Статья:
8 сентября, 2016 20:20
25

Какая конституция? Какая демократия?

Журналист Дании Кислов – о том, почему сегодняшний выбор врио президента Узбекистана говорит о том, что в стране не изменится модель власти.

Сегодня мы узнали не просто имя будущего президента Узбекистана. Нам дали понять, что в республике все останется именно так, как было и раньше – нелегитимно. Например, бывший президент, Ислам Каримов, переизбирался на свой пост такое количество раз, что точно уже никто не назовет. И последние три раза были точно нелегитимными.

Конституция Узбекистана четко прописывает регламент передачи власти – никаких шагов влево, никаких шагов вправо и тем более поправок к тому, что парламент может принять какое-то особое решение. В конституции четко говорится, что после смерти президента на 3 месяца врио становится председатель сената верхней палаты парламента, после чего сразу же назначаются выборы, т.е. не позднее, чем через 3 месяца до окончания действия его полномочий.

Произошло же другое. Человек, который должен был стать временно исполняющим обязанности президента, вышел к депутатам и заявил, что не имеет опыта политического управления, хозяйственной власти, и поэтому ради сохранения безопасности в обществе, продолжения реформ и стабильной экономической деятельности (все это написано в официальном заявлении) он берет «самоотвод».

Самоотвод – слово из нашего детства, которое применялось в школах на собраниях комсомола, где выбирали членов ячейки. Тебя выбирают в комсомольскую ячейку, а ты говоришь: у меня бабушка болеет, получил двойку за невыученный урок и вообще не гожусь для этой должности. Однако по конституции Узбекистана для врио президента, возможность самоотвода не подразумевается.

Разумеется, самоотвод – недобровольное решение. Как и любой чиновник, Нигматилла Юлдашев – типичное бутафорский чиновник, которого в данном случае на выход попросили люди, обладающие реальной властью. Но закон сегодня нарушил не только Юлдашев, но вообще все, включая парламент.

 

Разумеется, у Юлдашева не было никаких шансов стать президентом на выборах. Как не было его и у других кандидатов. Но если бы Юлдашев сохранил статус врио, это означало бы, что власть заботится о политическом реноме и хочет сохранять видимость действенности демократических институтов в Узбекистане. Однако теперь стало понятно, что их это не заботит.

И если будущий президент начинает свою карьеру с абсолютного попрания конституционной нормы, это печальный признак того, что в будущем он ничем не поступится для удержания и укрепления своей власти. В том числе, будет легко переступать через закон и через мнение людей, которые сегодня были вычеркнуты из пейзажа политической жизни.

Почему была отброшена демократическая процедура? Чтобы лишний раз показать и населению, и элитам, и внешним силам, насколько крепка и прочна власть, быстренько расправляющаяся со всеми формальностями.

Более того, никто не обратит внимания на нелегитимность процедуры, свидетелями которой мы сегодня стали. В том числе и международное сообщество, которое примет приемника без особого обсуждения. Все боятся, как бы в Узбекистане не случилась нестабильность, вызванная борьбой за власть.

Пусть лучше будет такой же авторитарный лидер, как Каримов, который держит в своих руках и парламент, и общество, и спецслужбы. Пусть власть лучше замкнется на одном человеке, который станет принимать решения. Сохранение единоличного характера правления устроит абсолютно всех.

Ранее никакой борьбы за власть и споров о том, кого сделать первым лицом в Узбекистане не было. Долго решался вопрос с похоронами: нужно было разровнять площадочку, уничтожить несколько десятков могил, чтобы разместить на нем усыпальницу Каримова. Сначала даже казалось, что элиты занимаются согласованием регламента передачи власти, однако впоследствии выяснилось, что нет. Потому что в первый же день работы парламента все было решено.

Конечно, в плане политического развития институтов общества Узбекистан – не зрелая страна, но таким ее сделал в том числе и Каримов за 25 лет своего президентства. По сути, он ликвидировал возможность проявления активности любых политических фигур.

Шавкат Мирзиеев, ставший врио президента Узбекистана, сохранит модель правления Каримова. Он примет участие в выборах президентакак наиболее популярное лицо. Другие кандидаты обязательно будут, в соответствии с той же конституции Узбекистана. Но это невзрачные фигуры вроде учителя математики из Кашкадарьи или какого-нибудь депутата, или любого другого человека, который совершенно никому не известен. Люди автоматом проголосуют за Мирзиёева в силу патерналистского характера власти в Узбекистане.

Если закон нарушен в отношении вопрсоа врио, что мешает так же легко, как при Каримове, нарушить его снова, посчитав на следующих выборах голоса таким образом, чтобы именно премьер-министр получил те самые заветные 98% голосов, которые получал Каримов?

И если появятся лица, которые могут составить конкуренцию Мирзиёеву, то уж точно не из семьи бывшего президента Каримова, что очевидно подтверждают сегодняшние события. Семья Каримова будет полностью отодвинута и от политики, и от бизнеса.

Например, сегодня произошла передача крупной торговой монополии, империи по ввозу и продаже в Узбекистан иностранных товаров Лолы Каримовой, младшей дочери умершего президента, и ее супруга Тимура Тилляева в пользу зятя Мирзиёева. Соответственно, в силу тотального передела сфер влияния вся семья Каримова, лишившись гаранта ее неприкоснвоенности, окажется в стороне.

Что ж, все более отчетливо становится ясно, что Узбекистан возвращается в то состояние политической жизни, которое было равзито в азиатских ханствах и эмиратах до прихода туда Российской Империи. Власть там передавалась по наследству, династически, иногда путем переворотов, но без каких-либо признаков демократии.

Теги:
мнения, узбекистан, шавкатмирзияев, конституция, демократия, власть, исламкаримов

Другие новости