Статья:
15 сентября, 2016 15:13
19

Ненасытные коррупционеры. Ольшанский — о том, кого из чиновников скоро прищучат

Публицист Дмитрий Ольшанский предположил, что теперь под прицелом могут оказаться чиновники средней руки.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но интересно, что начальник этого самого Захарченко, товарищ Курносенко, он как бы вроде ни при чём, к нему и вопросов нет.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Всё время так. Помните, арестовали у Мединского зама в какой-то момент? Потому что это некая сословная система. Средний слой, среднее сословие начальников.

А.М.: Их можно трогать, вы думаете.

Д.О.: Видимо, да. Их сейчас стали жрать на фоне кризиса. 

А.М.: По вашей логике, все в курсе, все всё знают и все виноваты?

Д.О.: Нет, просто есть, условно говоря, сословный принцип, есть иерархия. И понятно, что высшие начальники, которые лично известны президенту, — они требуют санкций совершенно другого уровня. Я думаю, что на это нужно личное решение президента, связанное с какими-то существенными для него обстоятельствами, и ничьё больше. Никто другой не может посягнуть на главного начальника того или иного направления. А все эти замы, все эти полковники, руководители каких-то областей — в принципе, я думаю, что можно сожрать, если что.

Полную версию программы "Без вопросов" с Дмитрием Ольшанским читайте ниже и слушайте в аудиозаписи.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Добрый вечер, Дмитрий. Вы дар речи потеряли?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Добрый вечер. А я так удивился. Как замечательно, что мы сегодня с вами.

А.М.: Я тоже вас приветствую. Вы видели игру Milonov Go?

Д.О.: Нет, я ни в какие игры не играю, поэтому я даже покемона не видел.

А.М.: Знаете, я ведь тоже не играла ни в какие игры до сегодняшнего дня. Правда, ни разу в жизни. Вообще ни в какие, даже в тетрис, даже в приставки в детстве. У брата были, а я никогда не играла. А сегодня решила попробовать и как ребёнок тут визжала, хохотала.

Д.О.: "Ну, погоди!" была игра советская электронная в 80-е годы.

А.М.: Видите, во что-то вы всё-таки играли.

Д.О.: Но это было давно.

А.М.: Я к чему спрашиваю. Я вкратце для вас опишу специально, в чём суть игры. Маленький рыженький смешной Милонов бежит, преодолевает препятствия, мочит направо и налево содомитов и наркоманов. Чем больше замочит, тем больше шансов, что, например, притон превратится в молодёжный Дом культуры. И так далее. Милонова надо кормить, естественно, шаурмой. Как вам этот предвыборный ход?

Д.О.: Милонов себя раскручивает, почему бы нет. А Миронов снимал…

А.М.: Дебаттлы?

Д.О.: Да, каждый изощряется как может.

А.М.: А это говорит о чём? О том, что уже совсем нечем зацепить аудиторию?

Д.О.: Им же надо что-то придумать, вот они и пытаются. Наверное, не они, а какие-то люди, которые около них кормятся, я думаю.

А.М.: Интересно, что Милонов так и не признался, что это его рук дело и его команды. Он вообще говорит, что хорошо бы повстречаться с этими ребятами. Верите вы в такой сценарий?

Д.О.: Значит, они выбрали такой хитрый способ. Почему нет?

 

 

Клинтон умирает? О том, почему Трампу на руку шумиха вокруг состояния здоровья соперницы

А.М.: Ладно, дальше идём. Сейчас под вечер стали приходить тревожные сообщения о том, что у Хиллари Клинтон совсем уже плохо со здоровьем, и некоторые телеканалы даже допустили слово "умерла", правда потом оговорились, что "умирает".

Д.О.: А что там произошло?

А.М.: Больше ничего, вот вся информация. Начинает ведущий BBC выпуск со слов, что у него срочное сообщение, говорит, что умерла, потом уточняет, что умирает, и всё.

Д.О.: Да ладно. Это не какие-то жёлтые новости, это серьёзный телеканал?

А.М.: Дело в том, что про то, что умирает, уже много кто чего написал. И на это уже нормальные люди не реагируют, но понятно, что там со здоровьем действительно не очень хорошо. Но это же не значит, что уже всё случилось. Если вдруг это произойдёт, как будет развиваться ситуация в Соединённых Штатах и наши взаимоотношения с США?

Д.О.: Знаете, цинично так говорить…

А.М.: Конечно, цинично, но всякое может быть.

Д.О.: Да. Но это плохо для кампании Трампа. Мне условно приятен Трамп в этой истории с выборами.

А.М.: А почему плохо для его кампании?

Д.О.: Хиллари для него довольно удобный противник, потому что очень много скандалов. И лучше бы, чтобы эта тема так же крутилась, чтобы с ней ничего такого не случилось, но чтобы она поддерживала эту тему в информационном поле.

