Статья:
27 сентября, 2016 08:58
5

Сирийский тупик. Курдский политолог о том, зачем США мешают завершению войны

По мнению Икбаля Дюрре, в ближайшее время прекращения военный действий в Сирии не предвидится.

 

Полную версию программы "За рубежами" с Икбалем Дюрре слушайте в аудиозаписи.

 

В. ШЕСТАКОВ: У микрофона Владимир Шестаков. Говорим в этой программе о том, как заграница влияет на нас, и как мы влияем на заграницу. У нас в гостях сегодня политолог, кандидат исторических наук Икбаль Дюрре. Здравствуйте, Икбаль!

И. ДЮРРЕ: Здравствуйте!

В. Ш.: Поговорим сейчас о ситуации на Ближнем Востоке, в Сирии. В Совбезе ООН накануне прошло чрезвычайное заседание, и, в общем-то, довольно нерезультативное. В рамках заседания постпред России при организации Виталий Чуркин заявил, что прекращение военных действий в Сирии стало практически невозможной задачей, так как территорию страны бомбят все, кому не лень. С вашей точки зрения, это какой-то тупик? Или мы ещё имеем шансы?

И. Д.: Я думаю, что шанс всегда есть, но не в ближайшее время. Для меня лично ничего неожиданного нет. Понятно, что Сирия стала центром столкновения различных сил, и поэтому думать о том, что всё из-за того, что США и Россия подписали договор о перемирии, а он внезапно закончился, было бы очень наивно. Всё-таки действует много других различных центров влияния.

В. Ш.: Какие ещё есть?

И. Д.: Есть, во-первых, религиозные державы, есть внутренние силы в Сирии, много террористических организаций. Я допускаю, что есть различные силы внутри великих держав, в частности, в США, которые не совсем хотят, чтобы там быстрее война закончилась. И всё-таки создаётся впечатление, что кое-где не хотят Обаме дать шанс почувствовать вкус победы – всё-таки дождутся другого, следующего президента, и тогда можно будет о чём-то с кем-то поговорить в США. В нынешних обстоятельствах есть очень серьёзное недоверие друг к другу между США и Россией.

В. Ш.: Вы думаете, что с приходом нового президента этот уровень недоверия понизится?

И. Д.: Да. Я всегда думал, что, допустим, Трамп – это козырь, он может козырнуть. А если он козырнёт, почему бы нет? По крайней мере, всё было бы более конкретно. Дело в том, что сейчас ситуация в Сирии перешла с фазы борьбы с ИГИЛ* на фазу распределения влияния сил. Это интересный этап, это то, что должно быть. Мы все понимали, что ИГИЛ – это просто повод. Мы дошли — сейчас дойдем — с появлением нового президента как раз до этого этапа.

К сожалению, я считаю, что Россия всё-таки профукала момент, когда она могла быть там единственной доминирующей силой, и США пришлось бы с ней считаться
И. Дюрре

А сейчас приходится всем друг с другом считаться. Этот момент был, когда Россия только вошла туда, и ей надо было заявить сразу, что нельзя все яйца класть в одну корзину и сказать то, что и так в Сирии будет: Асад есть, на севере курды есть, и там тоже ставить свою базу, вторую, маленькую, как сегодня США сделали в курдском районе. Это устроило бы всех и курдов, которые не хотят отделиться. Асада надо было заставить, чтобы он быстрее согласился с федерацией. Это устроило бы и Турцию, потому что Турция тоже не хочет, чтобы Сирия развалилась. Это было бы хорошее решение. К сожалению, этот момент Россия профукала.

Сейчас приходится уже не всем считаться с Россией, — конечно же, все знают, что без России нельзя, — увы, и России ещё приходится считаться со всеми. А в первом случае, если бы всё было так, как я сейчас сказал, было бы всё чётко: скорее всего, Сирия бы осталась под влиянием России, а Ирак – США, и всё было бы прекрасно.

В. Ш.: Вы думаете, США спокойно бы отдали Сирию?

И. Д.: Не спокойно, но принуждённо. А сейчас всё равно надо считаться друг с другом.

В. Ш.: Вы сказали, что ИГИЛ – это только повод. То есть его намеренно не ликвидируют, этот самый повод, чтобы постоянно было, о чём спорить?

И. Д.: Да конечно! Вы знаете, сколько боевиков ИГИЛ в Сирии? Около 10 тысяч. Сколько там в коалиции стран? 65 стран. Только у курдов 60 тысяч своих вооружённых сил. У Асада столько. А у Турции на границе уже 40 тысяч солдат ожидает, на турецкой части на сегодняшний день. То есть при желании найдутся силы мгновенно уничтожить этот ИГИЛ. Но пока это никому не нужно — вот и всё. Кроме сирийского народа. Вот сирийский народ там хочет мир, и ещё Россия. Всё.

В. Ш.: А почему об этом никто не думает, об этом сирийском народе?

И. Д.: А когда о народе думали? Дело в том, что, как я уже неоднократно говорил, сегодня война закончится в Сирии, а Асад останется с чем? С маленькой частью Сирии. Для него из-за этой части не стоит останавливать сегодня войну. Курды тоже останутся ни с чем – они не успели соединить все свои кантоны. А США вообще пока что ничего не имеет. И у Турции всё не так, как ей угодно. И поэтому, я как раз-таки это уже сказал, всем, кроме России и сирийского народа, хочется, чтобы война продолжалась. Как американцы говорят, как бы грубо это ни звучало, show must go on.

Многие сейчас считают, что американцы вот-вот покинут Сирию. Я часто слышу "go home, янки". Никакого "go home", они ещё толком "welcome party" не сделали там!
И. Дюрре

Они только приходят, всё только начинается. Всё самое интересное начинается. В Сирии всё закончится — в кавычках — только тогда, когда, как бы грубо это ни звучало, огонь перекинется частично в Иран, а в Сирии будет федеративная система. Вот только тогда можно говорить о каком-то конце войны. До этого – всё самое интересное впереди.

В. Ш.: То есть получается, что просто смещение горячей точки должно произойти? Если вы говорите про Иран сейчас.

И. Д.: Об этом мало говорят, но все этого ждут. Увы, это так. Это проект большого Ближнего Востока. Об этом я очень много говорю. Увы, это так, как бы печально это ни было.

* Организация запрещена на территории РФ решением Верховного суда.

 

 

Теги:
звук, зарубежами, ближнийвосток, вмире, сша, сирия, эксклюзивы

Другие новости