Статья:
2 июня, 2016 09:00
187

Новый наркотрафик: из аэропорта в мусорку

Оперативники отмечают новый тренд: оптовые партии героина по жилым районам, магазинам и офисам теперь развозят мусоровозы — для наркобаронов это безопасно, быстро и дёшево.

Пока бывший Госнаркоконтроль России делит своё наследство с МВД, а оперативники проходят семь кругов бюрократии, таджикские наркоторговцы только процветают — присматривать за ними пока некому. Эксперты боятся, что объём наркотиков, поставляемых в Россию, резко возрастёт. Об этом говорят и новые схемы, с которыми уже столкнулись оперативники: теперь партию наркотиков в аэропортах встречают таджики-грузчики, передают их землякам-мусоровозам, которые и развозят их по всей Москве. Лайф разбирался, чем такая схема удобна для наркодельцов.   

Вечером, в начале десятого, из подъезда дома №5 на Шипиловской улице вышел таджик средних лет в синей робе. В руке он сжимал пакет из супермаркета с надписью "Удачной покупки". Не отрывая от уха мобильный телефон, он побрёл к старому мусоровозу ЗиЛ. Как только он потянулся к двери, к нему подлетели двое оперативников: "Стоять! Работает ФСБ". В это же время около соседнего подъезда скрутили ещё одного его земляка — он наблюдал за обстановкой. Так закончилась спецоперация силовиков против таджикских наркоторговцев-оптовиков.

Улов оказался отменным: 2 кг чистейшего афганского героина стоимостью около 5 млн рублей. Если "отраву" разбавить, как это обычно делают розничные дилеры, на выходе получится до 5 тыс доз. 

Эта история началась две недели назад. До оперативников ФСБ, курировавших столичный аэропорт "Домодедово", дошли слухи: мол, из Таджикистана в Москву транзитным рейсом летит крупная партия афганского героина. "Отрава" спрятана в багаже, а встречать её должен один из грузчиков-таджиков. Это было что-то новенькое: в самолётах обычно летают "глотатели", которые перевозят в себе полкило наркотиков. Чекисты подняли личные дела рабочих отдела обработки трансферного багажа. Подозрения пали на 39-летнего докера Шероза Абдулмаинова, который имел доступ к багажу. Его и взяли под наблюдение.

Абдулмамаинов "спалился" сам: после очередной смены, в которой был рейс из Таджикистана, он вышел из аэропорта с сумкой и заметно нервничал — всё время озирался, держался ближе к кустам. Чекисты всё ждали, когда грузчик передаст посылку отптовикам. Это был бы удачный вариант, чтобы накрыть всех разом. Но не тут-то было: Абдулмамаинов довёз посылку до дома, спрятал в подъезде, а вместо покупателей-оптовиков за наркотиками приехал мусоровоз Икромчона Назарова.

Если раньше наркополицейские ловили таджикских дворников, работников ДЭЗов и строителей, то теперь они присматриваются к сотрудникам аэропорта и мусоровозам. Эксперты говорят, что эта схема появилась в Москве недавно. 

— Вариант использования мусоровозовов очень удобен и безопасен для наркоторговцев, потому что он бесконтактный: один закладывает оптовую партию в мусор, другой забирает, — рассказывает Лайфу бывший оперативник Госнаркоконтроля, а ныне адвокат по наркотическим делам, Евгений Черноусов. — В случае чего всегда можно сказать: "Не знаю, кто бросил в мусор пакет с наркотиками". Сама специфика работы мусоровоза позволяет безопасно прятать и перемещать по городу большие партии наркотиков. Обычно один мусоровоз обслуживает несколько домов, но может легко заехать в любой район — никто не будет разбираться, свой это мусоровоз или чужой.

По его словам, криминал всегда охотно пользовался мусорками, чтобы спрятать улики: например, киллеры сбрасывают в баки оружие, одежду, документы, а то и части трупов. Здесь они в безопасности, потому что копаться в мусорке никто не будет. А когда мусор уже вывезут на загородный полигон, то там тем более трудно вычислить, откуда его привезли. Рабочие мусоровоза в любое время разведут руками: "Ничего не знаем, ничего не видели".