А.М.: Этот образ больной женщины?

Д.О.: Да, это всё удобно для Трампа. Но не то, чтобы она выбыла вообще полностью по состоянию здоровья.

Тогда демократы могут заменить её, например, на вице-президента Джо Байдена, а это Трампу будет неудобно
Дмитрий Ольшанский

Понимаете, по отношению к Байдену нет такой аллергии, какая есть к Хиллари у многих в Америке.

А.М.: И тогда уже Трампу, в общем, ничего не светит?

Д.О.: Я не знаю насчёт "ничего", но, конечно, для него будет намного сложнее, если Хиллари прекратит участие в выборах по состоянию здоровья, это будет для него очень неудачная ситуация.

 

 

Где искать корень зла? Как миллиарды Захарченко связаны с недопуском россиян на Олимпиаду и Паралимпиаду

А.М.: Дальше идём. Это уже новость не сегодняшняя, а вчерашняя. Хакеры взломали базу WADA, распространили информацию о том, что Серену Уильямс, её сестру и Симону Байлз кормили чуть ли не наркотой какой-то. Наши ликуют, естественно, говорят: "Чудо какое! То есть им можно, а нам нельзя?" А наши всё бегают по судам — им в Брюсселе отказали, ещё где-то отказали. Чем это всё может закончиться?

Д.О.: Вы знаете, это ничем не закончится, потому что это и есть нормальная, логичная ситуация. 

Да, им можно, нам нельзя. Да, так и есть, так было, так будет
Дмитрий Ольшанский

Это же их правила.

А.М.: И в судах нет смысла торчать?

Д.О.: Я думаю, нет.

А.М.: А как нам вернуться, например, в паралимпийскую гонку, в олимпийскую гонку? Буквально пару дней назад выяснилось, что был чемпионат по танцам на колясках, наши заняли там призовые места, но у них отобрали медали...

Д.О.: На самом деле вся эта Олимпиада, Паралимпиада, все эти скандалы — это часть намного большего политического процесса, потому что мы понимаем, что это не просто спортивные события.

А.М.: Разумеется.

Д.О.: Понятно, что это часть большого политического наезда. Это очевидно. Но что важно: наезд был, есть, ничего с этим не сделаешь.  

Важен ответ на этот наезд. А ответ на этот наезд со стороны России сейчас очень плохой в целом, жалкий
Дмитрий Ольшанский

Он сводится к тому, что: "Пустите, пустите нас хотя бы куда-нибудь немножко, пожалуйста! Мы очень просим! Хотя бы в прихожей постоим". Конечно, это провоцирует новые и новые разные придумки, чем бы ещё прищучить нас. Если бы это был более жёсткий стиль поведения…

А.М.: Например?

Д.О.: Не знаю. Важно психологическое ощущение. Понимаете, психологическое ощущение очень плохое от поведения нашего государства в ответ на все эти наезды. Очень слабое ощущение. С чем это связано на самом деле? Ведь не с тем, что они не могут в теории придумать, как им себя вести более твёрдо. Это связано с тем, что просто личное будущее подавляющего большинства чиновников и их семей связано с Западом. Вот и всё.

Они психологически абсолютно завязаны на европейский или европейско-американский мир. Финансово и во всех остальных отношениях
Дмитрий Ольшанский

Поэтому они не могут, понимаете? В этом драма — что их выгоняют, а они лезут обратно.

А.М.: Давайте я вам предложу самый драматичный вариант.

Д.О.: Я зайду с другой стороны. Смотрите: скандал с этим полковником Захарченко.

А.М.: Давайте, допустим.

Д.О.: Там уже какие-то швейцарские счета нашли, и не случайно. Потому что эти деньги зачем? Очевидно, что у этого Захарченко, у любого такого человека, уже есть квартира, дача, машина, шофёр, чёрная икра. Эти деньги — это что? Это билет в первый мир, больше ничего.

А.М.: А границы этого первого мира где заканчиваются?

Д.О.: В разном смысле по-разному, но понятно, что там есть какие-то топовые страны, которые имеются в виду, — Англия, Швейцария, Австрия и несколько других, где они любят все селиться. Но без этого нет смысла. А это только один такой полковник! Сколько их ещё может быть? Сколько угодно. Все эти деньги имеют смысл только в том случае, если человек выходит на пенсию или его дети учатся, какие-то жёны, любовницы — у кого что, — родители. И они туда все переезжают постепенно.

А.М.: Кстати сказать, здесь было предложение довольно здравое насчёт того, чтобы запретить нашим богатым людям отправлять детей учиться за границу. У нас мало своих хороших вузов? Помогло бы?

