Статья:
10 ноября, 2016 20:36
23

Ущерб на 3 млрд: кто оценил вред репутации «Роснефти» от статьи РБК

В пятницу Арбитражный суд Москвы проведет заседание по иску компании «Роснефть» к РБК. Более 3 млрд руб. исковых требований основаны на расчетах Центра профессиональной оценки. РБК разбирался, чем известны эти оценщики, с какими компаниями работали и кому не нравились их оценки

Бизнес с убытком

До последнего времени про Центр профессиональной оценки (ЦПО) было известно немного. Согласно базе «СПАРК-Интерфакс», компания с таким названием зарегистрирована в декабре 1997 года. У ее истоков стояли руководители Финансового университета при правительстве России, в том числе ректор вуза Михаил Эскиндаров и завкафедрой оценки и управления собственностью, заместитель председателя Национального совета по оценочной деятельности, президент некоммерческого партнерства 
«Сообщество специалистов-оценщиков СМАО» Марина Федотова. Сам Финансовый университет был среди совладельцев этой компании.

В 2014 году в ходе реорганизации компании единственным ее учредителем стал Александр Кушель, один из авторов учебника «Основы оценки машин и оборудования». Кушель ранее был ректором, а сейчас является советником ректора основанного Финансовым университетом Института профессионального образования. Это негосударственное учебное заведение, которое готовит профессиональных оценщиков. Кушель также
 входит в комитет по развитию профессионального и бизнес-образования ТПП.

Уставный капитал Центра профессиональной оценки составляет 20 тыс. руб., в нем работают не более пяти сотрудников, следует из данных «СПАРК-Интерфакс». Согласно той же базе данных, выручка этой компании за 15 лет выросла более чем в десять раз, достигнув 74,2 млн руб. в 2014 году, при чистой прибыли в 0,55 млн руб. Но прошлый год был не таким удачным для центра — выручка упала в 2,6 раза, до 28,4 млн руб., а чистый убыток составил рекордные 6,2 млн руб.

Старые знакомые «Роснефти»

Центр профессиональной оценки получал контракты нескольких крупных российских компаний, в том числе Новороссийского морского торгового порта, Объединенной судостроительной корпорации, «Россетей» и правительства Москвы. В 2016 году ЦПО принял участие в девяти конкурсах на проведение оценки, став победителем в семи случаях (ранее компания получала не более одного контракта в год). Общая сумма заключенных в 2016 году контрактов составила 7,77 млн руб.

Не все заинтересованные стороны соглашались с результатами оценки ЦПО. Так, осенью 2006 года по заказу Росимущества он рассчитал стоимость АЛРОСА для проведения допэмиссии ее акций, в ходе которой компания должна была перейти под контроль федерального центра. Но тогда разгорелся скандал, писала газета «Коммерсантъ»: эксперты оценили 100% алмазодобывающей компании в $6,4 млрд, а президент Якутии Вячеслав Штыров заявил, что эта оценка завышена как минимум на $1,5 млрд (он мог опасаться серьезного размытия доли республики).

В итоге Росимущество забраковала эту оценку, а в марте 2006 года наблюдательный совет АЛРОСА заказал новую оценку компании (на этот раз — за счет самой компании, а не государства) и вновь поручил ее «Центру профессиональной оценки» по итогам тендера. В этот раз Кушель пообещал, что оценка АЛРОСА будут отличаться от предыдущей, поскольку будет использоваться другая методика. В итоге специалисты центра оценили бизнес компании в $6,1 млрд — на $300 млн дешевле, чем за полгода до этого. Новая оценка также не устроила якутские власти, но ее оспорить им уже не удалось. При этом в феврале—апреле 2006 года ВТБ скупил 10% акций компании на бирже всего за $240 млн, оценив 100% АЛРОСА всего в $2,4 млрд.

С «Роснефтью» ЦПО работает уже не первый раз. В 2013 году по заказу госкомпании провел оценку рыночной стоимости акций РН Холдинга (бывшего ТНК-ВР Холдинга). К этому времени «Роснефть» приобрела примерно за $55 млрд 100% TNK-BP Ltd, контролировавшую 95% ТНК-BP Холдинга. Оценка холдинга ей потребовалась для выкупа акций миноритариев. В итоге за одну обыкновенную акцию она заплатила 67 руб., а за привилегированную — по 55 руб.

Но миноритарии холдинга оспорили эту оценку ЦПО в суде, утверждая, что поскольку про префам РН Холдинга не платились дивиденды, то они должны быть приравнены по стоимости к обыкновенным акциям, а стоимость обыкновенных акций, в свою очередь, занижена вдвое: исходя из сделки по покупке TНK-BP, они должны стоить по 119,33 руб. за штуку, утверждали миноритарии. Арбитражный и апелляционные суды отклонили эти требования. Но в конце октября инвесторы оспорили эти решения в кассационной инстанции, ЦПО привлечен в качестве третьего лица.

Как следует из базы арбитражных судов, Кушель периодически является участником судебных разбирательств в качестве независимого эксперта-оценщика. В частности, Арбитражный суд Москвы рассматривает дело по заявлению Международной топливно-энергетической ассоциации (МТЭА), которая оспаривает одностороннее повышение арендной платы за использование особняка в районе Арбата в качестве собственной штаб-квартиры.

Сотрудник центра отказался отвечать на вопросы РБК, сообщив, что «Александр Кушель комментариев не дает». Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев также отказался от общения. Указанный в «СПАРК-Интефракс» сайт ЦПО www.ocenka.su не работает.

