Статья:
24 июня, 2016 14:20
17

Член ОП Григорьев: Референдум в Великобритании прошёл без фальсификаций

Член Общественной палаты Максим Григорьев, который проводил мониторинг референдума в Великобритании, рассказал Лайфу, как британцы приняли решение о "брексите".

Директор Фонда исследований проблем демократии Максим Григорьев только сегодня вернулся из Великобритании, где наблюдал за ходом реферндума о выходе страны из состава Европейского Союза. В беседе с корреспондентом Лайфа он рассказал, как проходила агитация и голосование и что ждёт Великобританию и ЕС после "брексита".

Максим Сергеевич, расскажите, что происходило в стране перед референдумом?

М. Г.: Прежде всего, мы отмечали очень сильное использование административного ресурса, большой нажим со стороны правительства. Например, согласно британскому законодательству, обе группы, противники и сторонники "брексита", получили госфинансирование для ведения агитационной деятельности. Но при этом правительство заняло место не стороннего наблюдателя, а фактически стало третьей группой, которая вела агитацию за государственный счёт против выхода Великобритании из ЕС, которую английская пресса прозвала программой "Страх". До начала официальной агитации они сделали по каждому избирателю, по каждому домохозяйству материалы, где говорили, что правительство выступает против выхода, потратив на это 9 млн фунтов стерлингов. В материалах власти запугивали своих избирателей увеличением цен на товары народного потребления, канцлер казначейства Джордж Осборн представлял исследования, очень сомнительные, с прогнозом британской экономики на 15 лет вперёд, до 2030 года. Исходя из этих данных он говорил, что в случае выхода из Евросоюза страна потеряет более 100 тыс. рабочих мест, упадёт курс фунта, будет инфляция, уменьшится ВВП и прочее. 

Очень негативно использовался факт убийства молодой женщины, депутата парламента Джо Кокс сторонником выхода из ЕС. Эта история была раскручена во всей прессе и многократно поддерживалась правительством. Рассказывалось, что Кокс была убита за свои политические взгляды, говорилось, что единственная возможность оказать ей поддержку и выразить уважение к её смерти, загладить вину общества перед ней – это проголосовать за то, чтобы Великобритания осталась в составе Евросоюза. Безусловно, этот административный ресурс вызывает вопросы. 

Заметили ли Вы какие-то нарушения в ходе референдума? Может, какие-то признаки фальсификаций результатов?

М. Г.: Были возможности фальсификации, но, на мой взгляд, задействованы они не были. В законодательстве Великобритании есть три нормы, которые потенциально могли быть использованы для подделки результатов. Согласно британским законам о референдуме, голосовать могли граждане содружества британской нации, которые постоянно проживают на территории Соединённого королевства. Но в него входят 53 страны, и почему жители этих стран голосуют за судьбу Великобритании, непонятно. Мы понимаем, что большинство таких граждан могло проголосовать за то, чтобы Великобритания осталась в составе ЕС, и, возможно, они так и проголосовали. Поэтому возникает вопрос, было ли это сделано специально, чтобы увеличить процент противников выхода.

Есть ещё две сомнительные нормы. Первая  голосование через посредника. Согласно законам, можно передать свой голос другому человеку, при этом никак не контролируется, как посредник будет голосовать. Второй момент – досрочное голосование по почте. Если бы в России вводились такие нормы, это вызвало бы очень жёсткую критику. Говорили бы, что правительство готовится к фальсификации. Поэтому эти британские нормы вызвали у нас большие опасения. Но сейчас я могу сказать, что, скорее всего, правительство Великобритании не пошло на то, чтобы фальсифицировать результаты, не стало использовать эти лазейки.

Встречали ли Вы наших бывших соотечественников? Как они голосовали?

М. Г.: Да, мы общались с нашими соотечественниками, гражданами Великобритании, с помощью них мы и вели наше наблюдение, чтобы не нарушать законодательство страны. Они тоже разделились, как и все остальные британцы – часть голосовала за, часть против.

Как Вы оцениваете последствия "брексита" для внутренней политики Великобритании?

М. Г.: Последствия очень большие. Уже известно, что, как и прогнозировалось, правительство Великобритании сменится. Одним из основных претендентов на место Кэмерона является Борис Джонсон, экс-мэр Лондона, который был лицом референдума. Но возможны и другие варианты – всё-таки это кулуарный вопрос. Уже есть внутриполитический конфликт — вся страна расколота на две части, и население, и политическая элита. Безусловно, это большой кризис, с которым Великобритании придётся жить. Но не стоит забывать, что у страны большой опыт решения разного рода проблем. У них было и тоталитарное правление Кромвеля, и целый ряд других примеров. Поэтому с этим кризисом Великобритания довольно быстро справится.

Как отразится выход Великобритании из ЕС на самом Евросоюзе? Можно ли ожидать усиления в нём центробежных тенденций?

М. Г.: Для ЕС последствия однозначно будут большими. Потому что теперь Евросоюз перестаёт быть таким "сияющим градом на холме", куда все стремятся. Этот прецедент очень серьёзный, более того, во время самого референдума британские политические элиты стали говорить правду о Евросоюзе, нелицеприятную и некомплиментарную. Например, Борис Джонсон и его сторонники напрямую говорили, что ЕС принципиально недемократическая, никем не избираемая, коррумпированная структура, которая неэффективно тратит деньги, которые получает. Кроме того, это немодернизируемая структура — измениться союз не может. 

Великобритания своих выходом нанесла довольно серьёзный удар по ЕС, но нельзя думать, что Европейский союз развалится прямо сейчас. Это серьёзная структура, там доминирует большой бизнес, который лоббирует свои интересы, а ЕС продвигает их. Сейчас Евросоюз не исчезнет, но британцы дали сигнал элитам других стран, например, Франции, где половина населения, если не большая его часть, выступает против ЕС. Они оказали поддержку Марии Ле Пен и другим альтернативным элитам, которые находятся у власти в европейских странах и при этом не поддерживают Союз. Это будет серьёзное последствие и для политических элит, и для европейских стран. Однако сейчас, на этом периоде, власть Германии над оставшимися в ЕС странами станет ещё больше, поэтому позволить себе ещё один выход страны, особенно малые, не смогут в силу экономических причин. ЕС вряд ли станет реформироваться после этого, он именно таким и задуман – недемократическим, неизбираемым органом, которому отчитываются органы власти входящих в него стран. Но ждать его исчезновения в ближайшее время нет смысла.

Ранее члены парламента Шотландии рассказывали Лайфу, что потребуют независимости от Великобритании, если она выйдет из Евросоюза. Как Вы думаете, это возможно?

М. Г.: При продолжении нынешней политики Великобритании Шотландия, безусловно, рано или поздно выйдет из состава. Но я не думаю, то это произойдёт в ближайшее время.

Теги:
великобритания, евросоюз, общественнаяпалата, brexit, новости

Другие новости