Статья:
3 июня, 2016 11:00
183

Бумажная пресса умрёт, но детская — умрёт последней

Есть ли будущее у детской "бумажной" прессы в эпоху Интернета, смартфонов и приложений обо всём на свете? Корреспондент Лайфа Татьяна Бородина поговорила с главным редактором "Классного журнала" Алексеем Ходорычем о том, как самый популярный в стране еженедельник для детей выживает в цифровую эпоху.

— Приятно, когда не нужно ежедневно читать чужие издания и ждать, за что влетит на редколлегии. Помню, всегда в панике подходил к киоску, покупал "Коммерсантъ", "Ведомости", "Известия" и читал, что раскопали коллеги. Сейчас же не нужно ничего копать. Мы с моим заместителем Лерой Меркуловой просто думаем о том, что может быть интересно детям: что для них актуально в данный период года или, например, про какую страну или явление было бы интересно написать, — рассказывает главред "Классного журнала" Алексей Ходорыч. — У нас множество рубрик, квесты, игры, тесты, сканворды, комиксы. И всё это значительно интереснее, чем просто искать эксклюзивы. И мы ж не только развлекаем, но просвещаем, занимаемся образованием. Благородность нашей миссии нас и самих очень мотивирует. 

В "Классный журнал" Ходорыч пришёл в 2014 году — до этого работал редактором в "Коммерсантъ. Деньги" и РБК daily, занимался телекомом и другими темами.

Сейчас 43-летний Ходорыч записывает с детьми "классные" песни на основе присланных "классных" историй, доносит детские вопросы и переживания до президента, ведёт передачу "Классное радио" на радио "Медиаметрикс", воспитывает 10-летнего сына Васю, а по ночам пишет сценарии. Также в списке дел многочисленные конференции, игра на банджо, встречи с продюсерами, чиновниками, активистами и ещё много мероприятий, мимо которых нельзя пройти.

Казалось бы, о каком печатном журнале для детей может вообще идти речь, когда мы живём в мире технологий и повсеместного Интернета, где дети познают и пользуются гаджетами с малых лет. Кто будет его читать? Да и к тому же нельзя сбрасывать со счетов общие тенденции, характерные для всех печатных СМИ, — сокращение аудитории и, как следствие, тиражей, уход рекламодателей и рост цен на производство и распространение печатной продукции. Ради чего в таких условиях выживать и, главное, ради кого?

— Бумажная пресса, возможно, и правда умрёт. Когда-нибудь, — размышляет Алексей Ходорыч. — Но детская пресса умрёт последней.

Как говорит сам издатель, он делает ставку на тех родителей, которые хотят как можно дольше ограждать свих детей от мира беспорядочного доступа к информации, имя которому — Интернет. Таких, по словам Ходорыча, довольно много. 

Еженедельный тираж "Классного журнала" 55 тыс. экземпляров. Среди бумажных изданий такой периодичности для детей — это один из самых больших тиражей в этом сегменте рынка. Для сравнения, один из самых известных и популярных детских ежемесячников GEOlenok (владелец ИД ACMG) имеет тираж в 60 тыс. У ежемесячного литературно-художественного журнала "Мурзилка" — 50 тыс. экземпляров, ежемесячника "Клёпа" — 25 тыс. Большое количество ежемесячных детских изданий выпускает ИД "Эгмонт", среди них "Смешарики" (55 тыс. экземпляров), "Играем с Барби" (52 тыс.), "Щенячий патруль" (40 тыс. экземпляров), "Великий Человек-паук" (17 тыс.), "Простоквашино" (11,5 тыс.)

Конечно, если сравнивать с Интернетом, то аудитория журнала совсем не внушительная. Но зато она вдумчивая: они любят ощущать пальцами бумажные листы и посещают библиотеки.

Перспектив выходить в цифру нет — поэтому мы сражаемся

 — Дети приходят в Интернет не читать, они приходят туда смотреть фильмы и видео, играть или общаться в соцсетях. В цифре мы имеем меньше шансов, чем новостные и информационные издания. Нам бессмысленно идти в Интернет, развивать контентный сайт и за счёт просмотров и трафика привлекать рекламодателей. В начале этого пути я хотел активнее развивать присутствие издания в Сети, но затем пришёл к выводу, что мы не можем конкурировать, например, с Disney, видеохостингами и соцсетями, — рассказывает Ходорыч.

Впрочем, соответствующие попытки сделаны все же были: Ходорыч запустил два приложения для мобильных и планшетов: "Понимашка" (издание для дошкольников 3—7 лет) и "Классный журнал". Одна из них стала удачной, вторая — нет.

— На приложение "Классный журнал" , своего рода электронную версию журнала, дети не клюнули. А вот "Понимашка" пошла очень успешно. Там задания интерактивные для развития моторики — соединить детали или игры в стиле крестики-нолики. Альтернативные приложения для детей дошкольного возраста примерно такие же, поэтому тут мы можем конкурировать, — рассказывает он.

