Статья:
15 октября, 2016 14:48
18

Михаил Юрьев: Хиллари Клинтон — слабый игрок, типичный пример "ботана-отличника"

По мнению предпринимателя Михаила Юрьева, россияне на выборах в президенты США симпатизируют Дональду Трампу, потому что его соперница совсем уж "омерзительна".

СЕРГЕЙ КОРОЛЁВ: Вопрос от слушателя: "Михаил Зиновьевич, вы часто говорили, что шансы Трампа выиграть велики. Не изменилось ли ваше отношение, ведь в Америке брошены все силы, чтобы не допустить этого?". Очевидно, имеются в виду скандалы последние, связанные с Трампом, с женщинами.

МИХАИЛ ЮРЬЕВ: Они были брошены с самого начала, и даже ещё до того, как они были брошены, было понятно, что они будут брошены. В этом смысле ничего нового я для себя не вижу. Мнения своего не изменил. Трамп просто намного сильнее, чем Клинтон, и сильнее, как игрок, во всех смыслах. В этом смысле политика от бизнеса ничем не отличается. Сильнее, как личность, сильнее, как игрок. Кто такая Клинтонша? Клинтонша – это отличница, типичный пример "ботана-отличника. Такие никогда сильными игроками не бывают ни в чём. И, соответственно, это будет проявляться во всём, и я думаю, что у него припасены на самый последний момент достаточно серьёзные козыри против неё. Поэтому я считаю, что его шансы достаточно велики, но, как известно, всё-таки, это не вполне предсказуемая вещь – я никогда не говорил, что он точно пройдёт.

 

 

С. КОРОЛЁВ: Михаил Зиновьевич сейчас окажется в нашем эфире. Более того, вы сможете его наблюдать. Он, к сожалению, не добрался до студии, но на связи по "Скайпу". Михаил Зиновьевич, вы с нами?

М. ЮРЬЕВ: Я с вами, да. Здравствуйте!

С.К.: Михаил Зиновьевич, я предлагаю начать с Украины. Сегодня там праздник – День защитника Отечества. Много резких заявлений сделал Порошенко, активизировались боевые действия в Донбассе. Нападают, стреляют со стороны, так называемой, АТО, войск антитеррористической операции. Но и звучат резкие заявления со стороны Германии. "Нормандский формат" на грани срыва. Встреча на следующей неделе не подтверждается. Ваш прогноз, как будут развиваться события?

М.Ю.: Германия с Францией и другие европейские страны, как Америка, могут сколько угодно говорить, что "нормандский формат" находится на грани срывы, как и все Минские соглашения – это правда.

Они не на грани срыва, они давно сорваны Украиной, почти сразу после их подписания
Михаил Юрьев

Но, тем не менее, они никогда не пойдут на то, чтобы прервать этот процесс, потому что этим они просто развяжут руки России. Зачем им это надо?

С.К.: Тогда что?

М.Ю.: Вся современная внешняя политика, на 99% в мире, делается в вялотекущем режиме, потому что воли ни у кого нет, женское начало в демократических странах доминирует. На то, чтобы ударить кулаком по столу или двинуть войска ни у кого не хватает духу, и поэтому будет продолжаться ровно это: под шаманские заклинания, что "шеф, усё пропало", тем не менее, всё будет продолжаться прямо так, как есть.

С.К.: Что-то изменится с приходом нового президента США?

М.Ю.: Смотря кто это будет.

С.К.: Давайте рассмотрим два варианта. Собственно, их пока два: Трамп и Клинтон.

М.Ю.: Я думаю, что если будет Клинтон, то ничего не изменится. Всё будет примерно так же, как сейчас: на словах более агрессивно, чем на деле. Не потому, что она более миролюбива, чем кажется, а потому что на самом деле внешняя политика Обамы и так достаточно агрессивна по своей сути, и такой будет оставаться. А риторика будет ещё более агрессивная. Если придёт Трамп, риторика, наоборот, станет менее агрессивная, а существо вопроса, я думаю, останется ровно таким же и в случае Трампа.  

Я не думаю, что выборы в Америке могут серьёзно повлиять на ситуацию с Украиной
Михаил Юрьев

Американский истеблишмент реально считает, что он отколол Украину от России, и превратил её в системного врага в России, считает своим величайшим геополитическим достижением за последние 30 лет. Поэтому они добром от этого не отступятся.

