Статья:
7 сентября, 2016 13:03
12

Конец вакханалии: Дмитрий Пучков – о "деле энергетиков" и надежде на порядок

Публицист и переводчик в эфире Лайфа заметил, что арестов, задержаний и проверок коррумпированных чиновников и нечестных бизнесменов становится всё больше.

 

А.МИТНОВИЦКАЯ: Дмитрий Юрьевич, давайте о жуликах и о ворах. Но пока, правда, их так нельзя называть – всё-таки суд ещё не поставил никакой точки, но, помните дело Гайзера? А вместе с делом Гайзера распутывается ниточкой – сейчас уже стали привлекать сюда товарищей из "Реновы": там есть Евгений Ольховик, и там есть Борис Вайнзихер. А теперь ещё и подключили сюда товарища из "Вымпелкома". "Вымпелком", то бишь "Билайн" – давайте будем говорить простым для граждан языком. А вообще ведь говорят, что Гайзер так или иначе может быть связан с Хорошавиным, и этот клубок распутывается. Вы думаете это показательная порка или действительно серьёзное расследование?

Д.П.: Если задаться целью и отслеживать за арестами чиновников, например, настроить себе поисковик по словам: "арест", "чиновник", "губернатор", ещё кто-то и ежедневно проверять – для вас откроется многое, потому что арестовывают их в промышленных масштабах. Но, имея некоторый опыт подобной деятельности, я бы призывал граждан не возбуждаться, то есть появились некие данные вот на такого-то гражданина, что он не совсем чист на руку. Обращаю внимание, что мы живём в свободном правовом государстве, где вину, для начала, надо доказать через суд.  И ещё большее внимание обращаю на то, что в данном деле особо важны даже не взятки и не попытки подкупить судей, с кем-то договориться, а сама возможность доказать некие деяния. Зачастую, даже если они были, доказать их крайне сложно. А бывает ведь так, что их и не было. Бывает так, что человека оговаривают, подставляют, ещё чего-то. Поэтому про жуликов и воров лучше всего рассуждать тогда, когда закончено следствие, материалы переданы в суд, суд определил вину и назначил срок наказания – вот тогда да.

А.М.: Так ведь я не спросила вас, виновен ли Гайзер или виновен ли Ольховик, я не прошу вас вынести приговор, я вас спрашиваю: ваши ощущения, как гражданина?

Д.П.: Я, как гражданин, вижу, что людей задерживают, арестовывают и сажают ежедневно: из чиновников, причастных, из бизнеса, причастных к государственным заказам, и прочее. Я могу вам сказать одно, что после 25 лет вакханалии, когда каждый творил, что хотел и ни за что не отвечал, давно пора.

А.М.: Вас это радует?

Д.П.: Я вижу старания в наведении порядка. А почему меня это не должно радовать?

Полную версию эфира с Дмитрием Пучковым читайте ниже и слушайте в аудиозаписи. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Анна Митновицкая у микрофона и мы так планировали, что в эту минуту к нашему эфиру подключится Дмитрий Пучков, публицист, переводчик, которого многие знают под псевдонимом Гоблин. Дмитрий Юрьевич, вы на связи?

Д. ПУЧКОВ: А он уже тут как тут! Постарался.

А.М.: Какое счастье! Я так рада вас слышать, искренне вам говорю!

Д.П.: Добрый вечер!

А.М.: Добрый вечер! Как дела?

Д.П.: Не буду скрывать, отлично!

А.М.: А почему?

Д.П.: Как почему?

А.М.: Всегда есть какая-то причина для радости или для нерадости. В вашем случае всё хорошо – почему?

Д.П.: Просто хорошо. Выспался, отлично поел, попил кофе замечательного – сижу довольный. И даже вовремя успел.

А.М.: В нашей питерской студии вы попили кофе?

Д.П.: Нет, конечно. В своей студии.

А.М.: Хорошо. Дело в том, что Дмитрий Юрьевич на расстоянии от меня, довольно приличном. 700 километров, да, нас разделяют?

Д.П.: Да. Чудеса технологий.

А.М.: Это ничего не изменит в нашей с вами беседе, я вам обещаю. Дмитрий Юрьевич, несколько питерских новостей пришли. Прямо такие – одна не очень свежая уже, но всё равно "горячая", другая – совсем новенькая. Давайте начнём со старенькой. "Сеть парикмахерских в Петербурге решила отказать геям в посещении своих салонов", – так прямо напечатали. Там какая-то сеть петербургская – я не знаю, не обращала внимания, мне неинтересно – запрещено находиться представителям нетрадиционной ориентации. Вы это как расцениваете?

Д.П.: Как попытку достаточно странного пиара. Желание привлечь к себе внимание вот таким путём. Мне не совсем понятно, а как они определяют вообще лиц нетрадиционной сексуальной ориентации.

У меня среди знакомых таковых достаточное количество, осмелюсь заметить, что они ничем не отличаются от всех остальных людей, то есть мужики, которым нравятся мужики, стараются выглядеть, как мужики
Д. Пучков

 Такие мужественные, накачанные, одеты прилично – как отличать будут?

А.М.: Это, согласитесь, так странно, по большому счёту? Но раз уж мы с вами об этом заговорили, по большому счету, если у них просто взаимоотношения с людьми своего пола, то они, наверное, должны менять свои роли, не быть такими мужественными, как вы рассказываете о них.

Д.П.: Это, с моей точки зрения, странно. Если тянет к людям своего пола, то это, как раз свой пол: мужественные, здоровые и всё такое.

А.М.: Наверное, да.

Д.П.: А если мужчина переодевается в женщину, то не совсем понятно, зачем он нужен вместо женщины. Но у всех свои тараканы.

А.М.: Это правда. Дмитрий Юрьевич, так что касается пиара, как вы сказали, и, пожалуй, я с вами здесь соглашусь – сработает или не сработает, вы думаете, и не перебор ли это уже, по большому счёту?

