Статья:
5 октября, 2016 11:30
8

Где заседают депутаты: "избушка" за 25 млн евро и новые проекты для России

Итак, выбор сделан, жребий брошен, Дума сформирована, и вот-вот начнёт "заседать": 5 октября — первое собрание обновлённой Государственной думы. Отставив в сторону политику и острые социальные вопросы, редакция Лайф #Дом задумалась об исторической и культурной ценности того здания, где предстоит свершить много полезного новому созыву, а также подыскала несколько интересных иностранных проектов, которые ввиду назревшей необходимости могут (и должны) вдохновить российских архитекторов.

Европейские мотивы русской Думы

Для тех, кто, как говорится, в танке: сегодня Государственная дума располагается в здании Совета труда и обороны, которое находится на пересечении улиц Тверской и Охотный Ряд. Чтобы избежать культурных (вернее, "некультурных") ошибок, мы обратились к Николаю Юрьевичу Васильеву, историку архитектуры и градостроительства, генеральному секретарю российского отделения DOCOMOMO, и получили подробные сведения об особенностях и культурном значении этого архитектурного памятника.

Здание это, которое изначально предназначалось буквально для труда и обороны (Совета труда и обороны), строилось с 1932 по 1935 год по проекту Аркадия Лангмана, главного архитектора Стройдомбюро (проектная организация ГПУ при НКВД). Аркадий Яковлевич учился в Вене, а потому был очень хорошо знаком с методами и приёмами европейских архитекторов, и это нашло отражение в его проектах, которых больше полусотни.

Его творения, в основном выполненные в стиле конструктивизма, также отмечены использованием элементов эклектичного стиля ар-деко. Последний характеризуется сочетанием строгой симметрии и оригинальных форм, щедростью орнаментов и тягой к лаконичности. Его не стоит путать с модерном или ар-нуво.

Интересно, что ар-деко вобрал в себя многие черты авангардизма и классицизма, а оба эти стиля, как известно, были "угодны" правительству. Причём первый — в годы становления СССР, когда революционный настрой жаждал проявления в разных видах искусства, а второй — в 30-е, когда достигнутое ценой неимоверных усилий нужно было утвердить, запечатлеть, увековечить. Поэтому здания в стиле арт-деко отражают целый поворот советской архитектуры — от революционного авангарда к соцреализму. Или, как сейчас мы называем этот стиль, к сталинскому классицизму.

Таких зданий переходного типа в Москве очень мало: одно из самых известных — здание библиотеки им. В.И. Ленина, другое мы обсуждаем в этой статье, ну а ярче всего ар-деко проявился при строительстве первых линий метро.

Наверняка вы замечали, что значительность этого здания отчасти нивелируется слишком тесным соседством с другим архитектурным гигантом того времени: гостиницей "Москва". Николай Васильев объяснил нам, что подобные противоречия при застройке согласно плану тех лет типичны для столицы, так как проекты выполняли разные ведомства и не могли "обозреть" всей картины.

При этом нынешнее здание Госдумы было ориентировано на систему площадей и главных улиц, и, выходя сейчас с Красной площади, жители и гости города всё равно оказывались перед лицом Совета труда и обороны. Пусть даже только перед его "кусочком", тем не менее соответствующим своей внушительностью окружающему архитектурному ансамблю. Эта помпезность как раз является отголоском так называемого имперского стиля (тяжёлые колонны, широкие холлы и многочисленные коридоры).

Ни ломать, ни строить

Когда в 1994 году это здание было отведено для Государственной думы, его соединили с помощью крытого перехода с шестнадцатиэтажной постройкой 1969 года из стекла и бетона авторства архитектора Натальи Гиговской. Сегодня и этих двух зданий уже не хватает для разросшегося государственного аппарата, и вот уже третий год откладывается создание нового Парламентского центра в Мневниках.

В первую очередь это объясняется кризисной ситуаций в стране и отсутствием финансирования. Кроме того, до сих пор не утверждён проект будущего центра. Историк архитектуры Николай Васильев поделился с Лайфом своим мнением на этот счёт.

— Проект, который получил премию на последнем конкурсе, не совсем соответствует ожиданиям публики. Он, как и большинство из участвовавших в отборе, мог бы считаться классицистическим, но тем не менее является только анахроническим. Ни в Риме, ни в Древней Греции — странах-родоначальницах классической культуры — парламента не было, как и нет канона для его здания. В этом случае в качестве образца выступает Капитолий в Америке, отражающий традиционную мысль о государственности, пришедшей из Рима. Но эта ориентированность должна быть поверхностной, условно говоря, "шапочкой" — сама "начинка" должна соответствовать современности. Архитектуре наших неоклассиков не хватает "авторского лица", хотя и встречаются проекты хорошего жилья в этом стиле, — сообщил Николай Юрьевич.

