Статья:
5 октября, 2016 11:00
58

Louis Vuitton для русского

Писатель Елена Котова — о том, как зарубежные банки относятся к деньгам клиентов из России.

Россиянин не доверяет своим банкам. Вот если деньги за границей, то можно спать спокойно. Глубокое заблуждение. Уже года три как русских со счетами в европейских банках обкладывают флажками со всех сторон.

Ясно, что триггером послужили санкции, хотя они лишь запретили западным банкам иметь дело с рядом "нежелательных лиц" и обширным кругом российских компаний. Сотни тысяч русских тут ни при чём.

Но при любой кампанейщине каждому нужно быть католичнее папы, и западные банки роют. Любой русский клиент стал априори подозрителен. Не может быть в России "чистых денег".

Лет пять назад никто бы и глазом не моргнул, получив от русского 300—400 тысяч долларов за проданную квартиру. Ну, за миллион ещё, может быть, попросили бы документ. Чтоб в досье лежал на всякий случай. Сейчас такое не прокатит.

Российский договор купли-продажи — как известно, две странички — филькина грамота. Где проводки денег по счетам? Кто-то в силах объяснить банку, что такое "сделка через ячейку"? Почему у нас сделки в основном в долларах? Что поэтому их по счетам никто не проводит? Западный банкир такого представить не может.

Закрытие карточных счетов — вообще песня. Chasе Manhattan повадился закрывать их русским под тем предлогом, что он не может проверить (sic!) законность покупки. С другими странами просто: пришла в банк информация, что в данный момент мистер Х пытается в магазине Louis Vuitton оставить 10 тысяч долларов за полдюжины чемоданов. Банк на слипе пишет: "Дорогой магазин, позвоните нам". Продавец звонит, и клерк банка пытает его, правда ли перед ним стоит псих, закупающий чемоданы. Точно ли по своей карточке, паспорт проверили?

Теперь представьте то же в России. Русский покупает чемоданы, но российский Louis Vuitton зарегистрирован как юрлицо ООО "Свисток". Chase не знает, куда звонить. Приходит отказ. Владелец карточки, тёртый калач, звонит в Chase сам. Качает права и требует, чтобы клерк поговорил с продавцом магазина. Банковский клерк понимает, что сходит с ума, причём под запись. Лучше закрыть карту, раз её владелец тратит свои деньги в дикой стране России, где даже продавцы якобы Louis Vuitton по-английски не алё.

А как быть с деньгами, которые лежат в банке уже лет десять? Начинается муторная проверка. Понятно, что если сегодня западному банку непонятно, как в России ведутся дела, то десять лет назад они велись в десять раз более путанно. Надо копать, запрашивать документы, которые, конечно, потеряны, если и были с самого начала.

Мало ли в России сделок совершалось на коленке, когда партнёры на салфетках писали, кто кому должен и сколько? Короче, если только ваши деньги не надуло святым духом, то не сегодня-завтра вам счёт могут закрыть. И это ещё полбеды. Потому что счёт могут и арестовать, сообщив в агентство по борьбе с отмыванием денег о том, что, по мнению банка, идут — или шли когда-то — "подозрительные транзакции".

Понять нашу бизнес-культуру действительно трудно. В ней дикие практики, сложившиеся из-за ублюдочных законов и запретов, в которых вынужден крутиться каждый русский. Запад никогда её не понимал. Но до поры до времени спал спокойно. А теперь проснулся.

Дело не только в том, что Россия стала страной non grata. Дело в психотизации самой Европы. В демонизации офшоров, в поиске отмывщиков денег не среди наркодилеров, а среди всех граждан поголовно. Своих и чужих. И если "свои" с тотальным шмоном худо-бедно справляются, то русские — нет. От них и ждать этого глупо.

В российском бизнесе по-прежнему аппендицит вырезают через гланды. Чем в этом вникать, проще всех русских клиентов попросить "на выход". Хорошо ещё, если с "вещами". То есть с деньгами.

Теги:
мнения, банки, бизнес, деньги, налоги, счета, законы, сша, европа, санкции, потребление

Другие новости