Статья:
21 сентября, 2016 18:37
15

Погода в доме. Как повлиять на коммунальщиков, если в квартире очень холодно

По словам члена Общественной палаты РФ Артёма Кирьянова, если в отопительный сезон в квартире стабильно холодно, то жильцам не надо стесняться и сразу жаловаться на управляющие организации в прокуратуру.

АННА МИТНОВИЦКАЯ: Помогите разобраться: мы все привыкли, что температура ниже 8 градусов среднесуточная должна держаться на протяжении 5 дней. И после этого пора запускать тепло.

АРТЁМ КИРЬЯНОВ: Министерство строительства и ЖКХ в своих нормативах дало право субъектам федерации, регионам, определять самостоятельно начало отопительного сезона. Сейчас уже не обязательно ждать 5 дней, когда среднесуточная температура не поднимается выше +8 градусов. Те люди, которые страдают от того, что очень холодно, они могут обращаться к властям регионов, муниципалитетов и стимулировать начало отопительного сезона. Люди тоже должны сказать, что холодно. 

А. М.: А так не понятно? 

А. К.: Самое удивительное, что у нас несколько лет в Общественной палате есть горячая линия по отопительному сезону и  жители Москвы очень часто жалуются на "перетоп", что очень жарко. Просят отключить. 

А. М.: Зимой действительно очень жарко

Полную версию программы "Экономика по-русски" читайте ниже и слушайте в аудиозаписи.

 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Артём Кирьянов пришёл к нам в студию, председатель исполнительного комитета Российского союза налогоплательщиков, член Общественной палаты России, первый заместитель председателя Комиссии по развитию социальной инфраструктуры местного самоуправления и ЖКХ. Добрый день. Помогите разобраться: мы все привыкли, что температура ниже 8 градусов среднесуточная должна держаться на протяжении 5 дней. И после этого пора запускать тепло.

А. КИРЬЯНОВ: Этот норматив на сегодняшний день уже необязателен.

А. М.: Как это?

А. К.: Министерство строительства и ЖКХ в своих нормативах дало право субъектам федерации, регионам, определять самостоятельно начало отопительного сезона. Сейчас уже не обязательно ждать 5 дней, когда среднесуточная температура не поднимается выше +8 градусов.

Те люди, которые страдают от того, что очень холодно, они могут обращаться к властям регионов, муниципалитетов и стимулировать начало отопительного сезона
Артём Кирьянов

Я вам докладываю, что отопительный сезон в Москве начался раньше обычного. Пусть на несколько дней, но тем не менее. 

А. М.: Это так странно. Если это не обязательно, чиновники – те же люди, они тоже приходят домой с работы, тоже заходят в квартиры и понимают, что там холодрыга страшная, снимают с себя одежду рабочую верхнюю, надевают домашнюю и утепляются. Скорее всего, так. Вряд ли у них отдельные условия.  Либо они включают обогреватели, камины – у кого как. Почему же они не сделали этого раньше, в выходные? 

А. К.: В этом году уже делается. Люди тоже должны сказать, что холодно. 

А. М.: А так не понятно? 

А. К.: Самое удивительное, что у нас несколько лет в Общественной палате есть горячая линия по отопительному сезону и  жители Москвы очень часто жалуются на "перетоп", что очень жарко. Просят отключить. 

А. М.: Зимой действительно очень жарко. 

А. К.: Такая сложная технологическая система не может запускаться очень быстро. Какая-то инерция временная есть. Пусть 2-3 дня. В некоторых регионах делают попытки не убирать горячую воду из системы, от этого уже легче запуск. Несколько дней приходится ждать везде.

Можно начинать отапливать дома при температуре ещё 20 градусов, но надо ли это
Артём Кирьянов

А. М.: Наверное, не надо. Я могу понять, что по щелчку вся Москва тёплой резко не станет, чтобы комфортно стало жить. Сейчас чего ждать? Я пришла домой, потрогала батарею – нет, холодная. Утром – холодная. 

А. К.: Прежде всего, идёт подключение к важным объектам: детсады, школы, больницы и т. д. Я думаю, что сегодня-завтра этот вопрос в столице будет снят. У всех будет тёплая или горячая вода. 

А. М.: К пятнице уже будет хорошо. 

