Статья:
16 мая, 2016 09:00
179

Провал картофельного импортозамещения: иностранный клубень теснит российский

Высокие налоги, отсутствие господдержки и дачники — основные причины застоя отрасли, уверены семеноводы.

Рост производства картофеля сегодня не является целью фермеров, поскольку сбыт продукта ограничен: россияне стали меньше покупать его в магазинах, они выращивают в личных подсобных хозяйствах. Поставить культуру на экспорт без господдержки очень сложно. 

— Качество картофеля будет хуже, поскольку часть урожая получат из некачественного семенного материала, который не удастся продать весной 2016 года, и который сельхозпроизводитель не выкинет, а высадит, — сетует зампред Картофельного союза Татьяна Губина. — Качественный картофель был в дефиците и в этом сезоне. 

Она рассказала Лайфу, что площадь посадок товарного картофеля в 2016 году останется на прежнем уровне, в районе 1,5 миллионв га. Это принесёт порядка 30 миллионов тонн картофеля ежегодно при урожайности 15—18 тонн с га. Урожай будет сопоставим с прошлогодним. 

 

 

ПЕРЕРАБОТКА

Убранный осенью картофель нужно употребить весной, в крайнем случае — в июне. При помощи химобработки срок увеличивают до середины лета. Поэтому большую часть выращенного картофеля перерабатывают для различных продуктов пищевой и химической промышленности. Тем не менее Губина говорит, что переработка культуры в России сегодня фактически отсутствует, а имеющаяся, например, на хлопья и гранулы, не дозагружена, те же проблемы со сбытом.

— Рецепты применения картофельных гранул и хлопьев в пищевой промышленности — хлебопекарной, мясной и прочей — нами утрачены. Дешевле применять крахмал, завезённый из-за границы, на который перешли перерабатывающие предприятия в период дефицита картофельных хлопьев, — с сожалением отмечает Губина.

Кроме того, говорит Губина, в стране отсутствует поддержка экспорта картофеля и продуктов его переработки.

— У нас огромный потенциал по экспорту семенного и товарного картофеля, прежде всего в страны СНГ, но без госсопровождения процесс идёт крайне медленно. То же относится и к продуктам переработки картофеля. Наши переработчики пытаются осуществлять поставки и в Южную Америку, и в Китай, но при отсутствии госпрограммы это скорее исключение, чем правило.

 

 

 

 

 

 

 

Привлечение же инвесторов в сектор переработки картофеля затруднено бюрократическими барьерами.

— Инвесторов ждут проблемы с высокой стоимостью строительства, подключения к мощностям, сертификации производства и так далее. Кроме того, есть и проблема, связанная с налогообложением: мука зерновая, отруби, кукурузные хлопья, крупы облагаются НДС 10%, а картофельные хлопья и гранулы — та же мука — 18%. В итоге: при входящем сырье с налогом 10% продукт выходит под 18,8% — это дополнительная нагрузка переработчиков, — сообщила Губина.

ЦЕНА НА КАРТОШКУ В ЭТОМ ГОДУ

Алексей Мелешин, замдиректора подмосковного НИИ картофельного хозяйства, отмечает, что увеличение доли товарного картофеля на рынке приведёт к снижению его цены, если не случится природных или политических катаклизмов. 

— Цена на картофель будет зависеть от климата. Если в европейской зоне всё хорошо, то в Сибири может быть критическая ситуация и наоборот. В 2010 году в центральных районах была жуткая засуха, цена на картофель взлетела, а в Сибири в это время с урожаем всё было нормально. В 2013 картошку залил дождь, в 2015 году — перепроизводство. Что случиться с погодой в 2016-м, никто не знает. Похожие проблемы и в Европе. Два года назад вся Голландия "затонула" с картофелем, — говорит Мелешин.

Он также отмечает, что россияне в ответ на высокие цены на картофель в супермаркетах высаживают его на своих дачах в большем объёме. Основные производители картофеля в России — огородники, они занимают 70—80% объёма рынка. Но сейчас обратная тенденция: частников с маленькими наделами стало меньше из-за избытка картошки на рынке. Да и население, привыкшее выращивать картофель своими руками, стареет.

— Эта группа очень консервативна и потребляет немного сертифицированного картофеля, ей не нужна сложная сельхозтехника. Они "загнали в землю" свой картофель и репродуцируют его несколько лет, — говорит Мелешин. — Бизнес этот сегмент учитывает всегда слабо, а зря: именно огородники сломали картину продаж прошлой осенью. Частник вырастил много своего картофеля, поэтому не покупает: своего хватает. 

ПРОБЛЕМА С СЕМЕНАМИ

Для создания качественного картофеля, в том числе для поставок заграницу, нужна мощная сортовая база, площади под посадки. Эта сфера сегодня в полном упадке, считает МелешинВ результате почти 30-летнего сидения на "допинге" (технологии, сельхозмашины, семена), Россия стала самой открытой в мире страной по картофелю.

