Статья:
22 ноября, 2016 14:32
33

Дом миролюбивой религии: зачем Москве буддистский храм за 300 миллионов?

По словам члена Московской общины буддистов Баатра Китинова, новое религиозное сооружение в столице станет культурным центром, в котором любой желающий сможет познакомиться с учением Будды.

 АННА МИТНОВИЦКАЯ: Вы сказали, 20—30 тысяч примерно буддистов в Москве. А сколько вместит храм?

БААТР КИТИНОВ: Я почему назвал ещё эту цифру: поскольку я бываю по возможности на наших праздниках, понятно, что на мероприятия ходят люди не все, невозможно всех поместить, но тем не менее примерно такая цифра есть.

А.М.: Сколько вмещает храм? Площадь достаточно серьёзная.

Б.К.: Да, площадь порядка 3000 метров. 2900 где-то... Соответственно, культовая часть — это примерно 600 метров, а всё остальное — библиотека, пресс-центр и так далее. Центр будет называться в переводе на русский "Центр изучения и практики учения Будды". Далай-Лама говорил, что это должно быть не только культовое место, но место, куда может любой человек прийти и узнать, что такое буддизм, пообщаться на эту тему и так далее, с одной стороны. С другой стороны, для буддистов это не столь принципиально, чтобы были какие-то культовые здания.

М. ШАХНАЗАРОВ: Дом миролюбивой религии: зачем Москве буддистский храм за 300 миллионов? У нас гость по традиции.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Баатр Китинов, член Московской общины буддистов, кандидат исторических наук, доцент Российского университета дружбы народов. Здравствуйте, Баатр.

М.Ш.: Доброе утро.

Б. КИТИНОВ: Доброе утро.

А.М.: Мы пригласили вас в первую очередь потому, что религиозный центр буддистский в Москве собираются строить, собственно, уже первые шаги какие-то сделаны. Но прежде мне хочется у вас спросить о том, сколько, собственно, в Москве буддистов и на сколько будет рассчитан храм?

Б.К.: Сложно сказать однозначно, что столько-то буддистов, поскольку, как правило, так называемые этнические буддисты — это представители Калмыкии, Бурятии, Тувы и, скажем, Алтая, это одна, более или менее стабильная часть. И есть другая часть, для которой буддизм либо действительно религия, либо это нечто, что им сейчас нравится.

А.М.: Стабильная часть сколько составляет?

Б.К.: Опять-таки она лишь стабильна постольку, поскольку они здесь присутствуют.

А.М.: Назовите уже хоть какую-нибудь цифру. Хотя бы примерную.

Б.К.: Примерно, мы полагаем, наверное, тысяч 20, от 20 до 30 тысяч.

М.Ш.: Не больше? Мне почему-то казалось, что больше.

А.М.: Но это же не считая тех, кто увлёкся йогой, кому стало интересно.

Б.К.: Ну я это говорю, конечно, максимально усреднённо, поскольку если мы сюда прибавим студентов, прибавим сезонных, что называется, рабочих, то число возрастёт.

М.Ш.: Буддизм считается самой миролюбивой религией. Поэтому сейчас многие обращают к нему свой взор. Это действительно так?

Б.К.: Да, история буддизма показывает, что это религия была намерена на мирное решение практически любых возможных проблем. Действительно, может быть, где-то начиная с середины 20 века, идёт повышенный интерес к тому, что предлагает буддизм в принципе человечеству. Особенно этот интерес увеличился с конца 20 века. Это связано не только с текущими проблемами и ситуациями в разных странах мира, но и с тем, что мы, имею в виду буддисты, с одной стороны, всё больше познаём сами своё учение, а с другой стороны, буддисты оказались в разных странах мира. Соответственно, их присутствие показывает, что пошёл не просто процесс распространения религии, но возрос интерес.

А.М.: Давайте вернёмся к храму. Вы сказали: 20‒30 тысяч примерно буддистов в Москве. А сколько вместит храм?

Б.К.: Я почему назвал ещё эту цифру, поскольку я бываю по возможности на наших праздниках, понятно, что на мероприятия ходят люди не все, невозможно всех поместить, но, тем не менее, примерно такая цифра есть.

А.М.: Сколько вмещает храм? Площадь достаточно серьёзная.

