Статья:
9 сентября, 2016 17:46
18

Друзь: У меня был IQ 150, но с годами я поглупел

В эфире Лайфа телеведущий и магистр игры "Что? Где? Когда?" объяснил, почему он старается не запоминать вопросы.

Д.НАДИНА.: В общем, не шибко много остаётся. Здесь у вас спрашивают: "Сколько у вас IQ?"

А.ДРУЗЬ.: Я давно не мерил. Когда-то был очень высокий, за 150. Но это было в институтские годы. С тех пор, наверное, я поглупел.

Полную версию передачи "Позиция" с Александром Друзём слушайте в аудиозаписи.

Д.НАДИНА: В студии Дарья Надина. Всем добрый вечер. Сегодня с нами на связи из Петербурга из нашей питерской студии Александр Друзь, телеведущий и магистр игры "Что? Где? Когда?". Александр Абрамович, здравствуйте!

А.ДРУЗЬ: Здравствуйте!

Д.Н.: Мы с коллегами советовались перед эфиром, ломали голову, может быть, стоит предложить вам ответить на несколько головоломок, на которые мы найти не можем ответы. Вы же один из самых умных людей в стране. Но потом решили, что ни к чему нам один формат мешать с другим. Поэтому будем говорить с вами о политике, о социальных проблемах и обо всём остальном, как это обычно бывает в программе "Позиция". Вот вы сейчас на связи из Петербурга с нами, но ведь вы очень часто бываете в Москве и постоянно приезжаете на игры в Москву. Сколько раз вы за последние 30 лет в Москву ездили? Можете подсчитать примерно?

А.Д.: Никогда этим не занимался. Ну, хорошо. Примерно 15 раз в год.

Д.Н.: А, ну, это не так уж много. А я думала, что на вас уже озолотились Аэрофлот и РЖД.

А.Д.: Не без того, потому что 15 раз в год – это 30 поездок. Так что не всё так славно в моих отношениях с РЖД, ну, а у Аэрофлота я просто "золотой клиент" по статусу.

Д.Н.: Если говорить про игры "Что? Где? Когда?", вы ведь действительно бываете практически на каждой игре, вы крайне редко их пропускаете. За последние годы сильно изменилась атмосфера в клубе? Мы ведь тоже все преданные зрители. Много вот перемен произошло?

А.Д.: Вы знаете, нет, не думаю. Просто атмосфера определяется людьми, а молодые люди, вырастая, все превращаются в тех людей, которые давно играют в "Что? Где? Когда?". Так что атмосфера не сильно меняется. Антураж последний раз поменялся, если я не ошибаюсь, 16 лет назад, внешний облик программы, помещение, допустим, программа не очень. По-моему, то ли четыре, то ли пять лет назад поменялась заставка, может быть, меньше. Но, в принципе, атмосфера игры остаётся прежней, как и 35 лет назад.

Д.Н.: Игре уже 41 год в общей сложности. Правильно? Я же не ошибаюсь?

А.Д.: Да, исполнилось четвёртого сентября.

Д.Н.: А сколько из них вы играете? 35, получается?

А.Д.: 35, получается.

Д.Н.: А есть кто-то, кто играет дольше, чем вы?

А.Д.: Есть, конечно. Но тут смотря как оценивать. Виктор Сиднев пришёл в 78 году, то есть на три года раньше. Но непрерывный стаж у меня больше. Он прекращал играть, а я нет.

Д.Н.: Кроме того, что вы сами играете в "Что? Где? Когда?", ещё и ваши дочери тоже играют. И вообще вы их воспитали крайне интеллектуальными девушками.

А.Д.: Я старался. Спасибо.

Д.Н.: В связи с последними новостями, связанными с министром образования, Ливанов ушёл, пришёл новый министр.

А.Д.: Пришла.

Д.Н.: Пришла, разумеется. И вот у меня логичный вопрос, а у вас есть какие-то претензии к нашей системе образования? Вообще, что вы бы сделали на месте госпожи Васильевой, которая вот сейчас должна будет заниматься образованием в нашей стране?

