Статья:
7 сентября, 2016 07:00
24

Кандидаты Ходорковского проигрывают в борьбе за либеральный электорат

Анонсированный с большой помпой поход ряда кандидатов от либеральных партий при поддержке структур, аффилированных с Михаилом Ходорковским, судя по проводимым социологическим исследованиям, инициированный самой "Открытой Россией", грозит окончиться поражением. Причём речь не идёт о том, что кандидаты, поддержанные Михаилом Ходорковским, могут составить хоть сколько-нибудь значимую конкуренцию представителям парламентских партий: они проигрывают своим коллегам по оппозиционному лагерю, что ставит под вопрос как их личную электоральную компетентность, так и эффективность финансовых вложений, осуществлённых экс-олигархом.

По данным исследования, проведённого признанным накануне иностранным агентом "Левада-центром", кандидат-самовыдвиженец Мария Баронова, поддержанная Михаилом Ходорковским и сама являющаяся штатным сотрудником его структуры "Открытая Россия", набирает по Центральному 208-му избирательному округу Москвы всего 2% потенциально готовых проголосовать за неё избирателей. Примечательно, что Баронова уступает не только безусловному лидеру предвыборной гонки по округу единороссу Гончару, но и представителю ЛДПР Дегтярёву, идя вровень с Андреем Зубовым.

И кандидата Ходорковского не спасает даже относительно низкий антирейтинг и более высокая узнаваемость по сравнению с представителем ПарНаС Зубовым: на реальных выборах побеждает не тот, кого все знают, что несложно устроить в век "Твиттера", "Фейсбука" и прочих соцсетей. Побеждает тот, кто сможет отмобилизовать сторонников, организовать эффективные "полевые" сетки, сформировать действенные группы оперативного мониторинга и контроля, наконец, тот, кто досконально изучил повестку и знает все болевые точки жителей района, в котором избирается. Ставить лайки, делать шеры и репосты существенно легче, чем заниматься рутинной мобилизацией сторонников и пресловутой работой в "поле". И тут, как ни странно, дело у кандидатов, поддержанных деньгами Ходорковского, обстоит даже хуже, чем у их собратьев по либеральному лагерю. 

Один из наиболее показательных примеров такого рода можно наблюдать в самом, пожалуй, оппозиционном одномандатном округе Москвы — 209-м Черёмушкинском. Как показывают замеры, проведённые командой идущего по этому округу кандидата от "Яблока" Елены Русаковой, она занимает второе место с 21%, в то время как баллотирующийся от ПарНаС и при поддержке Ходорковского Константин Янкаускас идёт на пятом месте с чуть более чем 11% потенциальных голосов избирателей, уступая не только выдвиженцу "Яблока", но и кандидатам от ЛДПР и КПРФ. Следует отметить тот факт, что эти данные наглядно демонстрируют всю необоснованность утверждений кандидатов, поддержанных "Открытой Россией" Михаила Ходорковского, о том, что именно они являются эксклюзивными представителями мейнстрима в оппозиционной среде и именно за ними пойдёт либеральный избиратель, на существенную концентрацию которого в столичном регионе делали ставку практически все политтехнологи оппозиции.

В реальности оказывается, что протестное поле мало того, что само по себе крайне узко в электоральном смысле слова, так и не вмещает больше двух-трёх представителей либерального лагеря. Абстрагируясь от политических оценок программ или личностных качеств либеральных кандидатов, можно сделать вывод о том, что избирательный "Боливар" всё же вытянет двоих.

Необходимо указать в этой связи на то, что проект по поддержке отдельных, наиболее перспективных с его точки зрения кандидатов, изначально задумывавшийся Михаилом Ходорковским как способ протестировать некую технологию дистанционного контроля и манипуляции выборами в отдельно взятой стране, уже на этапе не самой активно идущей предвыборной гонки начал откровенно давать сбои.

И это при том, что средства, влитые в избирательные кампании кандидатов от "Открытой России", в принципе, немалые: как известно из публикаций ряда СМИ, включая и вполне оппозиционно настроенные, сумма, выделяемая Ходорковским каждому кандидату, составляет порядка 8 миллионов рублей, которые должны пойти на организацию встреч с избирателями, изготовление агитационной продукции и оплату работы штаба. И это всё на фоне постоянных утверждений о том, что на кандидатов, связанных с Навальным, Ходорковским и "Открытой Россией", работает большое количество волонтёров, которые, по сути, даром осуществляют большой объём "полевой" работы. Таким образом, встаёт вопрос относительно эффективности расходования этих средств, если кандидаты Ходорковского занимают последние места в рейтингах, проигрывая даже яблочникам, у которых в общем-то также весьма слабые электоральные позиции.

И такого рода плачевные результаты деятельности "политической машины" Ходорковского на самом деле позволяют сделать ряд уже политических выводов и обозначить ряд ключевых характеристик оппозиционных избирательных стратегий.

Во-первых, Михаил Ходорковский мог вполне резонно просчитать все риски и потенциальные возможности своих кандидатов и не питать на их счёт никаких иллюзий. А значит, деньги, закачиваемые (непонятно, правда, каким образом: иностранное финансирование выборов в России, как и в других цивилизованных странах, запрещено законодательно) в избирательные кампании кандидатов, идущих при поддержке "Открытой России", на самом деле аккумулируются и направляются на какие-то другие цели. А сами кандидаты от оппозиции выступают в качестве передаточного звена или цепочки "хабов".

На фоне поступающих сообщений о заигрывании руководства оппозиции с откровенными националистами и ксенофобами, призывающими устраивать в канун и после выборов беспорядки в Москве, вопрос о том, на какие цели направляются средства экс-олигарха, начинает выходить за рамки отвлечённого политологического теоретизирования.

Во-вторых, нельзя исключать и такого варианта развития событий, при котором имело место банальное отсутствие понимания российских политических реалий человеком, сначала изолированным от общества в качестве наказания за свои налоговые махинации, а потом под ложным предлогом получившим помилование и тут же переместившимся за рубеж, — по сути, Ходорковский в своей картине мира застыл где-то там, на рубеже 1990—2000-х годов, когда политика определялась только и исключительно деньгами, а каждый кандидат или действующий депутат представлял из себя объект инвестиций и беззастенчивой манипуляции.

Манипулятивный характер всех политических проектов вообще характерен для Ходорковского, который привык оперировать в понятиях упрощённо понимаемого рационального экономизма в приложении к политике. И эта узкая, упрощённая картина мира привела экс-олигарха к мысли, что сидя за тысячи километров от России можно путём раздачи нескольким депутатам нескольких миллионов влиять на политическую повестку. Что характерно, такого же рода удалённого влияния добивался и ещё один бывший российский олигарх — Борис Березовский, который спонсировал целый ряд политических проектов начала и середины нулевых, причём всё это в итоге окончилось полным фиаско и, судя по всему, гигантским распилом средств в причастной оппозиционной тусовке. Пока всё идёт к тому, что предвыборное детище Михаила Ходорковского постигнет та же судьба.

Теги:
выборы2016, ходорковский, оппозиция

Другие новости