Статья:
19 сентября, 2016 16:54
19

Как "Единая Россия" побеждала в регионах

Политолог Ростислав Туровский – о том, почему партия власти выиграла у оппозиции в одномандатных округах.

Возвращение одномандатных округов может оказать серьезное влияние на работу Госдумы, поскольку пришедшие с мест люди безусловно заинтересованы в том, чтобы продвигать интересы своих избирателей в округах. Это означает, что региональная и местная повестка будет гораздо активнее звучать в парламентской деятельности.

Прежнему составу Госдумы не хватало налаженной обратной связи с избирателями. Хочется надеяться, что в новом составе обратная связь будет налажена гораздо лучше. И это должно пойти на пользу решению местных социально-экономических вопросов. А таких вопросов огромное количество, и их решения теперь очень ждут избиратели, прежде всего те, кто оказал доверие кандидатам «Единой России».

В целом кампания в одномандатных округах стала одной из наиболее ярких и интересных составляющих прошедших думских выборов. Причем дело не только в том, что в стране возникло 225 в разной степени конкурентных сценариев избирательных кампаний, чего у нас не было долгое время, в связи с отсутствием выборов в округах в 2007 и 2011 гг., но и в том, что голосование там очень серьезно повлияло на голосование за партийные списки.

Сложилась ситуация, при которой в одномандатных округах «Единая Россия» одержала еще более сокрушительную победу, чем это прогнозировалось. Даже в тех случаях, где кандидаты от «Единой России» и кандидаты от оппозиции имели сопоставимые шансы, в большинстве случаев добились победы именно кандидаты от партии власти.

Объясняется это достаточно просто.

Во-первых, очень тщательной и качественной подготовкой кандидатов «Единой России» к выборам именно в одномандатных округах, чему безусловно способствовала процедура праймериз, предварительного конкурентного отбора кандидатов.

Во-вторых, стартовым электоральным капиталом, которым обладали буквально все кандидаты от ЕР и которым не могли похвастаться другие участники кампании, а именно - принадлежностью к президентской партии. Это давало почти любому кандидату от ЕР возможность получить как минимум 30% голосов.

В конечном итоге понятно, что в дополнение к этому стартовому потенциалу сама работа кандидатов с избирателями на территории позволяла получать и гораздо больше 30% (и, разумеется, результаты победителей сильно отличаются друг от друга).

Однако есть немногочисленные случаи, когда «Единой России» и ее кандидатам все-таки не удалось добиться победы. Таких случаев, по предварительным данным, всего три.

Например, речь идет об Иркутской области, где у власти находится представитель КПРФ, и соответственно губернаторский ресурс работал уже не на единороссов, а на кандидатов от КПРФ. Это позволило кандидату КПРФ Щапову достичь победы.

Либо возникали ситуации, когда яркие представители левой оппозиции умело пользовались теми протестными настроениями, которые возникли в регионе (и которые, кстати, во многом были обращены не против федеральной власти, а против губернаторов), и сумели, благодаря этому, опередить достаточно сильных кандидатов от «Единой России». В двух случаях – в Марий Эл и Ульяновской области – представители партии власти все-таки не выдержали столкновения с известными активными кандидатами от КПРФ.

Но в тех случаях, где единороссам противостояли кандидаты, опирающиеся скорее на ресурсы части местных элит и не ассоциирующиеся в глазах избирателей с какой-то яркой оппозиционностью, «протестные» кандидатуры набирали мало. Примечательно, что «Справедливой России» не удалось провести ни одного кандидата, который бы противостоял «Единой России». Даже Алексей Чепа, Валерий Гартунг и Александр Бурков, наиболее очевидные потенциальные претенденты на успех, не смогли доказать избирателям, что они лучше смогут решить их вопросы, чем кандидаты от ЕР, которые и выиграли в соответствующих округах.

Похожий случай связан с Партией роста и с такими ее раскрученными фигурами как, например, Дмитриева в Санкт-Петербурге и Слипенчук в Бурятии, которые потерпели поражение по тем же причинам.

Если же говорить об оппозиции в целом, то уровень ее подготовки к выборам в одномандатных округах был заметно слабее, чем у «Единой России». Однако во многих округах оппозиционные кандидаты сильно старались, особенно на завершающем этапе кампании. Но, по всей видимости, им все-таки не хватило ни ресурсов, ни популярности, хотя во многих случаях оппозиционеры добились пусть не победы, но весьма неплохих результатов в их личной политической карьере. Более 20% - это очень хороший результат, и таких результатов было много, но все же этого не достаточно для успеха в сложившейся партийной системе.