А.Д.: Ну, я бы прежде всего сделал так, чтобы люди, которые работают в образовании, в школе в первую голову, получали достойную зарплату. А дальше, если вот это будет решено, то уже все проблемы так или иначе решатся сами собой, если не очень будут чиновники всё время перестраивать программу, принимать какие-то кардинальные решения и т.д.

О школьном образовании: нужно учить детей самостоятельному освоению знаний

Д.Н.: А чему учить нужно в школах? Вот сейчас же много жалоб: на ЕГЭ жалуются, на то, что уроки, например, связанные с изучением истории религии, вводят в школы (ОПК – основы православной культуры), на то, что мало русского языка, много физкультуры. Родители постоянно на что-то жалуются.

А.Д.: Это безусловно.

Д.Н.: А что нужно изменить, с вашей точки зрения? Вы же тоже родитель.

А.Д.: Мои дети уже, слава Богу, выросли. В школе надо учить тому, что выпускник школы кроме тех знаний, которые помогут ему в дальнейшей жизни, грубо говоря, поступить в вуз, это у каждого ребёнка своя стезя – что ему нужно сдавать, чтобы поступить.

Вот главное умение, кроме тех знаний, которые должны получить дети в школе, это умение приобретать знания самостоятельно – навыки по самостоятельному освоению знаний
А. Друзь

 А все остальные – кому-то надо больше литературы, кому-то надо больше химии – это всё очень индивидуально.

Д.Н.: У вас сейчас уже одна из внучек, насколько я понимаю, поступила в школу, да? И учится сейчас тоже.

А.Д.: Да, это так.

Д.Н.: Вот какие у вас, как у молодого деда, основные претензии к обучению в первых, вторых классах – в начальной школе?

А.Д.: Да нет, там всё правильно, всё хорошо. В первом – втором классе-то всё хорошо. Дальше могут начаться претензии. Есть ещё зависимость от школы, в какой школе ребёнок учится. К сожалению, у нас всё-таки довольно сильный разброс по школам идёт. Может быть, это и хорошо, потому что у нас довольно сильный разброс и по людям, которые в этих школы поступают и учатся. Но для начальной школы у нас пока всё одинаково, слава Богу. Если не языковая школа, где со второго класса начинают учить иностранный язык, то всё остальное более или менее одинаково.

Д.Н.: К разговору о разных школах, вот уже не первый день разворачивается скандал вокруг 57 московской школы, школа элитная, школа, которая занимает первые места во всех рейтингах абсолютно: по качеству образованию, по количеству победителей олимпиад и т.д. Кроме того, её считают элитарной, потому что поступить туда не так просто. И в этой школе разгорелся сексуальный скандал. И вы, наверное, наверняка тоже о нём слышали: учитель истории, который крутил роман со старшеклассницами. По-вашему, в этой ситуации кто вообще виноват? И много ли у нас школ подобного рода может быть в стране? Как бороться с этим? Или, может, не нужно бороться?

А.Д.: Кто виноват в чём?

Д.Н.: Кто виноват, что такие учителя работают в школах? И в том, что секс в школу проникает, скажем так?

А.Д.: Ну, как? Человеческая природа, к сожалению. Поскольку любовь правит миром, случаются такие истории иногда. Я не очень в курсе той истории, которая произошла. Там сейчас какие-то странные очень исповеди от старшеклассниц происходят. Я не могу понять, кто удержался, кто-то не удержался, в каком возрасте это всё происходило. В общем, тёмная это история. Я думаю, что должен быть контакт между ребёнком и его родителями. И если родители всё правильно объяснили мальчику или девочке, то он не попадёт в такую историю.

Д.Н.: Некоторые говорят, что подобного рода проблема возникает потому, что у нас школа сейчас такая. У нас там нет идеологического воспитания, у нас школа оказывает только образовательные услуги, а должна воспитывать, должна как-то стержень создавать внутри школьника. Некоторые говорят, что неплохо было бы вернуться к опыту советской школы, когда как раз этот стержень давали. Вы присоединяетесь к этим людям, ностальгирующим по советскому образованию?