Д.О.: Может быть. Это сложная проблема. Но с другой стороны, дети — это нарушение римского права. Ребёнок — это другой субъект права, чем его отец. 

Если вам выпало родиться в определённой семье, то, получается, вы лишаетесь определённых гражданских прав сразу, — это невозможно
Дмитрий Ольшанский

А.М.: Это хорошо бы, но нереально.

Д.О.: Это нарушает все представления о юстиции, с моей точки зрения. Хотя понятно, что чисто прагматически ход мысли ясен. Так вот, я к чему всё это веду. Вся слабость этих ситуаций именно с этим и связана. Почему с китайцами себя так не ведут? У китайцев же всё то же самое есть. У них есть проблема Тибета, проблема уйгурских сепаратистов каких-нибудь, проблема их отношений с Тайванем, там миллион всего есть, проблема гражданских прав в самом Китае. Но дело в том, что китайские товарищи не сидят в Лондоне. Какие-то есть китайские олигархи отдельные, но в целом их руководство не сидит в кармане у Запада.

И поэтому они себя ведут с Китаем намного более уважительно, чем с нами
Дмитрий Ольшанский

Здесь корень всего. Корень зла всегда в деньгах. И во всём том, что вокруг этих денег выстраивается.

А.М.: Слушатель пишет: "Дмитрий, на ваш взгляд, есть ли у нас в правительстве хоть одно министерство, не замеченное в коррупции?"

Д.О.: Нет.

А.М.: Ни одного. "Запретный плод сладок. Бесполезно запрещать людям уезжать", – слушатель высказывает свой взгляд на это предложение. "А почему китайцы, в отличие от нас, не возмущаются на США по правилам допинга, а просто едут на Олимпиады?"

Д.О.: Я говорю, что на китайцев в такой степени не наезжают, как на нас, и это связано именно с положением их элит. Китай себя ведёт как полностью суверенное, независимое государство, а мы всё время пытаемся занять позицию саудовских, катарских шейхов. Но нам не дают, нам говорят: "Нет, ребята, вы не будете катарскими и саудовскими шейхами". Потому что как устроена жизнь катарских и саудовских шейхов? Они там у себя дома что хотят, то и делают, но при этом ездят в Лондон, и они там в полном шоколаде.

Вот это наша коллективная национальная идея у верхнего 1% населения. Жить как в Катаре и Саудовской Аравии, причём не здесь
Дмитрий Ольшанский

А они не хотят этого. Кстати, интересный вопрос, почему они этого не хотят. Саудовская Аравия же воюет в Йемене, на чужой территории как бы. Нормально, это никого не смущает. И всякие стрёмные истории тоже связываются с этими государствами, связанные с поддержкой разных сомнительных группировок. Там много чего можно пришить. Обама, кажется, опять на днях запретил какие-то иски по поводу Саудовской Аравии в связи с 11 сентября. Замечательная, кстати, история. В связи с тем, что была годовщина. World Trade Center, эти близнецы, их взорвали граждане Саудовской Аравии, а война произошла в Афганистане и в Ираке.  

Кошелёк я потерял. Где я его буду искать? Под фонарём. Не там, где я его потерял, а там, где видно. То есть Саудовская Аравия ни при чём
Дмитрий Ольшанский

Это и есть та позиция, которую бы хотела занять Россия, к сожалению. Но не дают. Почему не дают? Потому что всё равно боятся. Понятно, что воры, бандиты, мафия – всё понятно. Но боятся, потому что призрак Российской империи и Советского Союза, огромный многосотлетний признак – он даёт в культуре такую мощную историческую тень, что они не готовы на то, чтобы здесь был сателлит, американский, европейский сателлит по тем правилам, по каким живёт Ближний Восток. Если будут какие-то совсем карикатурные марионетки в стиле украинско-грузинском, то да.

А.М.: Вы сейчас хорошо сказали насчёт призрака Советского Союза. Интересно, что когда смотришь какие-нибудь ролики европейские, что-нибудь развлекательное, весёлое, "что в России едят на завтрак", допустим, – у них же у всех полная ассоциация, что у нас здесь до сих пор Советский Союз.

Д.О.: Если по массовой культуре смотреть, они перестраиваются чуть-чуть. Это Трамп появился, который по-другому себя ведёт. Но, в принципе, мейнстрим этих элит всё равно настроен на то, что не надо нам этого ничего. Не надо и всё. Грубо говоря, в качестве такого сателлита, в качестве вассала здесь может выступать только то государство, которое будет сначала при их поддержке разделено на части, лишено ядерного оружия. И уже только потом, когда оно превратится в такую Грузию…

А.М.: Тогда уже проще будет разобраться.

Д.О.: Тогда да, но не раньше. В нынешнем своём виде всё равно страна такая, что они не хотят этого. 