А. К.: 

Я уверен, что если власти Москвы анонсируют 20-го числа начало отопительного сезона, то 23-го всё должно включиться
Артём Кирьянов

А. М.: Ох, как хочется в это верить.

А. К.: Я не беру на себя обязательств за правительство Москвы, но что-то мне подсказывает, что так должно случиться.

О том, почему отопление в квартирах всегда появляется поздно

А. М.: Часто говорят о том, что неплохо было бы, чтобы человек сам определял, или стояк, или группа квартир, или подъезд. И чтобы они сами открывали вентиль в подвале, когда действительно холодно. 

А. К.: Это было бы неплохо, если бы у нас у всех домов были отдельные котельные и если бы у нас, как на Кипре, всё определялось солнечными батареями и бойлерами. Холодно тебе – пошёл включил, и отлично. 

А. М.: Я согласна, что у нас объективно не так. Но прийти мы к этому можем? Сколько это будет стоить? 

А. К.: Даже для того, чтобы провести общее собрание жильцов дома нужно много усилий. Здесь мы скорее движемся по пути не голосования собственников, а общественного внимания к этой проблеме.

Если предположить, что Общественная палата Москвы озаботится чуть раньше сбором пожеланий граждан и будет держать руку на контроле, то мы получим включение в тот момент, когда люди ещё не начали возмущаться, но уже стало холодать
Артём Кирьянов

Я думаю, что такими методами это будет проще делать. 

Возвращаясь к истории горячей линии в Общественной палате. С каждым годом мы наблюдаем серьёзное сокращение звонков в федеральный центр. Люди учатся решать эти проблемы со своими местными начальниками и управляющими компаниями, мэрами, и все региональные палаты практически запустили на местном региональном уровне такие линии и решают вопрос оперативно. Этот механизм более рабочий, чем голосование собственников, которое тяжело проводится и оформляется. 

А. М.: У нас несколько людей звонят, видимо, у них есть вопросы именно по тому, что вы только что сказали. Придётся отвечать. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вы говорите про отопление, про включение. У нас SOS. Район Жулебино. У нас не то, что включили отопление, у нас вторые сутки нет горячей воды. Ладно я, взрослый человек, но у нас соседи с маленькими детьми. Вы представляете? 

А. К.: Это аварийная ситуация. 

С.: Никто не отвечает ни в управляющей компании, ни в управе – все молчат. 

А. М.: Посоветуйте, куда обратиться.

А. К.: Обязательно надо позвонить в Государственную жилинспекцию по Москве, Мосжилинспекцию. У них телефоны есть на сайте. И второе, можно обратиться в прокуратуру района Москвы. 

А. М.: Это самый последний вариант… 

А. К.: Почему? Прокуратура является одним из наиболее активных защитников интересов граждан. Не надо к этому относиться как к экстремальной мере. Здесь речь идёт об аварии. Но почему управляющая организация молчит, это непонятно, они должны информировать граждан, вывесить объявление, объяснить, пройти по подъездам. Это разгильдяйство, которое мы пытаемся искоренять. За такие вещи надо при системном повторении и лицензии лишать.

А. М.: Несколько СМС-сообщений. Батареи холодные, но вода в них зажурчала. 

А. К.: Процесс идёт, его не остановить. 

А. М.: В Подольске включили отопление, чуть тёплые батареи, толку от них нет, а оплата будет существенная. Это действительно так. 

А. К.: Подождите, ещё нагреются.

А. М.:  Как бороться с тем, чтобы не платить полную сумму за едва тёплую батарею? 

А. К.: Тут надо мерить, акты составлять. Они не могут быть едва тёплыми в течение года.

У нас есть санитарная норма: +18 градусов в жилых помещениях. Если что-то ниже, то это уже просто невыполнение услуги, соответственно, от неё можно отказываться, получить компенсации
Артём Кирьянов

Но это уже сюжет для прокуратуры.

Слушатель: Город Котельники. Я являюсь председателем совета дома и столкнулся с такой проблемой. Летом озадачился вопросом установки котла отопления, у меня старая пятиэтажка, и все технические условия созданы, у меня стоит газовый водонагреватель. Технически у меня всё есть. Но упёрся в проблему закона о теплоснабжении, где сказано, что не допускается установка газового котла в квартирах. Вопрос: почему не разрешить людям в старых домах, где есть все эти условия, устанавливать данные котлы отопления? Это бы снизило градус напряжённости во время таких переходных периодов и экономическую нагрузку на содержание этих гигантских теплосетей. 