А.Д.: Я думаю, что они просто недостаточно информированы об особенностях советской школы. Я могу это на своём примере пояснить. Вот в своё время, когда моей старшей дочке исполнялось семь лет, захотелось её отдать в ближайшую к нам английскую школу. Я пришёл туда просить директора, чтобы он принял ребёнка каким-то образом, поскольку мы были не том микрорайоне. В результате, произошёл разговор, который завершился разговором на повышенных тонах. Я выскочил от этого директора быстрее собственного визга. И пришлось мне ребёнка отдавать в школу по микрорайону. А школа по микрорайону была французская, что тоже, в общем-то, неплохо, специализированная языковая школа. И когда я уже отдал ребёнка, я там начал выяснять, то выяснилось, что та школа, в которую её не взяли — очень хорошо, что её не взяли, потому что эта школа держала прочное первенство по городу среди беременности старшеклассниц.

Д.Н.: Ой!

А.Д.: Так что вот разговор о том, что не было никогда ничего, это всё разговоры мало информированных людей. Такие случаи были и раньше, к сожалению, будут и впредь. Но беременные старшеклассницы всё-таки, я думаю, что беременели не от учителей, а от своих сверстников или мальчиков чуть постарше, но вот, тем не менее, такая статистика. Мне её в РОНО сообщили.

Д.Н.: Александр Абрамович, чтобы закрыть тему образования, задам вопрос.

А.Д.: Нет, это нам не удастся. Лучшим людям страны не удаётся, а нам тем более. В нашем разговоре, может быть.

Д.Н.: Главный, пожалуй, принцип воспитания детей: вот какого принципа главного вы придерживались? Как вы прививали им любовь к книгам? Вот как сделать из своих детей интеллектуалов? Есть какой-то рецепт у вас?

А.Д.:

Главный принцип, которого мы придерживались, это то, что наш ребёнок – личность, ничем не отличающийся от нас самих.
А. Друзь

Причём это буквально с момента появления их на свет. То есть их желания и мысли учитывались во всех делах, начиная с трёх месяцев и дальше. Это первое. А когда ребёнок личность, дальше ему предлагаются на выбор самые разные вещи. У нас, например, в семье заведено, если говорить о приучении к книгам, заведено читать с самого раннего возраста, как бы ни с трёх месяцев, читать книжки, желательно с красивыми картинками. Постепенно дети приучаются к книжке. А ещё один принцип, которым мы руководствовались, это было очень тяжело всегда, что если ребёнок задаёт вопрос, а дети они любознательные по определению и задают вопросов много, и на любые их вопросы дети должны получать ответы. Нельзя сказать в нынешних условиях, в то время, когда мои дети росли, таких условий не было, нельзя сказать ребёнку: "Давай сам погугли". Надо ему сказать: "Давай вместе посмотрим". Надо разбираться. В интернете много всякой ерунды самой разной. Надо, чтобы родители как-то понимали, что происходит в интернете, и могли объяснить ребёнку. Это очень мучительно, потому что всегда есть много других дел. Но тем не менее по-другому не получается.

Д.Н.: Вот по поводу интернета, кстати: а вообще стоит ограничивать возможности ребёнка к доступу в интернет? Или нет? Просто по-разному же: кто-то говорит, что интернет – это помойка, а кто-то говорит, что это кладезь полезной информации. А вы как полагаете?

А.Д.: А я полагаю, что ограничение общения с интернетом должны вызываться ограничениями на ущерб, который интернет наносит физическому здоровью ребёнка. Нельзя всё время пялиться в компьютер, планшет или ещё что-то — это дурно влияет на зрение. Я по себе знаю, потому что пока я не начал активно заниматься программированием, у меня было нормальное зрение, как начал, зрение начало падать. Вот, например, так – час или два в день, не больше для маленьких.

Об интеллектуалах

Д.Н.: Вас Николай спрашивает: "Какую книгу вы читаете прямо сейчас?"

