Статья:
25 мая, 2016 23:00
185

Санкции помешали "Роснефти" купить новые вертолёты для шельфа

Действия американских властей не позволяют реализовать планы по локализации производства основных узлов вертолета AW189 англо-итальянской компании AgustaWestland. Возможность создавать хотя бы 50% компонентов внутри страны является главным условием "Роснефти".

До 1 июня 2016 года крупнейшая нефтяная компания России планировала подписать соглашение о покупке доли в размере 30% в совместном предприятии "Хеливерт" (совместное предприятие  "Вертолётов России" и англо-итальянской AgustaWestland S.p.A). Также в эти сроки планировалось разместить так называемый "якорный" заказ на 150 вертолётов типа AW189, без которого постоянная сборка в РФ невозможна. Но, как рассказал Лайфу источник в Минпромторге, соглашение срывается из-за задержки с поставками "пилотных" моделей.

В конце декабря 2014 года "Роснефть", материнская компания "Вертолётов России" "Ростех" и Leonardo-Finmeccanica, являющаяся "матерью" AgustaWestland (на момент подписания соглашения называлась просто Finmeccanica) подписали соглашение о стратегическом партнёрстве. В июле 2015-го вместе с "Вертолётами России" и AgustaWestland нефтекомпания определилась о размере своей доли в 30%, количестве вертолётов и условиях вхождения в капитал: минимальной локализации производства в 50% и поставке первых десяти машин в период с 2015 до 2017 год.

Вертолёты к "Роснефти" до сих пор не поступали, говорит собеседник в Минпромторге. Из Италии, где они собираются, сначала должны были прийти первые два, остальные восемь — в качестве опциона, объясняет он.

— Если бы первые понравились и имели необходимые сертификаты для работы в условиях Арктики, то компания заказала бы остальные и перешла к разработке документации по вхождению в СП. На заводе "Хеливерта" с 2012 года частично локализовано производство вертолётов типа AW139 (в год может собираться до 20 штук). За время работы завод выпустил 4 единицы, а всего в России летает около 20 таких машин, — говорит спецкор журнала "Авиапанорама" Евгений Матвеев.

Дело в отсутствии компонентов для вертолёта. По данным собеседника, итальянская Leonardo-Finmeccanica не может договориться о поставке двигателей модели СТ7-2Е1 производства американской General Electric (GE). Именно они предназначены для вертолётов "Роснефти". Этому препятствуют власти США, говорит собеседник в Минпромторге.

Дело в том, что двигатели подпадают под определение продукции двойного назначения (может использоваться в военных нуждах). Для её экспорта властями Штатов выдаются специальные лицензии (сертификат конечного пользователя). Если GE такие лицензии не получит, она не сможет поставить свои двигатели в Италию.

— Это ставит под вопрос подписание в предусмотренный соглашением срок до 1 июня 2016 года якорного заказа на поставку 150 вертолётов AW189 российской сборки, — сообщил источник в Минпромторге. Впрочем, двигатели далеко не единственная деталь, которую пока не удалось поставить. По словам источника, не получилось договориться и о покупке для "Хеливерта" компонентов трансмиссии и несущих систем вертолётов, в том числе лопастей основного и рулевого винтов. В будущем производство этих деталей, вместе с двигателем, должно быть локализовано на "Хеливерте".

Если ситуация не изменится, то общий уровень локализации вертолётов "Роснефти" будет намного меньше требуемых нефтекомпанией 50% — всего 15—20%, оценивает собеседник Лайфа в "Вертолётах России". На таких условиях компания не пойдёт на сделку ни по принципиальным, ни по финансовым соображениям, так как производство машин без в таком случае станет нерентабельным. Отметим, что цель "Хеливерта" вообще — 70%. Эту информацию Лайфу подтвердил и источник в Минпромторге. Напомним, что ранее близкие к "Роснефти" источники допускали, что доля в СП может достаться компании бесплатно, как крупному заказчику.