Гендиректор "Пронто-Москвы" Николас Дадиани убеждён, что делать ставку на одну печатную версию — неправильно, нужно искать пути перехода в цифру.

— Нужно ориентироваться на реальность и на современных детей. Например, мой сын — ему семь с половиной лет. Он читает какие-то рекламные проспекты, но периодику — нет. Зато у него есть смартфон, и он, как и все его друзья, выходит в Сеть и скачивает интересующие его приложения, играет, сидит в соцсетях. На сегодняшний день даже школьное общение переходит в digital-формате — те же классные журналы со временем полностью перейдут в "цифру". На этом фоне не очень разумно делать ставку на печатную версию как на единственный способ взаимодействия с публикой. Для дальнейшего существования "Классному журналу" необходимо искать пути по переходу в digital. Допустим, через соцсети — ведь многие подростки сидят там. И любой медийный контент можно развивать через соцплощадки, с которых, в свою очередь, дети будут переходить на сайт и читать то, что их заинтересует. Главное — уметь заинтересовать.

А вот главный редактор "Комсомольской правды" Владимир Сунгоркин считает иначе. По его мнению, "бумажная" стратегия Ходорыча может "сыграть":

— Как ни странно, она может быть успешной. Дело тут как раз в аудитории издания: дети в 8—13 лет учатся в школе и привыкают потреблять большое количество бумажных изданий. К тому же у них ещё свежи воспоминания о детстве, в котором родители читали им книжки и смотрели с ними журналы. Дети в этом возрасте очень лояльно относятся к бумаге. А если, конечно, ориентироваться на аудиторию старше 13 лет, то здесь уже мы сталкиваемся с Интернетом, которым подростки начинают пользоваться чаще. И здесь такой упор на бумагу уже неоправдан.

Вопрос выживания

Сейчас "Классный журнал" можно купить в киосках, сетевых магазинах, таких как "Ашан", или получать по подписке — как почтовой (за 12 месяцев — 2,9 тыс. рублей), так и электронной (за 12 месяцев — 1,9 тыс. рублей). Так, в киоске один журнал обойдётся за 50—60 рублей, электронная версия — 40 рублей.

По подписке реализуется около 30% тиража, отмечает Ходорыч, остальные — именно за счёт прямых продаж. Как ни удивительно, примерно половина аудитории — жители Москвы и Санкт-Петербурга. Но, несмотря на это, ставка делается не на две столицы, а на регионы. Всё-таки мы федеральное СМИ, подчёркивает Ходорыч.

— Журнал зарабатывает на продаже тиража. Вообще, издание мы считаем успешным: оно приносит доход, хоть и небольшой. Но этих денег не хватает на развитие. В рекламе денег почти нет — не так много бизнесов, делающих ставку на детскую аудиторию. А имеющиеся охотнее переводят бюджеты в Интернет. Еженедельный тираж в 55 тысяч экземпляров — это очень даже неплохо для "бумаги". Но мы еле-еле сводим концы с концами. Здесь вопрос и в дистрибуции, и в розничной цене на журнал. Не всем он доступен по тем или иным причинам, то есть резко нарастить свой тираж мы можем только с помощью подписки. Именно поэтому мы сейчас активно идём по пути участия в разных конкурсах — для нас в сложившихся условиях это действительно вопрос выживания, — рассказывает Ходорыч.

Учредитель и издатель "Классного журнала" и "Понимашки" — издательство "Открытые Системы", которое выпускает профессиональные журналы в разных отраслях – информационные технологии, компьютерные системы, телекоммуникации, медицина и др. Возглавляет ИД Галина Герасина, финансовые показатели не раскрываются.

— Мы участвуем в самых разных конкурсах и проектах — Роспечати, ГИБДД, "Почты России", "Русского географического общества", ГТО. Тем не менее, хоть и есть много направлений для субсидирования, нельзя говорить, что вопрос с финансированием решён даже для таких активных, как мы. Всех денег всё равно не получишь, поэтому мы параллельно ведём деятельность по оптимизации наших расходов. Мы боремся за то, что может сделать наше издание доступнее для читателей. Ведь снижение почтовых расходов автоматически делает наше издание доступнее, что приведёт к росту тиража. Есть довольно большое направление законодательных инициатив, которые могли бы облегчить наше состояние. Мы направили в ГД предложения по субсидированию почтовой доставки, созданию экономических условий, позволяющих торговым сетям ставить социально значимые издания на полки бесплатно, представлению социально-значимым изданиям льгот по налогам на фонд оплаты труда, — рассказывает Ходорыч. — Мы социально значимое издание, которое занимается просвещением. Государство должно такие издания поддерживать.

