Статья:
16 мая, 2016 11:57
185

Битва за Хованщину: кто и почему устроил массовую драку на кладбище

Бизнес, легально и нелегально опутавший все сферы деятельности самого большого кладбища Москвы – Хованского, пережил в минувшую субботу самое большое потрясение на памяти даже местных старожилов. По их словам, таких погромов, с сотнями озверевших молодчиков, стрельбой из пистолетов и автоматов, покалеченными и убитыми, — здесь не случалось даже в лихие девяностые.

Сутки спустя владельцы многочисленных павильонов с ритуальными принадлежностями и подсобные наемные работники подсчитывают потери и строят первые прогнозы на будущее.

Война за мертвых

На вопрос: "Что здесь случилось?" – почти все отвечают одинаково, хотя и с разными эмоциями. Пожилая женщина, заставшая субботние события, а сегодня приехавшая проверить сохранность могилы мужа, произносит это слово с неподдельным страхом в глазах, взмахивая рукой. Продавцы венков и надгробий – со снисходительной улыбкой в адрес наивного постороннего, полицейские из оцепления – с усталостью и настороженностью. А мастера лопаты, грабель и малярной кисти, непривычно редко попадающиеся сегодня на пути, – совершенно серьезным тоном, как о факте, который не требует пояснений.

— Ребята, так что тут у вас случилось?

— Как что? Война.

— Прямо война? Настоящая?

— Раз людей поубивали, то, наверное, настоящая.

В субботу, когда первые кадры с места событий только попали в интернет, было выдвинуто две главные версии насчет причин. Первая – националистическая, основанная на составе "войск". Поскольку с одной стороны в побоище принимали участие преимущественно выходцы из Таджикистана, а с другой – с Северного Кавказа, то и заговорили сперва о межнациональном конфликте.

Вторую версию практически сразу озвучило столичное ГУМВД: борьба за передел сфер влияния на кладбищенский бизнес. Проще говоря, за то, кто будет оказывать многочисленные платные услуги родственникам упокоенных москвичей, а также – кто будет собирать "мзду" с непосредственных работников.

"Все из-за денег, конечно. Здесь миллион могил, за ними нужен уход. Многие родственники не могут приезжать сюда часто, они готовы платить, чтобы могилы были прибраны, не разграблены. Я тут не говорю про плату за выделение участков "получше", и какие там суммы крутятся, чтобы поближе к центру похоронить. Это люди, близкие к администрации, сами решают. Но поправить оградку, покрасить, траву выполоть, крест новый установить – это все деньги", — поясняет владелец одного из "магазинов" (в действительности – просто нескольких столов с образцами венков и ритуальных принадлежностей).

По словам коммерсантов, многие из которых только улыбаются на вопросы о разрешительных документах на их бизнес, основной вопрос — в прибылях Хованского кладбища. Заработанные на похоронных услугах деньги чаще всего нигде не проходят, ни по какой бухгалтерии. За комплекс погребальных услуг или дорогостоящий памятник могут в магазине чек выбить и накладную выписать, хотя и это не гарантирует, что средства пошли в "белую" кассу. А все мелкие хозяйственные дела и подавно оплачиваются наличными прямо на руки. Поэтому и работают на кладбище, в основном, нелегалы, которых такая ситуация устраивает, даже если платят немного.

Вопрос, правда ли, что дрались именно таджики, "владеющие" кладбищенским бизнесом, с дагестанцами, которые хотят занять их место, вызывает новые снисходительные улыбки. Да, так об этом говорилось во многих официальных и неофициальных сообщениях, но это слишком упрощенная схема. На самом деле, говорят собеседники, Хованские кладбища (их тут три огромных обособленных сектора) – это целый конгломерат этнических сообществ, поделивших те или иные виды заработка.

Например, основную массу самой неквалифицированной "черной" работы на захоронениях выполняют, действительно, таджики. За прилавками-конторками можно встретить и русских женщин, и кавказских мужчин. Бесконечные ряды надгробных плит и мраморных памятников контролируют преимущественно азербайджанцы и так далее. Так или иначе, здесь представлены практически все диаспоры, какие только есть в столице. За исключением разве что грузин, "у них в Москве другие интересы", — смеются местные.

"Нет у нас тут национального конфликта. Он у нас тут международный", — говорят они и снова становятся серьезными.

Цена вопроса

"Конечно, долю все мы платим. Но одно дело, когда платим разумную долю за нормальное к нам отношение. Чтобы охрана не гоняла, чтобы клиентам нас советовали, чтобы было, где инструмент сложить, облав чтобы не было… Но когда приходят какие-то чужие люди и говорят, что платить теперь нужно им, много платить, просто чтобы они нам ноги не поломали, такого никто не хочет", — рассказывает один из "оборонявшихся" в субботу на кладбище работяг.