И драма вся заключается именно в том, что отсюда туда идёт постоянное стремление: "Полюбите нас". А они говорят, мол, нет, не полюбим
Дмитрий Ольшанский

 

 

"Общак" Захарченко. О том, почему разоблачение одного чиновника – не показатель борьбы с коррупцией в целом

А.М.: Давайте вернёмся к коррупционным скандалам. Сегодня более или менее цифру очертили. Сначала говорили, 7 миллиардов, потом восемь, потом уже девять. Сегодня сказали, что всё-таки 8,5 миллиардов. Это я про товарища Захарченко.

Д.О.: Это сотни миллионов долларов.

А.М.: Во-первых, вы верите в цифру?

Д.О.: Да, конечно.

А.М.: Огромное количество людей говорят, что не бывает такого.

Д.О.: Почему? Какой-то общак, наверное. 

Я думаю, что это не только его личные деньги. Это какие-то коллективные деньги, которые где-то у кого-то хранились
Дмитрий Ольшаснкий

А.М.: Но ведь именно он купил квартиру для того, чтобы их хранить.

Д.О.: Да, потому что есть у людей какие-то свои отношения. Кого-то назначают ответственным за кэш.

А.М.: Думаете, он просто ответственный? Или он всё-таки главный во всей этой группировке?

Д.О.: Не знаю. Откуда я знаю? Следствию виднее. Понятно, что, может быть, это коллективные деньги. Там в другом дело, в том, что это сотни миллионов долларов, связанные только с одной, может быть, группировкой этого человека и каких-то других. А сколько их таких? Можете себе представить? Есть Гайзер и компания. На самом деле понятно, что десяток таких группировок годовой бюджет России точно закрывают.

А.М.: Говорят, восемь месяцев разрабатывали Захарченко.

Д.О.: Нет, я уверен, что проблема только в согласовании.

Бывают какие-то люди, которых, оказывается, можно трогать, какие-то козлы отпущения. Происходит какой-то удачный наезд одной силовой структуры на другую, и вот они кого-то прихватили
Дмитрий Ольшанский

Кто-то сходил к кому-то наверх, сказал: "Какое безобразие! Сколько компромата!" – "Ну ладно, берите".

А.М.: То есть вы не верите, что это самая настоящая борьба с коррупционерами, системная борьба?

Д.О.: Нет.

А.М.: Просто кто-то кому-то что-то разрешил.

Д.О.: Если надеяться на лучшее, то, можно сказать, что какой-то средний слой воров в нашей стране, на уровне всех этих мэров, губернаторов, замминистров, полковников, может быть, действительно за счёт всех этих посадок будет немножко получше, потому что кризис. И в кризис денег становится сильно меньше, за них драка ужесточается.

Может быть, какие-то высшие, условно говоря, слои начальства сожрут средние
Дмитрий Ольшанский

В том смысле, что с мелочёвкой разбираться не интересно, а посягать на высшую часть коррупции – это значит, себя самого не уважать. Поэтому этот средний слой, который в общей сложности контролирует миллиарды долларов – эти деньги можно у них отнять. Значительную часть перераспределить в свою пользу, что-то дать людям, чтобы не слишком провоцировать их недовольство в эти трудные годы.

А.М.: Вот ещё одна версия от слушателя нашего: "Могли ли силовики готовить переворот власти и монетизировать эти деньги в одном месте?"

Д.О.: Нет, какой переворот? О чём речь? Это смешно всё. В Турции попробовали. Конечно же, нет. У всех эти деньги, абсолютно у всех. Понятно, что в любых структурах есть люди, которые контролируют значительные денежные потоки. Где-то они больше, где-то они меньше, но это везде так.

А.М.: Интересно, что начальник этого самого Захарченко, товарищ Курносенко, он как бы вроде ни при чём, к нему и вопросов нет.

Д.О.: Всё время так. Помните, арестовали у Мединского зама в какой-то момент? Потому что это некая сословная система. Средний слой, среднее сословие начальников.

А.М.: Их можно трогать, вы думаете.

Д.О.: Видимо, да. Их сейчас стали жрать на фоне кризиса.

 

А.М.: По вашей логике, все в курсе, все всё знают, и все виноваты?

Д.О.: Нет, просто есть, условно говоря, сословный принцип, есть иерархия. И понятно, что высшие начальники, которые лично известны президенту, – они требуют санкций совершенно другого уровня. Я думаю, что на это нужно личное решение президента, связанное с какими-то существенными для него обстоятельствами, и ничьё больше. Никто другой не может посягнуть на главного начальника того или иного направления. 

А все эти замы, все эти полковники, руководители каких-то областей – в принципе, я думаю, что можно сожрать, если что
Дмитрий Ольшанский

А.М.: Я ещё хотела с вами обсудить чудесную женщину, Азу Батажову. Вы знаете, кто это?