Д.П.: Многие граждане считают, что какая бы ни была реклама, это, в первую очередь, реклама. Хвалят, ругают – им без разницы: скандалы, истерика привлекут внимание. Я лично придерживаюсь совсем другой политики. Поскольку на протяжении примерно, не побоюсь соврать, лет 30 я стригусь налысо: я купил себе машинку – я посчитал, сколько стоит ходить в парикмахерскую, меня налысо стригли не так давно за 300 рублей, то есть за 10 долларов.

А.М.: Это даром вас стригли ещё.

Д.П.: Это, на мой взгляд, дороговато.

А.М.: Да бросьте. Вы чего, это копейки вообще.

Д.П.: Я пошёл, купил машинку для стрижки волос. Она стоит полторы тысячи рублей.

А.М.: Вы уже окупили это вложение?

Д.П.: За пять стрижек она окупилась, а дальше она мне несколько лет приносит прибыль чистую. Не ходите в парикмахерские.

А.М.: Дмитрий Пучков у нас на связи из петербургской студии. Если у вас есть вопросы, пожалуйста, отправляйте их. Вы можете, в общем, и звонить в прямой эфир, потому что наш вот такой удалённый формат не меняет ничего для наших слушателей. "Ура-парикмахерская премиального уровня – вот и причина", – слушатель пишет. А что, в премиальном уровне в этом сегменте нет таких мужчин?

Д.П.: В премиальном уровне, во-первых, парикмахеры должны быть нетрадиционной ориентации – у них отлично получается стричь, они везде на конкурсах первые места рубят. И, в общем-то, если вы хотите хорошо постричься, я бы задумался над тем, куда идти. Мне-то хорошо – я лысый, а вот вам надо подумать.

А.М.: У Вас всё просто. Смотрите, ещё одна новость, тоже петербургская, уже вечерняя: "Туристы летом разобрали на сувениры 2 тысячи камней брусчатки Дворцовой площади Петербурга. Они всерьёз полагают, что это брусчатка, которую ещё при Екатерине II закладывали". Вы никогда этого не делали, признайтесь честно? Вам не хотелось? 

Д.П.: У меня дома лежит брусчатка с улицы 2-я Советская, но там её разбирали и выкидывали. Я на всякий случай кусочек базальта себе прихватил. Он у меня в аквариуме лежал.

А.М.: Так, а с Дворцовой у вас ничего?

Д.П.: С Дворцовой нет. Но я считаю, что если гражданам интересно, то для них надо организовать такой аттракцион: огородить площадку, дать ломы и тысяч по пять рублей – ломай на здоровье. Это всё прямо от Екатерины и всё за тысячу рублей можешь забрать домой. Не можешь победить – возглавь. Говорят, в Парфенон всё время грузовиками камни везут.

А.М.: А так и есть, да. Я тоже об этом слышала. "Чем занимается сейчас Гоблин, над чем работает?" – слушатель спрашивает. 

Д.П.: В основном, снимаю ролики в собственной, так называемой, студии.

А.М.: А что за ролики?

Д.П.: Ролики разнообразные. В основном, исторического характера. Одни про историю Древней Руси, про битвы исторические Древней Руси. Сегодня записывали про 1916 год о событиях, которые привели к февральской революции в России. Очень интересно, очень познавательно.

И никакой клоунады: о предвыборной агитации и кандидатах в депутаты

А.М.: А предвыборные ролики вам не предлагали сделать?

Д.П.: Предлагали – мне неинтересно.

А.М.: А кто предлагал, если не секрет?

Д.П.: Разные партии предлагают. Мне неинтересно. Интересно беседовал с Анатолием Вассерманом. Анатолий мне интересен как человек. Он собрался во власть – с ним интересно побеседовать.

А.М.: Похоже, он и предлагал?

Д.П.: Нет.

А.М.: Признайтесь. А то как-то сходятся ниточки.

Д.П.: Это на него напали общие знакомые и так вот звёзды встали.

Клоунада не нужна: о том, почему 

А.М.: Понятно. А как вам вообще пиар-индустрия предвыборная, потому что сейчас: включи телевизор – мало ли, кому надо зачем-то включить – так там круглыми вечерами крутятся все партии, причём все ролики такие, что смотреть на это не хочется. Билборды тоже смешные, их уже обстебали в интернете с ног до головы. Сегодня появилось у "Родины" история про песец. Вы видели про песец?

Д.П.: Это где какую-то дверку открывают, а там какой-то кот, облепленный перьями? (смеётся)

А.М.: Да. Облезлый кот вылезает из дверки. Вам понравилось, я слышу.

Д.П.: Полёт фантазии потряс просто.

У меня такое чувство, что они сами их придумывают и сами делают, никого не нанимают. Это говорит о том, что, видимо, выборы честные, без денег совсем
Д. Пучков

А.М.: Это говорит не о честности выборов, а говорит о том, что просто денег в стране мало.

Д.П.: Это я так острю, извините.

А.М.: Как вам дебаттлы, если уж продолжать эту тему?

Д.П.: Видел только какие-то фрагменты в интернете, где с одной стороны гражданин Коротченко, а с другой стороны какой-то персонаж Мальцев с бибикалкой, вынутой из кармана.

А.М.: Тоже, конечно, эффектный момент.

Д.П.: Впечатление тягостное производит.

А.М.: Вообще-то, я сейчас вас спрашивала о дебаттлах, а не о дебатах. Но давайте, ладно уж, о дебатах поговорим для начала.

Д.П.: Да я не видел ничего, не смотрю сейчас.

А.М.: Но как? Вы же видели Мальцева с пипикалкой.

Д.П.: Я только в интернете какие-то вырезанные фрагменты наблюдал. Впечатление, повторюсь, производит тягостное. Такие люди вообще на выборы попадать не должны.