С.К.: У нас рубрика "Счастливый звонок". Как всегда, в начале программы, основной вал ваших звонков – в конце часа, а пока примем пятый.

Михаил Зиновьевич, тут сообщение через Telegram от слушателя: "Когда мы публично поддерживаем Трампа, мы хотим геморроя Америке? Трамп будет без конца бодаться с конгрессменами, им будет не до внешней политики – таков наш интерес?" –  спрашивает Владимир.

М.Ю.: Во-первых, давайте определимся, наш – это чей? Официальные власти Российской Федерации, естественно, не поддерживают Трампа, как они не поддерживают и никакого кандидата на должность главы ни одного иностранного государства. Наша внешняя политика всегда отличалась корректностью – мы не лезем в то, что заведомо не наше дело. Конечно, Трамп несколько более симпатичен именно на уровне эстетики, и эта симпатия в случае властей объясняется просто тем, что есть серьёзная надежда, не безосновательная, что он бизнесмен по натуре, и что с ним, как с любым бизнесменом, можно договариваться. Это будет тяжёлый торг, но можно договориться, а с Обамой договориться, например, нельзя. Это не вопрос, что мы готовы к чему-то или нет, он просто недоговороспособен. Есть сильные подозрения, что Клинтон будет ещё более недоговороспособна. 

А широким массам, нам с вами, Трамп более симпатичен, потому что уж очень омерзительна Клинтонша
Михаил Юрьев

С.К.: Вопрос от слушателя: "Михаил Зиновьевич, вы часто говорили, что шансы Трампа выиграть велики. Не изменилось ли ваше отношение, ведь в Америке брошены все силы, чтобы не допустить этого?". Очевидно, имеются в виду скандалы последние, связанные с Трампом, с женщинами.

М.Ю.: Они были брошены с самого начала, и даже ещё до того, как они были брошены, было понятно, что они будут брошены. В этом смысле ничего нового я для себя не вижу. Мнения своего не изменил.

Трамп просто намного сильнее, чем Клинтон, и сильнее, как игрок, во всех смыслах
Михаил Юрьев

В этом смысле политика от бизнеса ничем не отличается. Сильнее, как личность, сильнее, как игрок. Кто такая Клинтонша?

Клинтонша – это отличница, типичный пример "ботана-отличника
Михаил Юрьев

Такие никогда сильными игроками не бывают ни в чём. И, соответственно, это будет проявляться во всём, и я думаю, что у него припасены на самый последний момент достаточно серьёзные козыри против неё. Поэтому я считаю, что его шансы достаточно велики, но, как известно, всё-таки, это не вполне предсказуемая вещь – я никогда не говорил, что он точно пройдёт.

О том, какой будет Третья мировая война

С.К.: Сегодня в соцсетях очень активно обсуждают статью Илью Варламова – есть такой блогер, журналист известный. Статья называется "Почему Россия проиграет войну США". В три предложения, буквально, прочитаю, потому что это конец, и по сути вывод. Он пишет: "Вас пугали Третьей мировой войной? Как вы её себе представляете? Радиоактивный пепел, космические лазеры, роботы? Нет, –  говорит автор. – Третья мировая война уже началась. Это война за мозги и мы здесь проигрываем". Прав Варламов или нет?

М.Ю.: Все разговоры о гибридных войнах, работе с массовым сознанием, как о чём-то новом – это всё выдумки, это является вообще проявлением очень любопытной тенденции в современном мире, когда мыслители современного мира пытаются из всех сил всем доказать, что современный мир невиданно отличается от всего, что было раньше. Например, я помню статью Фридмана, финансиста, который писал про новую экономику и поколение "индиго", что вот сейчас, когда невиданный расцвет инновационной экономики – какой расцвет, помилуйте? Какая инновационная экономика? Какие айфоны по сравнению с временами, когда прокладывали железные дороги? В те времена экономика была несоизмеримо более инновационной. То же самое и в этом вопросе. Работа с массовым сознанием, в том числе, с массовым сознанием противника, началась с начала XX века, и во времена СССР и Третьего рейха это всё было развито несоизмеримо сильнее, чем сейчас. И является эта часть войны между державами одним из компонентов, который может иметь достаточно большой вес, пока пушки молчат, но как только заговорят пушки, он отходит на десятое место.