Д.О.: Нет.

А.М.: Как вы упускаете эти новости? Вчера у Лимонова спрашиваю – тоже не знает.

Д.О.: Бог миловал.

А.М.: Да вы что! Это прекрасная женщина, это начальница следственного управления УВД по ЦАО, это такая "шальная императрица", которая на своих планёрках устраивает разнос подчинённым. Ругается, матерится, говорит: "Застрелиться вам надо, мозгов у вас нет". Я-то думала, вы сможете как-то интересно, с эпитетами прокомментировать, что же у нас творится в органах, или дело в женщинах, в конце концов. Может быть, это женский вопрос на самом деле? А вы даже не слышали.

Д.О.: Увы.

 

 

Явка обязательна? О том, почему от Госдумы, по сути, ничего не зависит

А.М.: Давайте к выборам. Вчера говорила Памфилова, что надо сделать обязательным голосование, сегодня уже говорит, что нет, не надо, и нам это пока не грозит. Что это такое? Это проверка была нас на вшивость?

Д.О.: Это какая-то дурь, по-моему. Лишь бы кому-нибудь что-нибудь запретить. Давайте добровольно всё-таки.

А.М.: Но деньги тратят! Она же вам объяснила. Вам, мне и другим таким, как мы с вами. Деньги тратят колоссальные на всю предвыборную кампанию. Эти деньги в трубу улетают, потому что мы, видите ли, не можем оторвать свои задние места, пойти и поставить галочки.

Д.О.: Слушайте, они в любом случае улетают в трубу, потому что это же не выборы и не парламент, поэтому какая разница?

А.М.: Почему вы сами не баллотируетесь, например? Если вам эти все не нравятся.

Д.О.: Нет, дело же не в этом. Дело вообще не в том, кто баллотируется. Этот процесс тоже контролируется, кто баллотируется. Но дело не в этом. Допустим, он даже на какую-то часть не контролируется. Но это учреждение бессмысленное совершенно.

А.М.: Почему бессмысленное?

Д.О.: Потому что оно не формирует власть.

А.М.: Как это не формирует? Это люди, которые вносят законы, которые обсуждают их и передают в Совет Федерации. По крайней мере, так задумывалось.

Д.О.: Нет, это совершенно всё подконтрольный процесс, и в любом случае парламент у нас не является парламентом.

Парламент – это парламент в тех странах, где он отвечает за формирование власти, где от того, за кого мы проголосуем, зависит, какое будет правительство завтра
Дмитрий Ольшанский

В какой-нибудь Испании, Италии. Они проголосовали, у них образовалось. Даже на Украине, нами не любимой, допустим, образовалась коалиция какая-то, премьер-министр и так далее – какое отношение имеет наше правительство к тому, какие там депутаты? Никакого.

А.М.: Никакого, правда.

Д.О.: Вот и всё. Поэтому реальные все решения, которые принимаются правительством или администрацией – они совершенно никакого отношения не имеют к депутатам. Депутаты просто нажимают на кнопки. Парламент у нас закончился в 93-ем году. У нас парламент был всего-то три года на самом деле, в Российской Федерации в первые три года её существования, с 1990-го по 1993-ий. Это был парламент в том смысле, что он действительно мог отказаться что-то делать или, наоборот, сделать то, что не нравится исполнительной власти, за что его и расстреляли.

А.М.: Вы хотите вернуться в то время, я чувствую?

Д.О.: Я бы не сказал.

А.М.: Хорошо, вы хотите жить в том времени, где есть такой парламент?

Д.О.: Дело не во времени. Безусловно, я считал бы, что нам нужен реальный парламент.

А.М.: А как это сделать? Ваши предложения.

Д.О.: Там много чего можно сделать.

А.М.: Вы всегда так отвечаете на вопросы, Дмитрий: "много чего". Давайте конкретно: раз, два, три.

Д.О.: Главное – это отключить администрацию президента Российской Федерации от принятия решений в парламенте. Вот я вам скажу прямым текстом.

А.М.: Прямым текстом. Забрать ключи надо?

Д.О.: Да, потому что ключи от парламента находятся в администрации. Если не будет администрации, которая этим рулит – это пункт первый и, собственно, самый главный. Он же третий, четвёртый, шестнадцатый.

А.М.: Я уточню. Вы что, призываете к смене президента?

Д.О.: Нет, я говорю вообще не про президента.

А.М.: Только администрация президента.