А.М.: Вы знаете, когда объявили о том, что будут первые дебаты, ещё на прошлой неделе, на Первом канале, я искренне ждала этого и думала, что сейчас я увижу нечто, когда наши лидеры партий будут доставать какие-то козыри из кармана или из рукава, и мочить своих оппонентов тем, чем раньше никогда не мочили. И должны сказать, что-то такое едкое, такое колкое, что этот оппонент просто соберётся и скромно уйдёт, например, и скажет: "Пожалуй, мы вообще не будем баллотироваться".

Д.П.: Зарыдает.

А.М.: Да. А там всё было настолько постановочно, скучно, грустно и неинтересно, что я даже не знала, какой вывод из этого делать. Как вы полагаете, в чём дело: у нас просто нет культуры дебатирования, как таковой, или нет культуры предвыборной агитации, или вообще выборов в целом в стране?

Д.П.: Мне кажется, что клоуны перестали кого бы то ни было интересовать, и все попытки прибегнуть к клоунаде, совершенно очевидно, ни к чему не приведут.

Поэтому люди клоунадой и не занимаются. У нас под боком есть замечательная страна Украины, где клоунада длится уже 25 лет
Д. Пучков

Я думаю, что за последние два года многим это дало серьёзную прививку, как себя вести не надо, чего говорить не следует, куда народ призывать не следует, и поэтому эта некоторая скучность, как мне кажется, только на пользу.

А.М.: Я периодически буду разбавлять нашу с вами беседу вопросами от слушателей. Ещё интересуются, почему вы ушли из обзоров видеоигр и троллинга фильмов.

Д.П.: Я, конечно, извиняюсь, обзоры игр выходят каждую неделю и, в общем-то, разборы фильмов выходят тоже практически каждую неделю.

А.М.: Дорогой наш слушатель, вы где-то не там ищете, судя по всему.

Д.П.: Да. Из последних рекомендую посмотреть ролик про "Отряд самоубийц". Наберите в поисковике, поглядите.

А.М.: Дальше, ещё вопросы тоже: "Вы участвуете в разборках видеоблогеров, и кого из ютуберов вы смотрите?"

Д.П.: В разборках нет, не участвую. Интереса не имею. Поскольку, в основном, это люди достаточно молодые, а мне лет много, то точек пересечений у меня практически не возникает. Время от времени мне присылают линки: посмотри, что здесь про тебя сказали. Там очередной "ушат помоев". Или вот здесь про тебя сказали – ещё "ушат помоев". Либо мы на тебя натравим какую-то толпу, которая резко не согласна с твоей точкой зрения, она согласна с другой точкой зрения, а ты не имеешь права высказывать вот эту – сейчас получи грузовик дизлайков. Я пытаюсь объяснить глупым детям, что и лайки, и дизлайки одинаково поднимают ролик в рейтингах, но тупые дети не понимают этого, они бьются в пене: 5 тысяч дизлайков тебе. И что? Ролик посмотрело ещё больше народу. Спасибо большое, я получил за это деньги. Молодцы, парни, старайтесь дальше. Поэтому ни в каких разборках не участвую.

А.М.: Я предлагаю вам продолжить тему "лайков", "дизлайков" интернета.

Д.П.: Закончу. И никого не смотрю. Поскольку я сам произвожу этот, так называемый контент, в промышленных масштабах, больше, наверное, чем кто-бы то ни было, то смотреть других просто времени нет.

Наркотики и секс с несовершеннолетней: за что задержали екатеринбургского ловца покемонов? 

А.М.: Тут один товарищ из Екатеринбурга отправился проверять, можно ли ловить покемонов в церкви и выбрал для этого самый большой храм в городе. После этого посмеялся над тем, что оказывается можно, но, правда, не поймал самого главного покемона – Иисуса. Вы как оцениваете решение суда по делу этого товарища, Руслана Соколовского, потому что его пока на два месяца закрыли?

Д.П.: Поместили под стражу это называется. Мы с вами не уголовники, нас не закрывают, поэтому по фене мы говорить не будем, хотя бы будем стараться не говорить так.

А.М.: Давайте будем стараться. Хотя, если честно, я даже не знала, что это часть этой фени. Ладно.

Д.П.: Я вам скажу, как специалист.

А.М.: Вы специалист, я знаю.

Д.П.: То есть молодого человека задержали в церкви. За что задержали?

А.М.: Нет. Его задержали не в церкви. Его задержали у него дома, уже спустя несколько дней….

Д.П.: У него дома? А!

А.М.: Если даже не недель после того, как он выложил в YouTube этот ролик, как он ищет покемонов.

Д.П.: Соответственно, рассказы на тему о том, что его задержали за то, что он ловил в церкви покемонов, – это чья-то выдумка.

А.М.: Нет. Я этого и не говорила.

Д.П.: А я не про вас, я вообще.

А.М.: Его задержали за публикацию этого ролика.

Д.П.: И за то, что его задержали за публикацию конкретно этого ролика, – тоже ничего не говорит. Лично я не знаю, за что задержали. Журналистам верить не обучен. Журналисты хватают первую попавшуюся горячую новость, публикуют, а потом всё оказывается не так.

А.М.: Но не все.

Д.П.: Не все конечно.

А.М.: В истории с Русланом Соколовским мы уже очень долго разбирались, тут не та история, когда схватили и побежали.

Д.П.: То есть вы хотите сказать, что за этим Русланом никто не смотрел на протяжении достаточно длительного времени. Я с вами не соглашусь.

А.М.: За ним смотрели на протяжении нескольких недель.

Д.П.: Так точно. То есть гражданин занят публикацией экстремистских материалов в сети. За этим и смотрят. Гражданину пришли на дом с обыском – если я правильно понял репортажи журналистов – обнаружили у него метамфетамины. К сожалению, в дозах, которые не позволяют начислить за это тюремный срок. Обнаружили, что он сожительствует с девочкой 16 лет, то есть, занят растлением малолетних. Обнаружили – сегодня прочитал – какую-то авторучку с микрофоном, которая представляет собой устройство для сбора оперативной информации, заниматься которым могут только организации, уполномоченные государством на занятие оперативно-розыскной деятельностью. Уже за одну такую авторучку, по-моему, четыре года можно получить безо всяких затей. То есть гражданин занят экстремистской деятельностью, в рамках которой, в том числе, бегает в церковь, снимает там какие-то ролики, и это вовсе не является главным обстоятельством, по которому его взяли под стражу. Надо посмотреть, что вообще написано, за что под стражу взяли. Я Вас уверяю, там не будет никаких роликов с покемонами.

