Статья:
21 сентября, 2016 10:00
18

Тегеран-16. Кто фаворит в шахматной партии российских и иранских нефтяников?

Уже как минимум полгода крупнейшие российские нефтяные и газовые компании каждый месяц исправно посещают иранские энергообъекты в поисках выгодных контрактов. Одним из первых и, наверное, самым настойчивым оказался "Лукойл". Как выяснил Лайф, компания Вагита Алекперова в шаге от получения права на разработку двух персидских месторождений. Но Иран при этом играет в свою игру, которая не слишком выгодна российской стороне...

Уже в ближайшее время компания может подписать меморандум о разработке двух некрупных месторождений — Мансури и Аб-Теймур. Об этом говорится в отчёте Иранской национальной нефтяной компании (NIOC), с которым ознакомился Лайф. В пресс-службе "ЛУКойла" нам подтвердили факт переговоров, но от дальнейших комментариев отказались.

В пресс-релизе NIOC Алекперов говорит лишь о том, что компания надеется приступить к изучению месторождений уже в октябре. Всё же основной целью визита главы "ЛУКойла" в Иран были не столько разработка этих двух месторождений с общими запасами в 5 млрд барр., сколько возвращение на уже знакомый ещё до санкций проект "Анаран". Да, его показатели сравнимы с суммарными цифрами Мансури и Аб-Теймура — 2 млрд барр. Но, в отличие от первых двух, они доказаны. По "Анарану", как узнал Лайф из свежего сообщения комиссии маджлиса (Иранский парламент), "ЛУКойл" пока гарантий получить не смог, лишь продолжив с персам уже набившие оскомину переговоры, безрезультатно длящиеся с момента снятия с Тегерана международных санкций.

"ЛУКойл" несколько лет работал в Иране: вместе с норвежской Statoil он разрабатывал проект "Анаран", на нём в 2005-м по итогам бурения разведочной скважины было открыто крупное нефтяное месторождение Азар. По оценке Statoil, добыча на блоке Анаран к 2010 году могла составить 5 млн т, но дальнейшим работам помешали американо-европейские ограничительные меры. В итоге в 2010 году "ЛУКойл" вышел из проекта и признал убыток от обесценивания инвестиций в Иране в $63 млн. Хотя $60 млн ему впоследствии были возмещены.

"Возвращение в Персию" стоило бы начать именно с "Анарана", не раз говорил журналистам Алекперов.

Месторождение, которое мы знаем, изучили, у нас есть геологические материалы. Мы прекрасно понимаем географию, логистику. И проект разработки лежит практически готовый
Вагит Алекперов, глава "ЛУКойла"  

Впрочем, интересы “ЛУКойла” иранцы в расчёт, судя по всему, берут неохотно. Куда более активно они продвигают нужные себе проекты. Подписывать соглашения "ЛУКойлу" с NIOC не впервой — первая ласточка была в конце января, тогда компании договорились о поиске углеводородов на севере Персидского залива, как раз в районе месторождений, по которым российская компания подпишет меморандум.

И это не говоря о том, что Мансури с Аб-Теймуром фактически уже "забиты" другим иностранным игроком — индонезийской Pertamina, подписавшей аналогичный меморандум с NIOC по этим месторождениям несколькими месяцами ранее. Будут ли компании работать на проекте вместе или месторождения придётся делить, представители "ЛУКойла", Pertamina и NIOC пока не говорят. Для участия в разработке иностранные инвесторы должны будут сформировать совместные предприятия с иранскими компаниями, отобранными местным правительством, сообщало иранское агентство IRNA.

Кроме проведения геологоразведки и разработки уже открытых месторождений Иран ждёт от "ЛУКойла" и участия в уже действующих проектах для повышения нефтеотдачи (enhanced oil recovery). Причём "ЛУКойл", по словам министра нефти Ирана Амир-Хуссейна Заманиниа, к этому готов.

Головокружение от успехов довело NIOC до того, что в конце августа она объявила о подписании сразу семи нефтяных контрактов с зарубежными компаниями, в том числе и с компанией Алекперова. Хотя, по словам самого менеджера, до конца с новым видом контрактов "ЛУКойл" не знаком. В течение двух лет Иран планирует подписать контракты на $25 млрд. Все они будут долгосрочными — до 25 лет, заявлял летом руководитель NIOC Али Кардора. Новый вид нефтяных контрактов, по словам Алекперова, проходит рассмотрение в парламенте Ирана и Совете старейшин. Представители двух этих госорганов не ответили на запрос.

— По тем элементам, которые мы видели, он более привлекателен, чем сервисный контракт, по которому мы работаем сейчас на территории Ирака. Он предполагает продажу нефти, привязку к международным ценам, то есть соглашение более гибкое. Но это предварительные условия, после внесения поправок они могут кардинально измениться, — замечал Алекперов.

Пока месторождения не разыграны, Ирану выгодно постоянно их рекламировать — звать и россиян, и китайцев, и европейцев, говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович. При этом те же китайцы, напротив, могут составить "ЛУКойлу" конкуренцию по ряду перспективных месторождений, так как существенный объём нефти Китай привык получать именно из Ирана. Впрочем, "ЛУКойл" может конкуренции избежать, кооперируясь с менее опытными игроками для противостояния китайскому лобби, считает эксперт.

— Те же проекты, по которым будущий инвестор уже заранее понятен, они стараются придерживать, такие, к примеру, как "Анаран". Вероятно, как только будут подписаны контракты по этим двум месторождениям, "Анаран" возвратят "ЛУКойлу", — считает Митрахович.

Проблема Ирана в том, что большая часть добычной инфраструктуры сильно изношена, для чего и нужны иностранные игроки, поясняет востоковед Игорь Панкратенко.

— При этом, если два года назад, когда Иран был под санкциями и желающих вкладываться почти не было, мы могли рассчитывать на преференции при выборе проектов для инвестиций. Единственным конкурентом был бы Китай. Теперь же время упущено и мы будем лишь "одними из", — говорит собеседник. — Несмотря на санкции те же китайские компании продолжали работать. К примеру, на днях был подписан контракт по строительству крупнейшего иранского НПЗ совместно с китайской Sinopec. 

В российской нефтяном секторе у "ЛУКойла" конкурентов нет, считает Митрахович из ФНЭБ. В последние несколько лет компания начала свою вторую волну экспансии на Восток, из России её гонят нелучшие условия по налогообложению, падающая добыча в Западной Сибири и ограничения по шельфу, перечисляет он.

Теги:
бизнес, нефть, лукойл, иран, ближнийвосток, эксклюзивы

Другие новости