Д.О.: Я говорю, что чиновники администрации влияют на парламентские процессы непосредственно, много-много лет влияют. Администрации меняются, но всё равно ключи от парламентаризма находятся в администрации. Это проблема номер один. Кроме этого, есть какие-то мелочи. Например, совершенно бредовое, ненужное голосование по партийным спискам. Его нужно вообще полностью ликвидировать. Нет же никакого голосования по партийным спискам, скажем, в Америке. Это бред, они там не голосуют за республиканцев и демократов, они голосуют за Джона Смита, который идёт в Конгресс, и который идёт от кого-то, допустим, пользуясь поддержкой какой-то партии. Понимаете? Никакие партии как списки не нужны, потому что это чистый мафиозно-воровской базар-вокзал.

Естественно, нужны только одномандатные выборы и только реальные кандидаты, причём с жёстким ограничением по количеству лет, которые человек прожил и живёт в этом месте
Дмитрий Ольшанский 

Нельзя выбирать человека, который живёт в Москве, кандидатом от Сахалина. Кандидатом от Сахалина может быть только сахалинец. Я бы вообще на первое время сделал жёсткий ценз "родился там".

А.М.: Вы уж совсем. Зачем так?

Д.О.: Потому что нам нужна защита местных интересов, понимаете?

А.М.: Для защиты местных интересов ещё есть сенаторы у нас.

Д.О.: Сенатором кого попало назначат куда попало. Тот, что у нас есть, Совет Федерации – это такой царский госсовет. Это аналог Государственного совета в Российской империи, где уходил в отставку какой-то уважаемый человек, какой-то князь, его сажали на картину Репина "Заседание Госсовета", и он там сидел. Вот это то же самое. Он там сидел, ему полагалась зарплата, шофёр и так далее.

А.М.: Всё совпадает. Давайте, допустим, про сенатора от Екатеринбурга. Мне удобнее, потому что я знаю ситуацию, я оттуда. Тоже уважаемый человек, бывший мэр. Да, наверное, отчасти его туда посадили, потому что нужно было уважить человека. Но он же знает ситуацию, что там происходит.

Д.О.: Екатеринбург, вот я вам приведу пример. Я после украинских событий, конечно, к нему с грустью отношусь, но всё же Евгений Ройзман. Вот это политический лидер Екатеринбурга, как ни крути.

А.М.: Да какой он лидер!

Д.О.: Безусловный лидер.

А.М.: Да бросьте. Почему?

Д.О.: Потому что он действительно демократически выбран.

А.М.: А вы знаете, чем занимается мэр в Екатеринбурге?

Д.О.: Я понимаю, но это связано только с тем, что они подмухлевали эти правила, чтобы не дать ему полномочий.

А.М.: Эти правила подмухлевали, как вы говорите, гораздо раньше, когда даже ещё вопрос не стоял о том, что сменится мэр.

Д.О.: Я сейчас не об этом. Я сейчас о том, что такие люди, которые там всю жизнь живут, которые там занимаются реальной политической борьбой, я не оцениваю сейчас личность Ройзмана, я просто говорю о том, что он там действительно популярен, и он действительно много лет является там лидером. Такие люди и должны сами формировать власть, тогда это всё имеет смысл. Тогда имеет смысл голосовать. Можно голосовать против, допустим. Я пошёл и проголосовал против, но это должна быть какая-то местная политическая борьба.

 

 

В списке значится. Об альтернативных кандидатах Ходорковского на пост президента

А.М.: Вы сами вспомнили про Ройзмана. Вчера Ходорковский список опубликовал, альтернативные варианты на кресло президента, там, кстати, Ройзман тоже есть. Там ещё есть Кудрин, там есть Навальный, Морщакова, Рыжков, Явлинский.

Д.О.: Это не Ходорковский, это он просто опросил экспертов, эксперты написали список людей.

Либерально-ориентированные люди написали тех, кто им нравится
Дмитрий Ольшанский

Вот и всё.

А.М.: Но ведь это означает, что и Ходорковскому они тоже нравятся?

Д.О.: Я не знаю, я не уверен.

А.М.: Как же? Да бросьте. Если бы не нравились, он бы не стал о них писать.

Д.О.: Нет. Пока они просто вывесили общий список. 

Я не думаю, что Ходорковскому все они так нравятся
Дмитрий Ольшанский

А.М.: А вам кто из них нравится?

Д.О.: Никто.

А.М.: Даже Ройзман?

Д.О.: Нет, Ройзман мне тоже не нравится, к сожалению. Он мне нравился когда-то, но после того, как он оказался на другой стороне в 2014 году, я не могу через это перейти для себя.

А.М.: Могу я вас попросить в формате блица дать короткие характеристики нескольким людям из этого списка?

Д.О.: Да, конечно.

А.М.: В одно слово. Явлинский.

Д.О.: Это нарцисс такой.

А.М.: Дальше. Навальный.

Д.О.: Человек, которому я бы никогда не стал доверять сумку на вокзале.

А.М.: Это не одно слово, но хорошо. Кудрин.

