Статья:
20 мая, 2016 14:08
199

Полный септик

Экономист Никита Кричевский – о том, почему стратегии экономического развития не могут строиться в отрыве от реальности.

Две концепции экономического развития государства – бюджетного стимулирования и бюджетной консолидации – которые вскоре будут представлены президенту, являют собой продолжение извечной борьбы нанайских мальчиков в российском экономическом руководстве. Стороны пытаются протолкнуть близкие им экономические идеи, которые, впрочем, имеют мало общего с реальными потребностями экономики. Более того, в двух концепциях, почему-то названных «экономическими», упор делается на монетарную денежно-финансовую сторону экономики.

Бюджетную консолидацию предлагает сторона Кудрина, а бюджетное стимулирование предлагает сторона, возглавляемая советником президента Белоусовым и бизнес-омбудсменом Титовым. Обе концепции не несут ничего позитивного. Потому что бюджетная консолидация предполагает мероприятия, которые и без того необходимы, а именно – повышение эффективности использования бюджетных средств. Бюджетное стимулирование не принесет ожидаемого эффекта по одной простой причине – увеличение денежного предложения должно идти вслед за потребностями реального сектора, а не наоборот. Сторонники этой стратегии путают причину и следствие. Предполагается, что если завалить экономику дешевыми деньгами, то все наладится само собой, тогда как недавний опыт США и ЕС говорит об обратном: денег становится все больше, однако они не поступают в реальный сектор, а уходят на фондовый рынок.

Понятно, что обе концепции разработаны в ситуации, когда эксперты и специалисты размышляют в категориях, оторванных от текущей ситуации в экономике. Если уж и разрабатывать концепцию развития, то стоит отталкиваться от реальности.

Если рассуждать о денежном стимулировании развития бизнеса и предпринимательства, то прежде всего нужно говорить о болевых точках социально-экономического состояния России. Это в первую очередь – моногорода, где процент безработицы доходит до четверти от всего активного населения и будет расти, где предприятия фактически простаивают, где увольнения не практикуются по причине административного давления, в тоже время основные владельцы этих вотчин – либо госкомпании, либо олигархи – не участвуют в решении судьбы этих моногородов. Они абстрагируются от решения проблем и оправдываются экономическим спадом в России и внеэкономическими мерами воздействия на страну.

Что изменится от того, что в результате принятия одной из этих концепций будут достигнуты локальные результаты? Да ничего! Как моногорода простаивали в депрессии и состоянии нравственного разложения, так и будут. То же самое можно увижеть во многих регионах страны и в первую очередь в провинциях, за исключением столичных агломераций.

Главный выгодоприобретатель в этой истории Борис Титов. Все прочие акторы с разной степенью вовлеченности такие, как Алексей Кудрин, Андрей Белоусов, Сергей Глазьев, что называется – бояре, элита, давно утвердившаяся на занимаемых ими высотах вследствие прежних заслуг перед властью. А Титов, можно сказать, из обедневших купцов. Человек, который в 1980-90-е представлял определенную хозяйственную единицу, сегодня пытается войти в элиту, но посредством предложения подобных инициатив, которые опровергаются самой жизнью. Вспомним, как несколько месяцев назад Титов говорил, что экономика задыхается без денег, а оказалось, что ликвидности в банковском секторе хоть отбавляй – не хватает качественных проектов.

Более того, когда мы говорим о малом и среднем предпринимательстве, то оказывается, что и в этих сферах банки, получающие бюджетное финансирование, тоже вкладываются весьма активно. Процентная ставка достаточно высока, но накачка денежной массы не может быть средством ее понижения. Это процесс, который должен отталкиваться от уменьшения инфляции. И не за счет сжатия или контроля за денежной массой, а за счет обнуления аппетитов естественных монополий. Именно они вносят больший вклад в рост инфляции. Создавать ситуацию, когда монополии как жировали, так и жируют, а при этом экономика накачивается деньгами, означает существенно ослабить рубль за счет спекулятивных операций на валютном рынке.

Дефицит бюджета весьма высок. Во многом это обусловлено укреплением рубля. В январе доллар стоил 85 рублей, сегодня 66, а нефть растет. Логично, что рублевые доходы бюджета снижаются, вследствие чего возникает дефицит бюджетных ресурсов, и мы получаем недофинансирование основных бюджетных программ. На этом фоне лето и начало осени пройдут под знаком финансово-экономической стабильности, что обусловлено выборами в ГД. Но когда выборы пройдут, следует ожидать существенного ослабления национальной валюты вне зависимости от изменения цены на нефть. Причина проста – денег не хватает, резервы не бесконечны, «поливать их», как выражается президент, никто не будет. Более чем вероятно, что в конце года мы увидим те же валютное ралли, которое мы наблюдали в 2014-2015 годах.

Конечно, определенные идеи будут заимствованы из обеих предложенных концепций, но за основу не возьмут ни одну из них. Какие-то элементы будут реально инкорпорироваться в экономическую политику, а в итоге мы увидим, что это станет еще одним поводом массового общественного обсуждения: стоит ли идти по этому пути? А, может быть, по другому?

Тогда как основа любой экономики – человек, как всегда, останется за бортом. О человеке опять никто не подумал. Опять все считают, что экономику можно поправить исключительно монетарно, а изменение отношения человека к собственности, повышение его мотивации, восстановление справедливости в обществе, изменение системы налогообложения – все не о том.

В итоге, когда септик будет наполнен уже до краев, возникнет необходимость в альтернативе, и тогда мы увидим реальные предложения, основанные на текущей ситуации, историческом подходе, учете плюсов и минусов предыдущего российского экономического развития.

Очень надеюсь, что все же мы вернемся к тому безымянному русскому герою, о котором в настоящее время все забыли.

Теги:
мнения, реформы, алексейкудрин, бориститов

Другие новости