Без заказов от "Роснефти" начать собирать AW189 "Хеливерт" не может. А отсутствие даже полностью импортных вертолётов не даёт нефтяному гиганту уверенности в том, стоит ли вообще вкладываться в "Хеливерт", считает собеседник в министерстве.

До 2025 года, когда все детали для AW189 должны быть локализованы, "Роснефть" хотела бы получить 160 таких машин, 150 из них — "якорный" заказ, без которого постоянная сборка на предприятии не заработает. По оценкам специалистов, стоимость импортного AW189 составляет в районе $17—18 млн. На локализацию производства компонентов вертолёта может потребоваться около 3 млрд, оценивал в июне 2015 года помощник президента России Юрий Ушаков.

Помимо санкционных причин есть у проекта и другие сложности. По словам источника, итальянцы из Finmeccanica так и не прислали данные для составления бизнес-плана совместного предприятия и свои предметные соображения по сборке вертолётов. Без этих данных, соответственно, свой бизнес-план не смогут составить и "Вертолёты России". 

— Непонятно, стоит ли вообще запускать сборку AW189, — жалуется собеседник в холдинге.

В "Роснефти" от комментариев отказались. Представители "Вертолётов России", Leonardo-Finmeccanica и GE также не ответили на запросы Лайфа.

AW189 нужны "Роснефти" для работы на шельфовых проектах. В 2014 году США ввели санкции в отношении "Роснефти" и её руководства. Российский нефтяной гигант и GE связывают не только вертолёты: в феврале компании подписали программу долгосрочного сотрудничества со строительством двух заводов по производству судового оборудования, которое может быть использовано на кораблях при работе на шельфе. При этом санкции запрещают американским компаниям и предприятиям, которые они контролируют, поставлять оборудование для проектов на глубоководном шельфе в Арктике. Формально поставка двигателей из Штатов может быть истолкована как подпадающая под санкции.

"Условия подпадания под санкции специально составлены широко и расплывчато. В США за несоблюдение санкций действует уголовное наказание для директоров компаний, поэтому им иногда проще отказаться от поставок, чем брать на себя такие риски".

По словам Ходыкина, история знает похожий случай из 80-х годов прошлого века, когда голландская компания Sensor Nederland BV, являющаяся "американской дочкой", отказалась поставлять другой компании из Франции товары, предназначенные для СССР (тогда закон США запрещал поставки в СССР). Впрочем, тогда суд Гааги встал на сторону французов, напоминает Ходыкин. Дескать, к ним не применяется американское право и заставить их исполнить договор не было законных оснований.

Американцы, в принципе, очень щепетильно относятся к передаче своих двигателей и отказывали в поставке России.

— Уже был прецедент с вертолётом Ми-38. Мы хотели оснастить его двигателями североамериканской Pratt Whitney Canada, но нам отказали под видом того, что вертолёт может быть переоснащён из гражданского в боевой. К 189-й модели как раз есть аналогичный военный вариант, что формально может служить поводом для отказа, — говорит  Евгений Матвеев. — Вероятность того, что американцы отдадут нам на локализацию свой двигатель, близка к нулю, впрочем, как и импортозамещение двигателя отечественными предприятиями.

Впрочем, локализуемые на "Хеливерте" вертолёты AW139 тоже имеют двигатели GE, и с ними проблем пока не было, замечает Матвеев. По его словам, AW189 относится к классу "Средний+", аналогов которому в России нет.

— На данный момент ведутся переговоры. Безусловно, у каждой из сторон есть определённые интересы. Сейчас стороны рассматривают различные подходы о вопросу локализации, —  сообщили Лайфу в компании "Вертолёты России".

По мнению собеседника Лайфа в правительстве, проект СП не похоронен.

— Вхождение "Роснефти" в СП, как и локализация AW189, лишь откладываются, — считает он. — В ближайшее время стороны планируют провести консультации по уточнению сроков реализации проекта и подписания самих соглашений.

 

Теги:
бизнес, санкции, роснефть, эксклюзивы, вертолеты, сша

Другие новости