 

О будущем евро и Евросоюза

С.К.: Михаил Зиновьевич, говорят, нас, страну имеется в виду, ждут три года жёсткой экономии, и 40 долларов цена, которая заложена в этот трёхлетний бюджет. Насколько он реалистичен, с вашей точки зрения?

М.Ю.: Давайте поймём, что есть два разных вопроса. Первое – сколько на самом деле будет стоить нефть, а второе – поскольку мы точно этого не знаем, какую цифру надо закладывать. Я думаю, что средняя цена нефти будет выше 40 долларов, хотя я согласен, что высокая она не будет в связи с новыми технологиями, песчаными, о которых я много раз говорил, сланцевой добычи в Америке, но, тем не менее, я думаю, что она будет, всё-таки 50-60 – в этом диапазоне, а не 40. Но я согласен с Минфином в том, что они 40 закладывают. В конце концов, давайте с вами поймём, если мы сверстали под 40 и все расчёты под 40 сделали по расходной части, а нефть будет 60, и денег в бюджет придёт значительно больше. Но они же не испарятся, есть стандартная ситуация: если денег поступает по доходным статьям больше, чем запланировано, они будут, никто их не украдёт – это всё абсолютно прозрачная процедура. Так что думаю, нефть будет дороже, но подход Минфина одобряю консервативный.

С.К.: Консервативный подход – это заниженная, с вашей точки зрения, цена на нефть. А снижение расходов в образовании, в здравоохранении, в обороне – это правильная политика?

М.Ю.: Вы считаете, что у вас в течение трёх лет денег будет столько-то – вы же не можете истратить, кроме как очень временно, лучше этим не злоупотреблять, вы же не можете истратить больше, чем у вас есть. Вот сколько у вас есть, под столько вы своих расходы выстраиваете, и тут единственное, что можно критиковать – это кто-то скажет: "Я бы сильнее снизил на образование, лишь бы было побольше подводных лодок". А кто-то скажет наоборот: "Давайте лучше на образование не будем снижать, тогда наши конструкторы вообще что-нибудь изобретут, как вот эта новая электромагнитная пушка, что-нибудь крутое, а подводных лодок пусть будет совсем меньше". Вот это можно дискутировать. А в том, что сумма должна быть такая, сколько у тебя дохода – а как по-другому, а где ещё взять?

С.К.: Отдельно на санкциях давайте остановимся. Во-первых, в этом бюджете не предполагается отмена санкций – наверное, правильно не предполагается. Сейчас прокомментируете, да?

М.Ю.: 

Скорее всего, режим санкций будет сильно ужесточаться
Михаил Юрьев

С.К.: Там ещё есть что ужесточать?

М.Ю.: Конечно. К настоящим санкциям пока ещё никто не подошёл. Всё, что до сих пор – это так, ерунда. Настоящие санкции – это торговая блокада.

С.К.: То есть? От SWIFT нас отключают или ещё что-то пострашнее?

М.Ю.: Нет. Торговая блокада – это гораздо более простая вещь. Это сейчас американцы, допустим, запрещают своим компаниям, а равно любым иностранным компаниям, работающим с американскими технологиями, официально поставлять нам товары из сферы нефтегазодобычи. А вот представьте себе, что американским компаниям и иностранным компаниям, работающим с американскими технологиями или с американским капиталом, будет запрещено поставлять в Россию вообще какие-бы то ни было товары и покупать у России какие-бы то ни было товары. Вот это называется торговая блокада.

С.К.: Кстати, президент, когда говорил на эту тему на форуме "Россия зовёт!", обратил внимание, что санкции оказывают влияние на российскую экономику именно через ограничения на передачу технологий. О каких технологиях, в первую очередь, идёт речь, с вашей точки зрения?