 

 

Задачу по спасению журнала Ходорыч откровенно называет "максимально сложной". Главная проблема состоит именно в доступности журнала для читателей: для одних цена 50—60 рублей за номер слишком высокая, другие хотели бы покупать, да не всегда есть в киосках.

— Причём наши отпускные цены мы не поднимаем уже 2 года, — говорит Ходорыч. — Работаем на пределе рентабельности, но снизить розничные цены можно только с помощью каких-то глобальных решений. Тут мы ничего сделать, увы, не можем. 

Детские вопросы для президента

Одним из самых громких спецпроектов стала акция "Мой вопрос президенту!", которую редакция "Классного журнала" объявила в январе 2016 года. Всего в редакцию пришло 11 тыс. вопросов для главы государства, из которых надо было отобрать 30 лучших. Уверенности, что они всё-таки прозвучат во время прямой трансляции, не было. Не было уверенности даже в том, что в случае успеха будет упомянуто название детского издания. Однако президент всё же услышал детей: из 80 заданных вопросов в прямом эфире 5 были именно от читателей "Классного журнала". Самым запоминающимся стала "жалоба" 8-летнего вундеркинда из Ярославской области Ильи Раевского, рассказавшего о том, что он не может попасть в лагерь для одарённых детей, потому что ещё слишком мал.

 

 

— Я всегда для себя провожу параллель с Шерлоком Холмсом, он узнавал информацию с помощью детей — они были его агентами. Так и тут из писем-вопросов читателей можно узнать о проблемах в самых разных областях: о чём думают дети, что их волнует, в чём недостатки, даже какие политические препятствия. Это та огромная обратная связь, которую мы решили сохранить даже после акции, — отмечает Ходорыч.

Перед прямой линией Ходорыч вместе с детьми даже записал песню "Вопрос президенту". Сейчас её обрабатывают в профессиональной студии. В дальнейшем Ходорыч хочет отправить её на "Детское радио". 

 

 

— Большой блок вопросов от детей посвящён школе — про отмену ЕГЭ, обучение на планшетах, закрытие сельских школ и оборудование спортзалов; были вопросы про войну — почему так много войн, как их остановить; шуточные вопросы — не устанет ли крутиться Земля. Были и личные, в некоторых моментах чувствовалось, что вопросы составляли родители, но их было крайне мало. Например, как выработать "такую силу воли, как у президента, чтобы не заехать кулаком по физиономии Обамы за его беспредельное поведение"? — рассказывает Ходорыч.

 

 

Детский контент глазами взрослых

Основные авторы детского журнала – взрослые. Есть рубрики, для которых пишут сами дети, например "Классная почта". Здесь можно задать волнующий тебя вопрос, поделиться впечатлениями от нового фильма или книги или предложить что-то новое для журнала. Есть рубрика "Страшилки", в которой дети рассказывают разные пугающие истории. Один из авторов — 10-летний Вася Ходорыч.

Алексей рассказывает, что обсуждает с сыном как уже опубликованные в журнале истории, так и будущие темы, о которых было бы интересно прочитать детям.

— Наша аудитория — дети от 7 до 13 лет, но "ядром" можно назвать категорию 8—9 лет, — рассказывает Ходорыч.

Детей активно привлекают к участию в социально значимых проектах на страницах "Классного журнала". Один из самых трогательных и добрых — "Классно быть хорошим!" — дети присылают письма, в которых рассказывают о своих хороших поступках. 

 

 

— Классно быть хорошим — дарить улыбку прохожим, — подпевает сам Ходорыч. — На втором куплете вы прослезитесь, а на третьем даже расплачетесь. 

На страницах журнала популяризируют и историю России ("Классная Россия"), и ее туристический потенциал ("Я шагаю по России").

В жизни "Классного журнала" Ходорыч придерживается тех же правил, которых он придерживался, будучи деловым журналистом. 

— У меня большое количество наград за участие в разных конкурсах (“Лауреат премии Союза журналистов России” за серию публикаций “Возвращение самогонщиков”, специальный приз премии в области аналитической журналистики имени Никиты Кириченко за публикацию “Печатная действительность” и другие. — Прим. Лайфа). Суть здесь как раз в том, что нужно участвовать как можно чаще. И даже если ты не выигрываешь, то всё равно засветишься и в дальнейшем это может принести свои результаты, — рассказывает он. — Вроде создаётся впечатление, что миссия невыполнима: мы барахтаемся изо всех сил, а сформированные финансовые потоки относят нас на обочину. Но мы делаем всё, чтобы, находясь на грани провала, путём неочевидных решений добиться результата. Наша активность и постоянное движение вперёд заряжает энергией как наших постоянных, так и новых читателей. Поэтому как раз благодаря этой движухе мы будем активно развиваться и дальше.

Теги:
сми, дети, классныйжурнал, журналы, тиражи, деньги, интервью, издатели, медиа

Другие новости