, например в Малайзии и Германии. Аналитики корпораций проспали электронный тренд (они ожидали, что альтернативы будут развиваться медленнее), ворча на табачные ограничения в разных странах, и только недавно осознали безнадёжность положения.

Уже в обозримом будущем жидкости и различные полуфабрикаты постепенно будут замещать сигареты, как автомобили заменили лошадей, а новые носители музыки вытеснили винил. А табачные поля будут одно за другим доставаться продовольственным фермерам лишь потому, что без курева прожить можно, а без еды никак. В августе к похожим выводам о сублимации табака электронными сигаретами через 30 лет пришли в американской некоммерческой организации Reason Foundation.

Теги:
вейперы, табак, лоббизм, вейпинг, бизнес, финансы, здоровье, медицина, эксклюзивы

Другие новости