А.Д.: Прямо сейчас я читаю книгу "Знаменитые авантюристы XVIII века".

Д.Н.: В таком случае следующий вопрос: а какие книги нужно обязательно прочитать интеллигентному человеку, который хочет прослыть интеллектуалом? Есть какой-то шорт-лист?

А.Д.: Ну, вы и вопросы задаёте! Вряд ли. Нет такого ни шорт, ни лонг-листа. 

Никакое количество прочитанных книг не делает человека интеллектуалом
А. Друзь

Д.Н.: А что же делает человека интеллектуалом?

А.Д.: Человека интеллектуалом делает, если он читает, то способность его понимать прочитанное. Интеллектуалом человека делает постоянная работа интеллекта. Надо всё время думать тем прибором, который у вас находится на плечах, и использовать его по назначению, воспринимать окружающий мир, оценивать, действовать, согласно тем вызовам, которые этот мир предлагает, наиболее разумным способом.

Д.Н.: Вопрос здесь в кассу, Анна спрашивает у вас: "Верите ли вы в теорию, что только 15% на планете способны мыслить, принимать решения, управлять другими, а 85% — это такое быдло, которое идёт за своими пастухами?"

А.Д.: Так прямо слово "быдло"?

Д.Н.: Слово "быдло" употребляется, поэтому я его прочитала.

А.Д.: Понятно. Ну, я не знаю. Процентное соотношение не могу определить. Но, на мой взгляд, всё-таки достаточно много людей, которые думают и соображают, хотя они и не большинство, наверное. Потому что если бы было большинство, наверное бы, мы жили по-другому, у меня такое впечатление. Зато я твёрдо знаю, что достаточно большой процент быдла среди тех, кто считает себя интеллектуалами.

Д.Н.: Кстати, да.

А.Д.: Просто если среди интеллектуалов отделить быдло, которое попало в интеллектуалы, то там, я не берусь оценивать, но вот там не двузначный процент будет интеллектуалов настоящих.

Д.Н.: Тут вот много пошло вопросов таких житейско-бытовых практически. Алексей из Петербурга пишет: "Как вы относитесь к гопникам? Они к вам не приставали в детстве?"

А.Д.: В детстве гопники? Я тогда не знал, что они так называются, но какие-то хулиганы приставали. В 14 лет нос мне сломали и отобрали перчатки.

Д.Н.: А вы как, давали сдачу?

А.Д.: Когда тебя двое держат, а третий тебя ощупывает, тут сдачу особо не дашь. Кому-то давал, кому-то не давал – разные бывали истории в молодости, в детстве.

Д.Н.: А вы вообще были таким, наверное, интеллигентным юношей, с книжками, учились много?

А.Д.: Ну, нельзя сказать, чтобы я много учился. С книжками, безусловно. Но в нашей школе достаточно много мальчишек было с книжками, которые себя в обиду не давали. Я постепенно тоже научился себя в обиду не давать.

Д.Н.: Слушатели звонят нам активно. Давайте парочку примем звонков. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это Александр, Санкт-Петербург. Вот к тёзке такой вопрос важный очень, определяющий. Вот он сказал по поводу школьниц, что любовь – такая штука. Но я думаю, что это нечто другое. Вот он помладше меня будет, но я сообщаю, я думаю, он даже застал это время, когда беременная школьница (это было ЧП на весь Союз, на Ленинград точно).

А.Д.: Я застал это время. И что? Я думаю, что беременная школьница и сейчас ЧП.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, нет, пожалуй, нет.

А.Д.: Я бы не утверждал так определённо.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. Но это не я сказал, вы сказали, что школа первое место занимала.

А.Д.: Да, но очевидно, что там было две беременных в год, а в остальных было пол-беременных в год.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, да. Первое – чем любовь отличается от всего остального?

А.Д.: Я что-то не понял. Любовь отличается от всего остального наличием беременности?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет – нет.

Д.Н.: Александр, давайте вопрос уже формулируйте.

СЛУШАТЕЛЬ: А вопрос такой. Вот мы сменили систему, мы присутствовали при смене системы в 91 году.

