Статья:
22 мая, 2016 10:00
196

Человек-музей: 5 фактов об основателе Третьяковки

Анна Михайлова собрала выбрала самые интересные истории из жизни Павла Третьякова, легендарного мецената, основавшего Третьяковскую галерею. 

Датой основания Третьяковской галереи принято считать 22 мая 1856 года, когда Павел Михайлович Третьяков приобрел две первые картины русских художников "Искушение" Шильдера и "Стычка с финляндскими контрабандистами" Худякова.

Молодой, да ранний

На тот момент коллекционеру было всего 24 года, но он уже точно знал, что страсть к искусству — это на всю жизнь.

Будучи старшим сыном Михаила Захаровича Третьякова, владельца льнопрядильной и льноткацкой фабрики в Костроме и пяти лавок в Старых торговых рядах на Ильинке, Павел, как и его брат Сергей, получил прекрасное домашнее образование.

В 20 лет он поехал в Санкт-Петербург, где познакомился с коллекцией Эрмитажа. В свой следующий приезд Павел Михайлович встретился с видным общественным деятелем и благотворителем Федором Прянишниковым, который на тот момент уже владел внушительным собранием русской живописи. После осмотра этой коллекции Третьяков активно занялся самообразованием, собирал литературу по искусству, следил за выставками, читал рецензии.

В 27 лет, отправляясь в заграничное путешествие и находясь в полном здравии, он составил своё первое завещание: "Сто пятьдесят тысяч рублей серебром я завещаю на устройство в Москве художественного музеума или общественной картинной галереи…". Ключевое слово — "общественной": Третьяков считал своей миссией сделать искусство общедоступным и для дворянина, и для простого служащего.

Эстет и аскет

Изначально Павел Михайлович хотел выкупить собрание Прянишникова и дополнить его, но из-за высокой цены Третьякову пришлось создавать свою галерею с нуля, опираясь только на свой художественный вкус, а также на помощь жены и брата Сергея.

Коллекционер шел к своей цели упорно и методично. Несмотря на то, что торговые дела Третьяковых шли в гору, собирательство требовало больших трат, поэтому Павел Михайлович до конца дней вел очень скромный по меркам его сословия образ жизни — даже поездки по Европе из экономии совершал в ночных поездах и сидячих вагонах. К такому же аскетизму коллекционер приучил и свою семью.

В письме дочери Александре он объяснял: "Нехорошая вещь деньги, вызывающая ненормальные отношения. Для родителей обязательно дать детям воспитание и образование и вовсе не обязательно обеспечение… Моя идея была с самых юных лет наживать для того, чтобы нажитое от общества вернулось также обществу (народу) в каких-либо полезных учреждениях; мысль эта не покидала меня всю жизнь…".

Единственной праздной бытовой привычкой, которой обладал сам Третьяков, была послеобеденная сигара.

Выше излишеств, как в материальном, так и в художественном плане, Третьяков ценил правду. Заказывая Горавскому пейзаж, меценат писал живописцу: "Мне не нужно ни богатой природы, ни великолепной композиции, ни эффектного освещения, никаких чудес, дайте мне хоть лужу грязную, но чтобы в ней правда была, поэзия, а поэзия во всем может быть, это дело художника".

Меценат и друг

Уже через 11 лет после приобретения первых полотен в галерее Третьякова было более тысячи картин, почти пять сотен рисунков и десять скульптур. Начинающие художники ходили туда набираться опыта, а состоявшиеся мастера искали дружбы и покровительства Третьякова.

Некоторые из тех, кому коллекционер заказывал работы, стали настоящими друзьями его семьи. Во многом благодаря этой дружбе Третьяковка сегодня располагает великолепной портретной галереей выдающихся деятелей русской культуры конца XIX века.

Сблизившись с художником Василием Перовым, Третьяков заказал ему целую серию портретов, которые сегодня знает каждый школьник: Островского, Достоевского, Майкова, Погодина, Даля и Тургенева. Другой вхожий в дом Третьякова живописец, Иван Крамской, исполнил портреты Толстого, Салтыкова-Щедрина, Аксакова и Некрасова.

Визионер и строитель

Несмотря на большое влияние друзей-художников на формирование его коллекции, к концу жизни Третьяков полностью полагался на свой вкус, часто покупая картины, неоднозначно встреченные критиками и публикой.

По мере того, как коллекция разрасталась, всё острее вставал вопрос о том, где её разместить. Приобретаемые картины Павел Михайлович вешал в своем доме в Лаврушинском переулке, но места там катастрофически не хватало.

В 1872 году Третьяков начал строительство двух первых сугубо музейных залов, которые, однако, сообщались с жилыми помещениями. Через два года они были готовы. Но этого вскоре оказалось недостаточно. Туркестанская серия Верещагина заставила задуматься об очередной перестройке.

В 1882 году, после того, как Третьяков разместил в галерее туркестанскую серию работ Верещагина, были пристроены еще 6 новых залов.

В следующее пятилетие Павел Михайлович приобрел пожалуй, самые известные сегодня полотна Третьяковки: "Утро стрелецкой казни" Сурикова, "Боярыня Морозова" Репина", "Не ждали", и "Царь Иван Грозный и сын его Иван" Васнецова, "Утро в сосновом лесу" Шишкина и "Неутешное горе" Крамского.

Также в галерее появились работы Поленова, Левитана, Остроухова. К дому в Лаврушинском срочно пристроили еще 7 залов. В конце 80-х Третьяков скупил неоцененные знатоками картины молодого Нестерова, а также работу Серова "Девушка, освещенная солнцем" и "После дождя. Плёс" Левитана.

Снова стройка. В 1892 году Третьяков добавил своей галерее 6 залов, и после смерти младшего брата передал её в дар Москве.

Главный смотритель

"Городская художественная галерея Павла и Сергея Третьяковых" была официально открыта для посетителей 15 августа 1893 года. Павла Михайловича назначили попечителем галереи, однако скромный меценат не хотел участвовать в торжествах, и отправился за границу.

Тем не менее, благодарность москвичей настигла его и там. Критик Стасов писал о Третьякове: "С гидом и картой в руках, ревностно и тщательно, пересмотрел он почти все европейские музеи, переезжая из одной большой столицы в другую, из одного маленького итальянского, голландского и немецкого городка в другой. И он сделался настоящим, глубоким и тонким знатоком живописи. И все-таки он не терял главную цель из виду, он не переставал заботиться всего более о русской школе. От этого его картинная галерея так мало похожа на другие русские наши галереи. Она не есть случайное собрание картин, она есть результат знания, соображений, строгого взвешивания и, всего более, глубокой любви к своему дорогому делу".

Павел Михайлович не перестал заботиться о своем детище и после передачи его городу. Третьяков продолжал покупать картины и дарить их галерее. Он также ежегодно издавал каталоги собрания, переписывался с художниками, их родственниками, коллекционерами, добывая ценные сведения, и сам предлагал названия для картин.

В 1897-98 годах здание галереи было вновь расширено за счет внутреннего сада, где любил гулять Третьяков.

Даже после смерти меценат не переставал заботиться о деле своей жизни. В своем завещании он выделил значительные средства на ремонт и содержание галереи, хотя и возражал против того, чтобы коллекция пополнялась, опасаясь, что без его присмотра собрание изменит свой характер.

Этот пункт, к счастью для нас с вами, не был выполнен, и сегодня Третьяковская галерея располагает семью зданиями и более чем 170 тысячами произведений.

 

Теги:
ПавелТретьяков, Третьяковскаягалерея, Москва
Источник:
РИА Новости

Другие новости