Статья:
4 октября, 2016 14:52
13

Свои исправительные центры: на этот раз без блек-джека

Публицист Линн Ханова — о том, как введение нового типа уголовного наказания отразится на российской культуре.

Россия не первая страна в мире по количеству заключенных на душу населения. Эту сомнительную честь давно и прочно удерживают за собой Соединенные Штаты. Однако Россия активно подбирается к американскому показателю.

Что отличает нашу страну, так это невероятная роль уголовщины в культуре. Виктор Пелевин как-то замечал, что современный русский менталитет пронизан тюремным кодексом чести: “Россия общинная страна, и разрушение крестьянской общины привело к тому, что источником народной морали стала община уголовная”.

Влияние лагерной субкультуры, сохранившееся в генетической и культурной памяти с советских времен, не ослабевает, несмотря на снизившееся число реально заключенных и отсидевших. Тюремный сленг, кодекс поведения и эстетика хорошо знакомы даже тем, кто и близко не подходил к отсидке; всем этим владеют даже дети.

Эта культура пронизывает жизнь любого человека в современной России, хочет он того или нет - от вездесущего шансона через “Один день Ивана Денисовича” в школьной программе до телевидения, регулярно транслирующего “Джентльменов удачи”, этот краткий курс тюремной жизни для самых маленьких.

Поэтому так отрадно слышать, что государство, по-видимому, решило заняться демонтажем этой важнейшей “ячейки общества”.

С 2017 года ФСИН вводит новый вид наказания – принудительные работы, заменяющие тюремное заключение. Эта практика, давно и широко распространенная как в Европе, так и в США, порождена прямой экономической логикой – содержание заключенных стоит денег, а трудовая повинность, наоборот, приносит доход бюджету.

Но она имеет и важные культурные следствия.

Пока неизвестно в подробностях, какие именно работы будут принудительными; в зарубежном опыте обычно это что-то очень простое и полезное – уборка улиц, занятость в столовых для бездомных, мытье туалетов в больницах и домах престарелых. Отдача долга обществу, предъявленная наглядно и практически.

ФСИН, по-видимому, планирует нечто другое – речь идет о неких “исправительных центрах”, где, помимо прочего, будут запрещены карты, употребление алкоголя и татуировки. То есть сделано сознательное усилие по культурному отмежеванию этого пространства от “зоны” и ее характерных атрибутов.

Паника среди народонаселения понятна: вместо героического флера блатных наколок будущему герою дворового эпоса обещают воскресную школу.

Помимо очевидного пространства для злоупотреблений это нововведение грозит разрушить одну из фундаментальных скреп российского общества – всеобщие “внутренние нары”, на которых покоится целый пласт культуры, от той самой всенародной любви к шансону до “понятий”, заменивших моральный кодекс строителя коммунизма.

Теги:
мнения, фсин, наказания, культура, карты, алкоголь, татуировки, тюрьмы, шансон, заключенные

Другие новости