М.Ю.: В первую очередь, естественно, о технологиях добычи нефти и газа из неканонических и трудноизвлекаемых источников, то есть шельфа, глубоководных, сланцевых и так далее. Потому что где ещё запрещена передача технологий? В военной сфере и сфере двойных применений – так она там и до санкций никогда не была разрешена. В этом смысле ничего не изменилось. Я, кстати, согласен с президентом, только отчасти. Что за проблема разработать свою технологию для таких вещей, например, как сжижение газа – то, что мне хорошо знакомо. Поверьте мне, что это простая вещь. Это очень большие заводы, огромные размеры, капиталовложения, но сама технология разработана в 30-х годах, в 40-х. Кстати, первыми разработаны они в СССР старшим Капицей, отцом недавно скончавшегося телеведущего, лауреатом Нобелевской премии. Поэтому, на самом деле, многие вещи, которые так мы технологии покупаем за границей, тоже никаких особых проблем нет разработать самим. Какие-то, конечно, лучше покупать просто в силу того, что международное разделение труда всегда выгодно всем странам.

С.К.: "Михаил Зиновьевич, почему падает евро, и когда это прекратится?" – возмущается слушатель.

М.Ю.: Я готов ответить, но не понимаю его возмущения. Если он, конечно, нам не из Европы пишет, и не является сам европейцем.

С.К.: А может, он евро покупал для сохранности?

М.Ю.: А возмущаться-то чего? Пожалуйся на жизнь, а возмущаться-то чего?

С.К.: Это я так сказал, подумал по тону, с которым написано это сообщение. Я подумал, что он возмущается.

М.Ю.: На самом деле кто-то из великих экономистов прошлого – не буду врать, не помню кто, сказал, там речь шла, конечно, про свободно конвертируемые торгующиеся валюты – что валюта любого государства – это как его акции. Чем сильнее экономика государства, тем выше курс обменный его валюты в отношении других валют. В современном мире это верно только отчасти, потому что многие страны, наоборот, стараются целенаправленно снизить курс своей валюты ради повышения конкурентоспособности своей экономики, но, в основном, оно всё равно так и есть. Если посмотреть с этой стороны, то почему слушателя возмущает, что евро падает. Вот если бы экономика Европы была бы на подъёме по сравнению с американской, китайской, а евро бы падало – вот тогда действительно, говорил, это какое-то жульничество.

Экономика Европы находится в такой заднице, что удивительно, что евро ещё сильнее не падает
Михаил Юрьев

С.К.: В большей заднице, чем российская экономика?

М.Ю.: В сравнимой, вполне сравнимой.

С.К.: Михаил Зиновьевич, вы в прошлом или в позапрошлом эфире высказывались по поводу перспективы евро. На ближайший год вы говорили, что эта валюта будет существовать, но в каком-то более длительном периоде вы не советовали покупать евро. Вы не могли бы конкретизировать свой прогноз по поводу этой валюты?

М.Ю.: 

Я считаю, что в исторической перспективе у евро, как валюты, то есть у Маастрихтского соглашения, как и у Евросоюза в целом никакой перспективы нет
Михаил Юрьев

С.К.: Сколько лет?

М.Ю.: Слушайте, это же гадание. Это зависит от каких-то нюансов. Но я не уверен, что евро будет существовать через пять лет, хотя и не могу сказать, что уверен, что не будет. А вот что через 15 не будет существовать – в этом практически уверен.

 

О том, когда не станет оппозиции в Сирии

С.К.: 15 лет – всё, зафиксировал. Дальше поехали. Вопросы наших слушателей. Сирия. Слушатель спрашивает: "Что там с Сирии будет, по вашему мнению, в ближайшие годы?". Интересный вопрос.

М.Ю.: На этот вопрос я не рискну сделать прогноз, потому что здесь очень много зависеть будет от субъективного фактора, каковой называется политика Америки. Всем любителям кричать "Путин слил" понятно, что мы не отступимся от поддержки законного сирийского режима, и правильно сделаем. Но дело в том, что занятая нами позиция, имеет один "недостаток". Никакого недостатка на самом деле ни для нас, ни для сирийцев, в нём нет. Занятая нами позиция довольно однозначно ведёт к поражению полному, силовому, физическому и исчезновению в качестве организованной силы всей сирийской оппозиции в течение ближайших года-двух. Вообще-то, это очень хорошо, но это никак не устраивает главных миролюбцев планеты – Америку, и если, например, придёт Клинтон, я не исключаю, что она начнёт боевые действия реальные против нас или пусть это называется против сирийской армии – это то же самое, что против нас. А дальше такие вещи уже трудно планировать. Это зависит от того, у кого в последний момент нервы крепче окажутся.

С.К.: А вы читали интервью Асада "Комсомолке"?

