Статья:
31 октября, 2016 08:30
9

Рыбные миллионы. Россия пожаловалась в ВТО на приказ короля Норвегии

Главный сырьевой гигант Европы продолжает борьбу с конкурентами из России. Нефтегазовые "войны" с Москвой норвежцы ведут, главным образом, с помощью экологов, обличающих "загрязнённость" российской продукции. Когда же доходит до третьего по значимости экспортного продукта скандинавов — морепродуктов — в ход идёт иная стратегия. По велению короля Харальда V с российских моряков ежегодно взимают порядка $2 млн в виде "рыбного налога". Норвегия уверена, что с юридической точки зрения всё чисто. Но, как выяснил Лайф, с такой трактовкой не согласны в России, уже направившей во Всемирную торговую организацию соответствующую жалобу.

Дружить с Европой — наживаться на России 

Норвегия пытается выиграть конкуренцию с Россией на европейском рыбном рынке с помощью специального налога. Его, правда, и налогом-то юридически назвать нельзя. Эта своеобразная пошлина платится российскими моряками в Норвежскую рыболовную организацию за экспорт рыбы в третьи страны.

Наши моряки идут на это из соображений логистики. "Поохотившись" в акватории Норвегии, им гораздо удобнее сгрузить улов в одном из ближайших портов скандинавского королевства, чем возвращаться в Мурманск и оттуда уже развозить рыбу потребителям Европы. Этим и решили воспользоваться предприимчивые потомки викингов, обложив главных конкурентов своеобразной "данью". Кроме России такую же пошлину платят моряки из стран Азии или Африки, но... Не работяги из Евросоюза.

Это нарушает правила Всемирной торговой организации о честной конкуренции, посчитала Россия — и подняла в ВТО вопрос о правомерности такой платы, указывается в документах организации, с которыми ознакомился Лайф.

Формально "рыбный налог" пошлиной не является — это сбор в пользу рыбного кооператива Norges Rafisklag. Его берут с компаний на случай непредвиденной помощи работающим на них рыбакам-норвежцам в случае банкротства фирмы или же ЧП, пояснил Лайфу гендиректор Союза рыбопромышленников Севера Василий Никитин.

Marco Mastrojanni

Сумма выплачивается разная и рассчитывается как 0,75% от стоимости тонны проданной рыбы по минимально возможной цене. В год российские траулеры выгружают около 120 тыс. тонн рыбы, получается, в год норвежской казне уходит примерно $2 млн, подсчитал Никитин. На первый взгляд, всё справедливо. Если бы не одно "но". Как узнал Лайф, в командах российских судов нет рыбаков с норвежским подданством. Так что в этом случае говорить о какой-то гипотетической "помощи" им не приходится.

Мы тут, получается, вроде как бы и ни при чём: работают у нас только наши рыбаки, норвежцев нет. Но это указ короля Норвегии, а его указ оспорить сложнее, чем правительственный документ. Мы встречались с правительством, говорили, что плата без услуг нелогична, но они говорят, что решение старое и его никто отменять не будет
Василий Никитин, гендиректор Союза рыбопромышленников Севера

Интересен и тот факт, что на судах стран Евросоюза рыбачит много норвежцев. То есть, по логике, именно они должны платить налог, а не россияне. Но, как мы уже написали выше, ситуация складывается в совсем ином ключе. Стоит отметить, что раньше был ещё один налог — экспортная пошлина, которая также взималась норвежскими властями, но её отменили в 2014 году. Впрочем, как-то раз кооператив помог и российским рыбакам — выделил порядка 700 тыс. крон на срочную медпомощь, замечает Никитин.

Между Норвегией и странами ЕС действует специальное соглашение о равном доступе к рынкам двух стран, позволяющее европейцам пошлину не платить, ответили Лайфу в Министерстве торговли, промышленности и рыболовства Норвегии.

Это соглашение является срочным, последний раз оно было продлено 1 сентября, — рассказала Лайфу представитель министерства Ингрид Дёснес.

Неравноправное членство

Несмотря на нежелание норвежцев идти навстречу, между Норвегией и Россией сложились более чем тесные отношения в части вылова рыбы. Так, ресурсами Баренцева и Норвежского морей могут пользоваться рыбаки обеих стран.

Основная часть выловленной рыбы — пикша, мойва, треска и палтус — уходит в Португалию, Голландию, Великобританию и Испанию, говорит Никитин. Объёмы вылова контролируются тоже совместно, через Смешанную российско-норвежскую комиссию по рыболовству. Представители комиссии и Росрыболовства не ответили на запросы Лайфа.

Фото: ©  AA/ABACA/EAST NEWS

Кроме норвежцев россияне также платят пошлину и европейцам, что тоже беспокоит Россию, говорит партнер адвокатского бюро "Деловой фарватер" Сергей Варламов. До того как Россия стала членом ВТО, экспортная пошлина на рыбу составляла 5%, на крабов, креветок и других ракообразных — 10%. После вступления она таковой и осталась...

Обнуление экспортной пошлины на рыбу было одним из условий присоединения России к Всемирной торговой организации. Однако, как оказалось, членство в ВТО не означает автоматической отмены таможенных сборов, поскольку никаких обязательств именно у Евросоюза при вступлении России в организацию не предусмотрено, — замечает юрист.

С другой стороны, если для всех стран ЕС данная пошлина отменена, то почему Россия до сих пор облагается ею — неясно. В теории, это может являться нарушением правил ВТО о честной конкуренции по отношению к Российской Федерации, считает Варламов. 

Теги:
экономика, норвегия, рыболовство, евросоюз, экспорт, вто, эксклюзивы

Другие новости