Д.О.: Кудрин – это наша власть, которая уже есть много лет.

А.М.: Рыжков.

Д.О.: Вообще ни о чём, по-моему.

А.М.: А Ройзман тот же самый?

Д.О.: Местный лидер, несомненно, надо отдать должное.

А.М.: Но, тем не менее, он вам не нравится.

Д.О.: Не нравится из-за Украины. Во всём остальном – действительно местный лидер.

 

 

Зачем уехала Гайдар и куда пропала Савченко. О том, что происходит на Украине

А.М.: Ладно. Дальше уже не в формате блица и о другой персоне, о Марии Гайдар. Всё-таки она прощается с Россией. Вы рады?

Д.О.: Очень хорошо. Пускай.

А.М.: А если попросится обратно?

Д.О.: Нет, обратно не надо.

А.М.: Вдруг не сложится у девушки...

Д.О.: Было бы хорошо процесс ускорить, чтобы другие тоже поехали.

А.М.: Кто именно?

Д.О.: Вот эти все, почти все, кого мы перечислили – тоже не помешало бы куда-нибудь уехать

То, что сейчас перед нами происходит – это всё политтехнологический цирк, к реальным выборам это не имеет отношения
Дмитрий Ольшанский

А.М.: Я ещё спрошу про Марию Егоровну. Говорят, что её чуть ли не шантажом принудили отказаться от российского гражданства. Это её оправдывает?

Д.О.: Шантажом или не шантажом – даже неинтересно. До свидания, и до свидания, очень хорошо.

А.М.: "Ходорковскому нравится Ходорковский", – слушатель здесь шутит. Что-то ещё было. "Куда делась Савченко?" Кстати, она в последнее время не в поле зрения СМИ.

Д.О.: Они ждут возможности. Я думаю, что они выступят. Савченко выступит, другие люди какие-то. Они выступят, когда будут следующие выборы в Раду. Может быть, в следующем году, может быть, они будут досрочными. Но я думаю, что ближе к выборам следующим Савченко сыграет ещё роль.

А.М.: Голосование запустила, всё работает.

СЛУШАТЕЛЬ: Подскажите, пожалуйста, как, на ваш взгляд, реальны ли контрудары Украины по Донбассу в связи с экономическим кризисом там?

Д.О.: Я бы не исключал. Это вполне возможно. Но мы, конечно, не можем предсказать, когда именно это случится.

СЛУШАТЕЛЬ: А реакция России, на ваш взгляд?

Д.О.: Я надеюсь, что она будет достаточно жёсткой. По крайней мере, за то время, которое произойдёт прежде, чем начнётся какой-то очередной Минск-3, Минск-15 и так далее, всё-таки удастся что-то переломить, и как-то людей на свободу выпустить из той клетки, в которой они там сидят, к сожалению.

А.М.: Между тем, только что я читала о Штайнмайере, который анонсирует вступление в силу режима тишины в Донбассе с 15 сентября. А я не помню, чтобы прошлый режим тишины кто-то отменял. Он же вроде и так действовал, правда все стреляли, всё взрывалось.

Д.О.: Это бесконечная комедия. 

Потом будут обвинять друг друга в том, что нарушили. Это всё унылая 286-я серия Санта-Барбары
Дмитрий Ольшанский

А.М.: А про перемирие в Сирии вы верите?

Д.О.: Нет, тоже это всё чепуха.

А.М.: Точно такая же история, вы думаете?

Д.О.: Да, конечно.

 

 

О том, кто пройдёт и не пройдёт в новую Госдуму 

А.М.: Ладно, дальше идём. Дмитрий, по-вашему, из 14 партий сколько в Думу пройдёт?

Д.О.: Я думаю, что четыре нынешние партии. И мне бы не очень этого хотелось, даже совсем не хотелось, чтобы прошла партия "Яблоко", но я думаю, что у неё есть такие шансы.

А.М.: Кстати сказать, слушатели понимают, что выбор, хоть и есть, но он какой-то небольшой, спрашивают вашего совета, за кого голосовать.

Д.О.: Хороший вопрос. Если кому-то хочется сходить и проголосовать – прекрасно. Гражданский долг или как это называется?

А.М.: Да. Что вы ёрничаете? Гражданский долг.

Д.О.: Я не отношусь к этому сейчас серьёзно, но тем не менее. По-моему, есть две важные вещи. Первое – на мой взгляд, ни в коем случае не нужно голосовать за те политические силы, которые выступают на стороне нашего прямого военного противника, то есть Украины. Это партия "Яблоко" и "ПАРНАС", очевидным образом. Это первый критерий. И второй критерий, тоже мой личный – я бы никогда не поддержал политиков и те партии, которые выступают за сохранение 282-ой статьи и вообще всего комплекса статей за мыслепреступления и символические преступления как таковые. Для меня критерии – это именно это.