Б.К.: Да, площадь порядка 3000 метров. 2900 где-то... Соответственно, культовая часть — это примерно 600 метров, а всё остальное — библиотека, пресс-центр и так далее.

Барабаны в доме и колокольчик в квартире: о храмах и церемониях буддистов

А.М.: Я почему спрашиваю, потому что когда строят, например, мечети, всегда выясняется потом, что этого не хватает. Что нужно ещё, нужны в другом районе, потом вот эта главная соборная мечеть возле Олимпийского и так далее. Здесь предполагается дальнейшее развитие? Появятся ли ещё буддистские храмы? Есть ли в этом необходимость?

Б.К.: Всё-таки если необходимость такая появится, вопрос, наверное, будет решаться несколько иначе. Дело в том, что, во-первых, этот храм, он даже и не храм как таковой.

А.М.: Это некий центр?

Б.К.: Да, центр будет называться в переводе на русский "Центр изучения и практики Учения Будды". Далай-Лама говорил, что это должно быть не только культовое место, но место, где может любой человек прийти и узнать, что такое буддизм, пообщаться на эту тему и так далее, с одной стороны. С другой стороны, для буддистов это не столь принципиально, чтобы были какие-то культовые здания.

М.Ш.: А вы вот собираетесь сейчас же где-нибудь?

Б.К.: Есть, условно говоря, домовые, что ли, храмы, например, в Подмосковье, в частном секторе, закупается дом, обыкновенный частный дом…

М.Ш.: И в нём оборудуется храм?

Б.К.: В нём, да. Снаружи он как бы особо ничем не изменяется, никаких не претерпевает деформаций. Там есть всё, что полагается, — колесо, две лани. Какие-то символы есть. Но здание не трансформируется капитальным образом. В общем-то, я знаю, есть и квартиры в Москве. Тоже оборудованы таким образом. Но понятно, что это буквально для определённой группы людей.

А.М.: Мне интересно, а как на это реагируют соседи, люди, которые находятся вокруг? Понятно, что, да, действительно, миролюбивая религия, это всё правда. Но обычно люди настороженно смотрят, когда собирается кто-то, приходит в одно время, чего-то там делает.

Б.К.: Да, вы абсолютно правы.

Дело в том, что, к сожалению, определённая часть населения не знает, что такое буддизм. Для них это не православные, а там, кто их знает
Баатр Китинов

Это одна точка зрения. Что касается шума и так далее, у нас так называемый шум, если можно так назвать, это могут делать только люди подготовленные и, соответственно, подготовленные в помещениях.

А.М.: Это что вы имеете в виду?

Б.К.: Грубо говоря, это монахи. Которые, в общем-то, этим занимаются.

М.Ш.: Горловое пение или что?

Б.К.: Нет, горловое пение — это всё-таки более такой культурный момент.

А.М.: А какой шум?

Б.К.: Шум, ну, знаете, у нас когда службы идут, там барабаны бьют. Там трубы есть, там раковины есть. Вот это всё создаёт, конечно, определённую какофонию, может быть. Но это всё делается в особых местах.

А.М.: Ну как, вы говорите, даже в квартирах, бывает, собираются люди.

Б.К.: Да, но я хочу сказать, под особыми местами именно храмы, допустим. Монастыри. А квартира — это квартира. Там максимум, что может быть, это колокольчик позвенит.

А.М.: Кого-то и колокольчик с ума сведёт.

М.Ш.: Правда, что в советское время преследованиям подвергались буддисты?

Б.К.: Да.

М.Ш.: Это было, да?

Б.К.:  

В советское время считалось, буддизм есть только в республике Бурятия
Баатр Китинов

Всё. Все остальные — это как бы атеисты, как было принято тогда говорить. Ламы все были репрессированы. Либо сосланы в Сибирь, либо их просто расстреливали. Здания уничтожались. И на сегодняшний день, если уж говорить про такие исторические здания, на территории, где были калмыки, сохранилось только одно, ныне это в Астраханской области, построенный после того, как калмыки вошли в Париж с русскими войсками.

М.Ш.: Только в Астраханской области?

Б.К.: Да.

А.М.: Это исторически сохранившийся. А в целом, сколько сейчас в России таких крупных помещений храмов?

