Статья:
2 июня, 2016 08:30
176

Российские трубники помогут иранским конкурентам "Газпрома"

Челябинский трубопрокатный завод может обеспечить себя заказами с помощью иранского газопровода в Евросоюз через Турцию, способного стать конкурентом проектам российской госмонополии.

С ноября 2015 года, когда между Анкарой и Москвой разгорелся конфликт из-за сбитого в Сирии российского бомбардировщика, остаётся "замороженным" один из крупнейших газопроводных проектов — "Турецкий поток". В феврале года нынешнего появилась первая информация о том, что Россия приступила к поискам достойной альтернативы. Москва подумывает о возвращении к забытому "Южному потоку". 

Тем временем, как выяснил Лайф, альтернативу ищут и российские трубники. Это происходит на фоне снижения количества заказов в отрасли, вызванного падением нефтяных и газовых котировок. Текущая стоимость голубого топлива, как недавно уверял "Газпром", самая низкая с 2014 года. Ситуация обострилась до такой степени, что некоторые проверенные временем подрядчики госмонополии готовы помогать иностранцам в разработке проектов, которые в перспективе могут оказаться конкурентами проектов отечественных.

В частности, речь идёт об иранском газовом месторождении "Южный Парс", благодаря которому Тегеран намерен увеличить добычу и вывоз газа как в сжиженном виде, так и по трубам. Один из газопроводов, по планам правительства, должен пойти в сторону Турции и далее — в Евросоюз. Как раз для него, по данным источника Лайфа в правительстве РФ, недавно высказал желание поставлять трубы Челябинский трубопрокатный завод (ЧТПЗ), на 90% принадлежащий бизнесмену Андрею Комарову. Предложение было сделано в ходе первой межправительственной комиссии, оно зафиксировано в проекте дорожной карты сотрудничества между Россией и Ираном. Тегеран его уже изучает, добавил собеседник.

По данным собеседника, всего ЧТПЗ хочет участвовать в четырёх проектах, связанных с "Южным Парсом". Речь о поставках энергоресурсов в Ирак (расширение существующего газопровода IGAT-6), Пакистан (IGAT-7), Турцию и ЕС (IGAT-9), а также для внутреннего потребления (IGAT-8). С Багдадом, Исламабадом и Анкарой контракты на поставки голубого топлива уже заключены, сообщали иранские власти в начале мая. По условиям каждого договора Тегеран должен поставлять заказчикам примерно по 100 млн куб. м газа в день. Сколько ЧТПЗ планирует выручить от поставок труб в Иран и каковы предполагаемые объёмы этих самых поставок, представитель челябинского завода уточнить отказался. 

"Южный Парс" считается крупнейшим газовым месторождением в мире. Запасы иранской и катарской частей — 28 трлн кубометров газа и 6,1 млрд тонн нефти. В 2015 году Иран добыл на нем 132 млрд куб. м (всего по стране — 178 млрд куб. м), а к концу 2016 года добыча должна вырасти до 187 млрд куб. м за счёт ввода нескольких новых очередей. Для сравнения — в 2015 году "Газпром" добыл около 418 млрд куб. м газа. Правительство Ирана поделило "Южный Парс" на 28 участков — на втором и третьем доля "Газпрома" составляет 30%"

Крупнейший "газовый" контракт у иранцев — с Турцией (в год на 9,7 млрд куб. м). С "Южного Парса" Тегеран планирует уже в 2019 году поставлять Анкаре порядка 10,5 млн т. сжиженного природного газа (СПГ) в год. Нынешние иранские "мощности" по поставкам в Турцию составляют порядка 8 млн т в год. Месторождение страна расценивает в качестве основы для возвращения на газовый рынок ЕС, потерянный в связи с наложением санкций в 2012 году.

По мнению ряда аналитиков, через несколько лет Иран сможет ежегодно экспортировать 20 млрд куб. м в год. И это без учёта проектируемого газопровода в Европу. На момент заключения в 2008 году меморандума о строительстве с Турцией его пропускные "мощности" оценивались в 37 млрд куб. м. Его протяженность должна составить 1,3 тыс. км, а примерная стоимость — $2,3 млрд. По последним заявлениям властей, строительство газопровода может быть окончено также к 2019 году.

