Статья:
3 ноября, 2016 20:45
8

Штраф вместо СИЗО? К чему приведёт запрет Верховного суда на арест бизнесменов

Глава Московской ассоциации предпринимателей Андрей Поденок и бизнесмен Сергей Шмаков поспорили, чем заменить арест за экономические преступления, и нужно ли его вообще отменять.

 

И. ПАНОВ: Верховный суд России предлагает запретить арест бизнесменов. Не в общем аресты бизнесменов, а по ряду экономических статей УК РФ, в том числе, о махинациях в сфере предпринимательской деятельности и отмывании преступных доходов. Я цитирую: "Нужно разъяснить судам, что часть первая статьи 108 УПК устанавливает запрет на применение меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных..." и здесь приводится список статей, при условии, что эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности. Об этом говорится в проекте Пленума Верховного суда. Речь, в частности, идёт о разглашении сведений, составляющих банковскую, налоговую, коммерческую и другие тайны. Также речь идёт о растрате средств, мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности, манипулировании рынком, незаконном обороте драгметаллов и других экономических статьях УК РФ. Короче, друзья, косячить в бизнесе типа не запрещается. Запрещается, конечно, но здесь настаивают на том, что даже если ты это и натворил, сидеть за решёткой тебе, по крайней мере, не нужно в ходе следствия или до выяснения обстоятельств. Домашний арест, наверное, - это самое популярное в данном случае, что может предложить Верховный суд. Президент Межрегиональной общественной организации "Московская ассоциация предпринимателей" Андрей Поденок. Андрей Евгеньевич, добрый день!

А. ПОДЕНОК: Добрый день!

И.П.: Как вы относитесь к этой инициативе, о ней говорится сегодня не впервые. И вот, наконец, похоже, мы ближе, чем когда бы то ни было к реализации этого запрета арестовывать по экономическим преступлениям, за экономические преступления.

А.П.: На самом деле, в 2010 году уже была введена поправка президента, запретили арестовывать предпринимателей за предпринимательскую деятельность. Она действует. Вопрос в другом: недавно обсуждался вопрос об отмене этой поправки. То, что Верховный суд предлагает, я поддерживаю. Несмотря на то, что этот документ был принят, нас всё равно арестовывали по статье за мошенничество.

На 200 тысяч арестованных всего 15% дел дошли до суда
Андрей Поденок

Многие из-за этого бизнес потеряли, многие предприниматели, которые держат своё дело, на плечах которых находятся сотрудники, их фирмы сильно пострадали. Я поддерживаю…

И.П.: Правильно я понимаю, что уголовное преследование может использоваться конкурентами как рычаг воздействия?

А.П.: Конечно. Такие случаи имели место во время этих процедур. И активно ими пользовались, пользуются и пользоваться будут.

И.П.: Сейчас, если вот эта поправка будет принята, если Верховный суд России всё-таки запретит заключать под стражу подозреваемых по ряду экономических статей, то задышится, что называется, в бизнесе иначе, да?

А.П.: Во-первых, спадут определённые неопределённости. Мы боимся вещей, которые в правовом поле невозможны...

И.П.: Например? Давайте актуализируем эти неопределённости.

А.П.: Я вам неслучайно говорил, что, несмотря на то, что есть запрет на предпринимательскую деятельность, всех арестовывают по статье за мошенничество.

И.П.: Здесь приводится ряд статей со 171 по 174, со 176 по 178 и так далее. Насколько я понимаю, это о разглашении тайн (банковской, налоговой, коммерческой), о растратах, мошенничестве, обналичке и так далее. Это букет классических, что называется, пороков тех, кто занимаются бизнесом и ведут его нечистоплотно?

А.П.: Не только те, кто занимаются бизнесом, попадают под эти статьи...

И.П.: Я хочу это от вас услышать, вы в этом разбираетесь лучше. С вашего позволения подключим ещё одного собеседника, президента группы компаний "Сапсан", бизнесмена, автогонщика Сергея Шмакова. Добрый день вам!

С. ШМАКОВ: Добрый!

И.П.: Вы радикально против этого запрета, как я понимаю?

С.Ш.: Здесь как сказать... Не то, чтобы против. Когда доказано, что человек занимался мошенничеством на этапе следствия, не то что обсуждать не нужно, его нужно сажать.