М.Ю.: Не читал.

С.К.: Если кратко, то он предупреждает об угрозе Третьей мировой войны из-за того, что сейчас разворачивается в его стране.

М.Ю.: Но это не он один, про это очень многие пишут. Но именно про Третью мировую не знаю.

Но начало войны между Россией и США вполне возможно. Хотя, всё-таки, думаю, что нет
Михаил Юрьев

Я вам скажу вещь, которая может показаться немножко парадоксальной. Если она начнётся, это будет исключительно вина, как ни смешно, наша, ельцинского периода. Дело в том, что американцы настолько привыкли за 90-е годы к тому, что у нас никогда не хватит духу послать их подальше и нажать кнопку, что они могут на этом построить свою политику, хотя мы давно уже совершенно другие. Но им так не хочется в это верить, что многие из них и не верят.

С.К.: Голосование запускаю по итогам эфира. Вы поддерживаете Михаила Юрьева или нет, вы против, готовы поспорить? Если подытожить, прогнозы сегодня какие были? Нефть на ближайшие три года 50-60 долларов, Трамп победит на выборах президента США, и евро исчезнет через 15 лет. Правильно я подытожил ваши сегодняшние прогнозы?

М.Ю.: Я думаю, что через 15 лет, но я практически уверен, что сильно раньше исчезнет.

С.К.: Но через 15 – точно.

М.Ю.: Я никогда не говорил, что Трамп победит. Я говорил, что у него большие шансы победить. 

С.К.: Большие шансы, хорошо. Вы меня поправили. Остаются большие шансы у Трампа – правильно?

М.Ю.: Такие же, как и были.

О выходе Шотландии из Великобритании

С.К.: Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Владислав. Тут говорили по поводу евро – всё-таки, наверное, выход Великобритании тоже влияет на евро, ведь фунт тоже ведь упал. А вопрос у меня по поводу как раз Великобритании. Она выходит сейчас из ЕС, но ведь Лондон предупреждали, что если он будет выходить, значит Шотландия будет проводить опять референдум. И вот сейчас в Шотландии уже готовится новый референдум, Шотландия ведь проголосовала за ЕС, остаться. Скажите, пожалуйста, в этот раз всё-таки Шотландия выйдет из Великобритании или опять останется?

М.Ю.: Когда голосование заканчивается результатом 48-59% против 51-52% – очень трудно давать какие-то однозначные прогнозы. Вполне может быть так, как вы говорите. Но я вам открою одну страшную тайну. У нас сильно преувеличивают страх британской элиты по выходу Шотландии. Это сто лет назад была бы трагедия, пока у них было имперское мышление. 

Выйдут и выйдут. Нельзя сказать, что это кого-то особенно пугает
Михаил Юрьев

С.К.: Здравствуйте! Ваш вопрос Михаилу Юрьеву.

О политике Трампа в отношениях с Россией, если он станет президентом

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Как вы считаете, если Трамп приходит на место президента Америки, то у нас могут коренным образом поменяться взаимоотношения или будет всё то же самое, только в ослабленной или усиленной форме. Трамп говорил, что он готов вместе с Россией победить терроризм, что он быстро решит все вопросы с Путиным, и обо всём договорится, то есть полностью поменяются взаимоотношения, по сравнению с тем, что сейчас. 

М.Ю.: Скажу так. Не верю в то, что что-то измениться драматически, даже если Трамп этого будет очень хотеть, в чём я тоже совершенно не уверен. Всё-таки правитель любой страны, даже король или царь, не говоря уже про выбранного демократической процедурой президента, очень зависит от мнения политического истеблишмента. Он просто не может его игнорировать, и это правильно: если он начинает его игнорировать – смотрите судьбу Хрущёва.

Американский истеблишмент очень русофобен пока, нужно сначала это изменить
Михаил Юрьев

До этого я не верю, что что-то может радикально измениться.

С.К.: 92%, Михаил Зиновьевич, сегодня с вами. Я желаю вам скорейшего выздоровления. Передаю привет от всех наших слушателей.

Полную версию программы "Юрьев День" с Михаилом Юрьевым слушайте в аудиозаписи.

Теги:
звук, юрьевдень, политика, вмире, выборы, дональдтрамп, хиллариклинтон, доллар, евро, евросоюз, эксклюзивы

Другие новости