А.Д.: Политического строя имеется в виду?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Так вот зачем нам такая нравственная система, которая, в принципе, всё определяет, которая начинается с этого (с детей, со школьников), а заканчивается геноцидом пенсионеров, потому что моя пенсия составляет десять рублей на советские деньги по покупательной способности?

А.Д.: Зачем нам нужна такая система, я не очень понимаю. Здесь, понимаете, как сказано, что каждый народ имеет то правительство, которое заслуживает. Соответственно, вот: зачем нам такая система – это вопрос к нам самим.

Д.Н.: А вообще вы ностальгируете по Советскому Союзу?

А.Д.: Я тоже, в общем, немолодой человек. Но, в общем, старикам любого возраста свойственно вспоминать свою молодость, когда всё было лучше. Это ностальгия не по системе, а ностальгия по мне молодому и моим друзьям, которых, к сожалению, становится с каждым годом всё меньше.

Первое правило клуба: о том, почему Илья Новиков больше не играет в "Что? Где? Когда?"

Д.Н.: Александр Абрамович, вам активно пишут наши слушатели. Вот сообщение, например: "Вы можете как-нибудь прокомментировать ситуацию с Ильёй Новиковым в ракурсе передачи "Что? Где? Когда?"? Это было его решение уйти? Или его попросили?" Я для слушателей поясню, ещё Илья Новиков был адвокатом Надежды Савченко, и, кроме того, он уже очень много лет играет в "Что? Где? Когда?", больше десяти, если я не ошибаюсь.

А.Д.: 14.

Понимаете, какая штука, вообще "Что? Где? Когда?" вне политики
А. Друзь

 И если вы посмотрите старые передачи, есть два подхода к "вне политики". Один подход – это мы не занимается политикой, то есть никто не должен заниматься политикой из участников программы. Второй подход – участники программы могут состоять в разных партиях и т.д., но если ты не стал депутатом Госдумы, например, то тебя не рассматривают как политика. Илья долго шёл поперёк этой позиции, что "Что? Где? Когда?" вне политики и, в конце концов, добился того своими политическими выступлениями, отнюдь не профессиональными, что пока играть не будет.

Д.Н.: Но ведь в эфире "Что? Где? Когда?" он не агитировал никогда ни за кого.

А.Д.: В эфире "Что? Где? Когда?" не агитировал.

Д.Н.: И не требовал никого освободить.

А.Д.: Нет, естественно. Вообще хороший вопрос вы задали, нужному человеку, потому что есть такая Международная ассоциация клубов "Что? Где? Когда?", и в этой Международной ассоциации есть Комиссия по этике. Я её возглавляю. Когда на прошлом Конгрессе я отчитывался о проделанной работе, я сказал, что задача Комиссии по этике – сделать так, чтобы люди, которые играют в "Что? Где? Когда?", неважно в телевизоре или в спортивный, чтобы эти люди производили впечатление интеллектуалов, а не невоспитанных придурков. Это вот моё такое предназначение, что этика не должна быть нарушена никем. И человек, который нарушает этику, не считался бы одним из нас.

Д.Н.: Илья Новиков нарушил этику?

А.Д.: На мой взгляд, да. Можно было всё то же самое сказать, но другими словами, что он там сказал в адрес различных представителей различных государственных структур. Но он считает, он в своём комментарии вот на то интервью Бориса Крюка, которое всех взбудоражило, он сказал, что "мне важнее называть вещи своими именами" — у него немножко другие приоритеты. Но если ты называешь вещи такими именами, то не обижайся, что тебя немножко прижмут. Можно называть вещи эвфемизмами, будет тот же эффект, на мой взгляд, но Илюше виднее. Я к нему очень уважительно отношусь и считаю, что он немножко просто сам перегнул палку.

Д.Н.: Он вернётся в клуб позже?

А.Д.: Ему никто двери в клуб не закрывал. Сейчас есть некоторое количество игроков, которые баллотируются (ведь у нас скоро выборы). Позиция "Что? Где? Когда?" "вне политики" будет заключаться в том, что если (дай Бог им всем удачи, кто баллотируется) они станут депутатами различных законодательных органов от какой-либо партии, они не будут играть, пока будут оставаться такими.

