Статья:
30 сентября, 2016 17:20
26

Долина биотехнологий: почему Марка Цукерберга не испугал провал Theranos

Биотехнологические корпорации-гиганты, аналогичные Google и Microsoft, в будущем окажут значительное влияние на мировую медицину

Недавно пара Цукерберг — Чан, уже снискавшая славу филантропов благодаря кампании Билла Гейтса The Giving Pledge («Клятва дарения»), объявила о вложении $3 млрд в исследования, направленные на борьбу со всеми существующими заболеваниями. Цукерберг и Чан собираются инвестировать в фундаментальную науку, в том числе допускают возможность создания чипа для диагностики любого инфекционного заболевания.

Несостоявшийся успех

О компании, которая собралась если не вылечить, то по крайней мере с легкостью диагностировать чуть ли не все существующие болезни, мы уже слышали. Элизабет Холмс и ее амбициозный проект Theranos, разрабатывающий технологию анализа крови всего по одной капле, обещали биотехнологический прорыв и имели колоссальный инвестиционных успех. Молодая девушка сумела убедить ученых и инвесторов поверить в свою амбициозную идею и раскрутила стартап до компании стоимостью $9 млрд. Но уже через год после ряда критических публикаций в СМИ Theranos привлекла внимание контролирующих органов. Оказалось, что компания вводит всех в заблуждение, так как не может предоставить доказательств работоспособности своей технологии. В начале 2016 года Федеральная прокуратура США начала расследование о недобросовестном отношении Theranos к своим инвесторам и клиентам.

Однако, как видим, инициатива Цукерберга и Чан не подтверждает ожидаемого упадка интереса к биотеху.

Не просто благотворительность

Фонд Chan Zuckerberg Initiative планирует создать научно-исследовательский центр, который займется передовыми биомедицинскими разработками. Подобные центры уже организуются на пожертвования других технологических филантропов. Например, Шон Паркер (сооснователь Napster и Facebook) объединил усилия ведущих исследователей и создал Институт иммунотерапии рака, а Пол Аллен (соучредитель корпорации Microsoft) создал центры изучения мозга и биологии клетки. Эти пожертвования обязательно принесут свои плоды, которые станут вкладом в будущее всего человечества.

Сосредоточение таких центров рядом с ведущими университетами неизбежно приведет к созданию своего рода bio valley — научно-исследовательской долины биотеха. Полученная в результате исследований интеллектуальная собственность даст жизнь большому числу биотехнологических стартапов, которые обеспечат прибыль своим основателям и венчурным инвесторам. В будущем даже могут появиться биотехнологические корпорации-гиганты, аналогичные IT-корпорациям Google и Microsoft, которые окажут значительное влияние на мировую медицину и дадут жизнь совершенно новым технологиям.

На первом этапе Цукерберг и Чан планируют потратить $600 млн на создание в Сан-Франциско центра под названием Biohub, который объединит инженеров, ученых и медиков из Стэнфордского и Калифорнийского университетов. Действующим примером такого научного центра, но не в области биотехнологий, а в области телекоммуникаций и электроники, служит Bell Labs — всемирно известный исследовательский центр, подаривший миру 13 нобелевских лауреатов по физике и такие изобретения, как транзистор и лазер. Здания Bell Labs соединены друг с другом и спроектированы таким образом, чтобы ученые не замыкались только на своей области исследований, а имели бы возможность обмениваться опытом с коллегами из других департаментов. Biohub видится таким же проектом, только направленным на биомедицинские исследования.

Возможности для прорывов

Биотехнологии в медицине развиваются по пути децентрализации клинических анализов и персонализации назначаемого пациентам лечения. Уже сейчас для измерения уровня сахара в крови и проведения тестов на беременность не требуется специальных лабораторий и высококвалифицированного персонала. Технологии микроэлектроники позволяют создавать устройства в формате «лаборатория-на-чипе», в которой навыки лаборантов и функции сложного оборудования объединены и выполняются компактным устройством без участия человека. Такие технологии не только делают тестирование удобнее, но и повышают его точность, а значит, и вероятность обнаружения заболеваний и их последующего излечения.

В будущем следует ожидать разработки биоэлектронных устройств, которые можно интегрировать в носимую на теле электронику, чтобы они проводили непрерывный мониторинг нашего здоровья, а при наличии угрозы автоматически доставлять лекарства в организм. Сейчас в научных лабораториях во всем мире разрабатываются перспективные модели таких «девайсов» и по результатам этих исследований ежегодно публикуются тысячи статей. Например, в МФТИ разрабатываются нанооптомеханические биосенсоры, которые потенциально способны определить наличие очень малого количества любых веществ, вплоть до одной молекулы. Если удастся довести эту разработку до рабочего прототипа, то станет возможным реализовать все то, что обещала своим инвесторам Элизабет Холмс.

Когда речь идет о создании принципиально нового продукта, невозможно предсказать, какие трудности возникнут на пути его реализации и получится ли их обойти. Понятно, что в случае коммерческого успеха такие сенсоры смогут использоваться в самых различных областях: от тестирования новых лекарств и косметики до поиска взрывчатки и даже для сигнализации окончания срока годности продуктов из магазина.

Помимо диагностики развитие биотеха окажет значительное влияние и на лекарственные средства. Например, исследование молекулярных механизмов физиологии позволит создать лекарства, которые смогут воздействовать на конкретные мишени в человеческом организме.

Биотех в России

Возможности для развитии биотехнологий в России есть. В последние годы российские университеты начали демонстрировать конкурентоспособные по отношению к ведущим зарубежным центрам результаты. Это произошло во многом благодаря интеграции с институтами РАН, приглашению ведущих российских и зарубежных ученых в рамках правительственной программы мегагрантов, а также государственному проекту поддержки вузов 5-100. Своим продвижением в международных рейтингах, в которые значительный вклад вносит научно-исследовательская составляющая, российские университеты доказывают, что и по уровню результатов, и по уровню организации науки они готовы к реализации прорывных проектов. МФТИ сейчас включает в себя помимо физико-технических два факультета химической и биомедицинской направленности. Кроме того, начиная с 2008 года в институте формируется кластер в области бионанофизики, который на сегодняшний день объединяет три центра: исследований молекулярных механизмов старения и возрастных заболеваний; наноразмерной оптоэлектроники; квантовых и нейроморфных вычислений.

Важной составляющей успеха таких высокотехнологических стартапов помимо финансирования является личность научного руководителя. Это должен быть активный и действующий ученый, имеющий за плечами опыт мирового признания и дорожащий своей репутацией. Именно личность руководителя гарантирует финансовую дисциплину исполнения проекта.

Марк Цукерберг решил проблему руководства фондом, доверив его ученому с мировым именем — Корнелии Баргманн (Премия Кавли 2012 года в области неврологии). Она известна прежде всего тем, что, будучи аспиранткой, сделала открытие, впоследствии ставшее основой для создания лекарства от рака молочной железы — герцептина. Сейчас Корнелия Баргманн занимается исследованиями мозга, а до недавнего времени являлась соруководителем американской правительственной инициативы BRAIN. Этот выбор подтверждает, что лидером проекта должен быть ученый, а не менеджер.

Вложения в фундаментальную науку — это самые перспективные и надежные вложения не только для известных всему миру миллиардеров и филантропов, но и для государства. Как сказал Билл Гейтс: «Мы всегда переоцениваем изменения, которые произойдут в ближайшие два года, и недооцениваем изменения следующих десяти лет».

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции. 

Источник:
www.rbc.ru

Другие новости