Статья:
24 июня, 2016 12:48
23

Слабая Европа невыгодна никому, кроме США

Политолог Антон Хащенко – о том, какие выводы можно сделать по итогам референдума “брексит”.

Сторонники выхода Великобритании из ЕС победили на референдуме с результатом 51,9 процентов голосов. Таковы данные после подсчета бюллетеней во всех 382 избирательных округах королевства.

Что это означает и как к этому относиться?

Первое.

Я бы не стал сильно радоваться по поводу решения рядовых британцев.

По той причине, что результаты референдума носят рекомендательный, а не обязательный к исполнению характер (ну, вы поняли, да?). Даже если эти результаты будут приняты к исполнению, потребуется много лет, чтобы Британия могла реально выйти из Европейского союза. А за это время многое может измениться.

Кроме того, кажущаяся политическая выгода для России, если она и существует, является сиюминутной. Конечно, на какой-то период времени произошедшее отвлечет еврочиновников от их любимого занятия по осложнению и без того непростых отношений с Россией. Тем более что после референдума голоса евроскептиков со схожими предложениями о проведении плебисцитов начали раздаваться, к примеру, и во Франции, и в Нидерландах.

Но в среднесрочной и долгосрочной перспективах за горизонтом санкционной политики ЕС России крайне невыгодна слабая Европа. Управлять «раздробленными княжествами» из Вашингтона гораздо проще, чем «выламывать руки» – а именно этим занимаются США последнее время – сильному межгосударственному объедению.

Кто бы что сегодня ни писал и ни говорил по поводу того, что референдум в Британии является провалом американской внешней политики, это навряд ли так. Да, оное в какой-то мере, возможно, осложняет для Обамы процесс подписания того же нового договора о торговом сотрудничестве с США. Однако руководство Штатов сегодня может потирать руки: слабая Европа, раздираемая политическими противоречиями – лакомый кусок для хищников из Белого дома.

Более того, слабая Европа невыгодна России в частности и международному сообществу в целом и с точки зрения выстраивания эффективной системы безопасности – чем больше полюсов силы, тем эффективнее система сдержек и противовесов в рамках процесса возвращения от однополярного мира к миру многополярному.

Второе.

Если выход Британии из ЕС состоится (или, по крайней мере, процесс будет запущен), это, безусловно, ослабит Европу в политическом и экономическом плане. Что в свою очередь теоретически в какой-то степени может подтолкнуть к развитию и наращиваю веса альтернативных международных организаций типа БРИКС, ШОС и т.д.

Третье.

Причины такого голосования на референдуме, конечно, носят исключительно внутрибританский характер. И об этом хорошо сказал лидер ведущей оппозиционной Лейбористской партии Великобритании Джереми Корбин: «британцы разгневаны тем, что руководство страны не учитывало их интересы, поэтому проголосовали за выход из ЕС».

Начавшиеся же в западном истеблишменте разговоры о том, что за выход из ЕС жители Туманного Альбиона проголосовали под воздействием российской пропаганды и даже внешнеполитического влияния нашей страны, не стоят выеденного яйца. И относиться к ним стоит по этой причине как к глупой шутке провалившихся еврооптимистов и их ретрансляторов в России из среды псевдолиберальной оппозиции.

И последнее.

Результаты работы европейских социологических служб последнего времени, а я сейчас говорю и о постоянно выдаваемых некорректных прогнозах, и о таких же по качеству экзитполах (в ситуации с референдумом побеждали еврооптимисты), говорят о том, что, либо западная социология давно поставлена на службу формирования нужного общественного мнения, либо находится в системном кризисе.

Теги:
мнения, брексит, социология, великобритания

Другие новости