Статья:
25 мая, 2016 14:50
187

Россия может обнулить пошлины на турецкие ткани

Этот вопрос, от решения которого выиграют только белорусские и турецкие бизнесмены, инициировало Министерство промышленности и торговли.

В конце апреля в крупные текстильные предприятия России из отраслевого отдела Минпромторга пришла любопытная бумага. Чиновники интересовались — мол, а как вы отнесётесь к тому, если на ближайшие три года на границах Евразийского экономического союза мы обнулим таможенную пошлину на некоторые импортные трикотажные ткани и синтетические нити? Наши фабриканты озадачились: как так — Минпромторг обычно вяло реагирует на предложения поддержать отечественную отрасль закрытием импорта из Турции и Китая, а тут прощупывает почву о льготах для них.

Идея принадлежит фабрикам лифчиков и ковров

Текстильщики стали разбираться. Минпромторг писал, что белорусские предприятия подняли вопрос об обнулении до 29 апреля 2019 года ввозных пошлин на трикотажные полотна с таможенным кодом 600410000 и нитей 5402340000 на границах пяти стран ЕАЭС: России, Белоруссии, Казахстана, Армении, Киргизии. Минпромторг просил руководителей фабрик прислать свои мысли на этот счёт и сообщить, какой объём таких тканей или нитей производит их предприятие, уровень загрузки по этим позициям, сколько продаётся внутри России, сколько экспортируется, информацию о проектах по запуску или расширению такой продукции. В письме (есть у Лайфа) спрашивалось, есть ли у россиян отношения по таким позициям с белорусскими фабриками "Милавица" и "Витебские ковры".

Когда подняли статистику по этим кодам, то выяснилось, что в 2015 году основным импортёром таких трикотажных тканей (в основном это бельевые ткани с содержанием полипропилена, эластана от 5%) и ковровых нитей в Россию была Турция. По итогам года турки контролировали до половины таких поставок, китайские промышленники — около 20%. Получается, что белорусы не только хотят покупать у турков эти ткани и нити, но и открыть для них рынки ещё четырех стран-партнёров. Сейчас таможенная пошлина на трикотаж — 3%, на нити — 5%.

Такие перспективы российским текстильщикам совсем не понравились.

— Полипропилен не является сегодня дефицитом, и если даже прямо сейчас такая нить у нас не производится, то наладить её производство достаточно просто. С трикотажным полотном то же самое — это то, что уже начинает производиться на территории России, — сказал Лайфу президент Российского союза предпринимателей текстильной и лёгкой промышленности Андрей Разбродин.

Опрошенные представители компаний текстильной отрасли также сообщили, что направили в Минпромторг своё отрицательное мнение и попросили объяснить, почему указанные позиции стали незаменяемыми. В Минпромторге не ответили на запрос об инициативе избавить зарубежных производителей от пошлин на ткани и нити.

У белорусских текстильщиков своя правда.

— Мы давно закупаем трикотажное плотно и всё сырьё в Европе и менять поставщиков в ближайшее время не планируем. Нас устраивает и качество, и цена, и финансовые условия, которые нам предоставляют европейские партнеры, — рассказала Лайфу директор по закупкам "Милавицы" Миланья Комлик. — В Белоруссии более высокие требования к качеству продукции, чем в России — чтобы пройти у нас все сертификаты, нужно очень сильно подпрыгнуть. Именно поэтому мы отдаём предпочтение европейским партнерам — Германии, Италии, Испании, Турции. Из России мы получаем только хлопковую ткань, да и то её делает наша фабрика в Барановичах, а российский "Новый мир" её только красит.

Производители белорусских ковров говорят, что работают с Турцией, потому что нужной им нити нет в странах ЕАЭС.

"Предложение по обнулению пошлин направляли мы. Аналоги этой нити в странах ЕАЭС, конечно же, есть, но только производители ковровой продукции имеют такое оборудование — ростовский "Меринос", "Белка". На территории постсоветской Белоруссии такую нить не делает никто. Но российские компании закрывают только свои потребности, мощности у них ограничены, поэтому нам ничего не достаётся. Вот мы и покупаем за границей"

"Витебским коврам" ежегодно нужно 3 тыс. тонн ковровых нитей по обсуждаемому таможенному коду, и 70% этих нужд обеспечивают турецкие поставщики.

— Нас всё устраивает — качество, финансовые условия, отсрочки до 180 дней. В последнее время покупать стало выгоднее: если год назад нить стоила $2,7 за кг, то теперь — $2, — добавляет Чеботарева.

По данным Национального статистического комитета Белоруссии, по итогам 2015 года импорт в Белоруссию текстурированных нитей (полипропиленовые) составил 4 тыс. тонн на $9,7 млн. Крупнейший поставщик с долей 85% — Турция. Похожая картина и по трикотажным полотнам: в прошлом году ввезено 4,3 тыс. тонн на $22,7 млн, доля Турции — 84%. Цены действительно упали: например, в 2014-м турки продавали белорусам тонну трикотажа по $6,9 тыс., в 2015-ом — по $4 тыс.

К прошлому году в Турции завершилась серьёзная модернизация в текстильной промышленности — вокруг Стамбула образовалось несколько крупных кластеров по производству натуральных и синтетических тканей, плюс швейные и кожевенные производства.

Эрдоган дал российским текстильщикам шанс

Турция и Китай уже давно давят на российскую текстильную отрасль — импорт только из Турции в 2015 году оценивался в 1,5 млрд рублей. Лишь недавно он стал снижаться. На это были как политические, так и экономические причины. Сначала в России грянул экономический кризис, и рубль обрушился по отношению к ключевым валютам. Покупать сырьё в Турции и в Китае стало уже не так выгодно.