Хотя многими депутатами идея строительства нового "дома" была воспринята положительно, дальнейшая участь исторического здания вызывает опасения. Это связано с тем, что в качестве компенсации затрат потенциальному инвестору Парламентского центра будут переданы здания Думы и Совета Федерации. И тогда уже ему решать, что с ними делать: снести или модернизировать и переоборудовать под свои нужды.

— Перспектива сноса здания такого высокого уровня действительно пугает. Конечно, на этом действительно можно поднять много денег, но ведь мы говорим о столице: за этим культурным объектом тянется целый шлейф коннотаций. Причём вряд ли получится вписать новое здание в окружающий ансамбль. А подновить существующее — тоже спорный вариант. Практика показывает, что у нас не получается ни старое сохранить, ни новое качественно сделать — как это случилось с той же гостиницей "Москва" или с Мариинским театром, для которого выбрали второсортный проект, — говорит Лайфу Николай Васильев.

Простота, пространство и безвременье

В раздумьях о судьбах российской Думы, редакция Лайф #Дом решила поискать наиболее интересные и вдохновляющие проекты современных зданий парламента в других странах мира. Это оказалось не так просто, потому что для этих целей обычно отводится здание исторически значимое и представительное.

Задачу сделать своё здание наиболее впечатляющем западные архитекторы решают по-разному. Например, архитектор Ханс-Йорг Геритц и его бюро (Hansjoerg Goeritz Architekturstudio) семь долгих лет потратили на разработку и реализацию Национального парламента в Вадуце, столице Лихтенштейна. Эта маленькая постройка из светлого кирпича стоила к тому же немалых денег — €25 млн. Но усилия увенчались успехом: здание гармонично вписалось в окружающее городское и природное пространство.

При создании проекта авторы руководствовались принципами заслуженного архитектора и профессора Луиджи Сноцци (Luigi Snozzi), который настаивал на тщательном изучении диалога между отдельными зданиями и городом и разумном вмешательстве в пространство.

 

При этом, несмотря на кажущуюся внешнюю простоту здания, архитекторы выступили против лёгких решений, воплощая свои замыслы тщательно и скрупулезно, стремясь к архитектуре пространства и безвременья. Это позволило, во-первых, найти подходящую форму, воплощающую идею парламента в архитектуре, а, во-вторых, оставаться этому зданию актуальным во все времена.

Домик в домике

Перед архитекторами бюро SKOPE стояла другая — однако не менее интересная — задача: проектирование здания парламента франкоговорящей части Брюсселя и одновременно восстановление бывшего почтового отделения 1694 года. Авторы проекта посчитали рискованным тот путь, который выбрали строители нового здания Мариинского театра (включить старое здание в современное), — это вызвало бы яркий диссонанс между стилями построек.

Вдохновляясь соседним зданием Провинциального дворца 1908 года (автор Жорж Хано), архитекторы подчеркнули его строение, симметрично "отразив" пропорции дворца на своё здание: таким образом, дворец обрёл второе крыло, как первоначально и задумывал Жорж Хано. Это позволило гармонично вписать современное здание в контекст исторических памятников этой улицы.

Кроме того, новый парламент покрыли "скорлупой" в виде многоугольников. Эта концепция двойного фасада позволила оптимизировать терморегуляцию здания, что так важно для брюссельского правительства, которое хотело видеть здание парламента функциональным, образцовым, амбициозным и экономичным.

Стеклянный холм посреди пустоши

Ещё один интересный вариант здания парламента Лайф #Дом нашёл в Грузии. До 2013 года парламент находился в Тбилиси, а после его "переселили" в новое здание в городе Кутаиси. Автором этого проекта является испанский архитектор Альберто Доминго Кабо, ранее спроектировавший в Тбилиси не менее интересное здание МВД. В очертаниях нового парламента угадывается манера его коллеги и соотечественника Сантьяго Калатрава: полусферическая форма сооружения и цветовое решение отдаленно напоминают кинотеатр и планетарий в Городе наук и искусств в Валенсии.

Правда, если Калатрава часто отдавал предпочтением ребристым конструкциям, Кабо делает купол более гладким и даже скользким — белое "покрывало"-вход соскользнуло с купола на землю. По задумке архитектора, этот лёгкий и одновременно приземистый купол олицетворяет силу и мощь государства.

Изначально предполагалось возвести здесь целый комплекс зданий, но финансовые проблемы позволили поставить пока только здания парламента и правительства. Тем не менее голубой купол отлично гармонирует с окружающим его пустырем, кроме того, ничто не скрывает виднеющиеся вдали горы.

Несмотря на то что строительство парламента обошлось Правительству Грузии в 350 миллионов лари ($83 млн), служащие жалуются на непродуманность теплообмена в помещении: летом внутри бывает очень жарко. И, хотя здание местным жителям и гостям нравится, есть вероятность, что парламент переедет обратно. В любом случае такое здание будет легче "перепрофилировать", чем здание российской Думы. Но его дальнейшая история пока ещё более туманна.

Теги:
дом, архитектура, дизайн, парламенты, выборы, заседания, госдума, депутаты

Другие новости