А.М.: А что касается Amnesty International – международной организации, которая требует немедленного освобождения этого блогера – они-то делают акцент именно на покемонах.

Д.П.:

Amnesty International, как и все остальные западные организации, обслуживают политические режимы своих стран с помощью достаточно специфических рычагов, пытаясь воздействовать на правительства суверенных стран
Д. Пучков

 Лезут туда, куда надо, туда, куда не надо. Обратите внимание, на Украине содержат в секретных тюрьмах СБУ людей, пытают, убивают тысячами – это Amnesty International не интересно. Их волнует, кто ловит покемонов в церкви в России. На мой взгляд, у граждан несколько сбит прицел, то есть на фотографии в очередной раз видны уши фотографа. Есть, на мой взгляд, приоритеты. Если человека незаконно взяли под стражу, пытают, убивают, вымогают деньги – на мой взгляд, это гораздо страшнее, чем то, о чём мы говорим, и приоритет, в первую очередь, должен быть направлен на то, где людей лишают жизни и здоровья, а не на всякую ерунду.

А.М.: Amnesty International интереснее разбираться с атаками на свободу выражения мнений, вот в чём дело.

Д.П.: Им интереснее отрабатывать заказы за деньги – это да, тут я соглашусь.

А.М.: А если мы перейдём к покемонам и интернету. По большому счету, вы думаете, не стоит ли разрешить как раз заниматься всем этим в церквях, для того, чтобы привлечь туда молодёжь. Ведь, насколько я знаю, например, синагога в Петербурге сказала: приходите, мы вам ещё бутылку вина за это подарим – если найдёте, конечно, покемона.

Д.П.: Это совершенно разные учреждения: синагога и православная церковь. Я, будучи атеистом, немножко в этом разбираюсь. В синагоге могут выступать молодёжные рок-группы, проводится всякие празднества, а в православной церкви как-то не принято подобными вещами заниматься. И в мечетях тоже не принято. Вот в мечети, например, не принято пускать женщин туда, где молятся мужчины. Женщины молятся отдельно, и, как говорится, не надо в чужой монастырь со своим уставом.

Если посетители и руководители синагоги выступают с предложением приходить к ним, они там наливают – прекрасно, по-моему, замечательно
Д. Пучков

 Но представители православной церкви почему-то не выступают с такими призывами. Наверное, не надо к ним бежать с покемонами.

А.М.: То есть никаких обвинений в сторону церкви вы здесь не можете даже найти.

Д.П.: На мой взгляд, это их собственное дело, чем там внутри церкви заниматься. Я бы не стал к ним лезть с предложениями наладить отлов покемонов – несерьёзно.

Расследовать, а не обсуждать: о скандале в 57-й школе

А.М.: У меня к вам предложение поговорить о 57-й школе. Вы следите за этой историей?

Д.П.: Да, в "Фейсбуке", как все, читаю.

А.М.: Но это я не знаю. Так многие у нас, по большому счёту, следят. Вспомните, как у вас было, когда вы учились?

Д.П.: Я учился при "кровавом тоталитаризме". У нас такого не было.

А.М.: Уж конечно. Вы знаете, тут почитаешь в "Фейсбуке", в том числе и у тех, кто учился при этом "тоталитаризме", так начинают всплывать какие-то воспоминания о том, что на самом деле физрук совершенно не так просто смотрел на учениц. У вас совсем ничего этого не было?

Д.П.: Я родился и вырос в Советском Союзе, и когда я читаю воспоминания нашей интеллигенции о том, как она там жила, у меня такое чувство, что это репортажи из Камбоджи, где свирепствуют Пол Поты – 4 миллиона тяпками забили насмерть из 8 миллионов населения страны. Не надо ничего выдумывать. В Советском Союзе жизнь была крайне стабильной и многим при этом казалась серенькой такой.

А.М.: Скучненькой какой-то.

Д.П.: Да. Ну да, ну физрук. И что этот физрук? Волок кого-то в угол, вступал в половую связь? Я не видел и не слышал даже про такое. Мог дать мальчикам затрещину физрук. Я в шести школах учился – у меня огромный опыт – на расстояния достаточно большом одна от другой. Если кто-то прыгает через козла или через коня, а как – там мальчиков надо держать и показывать, как прыгать надо, и девочек надо. И если девочке при этом кажется, что её с какими-то сексуальными задачами схватили – я бы как-то на месте девочки задумался о том, как у неё голова работает. Мальчики почему-то про такое не задумывались, что учитель – гомосексуалист, и хватает их именно для этого. Но вопрос-то в другом. Это же не про то, что тебя кто-то потрогал или шлёпнул по филейным частям.

Вопрос про то, что учитель вступает в сожительство с ученицами, то есть растлевает малолетних. На мой взгляд, в этой 57-й школе должен сидеть Следственный комитет Российской Федерации
Д. Пучков

А не какой-то дурацкий педсовет, который там что-то обсуждает: "Ах, почему это выплыло наружу". Как-то так.

А.М.: Действительно, московский мир разделился, да и российский.

Д.П.: Мир всё время делится.

А.М.: Я знаю.

Д.П.: На людей вменяемых и на откровенных дураков. Это откровенные дураки. Это ваши дети.

Если вы считаете, что взрослый мужик может спать с вашей дочерью, которая пошла в школу получать знания, то у вас серьёзное психическое расстройство, вам к доктору надо, а не в дискуссии принимать участие
Д. Пучков

А.М.: Иными словами, вы обращаетесь сейчас к тем родителям, которые говорят: не надо выносить этот сор из избы, у нас хорошая школа, у нас элитная школа, и не надо об этом трындеть на всех углах.