Д.Н.: Борщевский ведь тоже был в партии в своё время.

А.Д.: Я о чём говорю, все в партии: за то, что ты в партии, тебя не гонят, ты можешь быть в партии. Но если ты занимаешься политикой активно, допустим, я депутат от какой-нибудь партии в Госдуме, и я даю приблизительно правильный ответ. Не дай Бог, мне этот приблизительно правильный ответ засчитают, половина телезрителей скажет: "Вот, ему засчитали, что он представитель одной партии". Или если я представитель другой партии, то мне не засчитали: "Ну, конечно, одна партия другую".

Д.Н.: Мне кажется, вы немножко перегибаете всё-таки.

А.Д.: Я говорю о том, о чём примерно имею представление. Я общаюсь с телезрителями, и я общаюсь с теми, кто делает передачи. Вот чтобы не было никаких инвектив в отношении передачи, "Что? Где? Когда" должна быть "вне политики". И они стараются этого придерживаться.

Об отношении к группе "Ленинград"

 

Д.Н.: Дальше пойдём. Вот здесь вам пишет Максим. Передаёт вам привет от одного из подмосковных отелей, где вы часто останавливаетесь.

А.Д.: Странное дело, я стараюсь в отелях не останавливаться подмосковных, потому что у меня и в Подмосковье, и в Москве есть очень много друзей.

Д.Н.: Как говорится по-петербуржски, вписки – это гораздо лучше.

А.Д.: Я не знаю, как вписки, просто меня все с удовольствием мои друзья принимают, а я их тоже с удовольствием принимаю, когда они приезжают.

Д.Н.: Здесь вопрос вам, как коренному петербуржцу, от Анны Николаевны: "В Питере – пить?" Это, видимо, такая отсылка к творчеству группы "Ленинград". Любите ли вы её, эту группу?

А.Д.: Она интересная. Последние клипы мне очень её нравятся. Это очень хорошая работа. Другое дело, что мне последние, наверное, клипа три кажется, что видео и аудио не совсем совпадают.

Д.Н.: Ну, это да, есть такое дело.

А.Д.: Потому что последние клипа три мне кажется, что пение само по себе, а видео само по себе. И непонятно, что из этих двух вещей друг друга иллюстрирует. Последние пару клипов мне уже кажется, что не видео иллюстрирует песню, а песня – видео. Но это такой подход, который тоже возможен.

А в Питере пить очень хорошо. Впрочем, можно пить и в других местах, если есть потребность, желание и настроение
А. Друзь

Но лучше всё-таки ходить по городу и смотреть на него, он очень красивый, особенно сейчас, тут бабье лето идёт. Прекрасно!

Д.Н.: И, наконец-то, нет дождей в Петербурге целый день уже. Здесь у вас слушатель спрашивает: "Расскажите о своей работе в программе "Час истины". Связаны ли вы с ней сейчас?"

А.Д.: Нет, сейчас её пока не показывают, но вообще работа была очень интересная. Мне она очень нравилась. И приходили очень интересные люди, с ними было приятно общаться. Ну, и надо было готовиться, я очень сильно подковал своё знание истории.

О малом бизнесе в России

 

Д.Н.: Светлана из Москвы у вас спрашивает: "Почему раньше "Что? Где? Когда?" было популярным в школах, а сейчас этого нет, по крайней мере, в Москве? Раньше питерские школы приглашали игроков, устраивались турниры, в школах это был факультативный предмет, очень популярный. Почему всё изменилось?"

А.Д.: Не знаю. У нас в Питере всё хорошо. Про Москву не могу ничего сказать. Но вроде сейчас там идёт некоторое возрождение. Просто произошла в Москве смена поколений: старые игроки, которые занимались детьми, ушли по разным причинам, а новые не выросли. Но вот сейчас вроде как появляются новые. У нас в Питере полная преемственность поколений, у нас всё хорошо. Вот скоро мы начинаем уже 18 Молодёжный чемпионат Санкт-Петербурга по интеллектуальным играм "Гран-при. Санкт-Петербург". Следите за рекламой.