Отношения России и Турции осложнились из-за сбитого в Сирии российского бомбардировщика. Это опять сказалось на бизнесе: официального запрета на отношения с Турцией нет, но фактически таможню стало пройти тяжелее. Исключения касаются синтетических тканей и элитных брючно-костюмных тканей, а турецкие шубы и часть кожаной продукции уже везут через Среднюю Азию с лейблами этих стран, рассказали в Союзлегпроме.

Сейчас для российских текстильщиков наступил удобный момент, чтобы нарастить своё производство, но шанс пока лежит на полке.

"По отчётам всё выглядит прекрасно, мы вроде бы успешно импортозаместились: внутреннее производство было 18%, а стало 25%. Но эти цифры не имеют никакого отношения к успехам отрасли: доля выросла не из-за того, что мы нарастили объёмы. Просто на рынке упало потребление импорта, и доля внутреннего продукта стала больше. Это чисто математические, а не экономические причины."

По его словам, сейчас остановились поставки готовой продукции из Турции, что, казалось бы, позволяет организовать своё производство на территории России.

— Нужно делать так, чтобы, например, те же марки Zara и Finn Flare заказывали продукцию у нас, а не в Турции. Сегодня этот процесс сдвинулся с мёртвой точки, мы ведём такие переговоры, — добавил Разбродин.

Крупные текстильные предприятия, работающие на госсектор, были вынуждены и раньше уменьшать зависимость от импорта, поэтому сейчас именно они расстроены "турецкими планами" Минпромторга.

В холдинге БТК Теймураза Боллоева (крупнейший текстильный господрядчик), который поставляет форму для Минобороны и других силовиков, уверяют, что не используют турецкие ткани, а власти не хотят вводить запрет на ввоз турецкой ткани.

— Раньше мы просили Минпромторг подумать о полном запрете импорта текстильной продукции из Турции и Китая, но внятного ответа так и не получили. Продукцию и ткани с прошлого года мы производим сами, у нас есть поставщики хлопка, есть поставщики синтетических нитей. У нас есть комбинат в Барнауле, производящий нити, из которых мы делаем ткань, — говорит представитель БТК. — Мы анализировали ситуацию с поставщиками по итогам санкций, и выяснилось, что у нас вообще нет турецкого продукта. Мы всегда проверяем сертификат происхождения ткани и требуем, чтобы она была российского производства.

Об этом же говорят и на ковровой фабрике "Белка" — крупнейшем в России производителе.

— Раньше мы закупали нить в Турции, но теперь поставили свой станок и полностью обеспечиваем свои потребности, — рассказали Лайфу на предприятии. — Сырьё у нас полностью отечественное: гранулы для нити мы покупаем из Башкирии. Сейчас у нас есть планы поставить второй станок, тогда мы сможем продавать нить на сторону.

Доля материалов отечественного производства, поставляемых для госзаказчиков, увеличилась с 30% в 2011 году до 83% в 2015 году, сообщили Лайфу в Минпроторге. В ведомстве ожидают, что этот показатель в 2016 году составит 85%. На вопросы, касающиеся возможного обнуления пошлин для трикотажа и нитей, в ведомстве оперативно ответить не смогли.

Станет ли дешевле с дотациями и новыми чиновниками?

Три года назад Китай стал доминировать на рынке хлопка и хлопковых изделий, что дало ему возможность диктовать свои условия всему миру: сначала он держит цену на хлопок внизу, а на сезоне её резко поднимает. Сейчас общая доля импорта текстиля из Китая в Россию оценивается примерно в 65%. Пока в России интересы текстильщиков защищает маленький отдел в Минпромторге. Топ-менеджер одного из текстильных холдингов Ивановской области в разговоре с Лайфом обратил внимание на сущностные противоречия в работе министерства:

— Нашими делами занимается Депарпартамент лёгкой промышленности и торговли. В этом заложен определённый конфликт интересов, потому что это две конкурирующие отрасли: торговле нужно быстро получить дешёвый и качественный товар, неважно, откуда — из Китая, России, Турции. А лёгкой промышленности важно, чтобы она могла производить товар и быстро находить сбыт, — пояснил Лайфу собеседник. — В этой ситуации важно, на чью сторону встают чиновники — лоббируют дешёвый импорт или закрывают его в поддержку российского производителя. Это очень коррупционноёмкое направление.

Производители тоже не ангелы и на волне импортозамещения хотят набить карманы: российская продукция по разным причинам обходится бюджету в два-три раза дороже импортной. Если сильно повернуть рычаг протекционизма, шантажировать будут свои же производители. Если же убрать заслоны импорту, будут проблемы с национальной безопасностью и сохранением компетенций в отрасли. Со ссылкой на последнее Разбродин указывает, что отрасли нужно больше льготных программ — как в сельском хозяйстве:

— Не только наши конкуренты, турки и китайцы, но даже Германия активно поддерживает свою отрасль. Есть четыре основные стадии: прядение, ткачество, отделка и пошив, — рассказывает глава Союзлегпрома. — Прядение в России уже стало невыгодным — Узбекистан в партнёрстве с Турцией ставит мощности по производству пряжи и нитей у себя, при экспорте дается серьёзная дотация, поэтому низкие цены. Завозить в России хлопок и делать из него пряжу уже не имеет смысла — дешевле купить в Узбекистане. Ткачество в России тоже рискует загнуться: узбеки, турки и китайцы дотируют ткачество и экспорт, и на очереди отделка ткани и выпуск готовой продукции.

Теги:
расследования, турция, минпромторг, текстиль, импортозамещение, эксклюзивы

Другие новости