Д.П.: Конечно. Потому что если папа сожительствует, например, со своей двенадцатилетней дочкой, то это дело сугубо внутрисемейное, не надо выносить это наружу – это дело семьи. Папе виднее, что делать с дочкой. Если мама об этом не говорит следователю ничего – всё нормально, всё замечательно. Непонятно только, эти же люди ратуют за некую ювенальную юстицию, а когда это касается лично их – нет, не надо, это сор из избы. Всё нормально. Шизофреники. 

А.М.: Слушатель наш пишет: "Я поступал в 57-ю школу. Одна из лучших школ в Москве".

Д.П.: И что?

А.М.: И дальше он добавляет: "Думаю, история там серая. Известна как еврейская школа Москвы". Кстати, я думаю, здесь не играет совершенно никакой роли. "У меня в нулевых в школе правовик, – видимо, преподаватель права, – каждый год новую выпускницу "портил". Тоже, в общем, примеры приводят. Ещё один слушатель очень сильно возмущается, спрашивает, не обалдели ли мы с вами, а сейчас допечатывает, поясняет, в чём конкретно мы обалдели. Судя по всему, он с вами не очень согласен. Делать что в этой ситуации? Вы говорите отправить туда Следственный комитет, посадить их там надолго, чтобы они разбирались с каждым случаем, да?

Д.П.: Естественно. А как вы хотите? Закон должен работать только так. Вот там мама, например, какого-то мальчика пишет, что мальчик в 15 лет вступил в половую связь с учительницей – учительница от него родила. Мама там чего-то бегала по каким-то педагогам. То, что они пишут в "Фейсбук" – это правда, неправда – это только следствие устанавливает: свидетельские показания, анализы, экспертизы, и всякое такое. То есть она с полной уверенностью заявляет, что все про это знают, что её там просили не выносить сор из избы. Эти люди психически ненормальные, это аморальность за гранью вообще – вы куда детей отправляете – в школу получать знания или в какой-то вертеп, где эти дети вступают в половую связь со взрослыми дядями, с педофилами. Вы вообще понимаете, о чём речь идёт? Вы понимаете, что это наказуемо законом, это уголовная статья – при чём тут какой-то сор, из избы вынесенный. Я повторю ещё раз, что если папа насилует свою двенадцатилетнюю дочь, следуя подобной логике, это внутрисемейное дело. Не лезьте туда, не выносите сор из избы, папа любит свою дочь не только, так сказать, в душе, но и физиологически, и ей это нравится – куда вы лезете своими грязными ментовскими лапами?

А.М.: Дмитрий Юрьевич, спасибо, что разъяснили. Это важно, потому что некоторые слушатели немного запутались.

Вы говорите, что аж в шести школах учились, а вот про университет не говорила, и, по большому счёту, не особенно об этом пишут в интернете. Был ли у вас университет или институт? Много пишут, кем вы работали: таксистом и шлифовщиком, и токарем, и кузнецом, слесарем, сантехником. Высшее образование вы получали?

Д.П.: Нет. У меня среднее специальное образование. Я закончил милицейское юридическое ПТУ.

А.М.: А вы помните, каким было ваше посвящение в студенты?

Д.П.: У нас не было посвящения в студенты. Мы были действующие сотрудники – там не до этого.

А.М.: Просто в Кемерове скандал опять разгорелся, потому что в сеть выложили фотографии с так называемого "посвящения в студенты" – там первокурсников на истфаке просто попросили раздеться – не так, чтобы совсем догола: трусики-маечки оставили, конечно.

Д.П.: Только мальчиков или девочек тоже?

А.М.: И мальчиков, и девочек. И потом это всё опубликовали в интернете. Одни кричали, что это было очень круто и весело, другие кричали: как вам не стыдно, это прямо был какой-то принудительный стриптиз. Что у нас происходит с молодёжью, как вы думаете?

Д.П.: Технический уклад изменился. Теперь можно постоянно снимать видео и вываливать в сеть. Раньше такого не было, но подобные вещи происходили всегда. Наиболее ярко это, конечно, было представлено в армии, на зонах, в закрытых мужских коллективах, где солдат шесть месяцев отслужил – его публично, прилюдно, при всём подразделении били шесть раз по голому заду бляхой ремня солдатского – больно. Когда он служил год – его 12 раз по тому же месту били поварским черпаком, а когда он отслужил – у меня плохо с арифметикой, полтора года – это сколько у нас, 18 месяцев, и становился "дедушкой", тогда его 18 раз били ниткой через подушку. Всё это вызывало жесточайших ажиотаж, оживление, особенно у тех, кто бить должен был.

А.М.: Логично.

Д.П.: Всем страшно нравилось, но тогда не было видеокамер. Теперь вы многое видите, что в казармах происходит: кто кого бьёт, как бьёт и всякое такое. Одни считают это за "школу мужества", у других голова от этого "съезжает", а по большому счёту, это нездоровая уголовщина. Вот теперь появились телефоны, теперь всё это записывают. Девчонок и мальчишек можно только поздравить: это никуда из сети не денется, это будет вас до самой пенсии преследователь.

Ваши дети, ваши внуки посмотрят и скажут: смотрите, какая моя бабушка была дура
Д. Пучков

Задумайся, как это отзовётся! 

А.М.: Слушатель тут один пишет, что трусиков там не было и лифчиков тоже не было.

Д.П.: Вообще прекрасно.

А.М.: Но я вроде видела, хотя, может быть, я видела тот момент, когда они ещё не доразделись. Иными словами, вы говорите: всё это было всегда, молодёжь всегда была дурной.

Д.П.: Да.

А.М.: Только не было возможности снять это на видео и выложить на всеобщее обозрение.