А. К.: Вопрос системный. Я не готов конкретному человеку ответить. Те, кто ставят газовое оборудование, если это разрешено, они экономят денег себе, но все остальные граждане, которые не ставят котёл в своих квартирах, получается, доплачивают за то, что не доплатил установивший газовое оборудование. 

А. М.: Почему? 

А. К.: Потому что домовую собственность кто-то должен обогревать. Тот человек, который у себя поставил газовое оборудование, он как бы своей квартирой занимается, дальше он отказывается или не платит и оформляет свой выход из "батарейного консорциума". 

А. М.: Либо у всех газовое оборудование, либо ни у кого? 

А. К.: Это один из примеров, когда такие вещи делаются, а осталось три человека, например, которые платят за весь дом по нагреву общедомовому. 

А. М.: Это уже жуткая ситуация. 

А. К.: Мы проводили не так давно слушание по проблемам внутридомового и внутриквартирного газового оборудования, они начались с вопросов о безопасности. Эти постоянные взрывы в домах с многочисленными жертвами. 

А. М.: За этим надо крайне внимательно следить. 

А. К.: Они являются следствием того, что граждане без всяких газовых котлов, просто имея газовые плиты, умудряются десятилетиями не пускать к себе в квартиру. Это всё находится в крайне запущенном состоянии, но нет никаких серьёзных механизмов обязать граждан проверять оборудование. В итоге шланги от стиральных машин подключаются к газовой плите – происходит взрыв, складывается дом, умирают люди. При этом ничего нельзя сделать, казалось бы. 

Надо заниматься профилактикой газового оборудования раз в год минимум
Артём Кирьянов

Представьте себе, мы разрешаем установку газовых котлов повсеместно. Причём, как только разрешим, никто даже не будет заявлять, что их устанавливает. 

Об износе отопительных сетей и авариях на них

А. М.: Разумеется. Всё это будет тихо, тайно, и потом концов не сыщешь. С точки зрения экономики и экономии, более ранний отопительный сезон в этом году насколько он утяжелит траты бюджета? 

А. К.: Я не думаю, что это будет сильное утяжеление. 

А. М.: Никто потом не будет жаловаться, что мы потратили на это массу денег и надо срочно где-то их взять, из какого-то фонда достать? 

А. К.: Вопрос про деньги – это не к отопительному сезону. Отопительный сезон – это, прежде всего, слаженная работа всех соответствующих органов. Второе - это инвестиции длительные в инфраструктуру. Это не вопрос, который напрямую зависит от того, когда включили. Разрушенные сети – это разрушенные сети. Сети, в которые не вкладывали много лет деньги, требуют ремонта, переоснащения, модернизации. 

А. М.: Сколько у нас процентов таких сетей: Москва, Московская область, Россия в целом?

А. К.: В Москве более-менее ситуация, по Московской области ситуация похуже, в целом по России ситуация печальная.

Точно, что износ составляет более 70% везде. В некоторых регионах он почти 100%
Артём Кирьянов

Износ - такая вещь, это не гарантийный срок действия. Износ может быть и 150%, и всё будет работать. Но, в конце концов, когда-то будет кризис, коллапс сетей по городу. 

А. М.: И когда-то будет авария. 

А. К.: Аварии регулярно происходят, от них никуда не денешься. 

А. М.: Главное, чтобы это не было катастрофой целой.

А. К.: Когда происходили коллапсы, когда город остаётся без воды, без тепла и электроэнергии, это неприятная штука. Сегодня мы видим выход из этого в рамках концессионных соглашений, которые определяют уже на 30 лет развитие конкретных сетей, ставят соответствующее оборудование. Я могу привести пример правильно оформленного концессионного соглашения – это Волгоградский водоканал, где уже в течение года с момента начала работы концессионеры вложили более 7 миллиардов рублей в модернизацию сетей. Вот это правильное решение. 