А.М.: Дальше идём. Я понимаю, что вопрос, может быть, дурацкий, но всё равно люди спрашивают. Сами вы собираетесь пойти, несмотря на то, что считаете выборы бессмысленными?

Д.О.: Не знаю. Там одна моя приятельница по Центральному округу идёт, я, может, за неё схожу, проголосую просто из человеческой симпатии.

А.М.: Понятно.

СЛУШАТЕЛЬ: Дмитрий, вы человек образованный, пассионарный даже. Наверняка вы согласитесь со мной, что один из признаков фашистского общества – это нетерпимость к меньшинствам и к другим точкам зрения. Это к вашим репликам, что побыстрее бы все отсюда уехали, кто вам не нравится. А вопрос у меня к вам такой. Вопрос будет очень злой, к сожалению. Как вы относитесь к интеллектуальному уровню нашего народа, если он, например, не любит "Единую Россию", но любит её лидеров. Как долго наш народ будет соглашаться с таким древним лозунгом, как "царь хороший, бояре плохие"?

Д.О.: Насчёт меньшинств. Просто мне не нравятся люди, которые занимаются в России политикой, при этом поддерживают, повторюсь, военных противников России. Мне кажется, что такие люди в нашей политике не нужны. А большинство или меньшинство – меня это в данном случае совершенно не волнует. А что касается второго – я не очень даже понял. Я думаю, что у нас нет большой проблемы с интеллектуальным уровнем. Дело не в интеллектуальном уровне. Дело в том, что у нас люди, к сожалению, достаточно зависимы в известном смысле. Интересно было бы посчитать, сколько у нас людей прямо финансово зависимы от государства. 

Я думаю, что две трети минимум, до трёх четвертей прямо зависят от государства
Дмитрий Ольшанский

А.М.: Работники госучреждений.

Д.О.: Госслужащие, бюджетники, все на свете, все госкорпорации – я думаю, что это чуть ли не три четверти взрослого населения. Понимаете? Поэтому, конечно, у нас есть некоторая зависимость от государства. Это такая традиционная историческая наша беда, что у нас очень трудно развивается вообще любая самостоятельность. И конечно, есть такое ощущение, что ничего нельзя изменить. Это тяжёлое наше ощущение вечное. Да, это наша беда.

А.М.: Максим интересуется: "Если наша элита так хочет на Запад, почему она до сих пор не сделала всё для этого и не расчленила страну, как это произошло с Советским Союзом?"

Д.О.: Потому что Горбачёвым-то не хочется быть. Пиццу что ли рекламировать потом? Нет, нужно чтобы с почётом всё было. Саудовская Аравия себя не расчленяет на какие-нибудь бедуинства маленькие. Нет, они, естественно, хотят определённого уровня уважения к себе и не получают, в этом драма.

А.М.: Слушатель спрашивает: "Какие, на ваш взгляд, шансы у "Партии роста?"

Д.О.: Никаких.

А.М.: Абсолютно. Дальше идём. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Я с вами не соглашусь. По-моему, пенсионеры не зависят от государства. Они будут получать свою пенсию при любом раскладе сил в Государственной Думе.

А.М.: Правда, это будет маленькая пенсия.

Д.О.: Как не зависимы от государства? Зависимы. Дают прибавки, не дают, увеличивают, индексируют, пятое-десятое, всё время играют. Дело в том, что люди пожилые, они всё это не разделяют. Это мы можем разъять на части, что стаж – это одно, Дума – другое, президент – другое. А многие это всё связывают воедино, что есть какая-то власть, она нам что-то дала, спасибо ей, не дала – не спасибо. Поэтому, конечно, многие пенсионеры тоже чувствуют себя зависимыми людьми, как и почти все мы в той или иной степени.

А.М.: Вы тоже чувствуете себя зависимым?

Д.О.: В известном смысле да.

А.М.: А в каком?

Д.О.: Всё время издаются какие-то новые и новые правила, под которые нужно подстраиваться.

СЛУШАТЕЛЬ: Я далёк от политики, и меня удивляет позиция многих людей публичных почти поголовная, что при упоминании фамилии Навальный его надо ругать. Тем не менее, я хочу понять всё-таки, почему и за что его надо ругать?

Д.О.: Потому что притворяется борцом честных против нечестных, но при этом сам постоянно делает какие-то вещи, на мой взгляд, очень сомнительные.

А.М.: 88% сегодня с вами, 12% – нет, с кем-то другим, видимо.

Теги:
звук, безвопросов, дмитрийольшанский, общество, сша, вмире, выборы, дональдтрамп, хиллариклинтон, украина, надеждасавченко, эксклюзивы

Другие новости