Д.П.: Я совсем огорчу. В западных университетах всё это имеет гораздо более жестокий и глубокий вид, причём это вековые традиции. Там есть так называемые фратрии, то есть братства: старшие, младшие, альфа, гамма, бета, где друг друга посвящают гораздо более идиотскими и жестокими способами. Там тоже теперь записывают, показывают.

Поскольку мы влились в цивилизованное сообщество, то это – часть мировой цивилизации. Смиритесь и наслаждайтесь
Д. Пучков

А.М.: Я хочу предложить вам ещё одну образовательную тему, но от неё мы плавно перейдём уже совершенно в другую историю. В интернет слили один из тренировочных вариантов заданий к ЕГЭ, номер 161. И вот там первая задачка, видимо, для того, чтобы немножко взбодрить ребят, которые будут решать тест целиком. В общем, она несложная, надо сказать. Я не прошу вас её решать, но я вам её зачитаю: "Футболисты Саша и Паша в одном из ресторанов Монако за один вечер потратили 125 тысяч евро на каждого. За сколько лет может заработать такую сумму средний провинциальный учитель с месячной зарплатой 15 тысяч рублей, если курс евро на тот день составлял 72 рубля?" Как вам?

Д.П.: Я думаю, это шутейная задача.

А.М.: Но она решаемая, и причём очень легко решаемая.

Д.П.: Безусловно, решаемая. Это вызывает у меня непроизвольное веселье. Ещё совсем недавно в исторической перспективе весь наш народ хором орал о том, какой отвратительный коммунизм с его мерзкой уравниловкой, и как чудесно жить при капитализме, где способности каждого раскроются в полной мере, где каждый будет зарабатывать столько, сколько может и сколько хочет. И вот, наконец, это счастье к нам пришло. Люди оказались в разных материальных условиях: одни могут зарабатывать миллионы евро, а другие 15 евро, например, в месяц, или, не знаю, 100. И вдруг они решили, что это несправедливо. Как же несправедливо, когда справедливо: может ты тупой и не можешь заработать много денег, может ты бегаешь не так быстро, как Саша и Паша, не умеешь по мячу бить – и чего? Это что, я не понял вот эти задачи – это что, призыв вернуться в коммунизм, где все равны, или что?

А.М.: А вы полагаете, Саша и Паша заслужили по 125 тысяч евро выбрасывать за вечер в Монако?

Д.П.: Я полагаю, что у Саши и Паши есть работодатель, и зарплату Саше и Паше назначает он. Если работодатель платит деньги и Сашу с Пашей пнём под зад за двери не выставляет – значит, они вполне устраивают, удовлетворяют требованиям работодателя, потому что выполняют нужные действия в нужном объёме, и поэтому продолжают играть дальше. А граждане с улицы, которым не нравится, сколько зарабатывают футболисты, какое отношение имеют – иди на работу, работай дальше за свои 100 евро – ты же этого хотел.

А.М.: Я думаю самое время запустить телефонное голосование, особенно после таких ярких фраз. Давайте так: вам нравится позиция Дмитрия Пучкова по этому вопросу, да и по всем остальным тоже или нет, вы не согласны, более того, спорить готовы?

Кстати сказать, вам до сих пор приятно, когда вас Гоблином зовут или сейчас уже не очень?

Д.П.: Меня так не зовут, честно вам скажу. Меня только в интернете так зовут, а по жизни нет.

А.М.: Так приятно или нет? Или вы спокойно реагируете на это вообще?

Д.П.: Не зовут так. Я не знаю, приятно это или нет.

А.М.: Вот я вас сейчас так назвала.

Д.П.: Это часть так называемого имиджа.

А.М.: Вас не передёрнуло, в общем?

Д.П.: Нет.

А.М.: "Согласен с Дмитрием по вопросу коммунизма и футболистов", – слушатель наш пишет. "Прямо обеими руками за. Хотели жить как на Западе – нате, пожалуйста. Не отстояли Союз – нечего жаловаться". А, кстати, сейчас многие начинают тосковать по Союзу.

Д.П.: Они там не жили, в основном.

А.М.: И самое смешное, да, те, кто там, правда, не жил или те, кто его просто помнить даже не должны, потому что им было три года, когда он развалился. Почему вы думаете это происходит?

Д.П.: Потому что хочется какой-то справедливости. Когда я молодой был – где-то армия, после армии, с 18 лет до 25 – я водителем работал на грузовиках, и у каждого возрастного водителя в грузовике висел портрет Сталина, в обязательном порядке. Причём висел лицом на улицу – водитель не любовался Иосифом Виссарионовичем, он его вешал лицом на улицу. Вешали они их не потому, что все были какие-то озверевшие сталинисты. Люди считали, да и сейчас считают, что тогда была справедливость, что тогда всех жуликов и воров без затей расстреливали. Была такая загадка отличная коммунистическая: почему сейчас так трудно достать бобровую шапку? И был ответ: потому что бобров стреляют постоянно, а членов КПСС последний раз отстреливали в 1937-м – вот как-то так. Люди выставляли эти портреты, демонстрируя свою тягу к справедливости, вот при нём справедливость была. Там не шла речь ни про какие лагеря, массовые расстрелы – это другое совершенно. Была справедливость. Того же самого, мне кажется, людям хочется и сейчас. Вокруг они видят несправедливость вопиющую. Они мечтали об одном, а получили, обратите внимание, 125 тысяч евро на шампанское просто так, без затей.

Навести порядок: о задержаниях и арестах бизнесменов и чиновников

А.М.: Дмитрий Юрьевич, давайте о жуликах и о ворах. Но пока, правда, их так нельзя называть – всё-таки суд ещё не поставил никакой точки, но, помните, дело Гайзера?

Д.П.: Напомните, кто такой?

А.М.: Экс-глава Коми.

Д.П.: Да, конечно.