Д.Н.: У вас здесь спрашивают, кстати, несколько сообщений одинаковых, спрашивают, почему вы сами в политику не ушли. Вас политика не интересует?

А.Д.: Я же объясняю, у меня было два эпизода, когда я пытался уйти в политику, баллотировался в Законодательное собрание Санкт-Петербурга в 98 году. Это был очень интересный опыт. О нём отдельно можно рассказывать. Но я же объясняю, что человек, который уходит в политику, у него профессия политик, он не будет играть в "Что? Где? Когда?".

Д.Н.: А для вас это важно — играть в "Что? Где? Когда?"?

А.Д.: А для меня важно это. Поэтому я и не иду в политику.

Д.Н.: Хорошая позиция, да. Я поняла, что для вас важнее "Что? Где? Когда?". Но в то же время, не обидно ли вам за то, какие политики сейчас Петербург представляют? Вот Виталий Милонов со своими искромётными заявлениями, над которыми полстраны смеётся иногда. Вы не испытываете лёгкого смущения, будучи петербуржцем.

А.Д.: Напомните мне, персонаж, конечно, интересный, а от какой он партии, что он представляет?

Д.Н.: Милонов от "Единой России".

А.Д.: Хорошо. Если полстраны смеётся, то те люди, которые голосовали за него в Питере, они, очевидно, с другой половины. Абсолютно понятное объяснение. Если бы за него не проголосовали, он бы не смешил народ.

Д.Н.: Понятно. Демократия, короче говоря.

А.Д.: Демократия или нет, я не знаю. Но он избран, его никто не назначал, будем так говорить. А как получилось, что он оказался в Законодательном собрании, надо подумать тем, кто над его высказываниями смеётся. Я так понимаю, что он сейчас хочет в Госдуму?

Д.Н.: Там много желаний. Я предлагаю долго не останавливаться. Здесь вот слушатель спрашивает: "Какие вузы заканчивали ваши дочери?"

А.Д.: Они заканчивали два вуза. Это Финансово-экономический университет и в рамках совместных обучающих программ, когда они там учились, они ещё получили дипломы французских экономических вузов. Они у меня обе экономистки.

Д.Н.: Вот к разговору про экономику, вы ведь тоже занимались бизнесом в своё время.

А.Д.: Я бы так не сказал, но хорошо, занимался.

Д.Н.: У вас были же какие-то попытки создать своё предприятие.

А.Д.: Были свои предприятия, да. Я сначала радовался, когда их создал, потом радовался, когда продал.

Д.Н.: Вот по поводу бизнес-климата в России, мы сейчас в условиях санкций живём, импортозамещения, продуктового эмбарго и прочего. Государство активно нам говорит, что нужно как-то развивать собственную экономику, малый бизнес. Какую бы вы оценку дали развитию малого бизнеса в нашей стране?

А.Д.: По какой системе?

Д.Н.: Ну, по пяти, традиционно.

А.Д.: Три с плюсом.

Д.Н.: А что нужно, чтобы пятёрка была?

А.Д.: Нужно, чтобы вот те слова, которые говорят в высших эшелонах, не оставались словами, а были лозунгами, которые бы имели реальную поддержку.

Д.Н.: У нас сейчас активно в выборах и предприниматели принимают участие, всякие новые партии создаются.

А.Д.: Да они как-то больше похожи на старые, чем новые.

Д.Н.: Есть такое. Всё больше говорят как раз про предпринимателей, про бизнес, пытаются как-то завоевать их голоса. Вы какой прогноз даёте? Вот изменится у нас состав в Госдуме после этих выборов? Появятся там новые лица или останутся старые? И, кстати, ходите ли вы сами голосовать или нет?

А.Д.: Да, безусловно.

Д.Н.: Значит, вы верите всё-таки в этот инструмент демократии и в то, что что-то может измениться.