— Семенной картофель в России понимают двояко. Обыватель думает, что таковым считается лишь тот корнеплод, который идёт на посадку. Но есть и семенной сертифицированный картофель, который используется в системе Россельхозцентра. Последний проходит контроль качества перед высадкой и идёт на семенные или товарные цели. Но рынок проверенного семенного картофеля по сравнению с просто "семенным" очень мал. Зарубежные сорта вытеснили российские. Нам почти 30 лет поставляли технику, а вместе с ней семена и средства химзащиты. Принцип такой: мы даём вам сорт, но вы не сможете получить высокий урожай без наших машин. Это до сих пор существует. В принципе это удобно: приобретаешь европейские семена, выращиваешь и продаёшь на товарные цели. А что можем предложить мы? Или сорта, или технику или химию. 

Российские учёные создавали и продолжают создавать новые эффективные сорта картофеля, но семеноводство последние десятилетия фактически отсутствовало, потому что не было ресурсов его "разгонять". Так, в странах ЕС производителей высокоурожайных семян поддерживают 500 евро на га, в России же поддержка составляет 1 тысячу рублей. В итоге российским сортам трудно попасть даже на внутренний рынок, не говоря об экспорте. Мелешин уверен, что Западу в России интересны лишь исходные генетические ресурсы для собственных сортов. 

— Исторически у нас развивалось "экстенсивное" земледелие, а задачей семеновода было создать сорт картофеля наподобие танка Т-34: он должен расти везде и давать хороший урожай. Пусть он будет неидеальным, но зато ничем не болеет и все сыты. Наши сорта идеальны для органического земледелия: они слабо болеют фитофторой, устойчивы к вирусу, адаптированы ко многим климатическим проблемам. Благодаря большим площадям земли, мы можем себе позволить испытывать огромное количество материала в разных зонах для того, чтобы выделить из каждого что-то хорошее. Сейчас в Европе мода на здоровое питание и отказ от химии. Отсюда у европейцев интерес к российским генетическим ресурсам, — говорит Мелешин.

Чтобы получить качественный картофель, требуется 5—6 лет, за это время он растёт из класса в класс. Причём, если в одном году кризис с одним классом, то на следующий год нужно ждать кризиса с другим с точки зрения получения качественного семенного материала.

Огородники высаживают на огороде свой "семенной" картофель, который в обороте государства никак не контролируется. Например, Матрёна Ивановна, которая сажает картошку на огороде, посадит её снова и в следующем году. Она не пойдёт в магазин за сертифицированным картофелем. Да и магазинов таких немного. Может быть и так, что бабушка Агафья приобретает в супермаркете красивую картошку для посадки. Картошка посажена, объём получен и вот из таких маленьких плюсиков складывается 70—80% отечественного семенного фонда. Мы настолько стабильно независимы от импорта в этом плане, что нас вообще трудно сбить.

Контроль со стороны государства и картофельные мошенники

Мелешин говорит, что фактически Россия провалилась по импортозамещению картофеля. Поставки из-за рубежа семенного картофеля идут через российские фирмы, сросшиеся с импортными компаниями. По его информации, крупные российские хозяйства ежегодно приобретают не менее 500 тысяч тонн семян из-за рубежа. Нередко они подменяют понятия, утверждая, что отечественный семенной картофель — это тот, который вырос на российской территории.

— Это примерно то же самое, что собирать и продавать автомобиль Mazda в России, говоря, что это наш, отечественный автомобиль. Но ведь мы не сможем выпустить новую модель — мы у себя, мы будем выпускать только то, что находится в её линейке, — говорит Мелешин. — Практически всё, что мы видим в магазинах, — импортное, за редким исключением.

Система контроля качества семян в России добровольная, а не обязательная. Поэтому, говорит Мелешин, крупный европейский производитель семян при отсутствии вредных карантинных объектов в своём материале может обойтись без сертификации, договорившись с крупным потребителем в России. В обороте же семян этого картофеля не будет. 

— Иностранные компании строго следят за охраной своих селекционных достижений в России. Наше государство защищает их даже лучше, чем разработки отечественных семеноводов и селекционеров. У нас 400 сортов в реестре, из них 52% зарубежных. Ситуация продолжает усугубляться, потому что мы не защищаем рынок от зарубежных сортов. Например, испытание на рак и нематоду, которые проходят все российские сорта, зарубежным делать не нужно, им достаточно предоставить справку из компании. В этом плане мы очень сильно "пропитаны" Западом, — рассказал Мелешин. — Бывает, крупный товарный картофель высаживают в качестве семенного. Пока мы не закрыли европейские поставки, часть материала поступала к нам под видом товарного, а на самом деле по обоюдной договорённости к нам шёл семенной картофель. Так он попадал прямо на российские поля. 

 

 

Теги:
сельскоехозяйство, картофель, импортозамещение, эксклюзивы

Другие новости