А.М.: Вот. А вместе с делом Гайзера распутывается ниточкой – сейчас уже стали привлекать сюда товарищей из "Реновы": там есть Евгений Ольховик, и там есть Борис Вайнзихер. А теперь ещё и подключили сюда товарища из "Вымпелкома". "Вымпелком", то бишь "Билайн" – давайте будем говорить простым для граждан языком. А вообще ведь говорят, что Гайзер так или иначе может быть связан с Хорошавиным, и этот клубок распутывается. Вы думаете это показательная порка или действительно серьёзное расследование?

Д.П.: Если задаться целью и отслеживать за арестами чиновников, например, настроить себе поисковик по словам: "арест", "чиновник", "губернатор", ещё кто-то и ежедневно проверять – для вас откроется многое, потому что арестовывают их в промышленных масштабах. Но, имея некоторый опыт подобной деятельности, я бы призывал граждан не возбуждаться, то есть появились некие данные вот на такого-то гражданина, что он не совсем чист на руку. Обращаю внимание, что мы живём в свободном правовом государстве, где вину, для начала, надо доказать через суд.  И ещё большее внимание обращаю на то, что в данном деле особо важны даже не взятки и не попытки подкупить судей, с кем-то договориться, а сама возможность доказать некие деяния. Зачастую, даже если они были, доказать их крайне сложно. А бывает ведь так, что их и не было. Бывает так, что человека оговаривают, подставляют, ещё чего-то. Поэтому про жуликов и воров лучше всего рассуждать тогда, когда закончено следствие, материалы переданы в суд, суд определил вину и назначил срок наказания – вот тогда да.

А.М.: Так ведь я не спросила вас, виновен ли Гайзер или виновен ли Ольховик, я не прошу вас вынести приговор, я вас спрашиваю: ваши ощущения, как гражданина?

Д.П.: Я, как гражданин, вижу, что людей задерживают, арестовывают и сажают ежедневно: из чиновников, причастных, из бизнеса, причастных к государственным заказам, и прочее.

Я могу вам сказать одно, что после 25 лет вакханалии, когда каждый творил, что хотел и ни за что не отвечал, давно пора
Д. Пучков

А.М.: Вас это радует?

Д.П.: Я вижу старания в наведении порядка. А почему меня это не должно радовать?

А.М.: Есть люди, которые любят пожаловаться на это, и совершенно в другом ключе говорят о том, что я вижу, что задерживают – да как так можно, и так далее.

Д.П.: А как эти люди определяют вину? Эти люди определяют: мне нравится – мне не нравится.

А.М.: Да. Или по знакомству просто.

Д.П.: А я считаю, что вот этот не виновен. Его поймали за то, что он покемонов в церкви ловил – это же от недостатка ума.

А.М.: Давайте дальше пойдём. Вчера встречались Путин и Обама, и Обама потом раскрыл подробности этой встречи. Вот его цитата: "Обычно наши встречи с Путиным проходят в открытом, честном, деловом ключе, и эта не стала исключением". Правда, дальше он говорит, что мы провели переговоры о том, как будет выглядеть реальный режим прекращения огня, что позволит нам, России и США, сфокусироваться на общих врагах, такие как ИГИЛ* и "Джабхат ан-Нусра"*, но отметил, что пока Москве и Вашингтону не удалось сблизить позиции. С чего бы эта радушность, открытый, честный ключ?

Д.П.: Да нет там никакой радушности.

А.М.: Непонятно, чем закончились переговоры.

Д.П.: Ничем.

А.М.: Что происходит между нашими президентами и между нашими странами – как вы видите?

Д.П.: Тут ключевое: ни вам, ни мне разведсводки на стол не кладут.

Мы не знаем истинного положения дел, и вряд ли когда-то его узнаем
Д. Пучков

Вот Владимир Владимирович знает, и президент Обама знает. Они понимают, что там на весах, какой расклад сил, что за этим последует. Вы же обратили внимание, что пока наши доблестные военно-воздушные силы бомбят негодяев в Сирии, американцы не могут сказать, где там радикальные негодяи, а где умеренные негодяи, не могут сказать, кому они поставляют оружие, потому что они его поставляют всем, не могут сказать, кого их инструктора учат, на каких базах, какие базы надо бомбить – там нет американцев, а какие не надо – там американцы учат ваххабитов. Не могут определиться. Как нам – есть у Владимира Владимировича вся полнота власти и информации – я надеюсь, он гораздо лучше, чем мы, понимает, что надо делать.

А.М.: Здесь один из слушателей писал: "В принципе, мысль правильная: коммунизм – это не капитализм, но откуда такое расслоение в обществе, где меры, чтобы разницу сократить. В Европе такой разницы нет. И дифференциал при налогообложении и начислении штрафов, например, зарабатывать больше 100 тысяч – больше в два раза, больше 500 тысяч – пожалуйста, в три раза больше отдай налогов или штрафов". Вы видите здесь связь?

Д.П.: Нет, не вижу. Вы хотели капитализма – вы его получили. Если вы хотите что-то менять – есть два пути: путь номер один – государственный переворот, гражданская война, массовые убийства и установление того строя, который вы сможете установить.

А.М.: Вы же сейчас не призываете к этому?

Д.П.: Я варианты описываю. Номер второй – это лично идти во власть и законным путём пытаться изменить и изменять то, что вам не нравится. Обратите внимание, никто не хочет заниматься ни первым, ни вторым.

Все сидят и ждут, чтобы им что-то дали
Д. Пучков

Ничего вам не дадут, всё будет так, как захотят другие, а не так, как захотите вы, если вы сами не хотите ничего делать. Хотите изменить власть – идите во власть. Вам кажется, что там воруют – идите сами, не воруйте, занимайтесь повышением благосостояния граждан, изобретайте правильные законы, получив юридическое образование, внедряйте эти законы в жизнь и следите за их исполнением. Ничего другого вам никто не предложит.

А.М.: А вы сами никогда не хотели во власть?

Д.П.: Я был властью.