И.П.: Извините, что перебиваю. В терминах разобраться. Вы говорите: "Когда доказано на этапе следствия". Доказано - это когда уже следствие закончилось…

С.Ш.: Я имею в виду на этапе следствия когда возбуждается дело, есть фабула, по которой можно понимать, виновен человек или нет.

И.П.: Это решает суд, а не следствие.

С.Ш.: Я с вами согласен. Но для чего следствие существует?

И.П.: Чтобы выяснить обстоятельства того или иного дела.

С.Ш.: Правильно, когда выясняются обстоятельства, что человек виновен, и идёт сбор доказательств…

И.П.: Нет категории "в общем-то виновен", вы немного спекулируете правовыми понятиями. Либо виновен, либо нет, и это определяет суд. И вот как Верховный суд говорит о том, что пока не доказано, что виновен, нечего по экономическим перступлениям людей за решётками держать, пусть дома сидят.

С.Ш.: Я знаю гражданина, который был под следствием, не сидел в камере во время следствия. За это время он ещё трёх человек плюс какой-то государственный орган, я сейчас не помню, как говорится, ошкурил на 30 миллионов. Пока находился под следствием, он продолжал активно заниматься своим делом и нанёс вред и бизнесу, и государству.

И.П.: Мера пресечения может быть выбрана такая, как домашний арест без права пользоваться интренетом. Он же не криминальный авторитет, чтобы силой мысли или знаками отдавать сигналы.

С.Ш.: Когда Туркменбашы пришёл к власти, мы можем много говорить, правильно это или нет, но когда он пришёл к власти, одним из первых указов была смертная казнь за угон автомобиля. Была введена сразу смертная казнь. До сих пор, у меня знакомый там, летает на охоту туда и по бизнесу, машины с ключами зажигания стоят, двери у них открыты! Ни у кого мысли нет подойти к машине. Смотрите, что у нас происходит. Если отвлечься от статей экономических. То же самое здесь!

И.П.: Угон – это всё-таки не экономическое преступление, это воровство.

С.Ш.: Я хочу сказать, что право там, следственный комитет, когда это делают. Надо с них начать…

И.П.: Сергей Александрович, спасибо. Будьте на связи. Андрей Евгеньевич, вы можете подключаться к разговору, если вы не согласны с позицией оппонента.

А.П.: Пока суд решения не принял, что человек виновен, он не виновен. Статистику я назвал. 15% по статьям признаны виновными, остальные развалились.

С.Ш.:

Давайте поставим какой-то срок, например, до июня следующего года, сделаем поправку в законе, попробуем. Что это даст?
Сергей Шмаков

До июня отмените, наложите вето на этот закон.

И.П.: На какой закон?

С.Ш.: На то, чтобы арестовывать…

И.П.: Правильнее сказать, вынести запрет на арест до июня.

С.Ш.: Да, посмотреть, что это даст.

И.П.: Эксперимент?

С.Ш.: Да.

И.П.: Коллеги, смотрите. Слушатели пишут нам: бывает, следователи, которые держат бизнесмена в СИЗО, разваливают его бизнес. В итоге бизнесмен оказывается невиновным и без бизнеса. Как было с Чичваркиным.

С.Ш.: За это следователей надо жёстко наказывать, чтобы не было коррупционных дел. Ими надо заняться, если вносить закон этот. 

Надо наказывать следователей, увеличить наказание за то, что он невинного бизнесмена посадил и лишил всего
Сергей Шмаков

И.П.: Последнюю хочу фразу услышать. Вы не разделяете позицию, что лучше, когда человек не сидит, чем когда он сидит? Свобода лучше несвободы…

С.Ш.: Максимум домашний арест.

И.П.: Услышали. Андрей, ваше резюме.

А.П.: Я считаю, что лучше махинации наказывать финансово.

И.П.: Штрафовать, отнимать имущество, возвращать потерпевшим?

А.П.: Да.

И.П.: А как вам инициатива эксперимента полугодового?

А.П.: Не готов сказать, уже есть мера по отмене ареста. Пытаются расширить список. Ещё раз говорю, недвавно было совещание, где вообще пытались эту статью отменить.

Теги:
звук, общество, верховныйсуд, бизнесмены, предприниматели, суды, аресты, преступления, махинации, новости, эксклюзивы

Другие новости