Статья:
21 июня, 2016 06:00
10

"Стратег" — от слова стратегия. Почему "Роснефть" хотят разделить с иностранцами

Банкиры и чиновники из Минэнерго и Минэкономики объяснили Лайфу, почему продавать 19,5% стратегически важной для РФ "Роснефти" выгоднее именно компаниям из Индии и Китая.

Ради пополнения оскудевшего в кризис бюджета правительство начало "большую приватизацию". Во имя благой цели российские власти намерены продать часть акций государственных ВТБ, АЛРОСА, "Башнефти", "Совкомфлота" и, в качестве вишенки на торте, нефтяного гиганта "Роснефти".

Последняя по порядку, но первая по рангу, она может принести в госказну более 700 млрд рублей. Именно в такую сумму глава Минэка Алексей Улюкаев на завершившемся в прошлый уикэнд ПМЭФ-2016 оценил запланированный на продажу пакет в 19,5% акций.

Конечно же, абы кому крупная доля в столь статусной компании достаться не должна. "Роснефть" — структура стратегическая, поэтому власти предпочли бы видеть в качестве покупателей наших "глобальных друзей и партнёров" из Китая и Индии. Об этом сегодня авторитетному агентству Bloomberg рассказали два знакомых с ситуацией источника.

Позднее это публично подтвердил на всё том же Петербургском международном экономическом форуме глава Минэнерго Александр Новак. Причём, как заявил "Известиям" близкий к организатору "приватизации" источник, пакет достанется так называемому "стратегу". Так на языке экономистов называют крупные компании, работающие в том же или соседнем для "приватизируемой" структуры секторе экономики.

Подобные покупатели обладают не только достаточным для приобретения актива кэшем, но и нужными партнёру технологиями и возможностями. 

— "Стратеги" покупают акции на длительный период времени, то есть это — стратегическая инвестиция, которая даёт не только прирост капитала, но и расширяет масштаб бизнеса для обоих партнёров, — говорит управляющий директор БКС "Ультима" Станислав Новиков. — К примеру, стратегическим партнёром для строящего новый СПГ-завод "НОВАТЭКа" является французская TOTAL (ей принадлежит 20% проекта), щедро его финансирующая и ведущая переговоры о новых кредитах, и кроме того, имеющая большой опыт работы над проектами СПГ.

Для "Роснефти" такой партнёр был бы отнюдь не лишним: компания постоянно ищет новые рынки сбыта, владеет большим количеством НПЗ, работает с трудно извлекаемыми запасами на суше и шельфе, хочет стать заметным игроком в нефтехимии и производстве сжиженного природного газа. Поскольку из-за санкций выход на западные рынки капитала закрыт, "стратега" надо искать в Азии, куда компания вслед за правительством решила идти пару лет назад.

Очевидно, что говоря о "стратеге" в лице азиатов, имеются ввиду профильные госкомпании, говорит Лайфу пожелавший остаться неназванным чиновник из Минэнерго. Для нефтегазовой отрасли Китая и Индии — это вариант более чем распространённый. В Поднебесной — это China National Petroleum Corporation (CNPC), в стране слонов и лучшего в мире чая — Oil and Natural Gas Corporation Limited (ONGC).

— Местным правительствам принадлежит в них 100 и 74% акций соответственно, — говорит источник Лайфа в Минэнерого РФ. — Продать им долю в госкомпании — это как продать долю другому государству, это долгосрочные инвестиции в сотрудничество. Вложившаяся в "Роснефть" иностранная компания будет заинтересована в росте дивидендов, а, значит, и развитии партнёра. К примеру, не будет вытеснять его со смежных рынков, будет считать его приоритетным "другом" и стремиться создать ряд совместных предприятий.

Для российской компаний откроются новые рынки, ускорится разработка шельфа, добавляет другой собеседник из экономического блока правительства. "Бонусы" получат и азиатские "стратеги", ведь по закону разрабатывать шельфовые месторождения в России иностранцы могут только совместно с госкомпаниями.

Китай — один из основных партнёров России и "Роснефти" на Востоке. Сейчас государственная CNPC ведёт переговоры с компанией Игоря Сечина о покупке 10% в "Ванкорнефти" — одном из основных активов российской стороны.

Китайцам уже принадлежит 0,62% акций "Роснефти". Они были куплены ещё в 2006 году, после выхода нефтяного гиганта на биржу. Индийцы, кажется, за последние пару лет породнились с российской госкомпанией ещё больше: в мае местная ONGC закрыла сделку по покупке 15% в "Ванкорнефти". У них также есть меморандум о дальнейшем увеличении доли.

Касаемо приватизации китайцы пока проявляют больше интереса, нежели их индийские коллеги. О желании купить акции ещё в конце мая заявлял председатель совета директоров CNPC Вань Илинь. Индийцы высказались совсем недавно, но более сдержанно. В прошлую пятницу министр нефти Дхармендра Прадхан сказал, что вероятности вложения в "Роснефть" исключать нельзя.

Но не факт, что весь пакет акций дойдёт до "стратега". По словам собеседника Лайфа, в Минэке в ведомстве пока нет единого мнения насчёт целесообразности продажи такому партнёру всего заявленного лота.

Были ещё варианты реализации акций сразу нескольким "стратегам" и продажи пакета по частям — на бирже и инвестору, говорил на ПМЭФ Улюкаев. На биржу могут попасть 5—7% акций, остальное — уйти "стратегу", говорил за неделю до форума.

Впрочем, если инвестор и "войдёт в права", стратегическим его можно будет называть только после первых совместных проектов. Если же компания просто выкупит долю и не будет принимать участия в управлении активом или создавать новые активы, это уже будет неинтересно государству.

Ничего "стратегического" от покупателей долей в ВТБ или в компании АЛРОСА государство не ждёт, уверяет собеседник из Минэка, а вот нефть постепенно растёт в цене, так что битва за доли в сырьевых компаниях в этом году обещает быть самой интересной.

Теги:
экономика, приватизация, роснефть, китай, индия

Другие новости