О том, почему НДС вряд ли вырастет в 2017 и 2018 году

А. М.: Мы ещё не поговорили о налогах. За налоги вы тоже отвечаете. Вчера появилась информация о том, что Минфин разрабатывает два варианта повышения налоговой нагрузки, речь идёт об НДС. Первый вариант - это резко поднять ставку до 29% с нынешних 18%, это уже к 2017 г. А в 2019 её чуть снизить до 26%. Давайте сначала этот вариант обсудим, потом второй. Это вообще реально? 

А. К.: Я думаю, что такое решение в итоге не будет принято. 

А. М.: Бизнес же загнётся совсем...

А. К.: НДС – это косвенный налог, напрямую влияющий на инфляционный показатель. Поднимая НДС, мы сталкиваемся с тем, что инфляция будет нарастать. Если на 11% поднять, то можно считать, что показатели инфляции будут в 2 раза выше. Государству просто невыгодно. Поднял НДС, собрал каких-то денег, и в тот же момент инфляционные выплаты бюджета увеличиваются. 

А. М.: Такое впечатление, что нам дают этот вариант, чтобы мы испугались и подумали, какой ужас, вот второй-то ещё ничего по сравнению с этим. А второй вариант следующий: в 2017 году поднять НДС до 20%, а льготные - с 10% до 12%. И потом льготный каждый год доращивать, пока они не сравняются с 20% 

А. К.: С точки зрения льгот, я не большой защитник льготных категорий по НДС, я понимаю, что это некие специальные отрасли, которые таким образом дотируются и  льготируются, но сельхозпроизводители, у которых льготный НДС, они много лет просили разрешить им работать по нормальному НДС. Потому что продавать свою продукцию с льготным НДС крайне тяжело. Сегодня они могут сделать выбор. По поводу льгот я бы не очень напрягался. Нужно послушать самих льготников, что они хотят, надо ли им это. Многие могут ответить, что не совсем. 

Второй вопрос, что до 20% НДС не поднимут, по крайней мере, в 2017 году
Артём Кирьянов

А. М.: Почему? 

А. К.: Я понимаю, что необходимо искать новые источники дохода для поддержания тех социальных обязательств, которые есть. Они составляют 40% бюджета, это очень много. Но в 2017 году технически не успеет система отработать этот вариант повышения НДС. 

А. М.: А к 2018 тоже не будут поднимать?

А. К.: Вы имеете в виду выборы президента? Политическую ситуацию? 

А. М.: Разумеется.

А. К.: Я бы пожелал экспертам и экономистам остановиться на достигнутом и не трогать пока, не потому, что так сказал Владимир Владимирович Путин, а просто не трогать налогообложение, оставить всё, зафиксировав в том виде, как есть. И про прогрессивную шкалу тоже забыть на некоторое время. А сконцентрироваться нашим контрольным органам, прежде всего на эффективности расхода бюджетных средств и средств социальной поддержки, и госкомпаний. Там, я думаю, есть вопросы к эффективности, несмотря на ту большую борьбу, которая ведёт общественность с каким-то тратами, госзакупками, не  нарушающими законодательство, но некачественными по своей сути. 

Вопрос развития экономики – это вопрос эффективности труда, а не вопрос, сколько отобрать у тех, кто уже эти деньги заработал
Артём Кирьянов

А. М.: Хорошо, если бы так и было. Председатель Госдумы Сергей Нарышкин вчера сказал, что придётся задумываться о прогрессивной шкале и с богатых брать больше. 

А. К.: Да, это звучит только хорошо. А на деле с очень богатых и самых богатых мы налог на доходы физических лиц вряд ли вообще возьмём, потому что всё это оформлено несколько иным образом. А вот кого считать богатым? Зависть – плохое чувство, не надо завидовать людям, у которых миллион рублей в год доход.

А. М.: Никто не говорит, что им надо завидовать. Говорят о том, что необходимо перераспределить.

А. К.: А постановка вопроса именно такая: почему же у нас некоторые получают целый миллион рублей в год дохода или 3 миллиона в год?

А. М.: Вы думаете, что это иждивенчество?

А. К.: Это абсолютно вредная история, которая снижает наши технологические отрасли, которая приводит к серым зарплатам, укрываниям продуманным и не очень продуманным. Но Сергей Евгеньевич предложил дискуссию, а не принятие законопроекта, поэтому посмотрим.

Теги:
звук, экономикапорусски, жкх, общество, коммунальныеплатежи, эксклюзивы

Другие новости