Кроме всего прочего, Иран теперь выступает потенциальным конкурентом "Газпрома" на рынке Евросоюза. Россия тоже собиралась строить газопровод через Турцию ("Турецкий поток") мощностью 63 млрд куб. м, но после конфликта с Анкарой проект считается "замороженным". До него та же участь постигла "Южный поток" — проект не прошёл согласование с Еврокомиссией. Во всех этих предприятиях хотели участвовать (или даже успели произвести отгрузки) российские трубники, в том числе ЧТПЗ. После отмены "Южного потока" компания объявляла о том, что рассчитывает участвовать и в "Турецком потоке". Кроме вяло текущей "Силы Сибири" единственный более-менее реальный проект сейчас — "Северный поток — 2", для которого ЧТПЗ выиграл тендер на поставку 600 тыс. тонн труб большого диаметра (ТБД).

Впрочем, в "Газпроме" не считают иранский проект конкурентом своего нового черноморского газопровода из России в Грецию, который должен пройти через Турцию или Болгарию. Как ранее заявлял министр энергетики РФ Александр Новак, окончательное решение по маршруту должна дать Еврокомиссия.

— Не понимаю, о какой конкуренции идёт речь, если российский проект так или иначе будет запущен явно раньше иранского? — недоумевает собеседник Лайфа в "Газпроме". — "Южный Парс" в нашем понимании — абсолютно коммерческий проект, и о конкуренции с российским газом речи не идёт. Около половины всего добываемого с двух участков месторождения голубого топлива (суммарно 20 млрд куб. м в год) пойдёт на СПГ и "Газпром" во многом рассчитывает получить опыт сжижения для своих будущих проектов.

Впрочем, не один ЧТПЗ нацелен на иранский рынок — переговоры о поставках нефтегазовых труб (OCTG) ведёт Трубная металлургическая компания (ТМК), говорит собеседник Лайфа в Минэнерго. Об этом же в марте заявлял и старший вице-президент компании по стратегии и развитию бизнеса Владимир Шматович. 

Трубников понять можно: крупнейшие проекты вроде строительства трубопровода ВСТО (2009—2014), Южного транспортного коридора (2009—2016), трубопровода Заполярье — Пурпе — Самотлор (2011—2015) окончились, действующие идут вяло ("Сила Сибири"). Часть проектов фактически сорвалась ("Южный поток", "Турецкий поток"), а некоторые ещё не начались ("Северный поток — 2" и "Сила Сибири — 2").  

"С другой стороны, "трубники" всегда воспринимались как системообразующие предприятия, и поэтому слегка странно наблюдать, как они помогают фактическому конкуренту "Газпрома". Здесь требуется жёсткая рука правительства, чтобы объединить компании в одной чёткой стратегии"
 

 

 

Фото: © Life на основании данных Фонда развития трубной промышленности, источник — данные трубных компаний.

С учётом всех геополитических проблем региона и сложных отношений Ирана, Европы и стоящей между ними Турции (действующий газопровод из Ирана идёт в Турцию через районы с нестабильной обстановкой), ожидать прихода иранского газа на рынки Старого Света не стоит раньше 2030 года, оптимистичен Митрахович.

В 2015 году Тегеран и Анкара уже вели переговоры о поставках газа через Турцию в Европу, но экспортёра не устроила цена и непрямая схема поставок. В итоге в 2015 году иранцы сократили поставки в Турцию на 12%. Крупным поставщиком голубого топлива в Турцию является "Газпром": в 2015 году в эту страну он поставил 27 млрд куб. м газа, говорится в отчёте компании по РСБУ.

Несмотря на неудачи на газовом рынке, Иран уже вплотную подобрался к рынку нефтяному, где сильные позиции всегда занимала Россия. Рост его доли здесь чреват для Москвы потерями минимум в $153 млн, прогнозировал в конце прошлого года старший аналитик консалтинговой компании KBC Эхсан уль-Хак на основе расчётов роста скидки, которую дают российские нефтетрейдеры к сорту Urals в странах южной Европы. Сейчас Иран ежедневно экспортирует в ЕС около 700 тыс. тонн нефти, а это — около 35% от всего дневного экспорта страны, составляющего около 4 млн т.

Теги:
бизнес, иран, газпром, эксклюзивы, трубопроводы, газ

Другие новости