">

«Специфические риски»

За полтора дня назначенного на 11 ноября суда «Роснефть» прислала РБК заключение на 43 страницах, которое готовил «Центр профессиональной оценки». Центр оценивал влияние возможных последствий статьи «Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP», которая 11 апреля была опубликована на сайте РБК. В ней рассказывалось о том, что президент «Роснефти» и председатель совета директоров «Роснефтегаза» (через него правительство владеет 69,5% «Роснефти») Игорь Сечин в преддверии приватизации 19,5% акций предложил обязать покупателя не заключать акционерное соглашение с британской BP, которая уже владеет почти 20%, чтобы она не смогла получить напрямую или вместе с партнером блокирующий пакет в компании.

При анализе потенциальных потерь «Роснефти» из-за этой статьи ЦПО исследовал три сценария:

1) снижение уровня капитализации нефтяной компании после выхода статьи «как результат негативного восприятия информации, представленной в публикации и телепередаче»;

2) расторжение совместных контрактов со стороны BP в связи с публикацией;

3) повышение общего уровня рисков «Роснефти», связанных со взаимодействием с контрагентами (в частности, с BP).

Первые два сценария не показали никаких негативных последствий для «Роснефти». «В процессе исследования какого-либо влияния информации, изложенной в публикации [на сайте РБК] и телепередаче [на телеканале РБК], на котировки акций «Роснефти» и на капитализацию компании обнаружено не было, — честно признают авторы заключения. — С учетом специфики рассматриваемой информации и типов инвесторов, которым данная информация интересна, изначально не предполагалось, что эффекты, связанные с котировками акций (торговлей миноритарными пакетами), будут значимыми».

Исследователи также не нашли свидетельств о расторжении контрактов «Роснефти» с BP. «Проведенный анализ данных и дополнительных пояснений специалистов компании показал, что наиболее вероятным развитием событий можно считать продолжение действий существующих контрактов. Предположить вероятность отказа от заключения перспективных контрактов со стороны компании BP не представляет возможным с учетом имеющейся на дату анализа информации по каждому из перспективных проектов», — говорится в исследовании. Более того, после публикации статьи РБК «Роснефть» только упрочила взаимоотношения с британской компанией. Так, 31 октября они объявили о завершении создания совместного предприятия по разработке перспективных ресурсов Восточной и Западной Сибири «Ермак Нефтегаз».

Третий сценарий, который исследовал «Центр профессиональной оценки», называется в документе «несистематическим риском», связан с «отдельными финансовыми и операционными характеристиками, касающимися только рассматриваемой компании». Проанализировав публикацию РБК и сюжет телеканала РБК, эксперты предположили, что представленная в них информация может повлечь за собой увеличение «специфических рисков» «Роснефти». «На основе проведенного анализа можно заключить, что снижение стоимости компании, связанное с потенциальной потерей стоимости гудвилла (деловой репутации — РБК) компании, связанное с потенциальной потерей крупнейшего контрагента (BP. — РБК), составит 3,179 млрд руб.», — говорится в заключении, подписанном Кушелем.

Таким образом, оценка потенциального репутационного вреда увеличилась на 55 млн руб. — в конце сентября ЦПО по заказу «Роснефти» оценивал его в 3,124 млрд руб.

Что думают независимые эксперты

Опрошенные РБК юристы удивлены результатами исследования ЦПО.

«Это заключение носит противоречивый характер, основано на предположениях и необоснованных допущениях», — заявил РБК директор правового департамента «Коммерсанта» Георгий Иванов. При том, что в заключении установлен рост котировок акций и капитализации истца («Роснефти»), одновременно приводится расчет, основанный на неутвержденной методике, неких предположительных «специфических рисках» и содержащий предположительную оценку «эффектов от влияния фактора, связанного с ключевым контрагентом (BP)», добавляет он.

В заключении ЦПО риск потери контрагента рассмотрен через влияние ставки дисконтирования [денежных потоков], замечает директор департамента оценки и консультационных услуг Swiss Appraisal Алексей Сергеев. В составе ставки есть понятие «специфические риски». Но это понятие весьма условно при расчете ставки дисконтирования. Для крупнейших госкорпораций специфические риски в ставке дисконтирования равны 0% или близко к нулю, указывает Сергеев, а в заключении ЦПО она рассчитана в размере 0,5%. «На основе волатильности ставки, завязанной на изменении специфического риска, оценщики рассчитывают падение величины гудвилла, а это принципиально некорректный подход», — подчеркивает он.

«Первое, что бросается в глаза при анализе заключения: в нем говориться о возможном репутационном вреде, — говорит адвокат Московской городской коллеги адвокатов Алексей Мельников — При этом главный принцип гражданского права — компенсационный, задачей является компенсация фактического ущерба, восстановление положения, которое было нарушено. Можно требовать возмещения упущенной прибыли, но не потенциального вреда. Иными словами, нельзя возместить то, чего нет! В противном случае «Роснефть» просто получит прибыль».

Кроме того, Мельников обращает внимание на то, что в исследовании гудвилл «Роснефти» посчитан на уровне 646 млрд руб. В то время как в отчетности самой компании за первое полугодие 2016 года величина гудвилла указана в размере 227 млрд руб. Такое же значение, кстати, фигурирует в отчетности на 31 декабря 2015 года. То есть с момента публикации РБК деловая репутация «Роснефти» не снизилась.

«Как суд может доверять такому эксперту», — удивляется адвокат.

Почему требования «Роснефти» необоснованны, читайте в редакционном материале РБК «Шесть вопросов об иске «Роснефти».

  

Источник:
Редакция РБК

Другие новости