В отличие от продуктового фургона или легковой машины, мусоровоз может попасть фактически на любую территорию и забрать наркотики в том числе и из аэропортов и вокзалов.

Как рассказал Лайфу один из оперативников МВД, случаи развоза мусоровозами оптовых партий наркотиков известны. 

— Задача мусорщика — забрать оптовую партию и разбросать её по нужным адресам. Пакет с 1 кг героина можно бросить в бак или в мусорную камеру, его и заберёт мусорщик. Утром он, как обычно, объезжает мусорки в своём районе и оставляет в баках или ангарах оптовую закладку. Мусорщик не привлекает к себе внимания — он копается в баках, перебирает пакеты, но это его работа, — рассказывает оперативник.

Москва нарезана на 125 районов. В каждом районе работает несколько мусоровозов. Мусорные баки стоят около домов, супермаркетов, бизнес-центров, на стройках. Это очень удобно. Оптовые закладки из мусорок забирают другие мигранты — местные дворники, рабочие ДЭЗов, магазинов и офисов, строители. Они также не привлекают к себе внимания. 

— Их защищает легальный статус: у них есть разрешение на работу, регистрация, поэтому они не вызывают подозрений и интереса во время рейдов полиции, — объясняет Черноусов. — Благодаря работе они всё время находятся рядом со своей целевой аудиторией. Те же дворники точно знают, кто в доме пьёт, кто и чем "вмазывается". Они в прямом смысле берут дом на полное "сервисное обслуживание": продают наркотики и затем сами зачищают от улик места, где их употребляли. 

По словам экспертов, самым популярным способом розничной наркоторговли в Москве стали так называемые закладки — пакеты с разовой дозой, которые заранее прячут в укромных местах во дворе или в доме. Если раньше дилер рисковал своей шкурой и продавал дозы сам, встречаясь с клиентами, то теперь торговля стала бесконтактной: продавец получает от клиента электронный перевод, после чего называет ему по телефону место закладки. Даже если торговца и схватят, при нём не найдут ничего незаконного. Даже саму закладку дилеры стараются поручить сделать своим подругам или доверенным наркоманам. 

С поиском клиентов тоже проблем не возникает. Дворникам не нужно бегать по квартирам, где живут местные наркоманы, и оставлять им свои визитки. Главным способом обмена информацией у наркоманов остаётся "цыганская почта", поэтому достаточно найти одного клиента, чтобы через несколько дней о новой точке знали уже все районные "торчки".  

Бороться с наркоторговцами из таджикской диаспоры очень трудно. В первую очередь это замкнутая этническая система, где есть свои законы и принципы.

— Они обычно образуют группы только из жителей своего села или района, все друг о друге знают, поэтому невозможно никого к ним внедрить со стороны, — рассказывает один из оперативников МВД. — К тому же они обсуждают дела на своём родном языке, используют сленг, понять который трудно.

По его словам, многие представители Таджикистана, которые связаны с наркоторговлей в Москве, хотели бы с этим завязать, да не могут — их дети, жены и родственники на родине остаются удобной мишенью для наркобаронов. Кроме того, многих гастарбайтеров ещё на родине специально вгоняют в долги, чтобы они их отрабатывали наркоторговлей.

В марте 2016 года пресс-секретарь представительства миграционных властей Таджикистана в России Иброхим Ахмадов сообщил, что с начала года в России только официально было трудоустроено 1,3 тыс граждан Таджикистана. Таджики работают в сфере ЖКХ, сельского хозяйства и на стройках.

В 2015 году уголовные дела по наркотическим статьям УК в России завели на 1,3 тыс. человек, причём из 239 задержанных иностранцев 150 оказались гражданами Таджикистана.

Теги:
расследования, эксклюзивы, наркотики, торговля

Другие новости