Статья:
25 ноября, 2016 15:20
24

Трамп: внимательно следите за руками

Политолог Дмитрий Дробницкий — о том, почему Митт Ромни не станет госсекретарем США, а с Большим Дональдом надо держать ухо востро.

Практически из любого документального или художественного фильма о фокусниках вы узнаете, что самое главное всегда происходит совсем не там, куда смотрит зритель.

Дональд Трамп и его ближайшие помощники уже доказали всему миру, что в совершенстве владеют этим магическим приёмом.

Во время предвыборной кампании и даже в саму ночь выборов большинство «говорящих голов» обсуждали Неваду, Колорадо, Флориду и Северную Каролину, а Трамп и его команда в это время захватывали так называемый ржавый пояс — Огайо, Висконсин, Пенсильванию и Мичиган.

Соавторами этого успеха стали люди, которые первыми вошли в будущую администрацию Белого Дома — молодой республиканский функционер Райнс Прибус и гениальный медиа-менеджер Стивен Бэннон.

Следом были назначены советник по национальной безопасности (Майкл Флинн), генеральный прокурор (Джефф Сешшнс) и директор ЦРУ (Майк Помпео). Кандидатуры Флинна, Сешшнса и Бэннона вызвали бурю негодования не только в либеральных медиа, но и в среде вашингтонских «ястребов», а также у конгрессменов обеих партий.

Такая реакция — серьезная проблема для Трампа. Большинство назначений необходимо утвердить в Сенате. К тому же новому президенту потребуется поддержка Конгресса, чтобы осуществить запланированные им реформы.

Именно тогда в резиденции Трампа в Нью-Джерси (на территории гольф-курорта в Бедминстере) появились отставной генерал Джеймс «Бешеный пес» Мэттис и бывший губернатор Массачусетса, кандидат в президенты от Республиканской партии на выборах 2012 года Митт Ромни.

С подачи самого Дональда, его вице-президента Майка Пенса и «неназванных источников в его окружении» в медиа заговорили о том, что Мэттис станет новым министром обороны, а Ромни — госсекретарем.

Пресса сфокусировалась именно на этих двух людях, поскольку их назначение в администрацию Трампа стало бы еще большей сенсацией, чем даже победа Трампа на выборах 8 ноября.

Ромни до самого дня голосования критиковал Большого Дональда, оставаясь одним из ключевых участников движения NeverTrump («Только не Трамп»), называл его «мошенником» и «подделкой».

Но если бы дело было только в личных отношениях. Экс-губернатор расходится с избранным президентом практически по всем ключевым вопросам внешней политики. Он не ради красного словца назвал в 2012 году Россию «геополитическим врагом США №1». Ромни последовательно выступает за введение в Сирии бесполетных зон и считает сотрудничество с Москвой в борьбе с ИГ* «морально неприемлемым».

Издание The Wall Street Journal со ссылкой на свои источники раструбило на весь мир, что в стане Трампа идет нешуточная борьба. Мол, сам избранный президент «очень хочет» видеть госсекретарем своего злейшего врага, но его ближайшее окружение резко против.

«Говорящие головы» на ведущих телеканалах США затрубили о том, что Большой Дональд «совершил акт примирения», «принял мудрое решение» и сделал «важный шаг к партийному объединению».

Так что же, мы наблюдаем драматический разворот во внешней политике Дональда Трампа?

Я так не думаю.

Весь этот шум вокруг кандидатуры Ромни — умело разыгранная пиар-акция. Трампу действительно нужно, чтобы его враг поработал на него. Но вовсе не в должности главного дипломата Соединенных Штатов.

Чтобы получше понять, в чем тут дело, рассмотрим еще одно назначение, которому не суждено состояться.

В тот же день, когда пресса заговорила о «госсекретаре Ромни», был сделан другой информационный вброс — что министром обороны США станет отставной генерал Джеймс «Бешеный пес» Мэттис.

Но Мэттис никак не может стать главой Пентагона. В США законодательно запрещено занимать этот пост человеку, который не пробыл минимум семь лет в отставке после воинской службы. В этом вопросе было сделано лишь одно исключение — в 1950 году по просьбе президента Трумэна. Тогда действующий пятизвёздный генерал Джордж Маршал стал министром обороны.