"А они говорят, или платите, или убирайтесь отсюда, мы своих людей на работу поставим. В магазинах товар побьем, а кто дернется – покалечим. И никто нам помогать не будет, говорят. Мы тут все нелегалы, полиция нас же потом во всем обвинит и посадит", — объясняет второй.

По их словам, официальная версия властей о причинах случившегося побоища вполне правдива: получив отказ, "чужие люди" прямо заявили, чтобы готовились к худшему.

"Все здесь знали. Еще за две недели нас предупредили, что должны сюда приехать и нас бить. Мы, конечно, сообщили и в администрацию, и в полицию. И там были договоренности какие-то: нам прислали сюда машину с полицейскими. То ли омоновцы, то ли кто, я не разбираюсь, но в форме и с оружием", — рассказывает собеседник, потирая крупную свежую ссадину на плече.

В результате все вышло, как и подсказывала логика событий. На огромную территорию кладбища полицейских из "усиления" не хватало, находиться постоянно на месте они тоже не могли. Несколько дней машина исправно дежурила поблизости. Но в злополучную субботу, ближе к обеду, полицейские куда-то уехали.

Следили "чужие люди" за полицейскими или был звонок от кого-то из местных – теперь не узнать, но отъезда явно ждали. Через некоторое время, как по команде, к воротам кладбища стали сбегаться крепкие мужчины кавказской внешности с палками и обрезками арматуры. Стало понятно, что добиться своего они намерены любой ценой.

Хованщина

"У нас теперь многие считают, что это в администрации кладбища все и подстроили. Они же были там при нападении, стояли у забора и спокойно смотрели, как бьют. Вообще никак не вмешивались", — рассказывает, не стесняясь явной записи на мобильные телефоны, одна из продавщиц мини-рынка ритуальных принадлежностей. Случай редкий: не все местные охотно обсуждают случившееся с посторонними, а под запись – совсем единицы.

— А полиция? – спрашивают любопытные.

— А что полиция? Она как приехала, тут полный погром был. Двор камнями закидан, стрельба по всему кладбищу. А они приехали вчетвером, а тут их человек тридцать с арматурами. Ну, убежали вглубь туда, никто их догонять не стал. Если бы за ними побежали, могли бы и полицию там поубивать. Там десять таких машин надо было, а не одну.

Она рассказывает, что и потом, когда приехали подкрепления полиции и автобусы с ОМОНом, силовики не сразу пошли ловить дерущихся на погосте. Сначала перекрыли прилегающие улицы и входы на кладбище, отправили по домам многочисленных посетителей, по теплой погоде в выходной день приехавших на могилы к родственникам. После этого большими группами стали заходить на территорию и выводить оттуда первые вереницы задержанных.

Попались полиции, по словам многих опрошенных, в основном так называемые "негры" — те местные чернорабочие, преимущественно таджики, которые с лопатами, палками и камнями давали отпор нападавшим.

"У меня сын тут инвентарь складывал. У него все документы есть на работу. Но увидели, что у него грабли в руках, и забрали вместе с другими, хотя он никого не бил, он тут сидел все время. Я целый день ждал, все надеялся, что его отпустят", — рассказывает старый таджик.

По словам очевидцев, большая часть нападавших еще до начала задержаний сбежала, бросая по дороге оружие. Потом в окрестностях кладбища люди натыкались на выброшенные в канавы ножи и ржавые арматурные пруты со свежими спилами. В поисках всего этого полиция прочесала большую часть территории еще в субботу, но и в воскресенье следователей и людей в камуфляже можно было встретить среди могил.

Об организованности и продуманность действий нападавших рассуждают многие обитатели Хованского. Так, по словам одного из работников кладбища, он стал свидетелем самого начала беспорядков. Атакующие бежали большими группами сразу с нескольких сторон, "чтобы спасаться было некуда".

"Я их когда увидел там, за забором, их было очень много, человек 200. И потом с этой стороны повалило поменьше, около 100. На вид все были чеченцы или дагестанцы, молодые. Меня не заметили, тут ворота закрыты были, а я присел, и они мимо пробежали", — рассказывает мужчина.

По его словам, начался погром в центре кладбища, прямо под окнами церкви. Стекла в машинах били, людей вытаскивали наружу. Одну машину, которая пыталась уехать, перевернули. Сотрудникам частного охранного агентства, будка которых стоит прямо у ворот, за которыми развернулась самая сильная драка, тоже попало, когда они попытались влезть в толпу.

"Но они и не вмешивались особо, потому что там огромная толпа дралась. И стреляли. Много, много стреляли. В жизни такого никогда не видел, только в кино про войну. Десятки выстрелов или сотни даже. Почти без перерыва несколько минут стреляли. Они бы там ничего и не смогли, эти охранники", — говорит очевидец.