А.М.: Вот я имею в виду сейчас, к этим выборам, мы всем, в общем, задаём этот вопрос, и кто-то в итоге отвечает, что да, действительно, в этот раз я пойду. Сейчас уже поздно для того, чтобы регистрироваться куда-то и баллотироваться, но на будущее.

Д.П.: Я не считаю себя способным и, на мой взгляд, я там, где я своей деятельностью занят, я приношу пользы родной стране гораздо больше.

Идиоты на дорогах: почему камер должно быть больше

А.М.: Хорошо. Насчёт штрафов – сейчас наш слушатель поднял этот вопрос – а мы его тоже разовьём, правда, совсем в другую сторону. Сегодня, да и не сегодня, уже несколько дней подряд в Москве все хохочут над тем, что камеры присылают штрафы за тень от машины или за блики от фар от машины. Выяснилось, что во всём виноваты некоторая "Стрелка-Плюс". "Стрелка-Плюс" – это один из видов этих камер. Самые, вроде бы, новые, навороченные, умные. Однако, как раз в их программировании какая-то ошибка и закралась. Что у вас там в Петербурге с такой камерной или штрафной несправедливостью, то же самое?

Д.П.: У нас я про такое не слышал.

Я бы не стал преувеличивать какие-то способности граждан к грамотной езде. Ездят все, как идиоты
Д. Пучков

А.М.: Сами виноваты.

Д.П.: Пока сюда ехал, какая-то обезумевшая дама – я стою на реке Фонтанке переехать Невский проспект – срывается на меня, передо мной на своём "ведре" мчится, подрезает для того, чтобы три метра выиграть. Куда тебя несёт? Зачем ты создаёшь аварийную ситуацию? Вообще ничего не происходит – она ведёт себя, как безумная. Зачем тут камеры какие-то? Я не знаю, по-моему, прав надо лишать навсегда. У нас такого нет, у нас ещё не дошло до того, чтобы за тени штрафовали. Мне кажется, что у нас таких приборов просто нет, они очень дорогие. 

А.М.: Это да. Я думаю, что этих камер у вас просто ещё не развесили.

Д.П.: Поставили их в Москве – на мой взгляд, это крайне положительно сказалось на движении в Москве. Вот сейчас, когда я туда приезжаю и езжу на такси – со светофоров 120 километров в час уже никто не уезжает. Это очень сильно бросается в глаза. Перестроение, когда по МКАД едешь, и народ там через сплошные линии пытается куда-то вклиниваться – они же постоянно происходят. Надо ли там повесить камеру? На мой взгляд, надо. Но если в ней какой-то недоработанный софт, который не позволяет чётко различать: это машина или тень от машины – он просто нуждается в доработке. То есть, вы хотите, чтобы люди нарушали правила? Я – нет, не хочу.

А.М.: Вы очень нестандартный человек. Большинство наших слушателей радуются, что, наконец, вскрыли эту несправедливость с камерами.

Д.П.: Да!

А.М.: Вы нетипичный.

Д.П.: Вот они натерпелись-то!

А.М.: Да! Сколько им штрафов выписали! Они сейчас наверняка уверены, что большинство из этих штрафов совершенно незаконны.

Я хочу с Вами ещё быстро обсудить одну тему. Глава следствия УВД ЦАО Москвы предложила застрелиться тупому сотруднику. Зовут её Аза Батажова. Суть в том, что этот сотрудник в течение года не мог расследовать какое-то дело – тут их вызвала генерал, отругала, как следует, обоих – они вернулись в кабинет и, видимо, тот нажал кнопку диктофона в телефоне или где, не знаю, в общем, записал их беседу. И она ему кричит, говорит, надо написать тебе обращение: "Я дебил, я не могу так жить, потому что у меня не хватает мозгов, поэтому я и застрелился". Ещё к наркологу сходи и возьми справку, что ты вменяемый или невменяемый. Вы же в 1990-х работали в милиции. Там так принято? 

Д.П.: Я служил. Да. В мужских коллективах принято именно так.

А.М.: Но это женщина кричала мужчине.

Д.П.: Я не берусь судить этого мужчину, потому что я с ним не знаком. Если он не способен выполнять свои служебные обязанности и сдавать дела в срок, а закон определяет срок работы по уголовному делу – возможно, он профнепригоден. Возможно, это ему пытался доказать начальник.

А.М.: Так принято – в таких выражениях, что тебе лучше застрелиться и так далее, у тебя нет мозгов – это нормально?

Д.П.: Абсолютно. Обычно говорят гораздо хуже. Это женщина была, и поэтому она не употребляла нецензурную лексику.

А.М.: Ему ещё повезло?

Д.П.: А так ещё доступнее объясняют. Когда я служил, выдача любого приказа, задания воспринимается тобой, как гвардейцем-десантником: ты должен выполнить любую задачу в минимальные срок. Если ты не можешь её выполнить – любую задачу в минимальный срок – нечего тебе здесь делать, до свидания. Иди в народное хозяйство, трудись там. А здесь ты орёл, здесь ты способен решить любой вопрос, а не ждать, пока на тебя начнёт орать начальник.

А.М.: 90% аудитории нашей с вами согласны, 10% – нет.  Слышу, как вы обрадовались искренне! А что вы скажете этим 10%? 

Д.П.: Работать надо над собой, тренировать мозг. В этом вам помогут ролики на сайте oper.ru. Приходите, смотрите, набирайтесь жизненного опыта, ума, исторических знаний.

А.М.: Дмитрий Пучков на связи с нами был из нашей петербургской студии, публицист, переводчик, которого многие знают в интернете, как Гоблина. Спасибо, что приехали к нам в студию!

Д.П.: Вам спасибо!

А.М.: Хорошего вечера вам, Дмитрий Юрьевич!

Д.П.: Спасибо!

А.М.: И хорошего вечера вам, уважаемые радиослушатели!

* Деятельность организаций запрещена на территории РФ решением Верховного суда.

Теги:
звук, дмитрийпучков, общество, преступления, аресты, коррупция, чиновники, взятки, эксклюзивы

Другие новости