А.Д.: Я делаю то, что я могу сделать. Вот я сходил на выборы, проголосовал и сделал всё, что мог, по крайне мере, постарался. Следующий шаг – это уже хватай винтовку и иди воюй за свои взгляды. Я к этому не готов. Воевать за свои взгляды я не готов.

 Поэтому я считаю, что если у тебя есть определённые взгляды, на выборы ходить надо, и эти взгляды выражать таким способом
А. Друзь

Д.Н.: "Самый тяжёлый вопрос, который встречался вам во время игр "Что? Где? Когда?"?" – спрашивает Светлана. Можете вспомнить?

А.Д.: Нет, к сожалению. Не могу. И здесь имеет смысл ответить, что самые сложные вопросы у меня ещё впереди.

Д.Н.: Хороший ответ.

А.Д.: Я на самом деле плохо запоминаю вопросы. Я стараюсь их не запоминать, потому что если ты запомнишь что-то, то тогда это придётся вспоминать, а вспоминать вопросы не надо, потому что кроме телевизионных игр, есть ещё куча других игр, и рано или поздно они пересекаются там в перспективе. Поэтому не надо запоминать вопросы, лучше каждый раз подходить к его решению по-новой, не запоминая.

Д.Н.: А телезрители за 35 лет умнее стали?

А.Д.: У нас вообще всё осталось на среднем уровне, как и 30 лет назад.

Д.Н.: И соответственно вопросы тоже на среднем уровне?

А.Д.: Средний уровень всюду у нас в стране во всём, что ни возьми, остался, как 30 лет назад. Но при этом разброс экстремальных точек, условно говоря, таких глупых телезрителей не было, не большого количества, но очень глупых, а также не большого количества, но очень умных. Вот они дали разброс в разные стороны, а средний уровень за счёт этого остаётся прежним.

Д.Н.: В конце программы мы всегда проводим голосование, выясняем, поддерживают вас наши слушатели или нет, нравится им то, что вы говорите, или нет. Запускаю. Звоните и голосуйте.

А.Д.: Надеюсь, что не нравится.

Д.Н.: По поводу ещё образования здесь несколько сообщений, но сначала давайте пару звонков примем. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Роман зовут. Я бы хотел вернуться к адвокату Илье Новикову. Ведь он по сути дела не является политиком, он просто исполнял свою адвокатскую работу.

А.Д.: Извините, Роман. Я ещё раз повторю специально для вас, никому не говорите о моей точке зрения. За адвокатскую работу его не выгоняли, он приступил к защите Савченко в 14 году, и в 14 году он получил бриллиантовую сову, высшую награду, которую только может получить игрок. А к 16 году, когда он начал себе позволять то, что не совсем хорошо и с адвокатской точки зрения, и с общечеловеческой — высказывания, которые он начал себе позволять — вот тут-то его и попросили воздержаться, пока он не передумает вести себя таким образом.

Д.Н.: Ну, и последний звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. А насколько посредством интеллектуального клуба он стал богаче за всё это время?

А.Д.: На самом деле это никакой не заработок. Народ до сих пор почему-то считает, что знатоки играют за деньги. 16 лет как мы уже не играем на деньги собственные и т.д. Все деньги, которые может получить игрок – это до миллиона, если он выигрывает финал года. При этом надо отдать налоги, а после налогов разделить эту сумму на шестерых.

Д.Н.: В общем, не шибко много остаётся. Здесь у вас спрашивают: "Сколько у вас IQ?"

А.Д.: Я давно не мерил. Когда-то был очень высокий, за 150. Но это было в институтские годы. С тех пор, наверное, я поглупел.

Д.Н.: Подводим итоги голосования. Вас поддерживает по итогам программы сегодня 45% слушателей. 55% с вами не согласны. Александр Друзь, телеведущий, магистр игры "Что? Где? Когда?" был у нас на связи. Дарья Надина была у микрофона. Всем доброго вечера.

 

Теги:
звук, позиция, александрдрузь, культура, образование, эксклюзивы, life78

Другие новости