Оружие и пролетариат

Как рассказывают очевидцы, избивали в основном таджиков, а также всех тех, у кого в руках был какой-либо рабочий инструмент. Если даже рядом стояли "клиенты", старики или женщины, нанявшие работника, то прямо при них его и били. При попытке вмешаться, могли ударить и клиента, не разбираясь.

"Вон девчонка стоит, Вика, она тоже работала как раз на кладбище. Клиенты попросили оградку покрасить. Ее прямо на ходу так ударили — у нее теперь шрам на ноге, и хромает. Сбили с ног и кричали: "Убирайся отсюда, если жить хочешь!"" – рассказала одна из работающих на кладбище женщин.

Один из собеседников отметил интересный момент, что нападавшие не тронули никого из "похоронных команд", которым администрация кладбища выдает наряды на захоронение. По крайней мере, о таких фактах мужчина после происшествия ни от кого не слышал, хотя бригад с характерными красно-черными повязками на рукавах работает на кладбище несколько.

Волна стычек, по его словам, быстро перемещалась по территории кладбища. Когда первая машина полиции подъехала к церкви, нападавшие уже цепью неслись через центральное кладбище вниз, в дальний конец территории.

"Всех на пути били. Может быть, загоняли специально, потому что с той стороны, как говорят, еще их человек 100 было. Там много стычек было с нашими таджиками, когда те вниз прибежали. Эти с битами, с арматурой, а наши на них лопатами и камнями. Тогда они двинули обратно наверх и уже на Северное кладбище. Там потом еще одного убитого нашли", — рассказал кладбищенский "мастеровой".

О численности жертв

В официально озвученные данные о числе пострадавших, задержанных и погибших не верит, похоже, ни одна из сторон. Причем даже сотрудники силовых структур, работающие на месте ЧП.

Примечателен эпизод, когда несколько правоохранителей остановили группу журналистов на подходе в огороженную сигнальными лентами зону. Там вчера были найдены первые два тела. Всего следствие заявило о троих погибших, и, естественно, от журналистов тут же последовали вопросы, не изменилась ли со вчерашнего дня эта цифра.

— Вам сколько сказали, трое? Ну, значит, трое.

Последовавший вопрос от другого журналиста, верны ли цифры насчет 200 участников и 120 задержанных, вызвал в рядах силовиков нескрываемое веселье. Впрочем, что-либо прокомментировать после такой реакции они отказались, предложив обращаться в пресс-службы соответствующих ведомств.

"Я думаю, что убитых не меньше пяти. Двое здесь, один на Северном кладбище, и еще по одному на Центральном и на западе. Но это те, которых видели люди. Одного вот мой сосед, другого две женщины, которые с Западного шли. Если говорят, что всего трое, то может, те два просто выжили? В воскресенье по всему кладбищу прочесывали, не могли не найти", — высказал свое мнение один из рабочих.

По его словам, своими глазами он видел только два тела, погибших якобы от наезда автомобиля. Причем, у одного была явная открытая травма и много крови, словно человеку сначала проломили голову, а потом уже, лежащего, переехали машиной. Он не видит смысла в том, чтобы скрывать число погибших и причину их смерти, если вдруг реальные данные действительно отличаются от официальных. В то же время, есть "неприятные новости" об участниках драки.

"У наших таджиков еще человек 20, с кем родичи связаться не могут. Полиция их не задерживала, сюда не возвращались, на звонки не отвечают – телефоны отключены, и сами не звонили. Может быть, они в бега подались: боятся, что их поймают и вышлют обратно в Таджикистан, или вообще во всем этом обвинят. А может, что похуже случилось, никто не знает", — говорит он.

Нерадужные перспективы

На вопрос, чем закончится эта история для кладбищенского бизнеса, работники и бизнесмены реагируют по-разному. Одни просто отшучиваются, другие говорят, что будут работать, как раньше. Третьи считают, что ничего хорошего случившееся не обещает.

"Вы же не думаете всерьез, что все на этом закончится? Охранять нас никто не собирается. Здесь если полк полиции поставить, все кладбище не перекроешь. Так что будем ходить и чаще оглядываться", — рассказывает рабочий, назвавшийся Романом.

По его словам, многие на кладбище сейчас боятся последствий, связанных не с бандитами-рейдерами, а с государственными органами. Уже анонсированные рейды и зачистки значат, что "всех работяг будут таскать на проверку", не дадут спокойно работать. Даже тех мигрантов, на кого жалоб от клиентов нет, будут ловить и сажать или высылать домой.

"На их место что, нормальные люди придут? Нет, придут как раз вот эти, кто войну у нас устроил. Они сами честно работать все равно не будут, они будут деньги забирать у тех, кто тут торгует и работает. Чтобы им платить, надо цены поднимать. Все клиенты, вся Москва им будет платить. Если так нам сделают, то они тогда, значит, победили", — говорит нелегал из Таджикистана.

Теги:
Москва
Источник:
РИА Новости

Другие новости