При этом тема фальсификаций для прошедших выборов стала второстепенной прежде всего потому, что были предприняты серьезные усилия для того, чтобы предотвратить рвение местных чиновников и некоторых кандидатов к подтасовыванию результатов голосования. В этом эффективно сработала система избирательных комиссий во главе с ЦИК. Кроме того, использовала свои ресурсы, чтобы обеспечить открытость избирательного процесса, и администрация президента.

Но говорить о том, что тема фальсификаций совсем ушла с повестки дня, конечно, было бы неправильно. Претензии возникают и будут возникать, но вопиющих ситуаций, когда, например, победа кандидата от ЕР была бы сомнительной и достигнутой при каком-то минимальном перевесе, попросту нет. А отдельные нарушения – это то, чего в нашей системе полностью избежать нельзя. Однако ЦИК не только наблюдает, но и вмешивается в разрешение конфликтных ситуаций, которые возникают, что касается, например, Ростовской области.

Претензий в отношении нарушений на выборах можно в первую очередь ожидать от КПРФ. В частности, возможны претензии в Мордовии, где на региональных выборах КПРФ не преодолела 5% барьера. Но других явных ситуаций, где КПРФ могла бы обоснованно выступать за пересмотр итогов выборов, пожалуй, не возникнет.

Весьма успешно выборы прошли в территориальной группе, где лидером списка ЕР является Вячеслав Володин. Партия получила там один из самых высоких результатов по стране, если не брать в расчет республики. В особенности, выделились сама Саратовская область – родной регион Володина. Тамбовская и Пензенская области тоже продемонстрировали очень высокие результаты. В Волгоградской области, более крупном и сложном регионе, результаты немного ниже, но все равно являются весьма высокими.

С этой точки зрения, КПРФ, традиционный главный конкурент ЕР во всех этих регионах, не могла ничего противопоставить соперникам, поскольку не располагала ни столь же эффективной партийной организацией, ни столь же яркими публичными лидерами. Поэтому в рамках этой территориальной группы единороссы целиком и полностью обыграли коммунистов, а также другие оппозиционные партии.

Любопытно также, что «Парнас», как главный претендент на статус радикальной оппозиции, оказался сугубо московской партией. Даже не партией крупных городов, а именно московской партией, поскольку только в Москве и нигде более он не сумел получить хоть сколько-нибудь значимые, хотя тоже крайне небольшие, результаты. А феномен Мальцева, несмотря на всю его агрессию, не оказал столь уж большого влияния на ход избирательной кампании.

Поскольку, во-первых, с приходом Мальцева «Парнас» фактически потерял свою идентичность, так как уже не смог позиционировать себя как либеральная партия (либералом Мальцев не является), но и не стал партией националистов, т.е. просто лишился своего политического лица.

Сам же Мальцев выступал с довольно агрессивной антипрезидентской риторикой, но это было политически бесполезно, потому что при том уровне поддержки, который имеет в обществе президент, агрессивная риторика могла, конечно, мобилизовать какую-то часть электората, но очень маргинальную, что и показали итоги выборов. Поэтому никакой послевыборной перспективы за счет прихода Мальцева «Парнас», как партия, не приобрел, а личная перспектива Мальцева тоже находится под большим вопросом.

Что касается межпартийных отношений в новой Госдуме, то здесь от «Единой России» требуется еще более тонкая политическая игра, чем прежде, в установлении консенсуса между парламентскими партиями. Поскольку все партии парламентской оппозиции потеряли значительную часть своих депутатов, и их фракции соответственно уменьшились.

В этих условиях важно не столько демонстрировать полное доминирование ЕР, сколько соблюдать правила корректного межпартийного взаимодействия, не прибегая к конфронтации. В частности назревают новые продуманные решения о распределении руководящих постов в Государственной думе, как это всегда было в предыдущих созывах при участии всех партий, представленных в парламенте.

Другими словами, парламентский консенсус обязательно должен быть перезагружен в условиях спокойного межпартийного диалога, несмотря на безусловное укрепление позиций «Единой России» и новое обретение ей конституционного большинства.

Теги:
мнения, госдума2016, выборы, регионы, единаяроссия, оппозиция, цик, партии, кпрф, справедливаяроссия

Другие новости