Для этого Конгресс принял билль в отношении конкретного человека, в котором было специально оговорено, что случай является исключительным, так что в будущем подобные решения не рекомендуются.

В принципе можно было бы попросить Конгресс принять специальный закон и для Мэттиса, но решать данный вопрос предстояло до инаугурации, а значит Барак Обама мог наложить вето, причем с вполне разумной ссылкой на билль 1950 года.

Дональд Трамп не стал бы так рисковать.

То же самое можно сказать и о «рассмотрении кандидатуры Ромни». Экс-губернатор Массачусетса не обладает никаким международным и тем более дипломатическим опытом. Он был успешным бизнесменом, неплохим губернатором и отличным аппаратным интриганом, но ставить его на пост руководителя госдепартамента в столь непростое время было бы неосмотрительным даже в том случае, если бы Митт всю кампанию хвалил Трампа и соглашался с ним во всем.

Судя по всему, Ромни сам согласился поучаствовать в спектакле. Ему требовалась некоторая моральная реабилитация после унизительного поражения движения NeverTrump, а Трампу — лояльность старого партийного истеблишмента.

Помимо демонстрации республиканским конгрессменам широты своей души и способности быть «ястребом» Дональд Трамп решал попутно и другую задачу — запугать левое крыло демократов и сделать их более сговорчивыми.

И это сработало.

На встречу к Трампу приехала конгресвумен Тулси Габбард, известная сторонница Берни Сандерса, которая не сдалась на милость Хиллари даже тогда, когда сдался сам вермонтский социалист. Она даже ушла с поста заместителя председателя Демократического национального комитета в знак протеста против нарушений на партийных праймериз.

Авторитет Габбард растет среди демократов в Конгрессе с каждым днем. Сегодня она — символ честности и борьбы за ценности. В резиденцию к избранному президенту она прибыла, по ее собственным словам, «чтобы не допустить в администрацию неоконов и разжигателей войны».

Дело сделано. Митт Ромни отправился послом доброй воли к Джону Маккейну сотоварищи, а Тулси Габбард — к демократам.

Для новых назначений в администрацию Трампа был создан благоприятный фон, и Большой Дональд аккурат накануне Дня благодарения не преминул им воспользоваться.

На должность посла в ООН номинирована губернатор Южной Каролины Никки Хейли. О ней говорят как о прирожденном переговорщике, способном примирить самые разные точки зрения и посадить за стол переговоров злейших врагов.

Хейли не просто станет самым высокопоставленным дипломатом США. Ее посту в администрации Трампа придается статус члена кабинета, что в американской истории делалось нечасто. Это как если бы Виталий Чуркин имел ранг федерального министра.

Министром образования стала бизнесвумен, филантроп и гражданская активистка Бетси Девос, имеющая собственные взгляды на школьную реформу в США.

Обе новые сотрудницы администрации имеют опыт предпринимательской деятельности и относятся к вашингтонскому истеблишменту с плохо скрываемым презрением. И по этим двум признакам идеально подходят на роль министров в кабинете Дональда Трампа. Подозреваю, что на оба этих назначения у избранного президента уже есть «индульгенция» от нового состава Сената.

Когда у Митта Ромни спросят, какого черта он делал в резиденции Трампа, раз он так и не стал госсекретарем — вот увидите, он скажет: «Лоббировал Никки Хейли».

На следующей неделе, скорее всего, мы, наконец, узнаем имя будущего госсекретаря США. Наибольшие шансы имеют бывший мэр Нью-Йорка Руди Джулиани и конгрессмен Боб Коркер. Однако Дональд снова может всех удивить. Но точно не назначением Ромни.

Пора привыкать — таков фирменный стиль президента Трампа. Мы смотрим в одну сторону, а самое важное происходит в другой.

Отнюдь не случайно книга нового президента США «Искусство сделки» снова становится мировым бестселлером. Только теперь ее читают не те, кто хочет преуспеть в бизнесе, а те, кто не желает попасть впросак, имя дело с Большим Дональдом.

Теги:
мнения, дональдтрамп, назначения, администрацияпрезидента, миттромни, сша, вмире

Другие новости