Б.К.: На самом деле, я так не могу сказать, определённое число. Но есть в Калмыкии, их порядка, наверное, 15, а то и 20. В Бурятии их, я думаю, их чуть ли не на порядок больше. В Туве появляются, на Алтае появляются. Я знаю, в Якутии появляются.

М.Ш.: А ближайший к Москве храм какой?

Б.К.: Питерский. Знаменитый питерский храм, который был построен к 300-летию правления Дома Романовых.

А.М.: То есть он выстоял?

Б.К.: Да, он был и библиотекой, он был хранилищем, он был складом. Как было принято в советское время.

А.М.: Ну да. Как со всеми религиозными учреждениями. Я даже в Екатеринбурге была, под Екатеринбургом, в буддистском храме. Высоко на горе.

Доверяй, но проверяй: о тибетской медицине

М.Ш.: Нельзя обойти, на мой взгляд, в нашей беседе фигуру Петра Бадмаева, который лечил и императора Николая II и вообще убеждал представителей российской монархии присоединить Тибет, Китай, Монголию к России. Действительно ли он обладал такой силой знания? Насколько я помню, я читал книгу про него даже, небольшую, там рассказывалось, что он диагностировал болезни по пульсу, он точечно лечил многие заболевания. Николай II и его семья, они чуть ли не молились именно на Бадмаева и считали его таким чудотворцем. Это так?

Б.К.: Да, вы знаете, Бадмаев относится к числу тех редких специалистов, которые могут творить буквально, что называется, чудеса. Могу сказать, что я сам прошёл через нечто подобное.  Я когда в 90-х годах обучался в Индии, в один момент я заболел. Как человек, воспитанный в определённых традициях, я пошёл в госпиталь вначале. Врачи в госпитале меня проверили по всем болезням, сказали: "Ты здоров".  

Но я чувствовал, что я не здоров. Я пошёл тогда, подошёл к своему другу монаху, тот привёл ко мне личного врача Далай-Ламы
Баатр Китинов

Тот, я помню до сих пор, пришёл весь в чёрном костюме, он был не монах. В шляпе, чуть ли не сомбреро она у него была. Он посидел, пощупал мою руку, как мне потом сказали, он прослушал то ли 12, то ли 15 уровней пульса. По разным органам прошёлся и выписал мне лекарство. А я уже дня три лежал не пил, не ел, не вставал и не спал. Какое-то такое было состояние. Мне принесли растолчённое это тибетское лекарство со стаканом тёплой воды. И сказали: "Надо прочесть такую-то мантру, выпить на ночь". Через сутки я ушёл, шатаясь, правда, но ушёл из госпиталя этого, потому что я почувствовал себя значительно лучше. Я понимал, что мне теперь нужно, чтобы стать окончательно на ноги. Мне нужно было просто мясной бульон, кусок мяса.

А.М.: Ну такое лечение каждый может себе организовать.

М.Ш.: Нет, ну то, что тибетская медицина — это не миф, я в этом целиком уверен.

А.М.: Ну, конечно, я тоже абсолютно уверена. Я это на себе тоже испробовала уже. Сработало.

М.Ш.: Я на себе ещё тибетскую медицину, наверное, слава богу, всё-таки не испробовал. Лучше не обращаться к врачам. А вы расскажите, в Москве же есть наверняка центры тибетской медицины и наверняка и шарлатаны. Просто знаете, человек сейчас послушает, скажет: ой… Пойдём лечиться сейчас семьёй.

А.М.: Кстати, как отличить хороших докторов тибетских от этих самых шарлатанов? Есть какие-то признаки типичные, когда ты заходишь в фойе, как угодно, тебя встречает женщина наверняка такая ухоженная. Вот тут на что надо обращать внимание?

Б.К.: Мне не приходилось в России, в Калмыкии если обращаться, именно в медицинский центр. Например, в Калмыкии у нас есть в нашем храме есть выпускник того самого медцентра, рядом с которым я обучался в Индии. Это известный специалист. Об этом все знают, потому что он один такой человек. К нему идут. Что касается таких центров, как Питер, Москва и так далее, я там не был. Хотя я знаю, что такие люди есть и центры есть. 

М.Ш.: Лучше быть разборчивыми, не попасть на аферистов.

Теги:
звук, вперед, общество, культура, религии, буддисты, храмы, будда, якутия, калмыкия, алтай, эксклюзивы

Другие новости